Читать онлайн Брачная ночь джентльмена, автора - Хантер Джиллиан, Раздел - Глава 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Брачная ночь джентльмена - Хантер Джиллиан бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9 (Голосов: 50)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Брачная ночь джентльмена - Хантер Джиллиан - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Брачная ночь джентльмена - Хантер Джиллиан - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хантер Джиллиан

Брачная ночь джентльмена

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 14

Хит стоял в глубине частной театральной ложи. Глаза его привыкали к полумраку. Тяжелый запах пролитого эля, недоеденных апельсинов и свечного воска из партера наполнял спертый воздух. На каждом шагу попадались бесчисленные лакеи, так что он с трудом добрался до верхних лож. Однако, судя по всему, время своего появления он рассчитал точно: зеленый бязевый занавес готов был закрыться.
Представление только что завершилось, новая ирландская актриса, мисс О'Нейл, покорила зал, и зрители разразились бурными овациями.
Но в частных ложах все еще продолжали разыгрываться самые разные, притом весьма любопытные, драмы: негромкие представления к знакомству, кокетливые улыбки из-за вееров, произнесенные шепотом приглашения.
Хит, нахмурясь, медленно скользил внимательным взглядом по сидевшим впереди него фигурам; никто не подозревал о его присутствии. Граф Одем был погружен в какой-то очередной спор с Гермией. Головка Джулии сверкала в мерцающем свете свечей роскошными рыже-каштановыми локонами, но остальная ее фигура была заслонена мужчиной, склонившимся к ней слишком близко. Интимно.
Кто бы это мог быть, раздраженно подумал он, расправляя плечи.
Нет, это не Дрейк. Тот спокойно сидел, устремив бинокль на противоположную ложу. Наверное, на какую-нибудь хорошенькую женщину. По крайней мере он не бросил Джулию. Хит придвинулся ближе, стараясь рассмотреть поклонника Джулии. Мужчина повернул голову, и взгляд Хита потемнел: он узнал ее обожателя.
Спутником Джулии был тот самый напряженный молодой человек, который сегодня, несколько ранее, спас ее от буйной толпы: барон Брентфорд. Тот самый мужчина, который публично скомпрометировал Хлою.
Случайность это или нет?
Хит не впадал в гнев по пустякам. И не делал поспешных выводов. Не было ничего удивительного в том, чтобы встретить светского человека в опере. При той краткой встрече на выходе из лекционного зала Джулия, вероятно, не упомянула, что помолвлена с Расселом. Однако она успела упомянуть, что будет вечером в театре.
Хит напрягся, заметив какое-то движение в ложе. Его торопливые расспросы по пути сюда относительно прошлого Брентфорда никакой особой информации не принесли. Брентфорд был избалованным холостяком, игроком, бездельником, быстро расточавшим свое наследство. Его происхождение было достаточно аристократичным, но не слишком впечатляющим. Кружевной, слоновой кости веер Джулии взметнулся и спустился на запястье Брентфорда. Случайной была их встреча или нет, но легкий удар веера по руке мужчины имел общепринятый смысл. Либо внимание Брентфорда обратилось не туда, куда надо, либо Джулия с ним флиртовала. В любом случае Хит намеревался положить этому конец.
– Добрый вечер всем, – произнес он с подчеркнутым дружелюбием, окинув Брентфорда враждебным взглядом, перед тем, как пронзить им Джулию.
Она посмотрела вверх, и глаза ее удивленно расширились. В них засветилось удовольствие от его появления, которое она и не пыталась скрыть. Радость от этого взгляда смягчила гнев Хита. Жгучее стремление к Джулии временно заслонило все иные мысли. Он глубоко вздохнул. Так дело не пойдет. Он не мог позволить себе уклониться от цели только лишь потому, что она посмотрела на него.
Он обратился к Дрейку:
– Проводи всех к экипажу. А нам с другом Джулии нужно перекинуться несколькими словами наедине.
Одем, быстро оценив ситуацию, понимающе кивнул и склонился к Гермии, помогая ей встать с кресла. Дрейк протянул руку Джулии. Она посмотрела на Хита с покорной мольбой.
– Только несколькими словами, – произнесла она вполголоса. – Он совершенно безвреден.
– Неужели? – откликнулся Хит с натянутой улыбкой.
Брентфорд выпрямился с таким видом, словно ему зачитали смертный приговор. Проникновенный взгляд его карих глаз с тоской проводил выходившую из ложи Джулию.
– Увижу ли я вас снова? – воззвал он ей вслед, явно не сознавая, что переходит границы приличия. – Увижу ли…
Хит слегка откашлялся.
– Я высоко ценю галантность, которую вы проявили сегодня в лекционном зале, Брентфорд, но дальнейшую заботу о Джулии беру на себя. Видите ли, эта леди занята.
– Да, конечно, но я мог бы увидеться с ней в другое время.
– Занята – в смысле помолвлена, собирается выйти замуж, – процедил Хит сквозь зубы.
Испуганный взгляд Брентфорда вернулся к Хиту.
– Замуж? За вас?
– За моего друга.
– О, слава Богу, – произнес Брентфорд, закрыв глаза с таким облегчением, что Хит даже испытал к нему сострадание.
– Брентфорд, вы просто жалки. Право, мне стоило выпороть вас как следует за то, что вы посмели поцеловать мою сестру в парке. И если бы я не подозревал, что Хлоя тоже виновата в этом происшествии, то вы бы сейчас здесь не стояли.
Брентфорд воздел руки в жесте самозащиты.
– Я женился бы на вашей сестре, если бы Седжкрофт подпустил меня к вашему дому, чтобы сделать предложение. Я не осмелился даже показаться рядом с его дверью.
Хит окинул его холодным непрощающим взглядом. Ему не нравился Брентфорд, но в сказанном было немало правды. И все равно барон относился к тем легкомысленным глупцам, которые влюблялись в каждую встреченную красотку. Его нужно чуть-чуть осадить. И удержать подальше от Джулии. Хит собирался разъяснить это барону раз и навсегда.
