Читать онлайн Разные берега, автора - Ханна Кристин, Раздел - Глава одиннадцатая в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Разные берега - Ханна Кристин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.8 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Разные берега - Ханна Кристин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Разные берега - Ханна Кристин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ханна Кристин

Разные берега

Читать онлайн


Предыдущая страница

Глава одиннадцатая

Элизабет сидела на своем любимом камне и смотрела на океан. Вокруг не было видно ни тюленей, которые обычно нежились на скалах, ни птиц, нырявших за рыбой. Волны набегали на берег, и, глядя на белую пену, которую они оставляли на песке, она погрузилась мыслями в прошлое.
Всю прошлую ночь Элизабет никак не могла заснуть. Ей так о многом надо было подумать! О ее маме и той ужасной цене, которую она заплатила за любовь. Об отце, о своих детях, об их отношениях с Джеком, о своем призвании.
Может быть, впервые перед ней предстала полная картина ее жизни. Ее главной ошибкой была неспособность полюбить себя так же, как она любила Джека и девочек.
И вот она наконец задумалась о себе и поменяла свою жизнь. Она поставила на первый план свои мечты и рассталась с Джеком. Элизабет делала все, чтобы осуществить свою мечту, она не выпускала кисть из рук, доводила себя работой до изнеможения.
Но при первой же неудаче она пала духом, готова была снова стать прежней Птичкой. Как будто смысл искусства заключался для нее в том, чтобы ее картины покупали! Она так злилась на себя за это.
Элизабет встала с камня и пошла по пляжу. Ледяная прибойная вода залилась ей в резиновые сапоги, намочила брюки. Но ничто не могло уже остановить ее.
Она никогда не бросит рисовать! Если даже ее картины никому не будут нравиться, ей будет достаточно того, что она получает удовольствие, работая над ними.
Элизабет вдруг побежала и бросилась в ледяной прибой. И даже, когда вода с силой ударила ей в лицо, она не сделала попытки вернуться на берег.
Она поднырнула под волну – у нее никогда раньше не хватало на это смелости. Выплыла Элизабет там, где океан был спокойным.
Этому она научилась после провала выставки – всегда надеяться на то, что впереди. Ей просто нужно еще больше работать, и учиться. Ничто в жизни не дается человеку легко. Пора бы ей признать это.
И тут ее подхватила волна и вынесла на берег. Элизабет плюхнулась на песок и рассмеялась.