– Вы со своим предложением все равно опоздали, – произнес он. – Хлоя счастливо вышла замуж за человека, который убьет любого, кто взглянет на нее дважды.
Брентфорд обреченно кивнул:
– Знаю. Доминик Брекленд. Счастливый дьявол.
– Опасный дьявол. Как и жених Джулии, сэр Рассел Олторн. Полагаю, вы о нем наслышаны.
Барон вздрогнул и сник, как испуганный школьник.
– Разумеется, наслышан. Все вы очень опасны.
Хит оглянулся вокруг, оценивая обстановку. Дрейк и Джулия, вероятно, еще не пробились сквозь толпу к выходу из театра. Ему вдруг безумно захотелось оказаться с ней наедине. Разговор с Грейсоном помог кристаллизации его чувств к ней, а наблюдение за ее беседой с Брентфордом вызвало к жизни какие-то глубинные инстинкты. Он решил действовать.
Признав свои темные желания, Хит уже не мог повернуть назад. Если он не станет добиваться Джулии, она выйдет замуж за Рассела и будет потеряна для него навеки.
Многие годы он отрицал ее значение в его жизни. Больше отрицать свою нужду в ней он не будет. И не даст отвергнуть себя. Сейчас главным было охранить ее от смертельной угрозы… и сохранить се для себя.
– Я полагаю, – сказал барон, бросая горестный взгляд на опустевшую ложу, – что утром на уроке фехтования мне следует попросить учителя пронзить шпагой мое сердце.
Хит покачал головой. Ему надоели жалостные гримасы Брентфорда.
– Если вы не станете сдерживать свои любовные порывы в отношении леди Уитби, вам не придется искать смерти. Она будет ждать вас на пороге вашего дома. Это я вам обещаю.
Он сам не понимал, почему отнесся к Брентфорду так снисходительно. Чертов глупец заслуживал хорошей взбучки. Его следовало напугать раз и навсегда. Брентфорд понятия не имел, каким везением было избежать гнева клана Боскаслов не один раз, а два. Хит не считал себя вспыльчивым. Если ему понадобится встретиться с бароном, это будет проделано на рассвете, где-нибудь в поле, а не в каком-то публичном месте. Однако сию минуту обольщение призывало его сильнее, чем битва.
Он протиснулся через толпу зрителей, заполнивших освещенное свечами фойе, вежливо отметая приветствия окликавших его друзей и дам, кидавших ему призывные взгляды. У него не было на них времени да и интереса к их приглашениям и разговорам о политике.
В голове свербела лишь одна мысль, одно желание, единственная цель.
Он заметил Джулию уже у двери. Дрейк охранял ее с одного бока, а Одем и Гермия – с другого. Неожиданно Джулия оглянулась и, завидев его, улыбнулась. Ее полуобнаженные плечи мягко сияли в свете свечей. Сегодня она была такой прекрасной, что он не мог отвести от нее глаз.
Жаркая волна покатилась по его телу. Раскаленное добела желание гальванизировало все его существо, побуждало к действию. Джулия поманила его к себе, ее серые глаза смотрели тепло и откровенно. Это была женщина, у которой не было причин играть в какие-то игры. Эту женщину он желал так сильно, что чувствовал биение страсти в своих костях. Чем Польше он ее видел, тем больше жаждал ее. А может быть, он просто достиг того возраста, когда перестают долго ждать исполнения своих желаний. Он ощутил, как взбунтовалась его кровь, в предвкушении, как возбудились все его чувства.
Хит улыбнулся ей в ответ и сделал шаг, инстинктивно огибая небольшую группу людей. И вдруг остановился. Его охватил какой-то первобытный страх, по коже пробежал предупреждающий холодок, некое предостережение, совершенно отличное от воспламеняющего влечения к Джулии.
Появилось ощущение, что за ним наблюдают. Нервы тревожно напряглись. Пытаясь найти источник этой тревоги, Хит окинул оценивающим взглядом море равнодушных непримечательных лиц, окружавших его. Однако в такой давке оказалось невозможным отыскать взгляд, выделивший его.
Он почувствовал нерешительное прикосновение к руке и круто обернулся:
– Кто?
– Что такое, Хит? – спросила Джулия со взволнованной улыбкой. – У вас такой вид, словно призрак прошелся по вашей могиле…
Он бросил еще один взгляд через плечо, заботливо обвивая рукой ее талию. Казалось, все окружение было вполне обычным: никаких угрожающих теней… никаких поводов для беспокойства.
И все же в первую очередь надо поскорее и благополучно доставить Джулию домой. Может быть, ей грозит опасность? Но от чего? Или от кого? Хит не стал тратить время на разгадку этого стремления защитить Джулию от незримой угрозы, возможно неразумного. Но порыв, хотя, возможно, и ошибочный, был слишком сильным, чтобы им пренебречь. Впрочем, его инстинкты ошибались редко, а поскольку речь шла о Джулии, он не хотел рисковать. Сзади его окликнул дружеский голос, но Хит не стал оглядываться.
Крепко схватив Джулию за руку, он быстро вывел се из театра туда, где на тротуаре перед фасадом их ждали Одем и Гермия. Джулия подчинилась ему без разговоров, но, когда подкатил экипаж, голос ее упал до озадаченного шепота.
– Куда мы отправляемся с такой поспешностью? – спросила она через плечо. – Полагаю, есть причина, по которой, мы так торопимся?
Пальцы Хита скользнули по ее руке от локтя к плечу, затем по спине вниз. Ощущение нависшей угрозы как-то рассосалось, позволяя ему сосредоточиться на более приятных вещах. Он положил ладонь на крутой изгиб ее спины ниже талии. Джулия резко втянула в себя воздух. Хит привлек ее поближе. Какое-то мгновение он просто наслаждался ее близостью, чувственным удовольствием от ее земной, плотской привлекательности. Джулия обладала пышными формами, не рыхлыми, но щедрыми, то есть была волнующей женщиной, воплощением мужской фантазии. Ему представилось, как она двигается под ним… или на нем… Манящее видение. За последние годы он многое узнал о том, как угодить женщине и как доставить удовольствие самому себе.
Она доставит ему радость в постели. И он тоже даст ей наслаждение. Хит глубоко вздохнул, чтобы успокоить бурное сердцебиение. Аромат ее волос дразнил его чувства.
Джулия обернулась без предупреждения, и взгляд ее медленно сомкнулся с его взглядом и признал, понял его чувственные мысли, беззаконные блуждания его руки. Легкая улыбка, которой она его одарила, не столько укоряла, сколько вопрошала о его намерениях.
– Вы прикасаетесь ко мне, – промолвила она вполголоса.
Он сильнее прижал ладонь.
– Да.
Джулия выглядела несколько озадаченной, возможно, не понимала, почему вдруг он вышел за пределы роли сурового защитника. Да еще публично. Его пальцы игриво касались теплой ложбинки на спине. Он обратил внимание на то, что она не отодвинулась, и рот его изогнула улыбка.
Разумеется, он не станет рассказывать ей об измене Рассела, о том, что именно это изменило его поведение. Не на таком раннем этапе их взаимоотношений. Это пока не нужно. Пусть решит, что бурная кровь негодника Боскасла наконец вскипела и выдала себя. Он собирался завоевать ее честно и прямо… конечно, пересмотрев старые правила. Ее охрана все равно остается для него главным делом. А в остальном он позволит себе все, что поможет покорить ее. Его умение обольщать было гибким и мгновенно менялось в соответствии с обстоятельствами.
Это будет самое приятное его завоевание, стоящее любых хитростей и усилий.
Гермия громко кашлянула у них за спиной. Хит с трудом подавил смех и неохотно убрал руку. Прикосновение к Джулии разожгло его чувства. Он мог бы часами ласкать ее великолепное тело.
– С вами все в порядке? – так же тихо полюбопытствовала Джулия. – Вы поссорились с Брентфордом?
– Он больше не будет вам надоедать. Думаю, я разъяснил ему это достаточно понятно. – Он подождал, пока она поднимется в экипаж, и, последовав за ней, уселся напротив, рядом с Одемом.
Его тело словно отяжелело. Он наблюдал за Джулией в полумраке, и всего лишь лицезрение ее, звуки ее голоса вызывали в нем глубокое волнение.
Джулия стала возиться с отрывающейся пуговкой на перчатке.
– Не нужно суетиться вокруг меня, как нервная нянька. В следующий раз вы, наверное, положите меня на колени и отшлепаете.
Хит потер свой шрам над верхней губой.
– Не соблазняйте меня.
Она наклонилась вперед, подальше от бдительной Гермии, и тихонько промолвила:
– Как будто это возможно.
– Как будто вы этого не заслужили.
– Может, и заслужила, – призналась она, сверкнув глазами.
– Ваш муж никогда вас не шлепал? – бросил ей Хит с вызывающей улыбкой.
– Он бы не осмелился.
– Конечно. После того как дал вам пистолет…
– Должна вам сообщить, что я ни разу в него не стреляла.
– Он сознавал, как ему повезло? – Хит подразумевал везение во всех смыслах.
– Полагаю, что он был вполне счастлив, – ответила она после долгого колебания.
Это означало, что Джулия верховодила в их браке. Насколько сильно она любила мужа? Каким был этот мужчина, завоевавший ее сердце? Походил ли на него Рассел? Прежде чем Хит смог задать более глубокие вопросы, нежданно появился Дрейк и, насвистывая, забросил свою поджарую фигуру в экипаж.
– Добрый вечер всем, – обаятельно улыбнулся он, его черные волосы были подернуты влагой начавшегося дождика. – Надеюсь, вы не слишком долго меня ждали? Я встретил друга. После того как я покину вашу чудесную компанию, мы отправляемся на бал. Если, конечно, мои услуги в качестве сопровождения больше не нужны.
Джулия выпрямилась и твердо объявила:
– Нет, не нужны, но благодарю вас за предложение. Мне не понадобятся ваши услуги… я хочу сказать, ваше общество… каким бы приятным оно ни было. Это в высшей степени нелепо. Единственным человеком, приблизившимся ко мне за многие недели, был Брентфорд, а он безобидный дурак. С такими я легко справляюсь.
Хит укоризненно посмотрел на Дрейка:
– Я ведь просил тебя позаботиться о ней.
Улыбка Дрейка была холодной, но многозначительной.
– Могу тебя уверить, что Брентфорд не зашел бы далеко. Я одним глазом все время следил за ним.
– Он точно не французский шпион, – заметил Одем.
Гермия покачала головой:
– Этого знать нельзя. Осмелюсь предположить, Дрейк, что мы не скоро увидим вас за картами или беседой?
– Наверное, нет, – извиняющимся тоном откликнулся Дрейк. – Но я получил удовольствие от спектакля.
– Ты промокнешь, – сказал Хит, глядя за окошко. – Возьми мое пальто.
Дождь тем временем разошелся всерьез. Хит стащил с себя черное шерстяное пальто и передал брату. Гермия приподняла занавеску и проводила взглядом Дрейка, который выскочил в дождливую ночь и на прощание дружески помахал рукой экипажу.
– Как же, получил он удовольствие от спектакля, – проворчала она. – Он ни одной сцены не прослушал. Все флиртовал с дамой в ложе напротив.
Джулия задрожала под шалью. Заметно похолодало.
– По-моему, – заметила она, – склонность к флирту – их семейная черта.
– У него прекрасное сложение, – пробормотала Гермия, задумчиво переведя взгляд на Хита. – Полагаю, вы вряд ли станете уговаривать его попозировать нашему клубу живописцев в следующем месяце? Мы ведь все еще не нашли нашего Аида.