Когда Элизабет, мокрая и продрогшая до костей, вернулась домой, ее встретил божественный запах ванили, корицы и свежесваренного кофе.
– Как изумительно пахнет, – сказала она, дрожа всем телом.
Анита стояла у плиты.
– Что с тобой случилось?
Элизабет усмехнулась:
– Я все начала заново. Еще раз.
Анита улыбнулась в ответ:
– Ну давай, быстренько переодевайся, я умираю от голода.
Элизабет побежала наверх, в свою комнату. Там она переоделась во фланелевый костюм и сразу спустилась вниз. К этому времени Анита уже сидела за столом, разложив по тарелкам тосты с клубникой.
Половинку одного своего тоста она успела съесть.
– Я ждала тебя, как один поросенок ждет другого у корыта с едой, – сказала Анита.
Элизабет рассмеялась и уселась рядом.
– Так папа всегда говорил.
– Ты знаешь, он приснился мне прошлой ночью.
– Правда?
– Он сидел на крыльце в своем любимом белом кресле-качалке и курил сигару. Я сидела на полу, у его ног, а он массировал мне шею, как он это делал, наверное, миллион раз. «Мама, – сказал он. – Пора».
Элизабет прекрасно представила себе эту сценку. Она откусила кусок тоста.
– Так что, по-твоему, он имел в виду?
– Я думаю, пришло время возвращаться домой, – сказала Анита. – Я и так слишком долго здесь у тебя пряталась.
Элизабет медленно положила вилку на стол. Она и сама удивилась тому, как ей хотелось, чтобы Анита никуда от нее не уезжала.
– Ты уверена, что тебе надо ехать?
– Я уехала из нашего дома в Суитуотере, потому что была совсем одна и не могла этого выносить. Но теперь у меня есть ты.
– Да, – медленно проговорила Элизабет, – у тебя теперь есть я.
– А ты как? Тебе будет нормально одной?
– Да. Но я буду по тебе скучать.
– Ты любишь Джека? – вдруг спросила Анита. Элизабет собралась было обдумать ответ, но он сам собой сорвался у нее с губ:
– Да.
Анита широко улыбнулась:
– Знаешь, дорогая, настоящая любовь встречается очень редко. Любовь длится бесконечно, как говорят поэты, но жизнь, к сожалению, скоротечна. Вот ты лежишь в постели со своим мужем, а в следующую секунду ты уже одна. Хорошо бы об этом не забывать.
Элизабет знала, что Анита права. Все те месяцы, что она провела без Джека, она постоянно ждала, что ее новая жизнь пойдет ровно и гладко, что в ней не будет никаких неприятных неожиданностей.
Ей так хотелось определенности. Но определенность никак не приходила.
Я люблю тебя. Вот самые главные слова.
Она любила Джека. Он был нужен ей, хотя и не так, как раньше, когда она не мыслила свою жизнь без него, когда ей было страшно одной. Элизабет могла жить без него. В этом она убедилась на опыте. Может быть, ради этого она и хотела пожить с ним врозь.
Теперь Элизабет знала, что сможет прожить одна. Но ей очень хотелось, чтобы он был рядом.
Анита внимательно за ней наблюдала.
– Я буду скучать по тебе, – еще раз сказала она и почувствовала ком в горле.
– Самолеты ведь летают и на восток, – сказала Анита, принимаясь за тост. – А что твои картины? Ты ведь не бросишь рисовать?
Элизабет улыбнулась:
– Из-за одной-единственной неудачи? Нет. Я не брошу, это я тебе обещаю.