На протяжении всей короткой поездки домой Джулия остро ощущала присутствие Хита. То, что он коснулся ее на улице… повергло ее чувства в сладостное смущение. Она почти побаивалась встретиться с ним взглядом…
К моменту, когда четверо пассажиров кареты подъехали к дому, дождь только усилился, так что пришлось бежать к входной двери. Гермия настояла, чтобы мужчины не торопились уезжать, а переждали ливень. Что в случае Хита было излишним.
Он объявил, что не собирается возвращаться к себе, и никакие слова Джулии его решение не поколебали. Он был также спокоен и непроницаем, как всегда.
Однако этим вечером в нем словно трепетало какое-то напряжение, и это ее заинтриговало. Эту мрачную чувственность она не могла не заметить. Изменилась даже манера, с которой он на нее смотрел. Перед ней был иной Хит, более угрюмый, чем ранее, мужчина, тревожная резкость которого манила, а не отпугивала. Ее притягивала эта загадочность. Влекло жаркое желание, которое он позволил ей прочесть в его глазах.
Они уселись в гостиной вчетвером, чтобы поговорить, и Джулия налила бренди Одему и Гермии. Хит уселся в кресло у окна и пристально рассматривал улицу. Слуги разожгли в камине жаркий огонь, но в комнате было по-прежнему холодно и сыро.
Наконец Хит обернулся и, опершись подбородком на руку, стал смотреть на Джулию откровенно чувственным взглядом из-под тяжелых полуопущенных век. Значение этого взгляда, пламя, сверкающее в синих глазах, нельзя было истолковать иначе. Мощный напор его взора пронзал все ее тело, возбуждал так, что она больше ни о чем не могла думать. Она ощущала, как этот взгляд снимает с нее одежду слой за слоем, отбрасывает ее обещание другому мужчине, их прошлые отношения.
У Джулии вдруг ослабели колени. Она налила себе щедрую порцию бренди и уселась на диван, медленно ее прихлебывая. Одем и Гермия живо обсуждали модную актрису, мисс О'Нейл, но Джулия была не в силах следить за их беседой. Она могла лишь притворяться невозмутимой.
Полный темного пламени взгляд Хита не отрывался от нее, поддерживая ощущение близости. Если б она не знала, что этого не может быть, она бы решила, что в последний час ее защитник готовится ее обольстить. И ему это прекрасно удается. Всего несколько взглядов, прикосновение… и он превратил ее в… Она не хотела признаться себе в том, что чувствует. Если бы она это признала, разверзся бы сущий ад. Она не смогла бы изображать, что это ничего для нее не значит. Поэтому молчала, опустив глаза на руки.
Она допила бренди, совершенно не почувствовав опьянения. Вопросительный взгляд Хита перешел с ее лица на пустой бокал, потом вернулся к лицу.
– Я отправляюсь в постель, – объявила она и притворно громко зевнула. – Сладких снов всем вам. – Она помедлила около стула, поднимая вечерние перчатки. Усталости она не ощущала, так что собиралась раздеться и почитать в постели… – Мой браслет… – тихо ахнула она. – Он пропал. Я только сейчас поняла, что его нет.
Хит встал с кресла и приблизился к ней.
– Я не заметил его на вас в экипаже. Возможно, вы потеряли его где-нибудь в театре.
– Очень может быть, – нахмурилась Джулия. – Там была такая толпа. Вы не помните, Гермия, был он на мне в театре?
Гермия покачала головой:
– Не обратила внимания. Помнится, он был на вас, когда мы покидали дом.
– Я проверю утром, – промолвил Хит, следуя за Джулией к двери. – Позвольте проводить вас наверх.
Джулия улыбнулась ему в ответ, каждый нерв в ней дрожал от его близости.
– Вы думаете, что между этой комнатой и моей спальней меня поджидает смертельная опасность?
Он, прищурясь, всматривался в ее профиль.
– Никогда нельзя знать наверняка. Может случиться что-то более приятное. Возможно, мы даже найдем ваш браслет.
Она почувствовала, как забилось ее сердце, когда Хит шагнул к ней. Джулия замерла. Если она повернется, то просто упадет на него. У нее не было места даже сделать глубокий вдох.
– Хит Боскасл, вы негодник, – произнесла она, на мгновение закрывая глаза. – Подумать только, а все считают вас честным человеком!
Его подбородок откровенной лаской задел узел волос у нее на затылке. И в голосе Джулии прозвучало нескрываемое удовольствие.
– Гермия видела, как вы обнимали меня у экипажа? – вполголоса осведомилась она.
– Сомневаюсь, – пробормотал он без тени раскаяния. – Но на всякий случай сейчас давайте перейдем в холл…
Она не выдержала, оторвалась от него. Ее чувства были настолько поглощены Хитом, что она не обращала внимания на двух других присутствовавших в комнате. И тут Одем встал с дивана и, оставив Гермию на полуслове, направился к ним.
– Я провожу Джулию, Боскасл, – произнес он.
Хит удивленно обернулся, но не возразил. Джулия готова была рассмеяться. Как легко он потерпел поражение в своих возможных проказах! Она подняла на него глаза, и его ответный взгляд сказал ей, что намерения не отменены, а лишь отложены. Но что это были за намерения?
Минутой позже они с Одемом стояли в коридоре одни. Джулия не могла сообразить, что вызвало внезапную галантность графа. Для их отношений это было нехарактерно. По правде говоря, граф выглядел смущенно, подавленно и почти грустно. Жесткие черты его лица как-то смягчились. Он вдруг взял ее за руку. Что на него нашло? Джулия заметила, что он очень серьезен, значит, что-то очень неладно.
С нехорошим тревожным чувством она опустила глаза на его узловатые пальцы, сжавшие ее ладонь.
– Если Гермия снова прикажет вам уйти из ее жизни, я не буду становиться ни на чью сторону, – промолвила она. – Вы оба хуже, чем дети. Если, разумеется, вы не опустились до подкупа. Я…
Одем откашлялся.
– Джулия, я знаю, какими злопамятными бывают женщины. Вы никогда не прощаете оскорблений.
– О чем это вы, Одем? – тихо спросила она. – Вы же знаете, что Гермия не слушает моих советов. Отдайте ей письма, что она вам писала, и давайте покончим с угрозами.
– Бедная Джулия. – Он сильно сжал ее пальцы. – Речь идет не о Гермии. Это касается слухов о Расселе, которые я узнал сегодня в клубе.
Ее улыбка застыла, стала искусственной. Она слышала стук дождя по булыжникам мостовой, прерывистое биение своего сердца.
– Слухи? Какие слухи? Он ранен?
– Дело не в этом. – Выражение его лица стало почти жалостливым. – Измена – вещь довольно обычная и распространенная. И конечно, не мне бросать камни. И все же когда в этом замешаны дети, дело принимает другой оборот. У него будет ребенок от другой женщины. По крайней мере так говорят. Простите меня за прямоту.
Ей следовало бы оказаться более потрясенной, более шокированной и растерянной, более… А вместо этого она ощущала счастливое равнодушие, которое растеклось по всему ее телу, нервам и жилам, пока она вслушивалась в странно успокоительную ярость ливня и еще более умиротворяющие голоса Хита и Гермии, доносившиеся из-за двери гостиной. Джулия слышала басистый смех Хита, мягкий и приятный. У него был удивительно бархатистый, теплый голос. Как могла она его позабыть? Как мог Рассел быть таким добрым и одновременно изменять ей? Как мог он предложить ей руку и сердце, когда другая женщина ждала от него ребенка?
– Гермия знает об этом? А Хит?
– Боже упаси, нет! Я не проронил ни словечка. Возможно, сплетники все перепутали, – бормотал Одем. – Если хотите, я разузнаю подробнее.
– Не думаю, что это необходимо. – Она ласково высвободила руку из его пальцев. – Я высоко ценю вашу честность.
– Мы еще не знаем, правда ли это.
Джулия нервно глотнула. Одем точно верил в это, иначе никогда не рассказал бы ей.
– Вы правы. Не нужно торопиться с осуждением.
Граф с облегчением вздохнул.
– Я рад, что облегчил душу. По крайней мере если это окажется правдой, вы будете к ней готовы. С вами все в порядке, Джулия?
Ее взгляд скользнул к закрытой двери, а мысли – к смуглому обаятельному мужчине, который находился за ней. К ее защитнику. Ей вдруг так захотелось быть рядом с ним.
– Со мной все прекрасно, Одем. Благодарю вас. Чтобы сделать то, что сделали вы, нужно мужество.
* * *
Она положила расческу на туалетный столик и крутанулась на стуле. Стук в дверь был тихим, но настойчивым, так что его нельзя было проигнорировать. Это не небрежный и уверенный стук Гермии. Наверняка стучался Хит. Готова ли она встретиться с ним лицом к лицу? Сию минуту она чувствовала себя очень уязвимой.
Семечко, заброшенное ей в мысли Одемом, начало укореняться. Давать гадкие подземные корни, душившие доверие и овладевавшие сердцем. То, что Рассел оказался ей неверен, было достаточно болезненно. И ребенок… Должен родиться ребенок!
Стук в дверь повторился. Она выждала минуту, размышляя, стоит ли открывать.
– Кто там?
– Это я, Хит. С вами все в порядке?
Она встала и открыла дверь. Необходимость защититься от его изысканной элегантности и саркастической улыбки отодвинула остальные тревога. Он снял вечерний костюм и теперь в белой батистовой рубашке, черном шелковом жилете и облегающих панталонах грубой шерсти выглядел необыкновенно мужественным.
– А что со мной должно случиться? – поинтересовалась она, жестом приглашая его войти.
– Мне нужно осмотреть эту комнату перед тем, как вы ляжете спать. В конце концов, нас весь вечер не было дома.
– Я проверила свою комнату, – ответила она, наблюдая за ним.
– Но я хотел бы удостовериться, что у вас закрыты окна. Идет сильный дождь.
– Как будто в Англии это большая редкость.
– Да, конечно, но сейчас вечер. – Он стал обходить комнату по периметру, нарочито осматривая ее и заглядывая под мебель. – Вы не забыли, что случилось в другую ночь, когда шел дождь?
Хит подошел к окну и пристально всмотрелся в кромешную тьму и глушь сада. Джулия опустила руки и, нахмурясь, подошла к нему.
– Там, в сарае, ведь нет никого. Правда?
Он покачал головой и коротко глянул на нее. Они стояли, касаясь друг друга плечами. Несмотря на похолодание, а может, из-за него Джулия ощутила, как притягивает ее знакомое тепло его тела. Так соблазнительно было прижаться к нему и пи о чем не думать.
– Джулия, – произнес он, заглядывая ей в лицо.
– Если вы пришли сюда в поисках рисунка, учтите, что я спрятала его не здесь.
– Не нужен мне ваш рисунок. То есть нужен, но я пришел не за ним.
Джулия провела костяшками пальцев по запотевшему стеклу. Признание Хита заинтриговало ее, но она не могла заставить себя попросить у него объяснения, как бы ей этого ни хотелось. Самое безопасное – сменить тему.
– Я жалею, что вам не удалось посмотреть сегодняшний спектакль. Он был очень забавный.
– Посмотрите на меня.
При властном звуке его голоса сердце Джулии бешено забилось. Она не смела взглянуть ему в глаза: она сразу же сомлеет, растечется лужицей у его ног, истает, как капля дождя на горячем камне. Или легким парком взовьется ввысь.
– Мисс О'Нейл произвела настоящий фурор, – невнятно пробормотала она.
– Вы думаете, меня это интересует? Хоть каплю? – мягко произнес он и, повернувшись, притянул ее к себе.