Много лет назад, когда карьера Джека в первый раз дала трещину, его вызвал на ковер директор телестудии. Джек умолял дать ему еще один шанс, но директор был неумолим.
Джек был тогда совсем молод, упрашивать, умолять у него получалось плохо. Неудивительно, что, почувствовав в его го-лосе фальшивые нотки, начальство ему отказало.
Сейчас, много лет спустя, он поумнел. Джек понимал теперь, что есть вещи, ради сохранения которых стоит встать и на колени.
Он ехал по дороге на арендованной машине и размышлял об ошибках, которые совершил в жизни. Из всего огромного списка самым ужасным было то, что он воспринимал свою семью как что-то само собой разумеющееся.
Джек вышел из машины. Было холодно. Казалось, что до весны еще далеко, хотя вишни готовы были вот-вот зацвести.
Поднимаясь по бетонным ступеням, он осознал, что приехал сюда в первый раз. Это просто позор, подумал Джек.
Он открыл стеклянную дверь и вошел во влажное, пахнущее хлоркой помещение. Знакомый запах напомнил ему о тех часах, которые он провел на трибунах, болея за Джеми.
При входе у компьютера сидела девчушка с выкрашенными в зеленый цвет волосами.
– Соревнования еще идут? – спросил Джек.
– Почти закончились. Пройдите через мужскую раздевалку, а потом налево.
– Спасибо.
Джек снял свое замшевое пальто и перебросил его через плечо. Пройдя через раздевалку, он оказался у закрытого бассейна.
Джек обошел девушек в спортивных костюмах и сел на трибуне. Он прищурился, пытаясь разглядеть Джеми среди спортсменок Джорджтаунского университета.
Прозвучал свисток. Группа пловцов нырнула в воду и поплыла к противоположной стенке бассейна.
Когда их заплыв завершился, к кромке бассейна направилась новая группа. И среди них была Джеми.
Она встала на тумбочку и заняла исходную позицию.
Это был заплыв на двести метров.
Прозвучал сигнал, и пловцы нырнули в воду.
Джек встал со своего места.
На первом отрезке она была второй. На втором отстала и завершила его четвертой. Но на последнем снова набрала скорость. Джек спустился вниз и встал рядом с бассейном.
– Давай, Джеми! – кричал он.
Она пришла к финишу третьей, показав время 2 минуты 33 секунды. Это был не лучший ее результат, но почти приближался к нему.
Джек никогда не гордился ею так, как сейчас.
Когда Джеми вышла из бассейна, ее окружили подруги по команде. Джек стоял и ждал, когда же она заметит его.
Когда она наконец взглянула в его сторону, улыбка исчезла с ее лица.
В этот момент все для Джека отступило на второй план: остались только он и Джеми.
Он первым шагнул к ней, мысленно приготовившись к тому, что она на него сердится.
– Привет, Джеми. Отличный заплыв.
Она вздернула свой упрямый подбородок.
– Я пришла третьей.
– Но ты так прекрасно плыла, ты так старалась. Я очень тобой горжусь.
– А почему ты вообще здесь оказался? Какие-то дела в Вашингтоне?
– Я приехал специально, чтобы посмотреть на тебя.
– Да, давно ты этого не делал.
– Слишком давно.
– Ну что ж, спасибо, что приехал. Джеми повернулась и пошла прочь.
Джек был настолько поражен, что какое-то время даже не мог произнести ни слова. А потом крикнул:
– Подожди!
Она остановилась, но так и не повернулась к нему лицом. Джек подошел к ней и встал рядом.
– Прости меня, – прошептал он. – Я слишком много уделял внимания собственным проблемам.
– Простить тебя?
Его голос срывался от волнения. Он прошептал:
– Помнишь, как у тебя не получилось что-то на старте, когда ты была, по-моему, классе в седьмом? Я отвел тебя в сторону и сказал, что у тебя неправильная стойка. – Он по-прежнему смотрел ей в спину.
– Я должен был бы обнять тебя и сказать, что результаты не имеют никакого значения по сравнению с тем, какая ты у меня хорошая и как я тебя люблю. У меня ушло слишком много времени, чтобы понять это. Мне очень жаль, Джеми, что так получилось.
И тут она обернулась. Ее глаза были влажными.
– А как у вас с мамой?
– Я пока и сам не знаю.
– Ты все еще ее любишь?
– Я буду всегда любить ее. Так же, как я всегда буду любить тебя и Стефани. Мы ведь одна семья.
Он произнес последнее слово нежно, даже как-то трепетно, как будто только что понял, что оно означает.
– Я не знаю, как у нас с мамой все сложится, но я знаю одно: ты навсегда останешься в моем сердце.
Глаза Джеми были влажными от так и не пролившихся слез.
– Я люблю тебя, папа.
И тут он крепко обнял ее.


Когда Элизабет вернулась из аэропорта домой, уже почти стемнело. Она открыла дверь, вошла в дом и чуть было не крикнула Аните, что она вернулась. Но мачеха уже летела в самолете па восток.
Элизабет глубоко вздохнула и поднялась в спальню, где рядом с кроватью были аккуратно сложены анкеты, которые ей прислала Меган. Она подняла их с пола и, просмотрев, увидела, что все эти учебные заведения находятся либо в Нью-Йорке, либо рядом с ним, то есть рядом с Джеком, – Нью-Йоркский университет, Колумбийский университет и так далее.
Она взяла бумаги под мышку, схватила блокнот и ручку. Спустившись вниз, Элизабет уселась за кухонный стол и начала заполнять анкеты. Когда Элизабет закончила, она подошла к телефону и набрала номер Меган.
– Привет, Мег, – сказала она и без лишних слов перешла к делу: – Напиши для меня рекомендательное письмо – я тут заполнила анкеты для поступления в аспирантуру.
– О Птичка! Я так горжусь тобой! – воскликнула Меган. Элизабет положила трубку и позвонила Дэниэлу, который прореагировал на ее сообщение с таким же воодушевлением. Она продиктовала ему названия и адреса университетов.
Ей надо было еще сфотографировать свои работы, чтобы вместе с анкетами послать слайды. А еще она должна была приложить к анкете письмо из трехсот слов, в котором бы объяснила, с какой стати университету принимать в аспирантуру сорокашестилетнюю женщину.
Она налила бокал вина и снова села за стол. Подумав, раскрыла блокнот и начала писать.