Она прижалась лицом к его плечу и услышала, как бьется сердце в его груди, почуяла чудесный пряный запах мыла. Хит обвил ее руками, и Джулия позволила себе расслабиться. Его рука скользнула к ее локтю. Тело Джулии приникло к Хиту в мучительном признании его власти. Его спокойная сила действовала на нее неотразимо. Она испытала невольное восхищение перед этой силой.
Хит Боскасл. Хладнокровный, сдержанный, равнодушный, демон ее забытых грез. Ничто и никто не мог вывести его из себя. Тихие воды… слишком глубокие, чтобы разглядеть в них что-нибудь. Воды, в которых женщине легко утонуть. Идеальный англичанин. Истинный джентльмен.
Джентльмен, который спокойно развязал ленточки ее ночной сорочки, спустил их до талии и вдруг начал целовать ее до бесчувствия. Он подхватил ее на руки и понес на постель. Обнаженной по пояс. Все это произошло в несколько секунд. У нее кружилась голова. Пышная грудь прижималась к его груди, твердой и мускулистой.
– Думаю, мне не нужно спрашивать, что вас интересует, – прошептала она около его губ, растерянная, задыхающаяся, теряющая разум. – Я… вы понимаете, что делаете со мной?
Он лишь усмехнулся и быстро подхватил ее одной рукой, прежде чем она свалилась на синее покрывало.
– Конечно, понимаю. – Он ловко опустил ее на постель. Его рука ласкала ее грудь, чувственно… собственнически. Она, трепеща, выгнулась ему навстречу. – Я теперь многое понимаю.
– Возможно, – откликнулась она и вновь содрогнулась до глубины своего существа. – Наверное, мне не стоит спрашивать, что означает это многое. – Нет, ей нужны не его слова, она хотела, чтобы он ей это показал.
Она хотела ощутить его без сдерживающих ограничений, испытать на деле чувственный голод, который читала в его глазах. Ей не хотелось думать о предательстве Рассела. Если быть честной, то рассказанное Одемом не ранило ее так глубоко, как должно было ранить. И она знала почему… Ее уже тянуло к другому мужчине.
Хит ощутил ее отклик. Он завладел ее ртом глубоким чувственным поцелуем раньше, чем она смогла его расспросить. Он сомневался, что любые ее слова изменят то, что происходило между ними. Ее жаркий ответ на его поступок даровал ему нужное разрешение на дальнейшее. Ее полуобнаженное тело лежало под ним, как в ловушке. Тонкие белоснежные руки уже протянулись к нему.
Не для того, чтобы оттолкнуть. Чтобы изучить… исследовать… подразнить… узнать, что он любит. И Хит был рад намекнуть на то, как полно могут они насладиться друг другом. Возможно, не сегодня. За многие годы он научился выдержке. Он хотел, чтобы она страстно жаждала его, чтобы у нее не оставалось ни малейших сомнений в том, что она должна принадлежать ему. Но живший в нем повеса хотел подразнить ее вкусом того, в чем она нуждалась.
Она приподнялась на локтях и нежно укусила его в плечо, а мгновением позже лизнула легкую царапинку.
– Впрочем, подумав, – пробормотала она, – я, пожалуй, спрошу.
– Спросишь? О чем? – Его внимание было устремлено не на разговор, а на продолжение того, чем они занимались.
– Что мы делаем в моей постели? – прошептала она, положив ладонь ему на сердце.
Хит захватил ее запястья в одну руку и завел их ей за голову.
– Все, что только захочешь, что предложишь, – дьявольски улыбнулся он.
– Я ничего не предлагаю. – Но быстрота ее ответа сказала ему иное.
– В таком случае я беру инициативу на себя.
Она напрягла руки, он сжал хватку.
– Нет, подожди минутку.
– По-моему, я ждал достаточно долго.
– Нет, недостаточно, – беспомощно рассмеялась она. – Хит, ты не должен здесь находиться.
– Мне было велено стать твоим телохранителем. – Он прижался к ней. Джулия была полураздета, а он вообще одет. – Так?
Она с легкой улыбкой прищурилась.
– Да, но…
– Ну вот. Я тебя и охраняю.
– Нет, не охраняешь, – тихо засмеялась она.
– Я гарантирую, что никто не доберется до твоего тела, пока я буду сверху…
Она открыла рот, чтобы возразить, но потеряла мысль, так как эмоции захлестнули ее. Она ощущала себя открытой, охваченной стремлением к нему. Он требовал… и получил… полное ее внимание.
Много лет назад он оставил на ней свою печать. Ее сердце, ее тело слишком хорошо помнили все и жаждали завершения начатого тогда. Она хотела стать его частью, закончить наслаждение. Убрать тень той муки… Он переменил позу, и Джулия застонала. Она ощущала, как он нуждался в ней, и инстинктивно хотела дать ему исполнение этого желания.
Она извивалась и выгибалась под ним. Его губы сомкнулись на ее соске и потянули жадно и сильно, пока у нее не потемнело в глазах. Его пальцы скользнули под ее ночную сорочку, лаская, пробежали по коже.
Тело Джулии содрогнулось, напряглось. Она услышала, как он резко втянул воздух. Его пальцы удалялись и повторяли дразнящую игру, пока она не задрожала от первобытной потребности, пока у нее не перехватило дыхание. Придавив ее бьющееся тело мощным бедром, Хит безжалостно дразнил ее.
– Поверить не могу… – Слова застревали у нее в горле, оттуда вырывались лишь всхлипы изумленного наслаждения. – Поверить не могу, что мы повторяем туже ошибку.
– Единственная ошибка, – прошептал он, – состоит в том, что шесть лет назад я позволил тебе убежать от меня.
– Я же не знала…
– Я целую вечность желал коснуться тебя вот так, – тихо промолвил он.
Она почувствовала, что от его поцелуев ее глаза наполняются слезами под сомкнутыми веками. В поцелуях Хита было его желание, так долго неутолимое, верность, перенесшая столько испытаний, мужская радость победы. Сколько времени она ждала этого момента? Как существовала без него?
Предполагалось, что она выйдет за Рассела. Его лицо, как ускользающее облачко, маячило где-то в глубине ее сознания. Она пыталась вспомнить вкус его поцелуев, вспомнить, как добр был он к ней во время болезни отца. Неужели Рассел предал ее? Она понимала, что это именно так. Но не чувствовала ни боли, ни обиды. Никто на свете не целовался так, как Хит Боскасл. Его рот жег, как факел, поднимавший к бою средневековое воинство. Эти глубокие, проникновенные поцелуи заставляли кружиться голову, мучиться жаждой жаркой, разнузданной страсти.
Она испустила томный крик. Наслаждение, которое он дарил, набегало штормовой волной. Джулия пыталась сдержаться. Ей хотелось сохранить хоть капельку, хоть тонкую ниточку самообладания. Но Хит вел ее дальше и глубже, чем она могла себе вообразить заранее. Буйная кровь пульсировала под его рукой, звала его, уносила прочь все запреты бурным потоком наслаждения, затопляла все.
Как легко, без всяких усилий он смог ее обольстить. Сколько раз эта фантазия возникала в ее мозгу, когда муж изредка навешал ее в постели перед очередным отъездом в свою любимую армию. Она глубоко вздохнула и почувствовала, что сердце замедляет свой бег.
– Я поняла сегодня в театре, что в тебе что-то изменилось, – прошептала она, обвивая руками его шею. Ее пальцы погрузились в его густые волосы. Он закрыл глаза. – И потом, на улице, когда ты меня коснулся, и то, как ты пристально меня разглядывал. Что с тобой произошло?
– Возможно, я просто пришел в себя.
Он шевельнулся, притягивая ее к себе. Глаза его открылись. На какой-то опасный миг она отодвинулась от него, не зная, что делает, чего хочет. Чувства были слишком сложными, захлестывающими, слишком сильными, чтобы с ними бороться. То, что Хит был полностью одет, делало происходящее еще более эротичным.
– Несчастный шалопай, – медленно проговорила она, глядя ему в глаза.
– Ты не поверишь, какой необычайной выдержке я научился за эти шесть лет.
– Ничто в тебе меня не удивит, – мягко промолвила она.
И если б он не проявил выдержку и не остановился в тот момент, Джулия не знала, как все могло бы обернуться. Вероятнее всего, она собрала бы достаточно силы воли. Но получилось так, что они оба в один и тот же миг осознали, что следует остановиться.
Хит считал, что Джулии лучше сначала привыкнуть к его ласкам, чем сразу, прямо сейчас, удовлетворить его жадную похоть. Его тело вожделело ее жгучей томящей страстью, которая не дает уснуть часами. Но он решил, что для первого раза и так далеко зашел. Дальнейший напор мог привести к риску ее потерять. Хит ведь не играл в игры обольщения. Он мечтал выиграть ее сердце, ее преданность.
Он отодвинулся от нее, бросил последний жалобный взгляд на влажный, припухший, зовущий рот… В конце концов она будет принадлежать ему, но прежде чем сыграть партию до конца, он должен убедиться, что расклад в его пользу. Ее желание близости не должно быть мимолетным, вызванным лишь его страстью.
Прежде чем Джулией овладели растерянность и тревога, он прочел в ее серых туманных глазах откровенное желание. Она села на постели и сделала запоздалую попытку укрыться, затем неохотно засмеялась.
Внизу громко хлопнула дверь, и они одновременно вздрогнули. Из холла до них донеслись возбужденные голоса. Джулия уже набросила халат и поправляла покрывало, а Хит оказался на ногах и в стороне от кровати, когда в дверь спальни постучали.
Джулия скорчила гримаску:
– Это, вероятно, Одем и Гермия продолжают очередную битву.
Хит покачал головой:
– Не думаю.
Он оказался прав.
На пороге появилась Гермия с лицом белым как мел. Она не поинтересовалась, что делает Хит в спальне Джулии. Хит даже не был уверен, что она вообще обратила на это внимание.
– Скорее идите вниз. Оба, – произнесла она, взволнованно махнув рукой. – На Дрейка напали на улице. Его ударили ножом. Одем уже поехал за врачом.
* * *
Джулия растерянно смотрела на Дрейка, полулежавшего па диване, с выражением снисходительного терпения на лице. Он был бледен и почти небрежно прижимал к левой руке пропитанную кровью тряпицу. Она вновь подумала, как легко его можно принять за Хита.
Тот же энергичный ястребиный профиль, упругие черные полосы. А в черном пальто… кстати, на нем было пальто Хита.
– Он очень похож на вас, – обратилась она к Хиту, который, не слушая, склонился над братом.
– Кто напал? – услышала она вопрос Хита. В его сдержи и ном голосе звучало волнение. – Где? И почему?
Дрейк, пожав плечами, принял из рук Одема стаканчик.
– Какой-то бродяга… по виду иностранец. Девон погнался за ним.
Хит с суровым лицом осматривал рану на запястье брата. Она не была смертельной, но кто знает, какие намерения были у нападавшего?
– Каким образом вы с Девоном оказались вместе?
Дрейк поколебался, но ответил:
– Получилось, что мы оба оказались на пути к жилищу одной и той же молодой дамы. По приглашению на тихий ужин.
Хит сухо усмехнулся:
– Она не слишком разборчива в приглашениях.
Дрейк выгнул бровь:
– Я не принимаю подобного упрека. И перестань суетиться вокруг меня. Это всего лишь порез. Сюда я приехал лишь потому, что чувствовал себя виноватым в том, что поспешно покинул тебя. Это было невежливо.
Хит выпрямился.
– Полагаю, что иначе ты не умеешь. Да, ты поступил грубо, но я тебя прощаю. Напавший забрал кошелек?
– Нет, не забрал. Думаю, что я его удивил. По крайней мере он удивился, когда я обернулся, чтобы дать ему кулаком в челюсть. – Дрейк осмотрел свою руку. – Ручаюсь, что он еще больше удивится, когда обнаружит, что лишился двух передних зубов.
Прибыл врач, шотландец с аккуратной бородкой, жизнерадостно объявивший, что собирался на званый обед в соседний дом. Пока врач осматривал рану, Джулии удалось услышать лишь обрывки тихого разговора Хита с Дрейком.
– Он следовал за тобой от театра? – спросил Хит.
– Не уверен, – ответил Дрейк. – Я не обращал особого внимания. Мы остановились на Гросвенор-сквер, чтобы Девон переоделся. За нами могли проследить оттуда.
– Это был француз?
– Нет. Наемник из сточной канавы. Полагаю, немец или голландец.
– Почему ты дал ему уйти? – вздохнул Хит. – Нет, не объясняй. Снова из-за женщины. Надеюсь, она того стоила.
– Не стоила, – выразительно произнес Дрейк, моршась, так как врач начал копаться в его ране. – Она не пустила нас в дом: у нее был другой мужчина. По ее словам, очень богатый.
Хит встал и отошел, давая врачу больше места для перевязки. Он повернулся к Джулии, и та сразу схватила его за руку.
– Посмотри на него, Хит.
– Я уже смотрел. Думаю, что он выживет, но, вероятно, ничему не научится.
– Я вовсе не это имела в виду. – Она понизила голос. – Посмотри на Дрейка внимательно!
– Ну и что?
Она с досадой встретила его взгляд. Лицо Хита оставалось непроницаемым и невозмутимым.
– В этом пальто он выглядит в точности как ты. Тебе не кажется, что напавший принял его по ошибке не за того?
Хит бегло улыбнулся и направился к двери.
– Возможно. Побудь с ним какое-то время, но не проявляй слишком много дружеского сочувствия. Он похож на меня не только внешне. Я ненадолго. Мне хочется немного осмотреть местность вокруг дома.
– Почему? – нахмурилась Джулия.
– На всякий случай.
Хит прошел через помещения слуг, обыскал винный погреб и кладовую и через дверь кухни вышел в сад. Дождь несколько поутих, но продолжал идти с той же настойчивостью, превращая садик в одну большую грязную лужу. Кот Джулии молнией проскочил в тепло дома. Хит направился к сараю.
Сворачивая в рододендроновую аллею, он услышал, как скрипнула задняя дверь дома, и понадеялся, что Гермия не последовала за ним снова. Не то чтобы он подозревал, будто в сарае прячется злодей, но осторожность никогда не помешает.
Медленно потянув на себя дверь сарая, он заглянул в его сырую темь. Цветочные горшки, тачки, запах навоза и влажного дерева. Никаких призраков прошлого. А чего, собственно, он ожидал? Ему следовало испытывать облегчение, а не эту неясную тревогу.
Он жаждал встретиться со всеми страхами лицом к лицу и развеять тени ужасов, до сих пор гнетущих его. Ему хотелось быть на месте Рассела, самому охотиться за Оклером. Вероятно, если б он сам схватил француза, своего бывшего тюремщика, это вернуло бы хоть какую-то частицу покоя его душе.
На усыпанной палыми листьями дорожке, ведущей к сараю, раздались нерешительные шаги. Он шагнул прочь от двери, смиряясь с присутствием Гермии и надеясь, что не получит цветочным горшком по голове. Но, повернув голову, увидел, как между деревьями крадется Пейтон, пожилой дворецкий Джулии. Вероятно, старый слуга захотел быть полезным. Хит, ухмыляясь, протянул руку, чтобы закрыть дверь сарая. Он не стал называть себя, чтобы криком не напугать Пейтона.
– Стой, где стоишь!
Хит резко обернулся, ожидая, что Пейтон его узнает и начнет, заикаясь, извиняться. Он ожидал чего угодно… только не сильного удара по голове и провала в темноту.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Брачная ночь джентльмена - Хантер Джиллиан



Не впятетлило
Брачная ночь джентльмена - Хантер Джиллианварвара
17.02.2012, 12.15





Немного "закручен" в своем изложении, однако красиво раскрыта тема внутреннего долга и достоинства
Брачная ночь джентльмена - Хантер ДжиллианItis
21.09.2012, 23.52





Не очень...скучно и нудно.Прочитала 2 страницы и бросила.-----0
Брачная ночь джентльмена - Хантер ДжиллианНочь
5.10.2012, 16.36





Один раз можно прочитать.
Брачная ночь джентльмена - Хантер ДжиллианКэт
8.12.2013, 13.25





Отличный роман. Прочитала с удовольствием. Получила массу удовольствия и улыбок. советую читать с первой книги, тогда все будет интересней и ясней. написан просто, но довольно интересно.
Брачная ночь джентльмена - Хантер ДжиллианВиктория
31.07.2014, 7.42





Отличный роман. Прочитала с удовольствием. Получила массу удовольствия и улыбок. советую читать с первой книги, тогда все будет интересней и ясней. написан просто, но довольно интересно.
Брачная ночь джентльмена - Хантер ДжиллианВиктория
31.07.2014, 7.42





Один из самых интересных прочитанных мной ромвнов.10/10
Брачная ночь джентльмена - Хантер ДжиллианИрина
1.11.2014, 22.07





весьма неплохо.
Брачная ночь джентльмена - Хантер Джиллианлёлища
25.11.2015, 20.13





Интересно, красивая любовь, страсть, но слишком затянуто.
Брачная ночь джентльмена - Хантер ДжиллианОльга
20.01.2016, 21.31





Фу нудятина!Про их сестру Хлою читала смеялась от души интересно было,этот роман вообще жопа.
Брачная ночь джентльмена - Хантер Джиллианн.
14.06.2016, 20.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100