Сразу должна сказать вам, что мне исполнилось сорок шесть. Я уверена, ваш, университет завален анкетами талантливых двадцатилетних ребят. Я, по правде говоря, даже не знаю, как я буду с ними соперничать. Правда, если вы принимаете в расчет мечты, у меня еще есть шанс. Для молодых мечта – это просто цель, к которой они стремятся. А для женщины, половину своей жизни пытавшейся помочь другим осуществить их мечту, это нечто другое.
Когда-то, много лет назад, мне говорили, что у меня есть талант. Мне тогда это казалось не столь важным, чем то, что я унаследовала от предков. Я тогда не понимала – так, как понимаю это сейчас, – что талант – это Божий дар. Я пренебрегала им. Я вышла замуж, родила детей и забыла свои мечты, забыла, кем я когда-то хотела стать.
Но жизнь проносится так быстро! Вот, казалось бы, только вчера тебе двадцать и ты готова к великим свершениям, а потом не успеешь опомниться, как тебе иже сорок шесть и ты чувствуешь, что устала от жизни. Но если очень повезет, то один-единственный момент может перевернуть все.
Именно так и случилось со мной в этом году. Я проснулась. Я раскрыла глаза и осмелилась посмотреть вокруг. И увидела, что превратилась в женщину, которая забыла, что это такое – рисовать и что при этом чувствуешь.
Теперь я все вспомнила. Последние несколько месяцев я снова занялась живописью, начала изливать на холсте свою душу. И поняла – хотя это и невероятно, – что мой талант по-прежнему при мне. Конечно, он не тот, что раньше, он ослабел, зато я стала сильнее. Мое видение мира стало четче.
И вот я прошу вас предоставить мне шанс и дать возможность осенью приступить к занятиям в вашем университете. Я, конечно, не могу гарантировать, что стану знаменитым, ни на кого не похожим художником. Я могу только обещать, что приложу к учебе все свои силы.
И никогда не перестану стремиться к совершенству.


Когда Джек подъехал к дому, была уже ночь, однако во всех окнах горел свет.
Он подошел к двери и позвонил. Никто ему не открыл, так что он вошел сам.
Элизабет была в гостиной. На ней была длинная белая майка и пушистые тапки. Она танцевала, подпевая проигрывателю: «Я вижу, что дождь уже прошел».
Элизабет остановилась и увидела Джека. Счастливая улыбка озарила ее лицо.
Они стояли в разных концах комнаты, а ему так много надо было ей сказать!
– Ты не поверишь, что я сделала сегодня, – сказала Элизабет, в танце приближаясь к нему.
– Что? – спросил он.
Джек не ожидал увидеть ее такой радостной и счастливой, и это немного сбило его с толку. Может быть, ей нравится жить без него.
– Я послала анкеты в аспирантуру.
– В аспирантуру?
Джек почувствовал гордость за жену, которая, однако, быстро переросла в тревогу.
– А куда?
– Ну, я подумала, что попробую поступить в аспирантуру... в Нью-Йорке, – с улыбкой ответила она. – Ведь там живет и работает мой муж.
Джек с облегчением вздохнул.
– Птичка, как же я тобой горжусь! Я всегда знал, что у тебя талант. Потом, помолчав немного, он добавил: – Ты знаешь, мне предложили вести воскресную передачу «Национальная футбольная лига».
– Это же здорово! Когда ты начинаешь?
– Я еще не дал окончательного ответа. Я сказал, что мне надо посоветоваться с женой.
– Ты что, шутишь?
Он взял Элизабет за руку и повел к дивану. В голове у него вертелись слова, которые он так хотел ей сказать. Я люблю тебя, Птичка. Это было самое главное.
За двадцать лет эти слова утратили свой истинный смысл. И сейчас он хотел вдохнуть в них новую жизнь.
– Я не хочу больше жить врозь.
– Правда?
Ее улыбка как-то потускнела. Джек увидел в ее глазах новое выражение, раньше ей несвойственное. Это его насторожило, он вспомнил, как сильно она изменилась.
– Ты – вся моя жизнь, Птичка. Я и не догадывался, что так люблю тебя, пока мы не расстались.
Она поцеловала его в губы, прошептав:
– Я так скучала по тебе.
И Джек снова почувствовал себя дома. После того как они смогли наконец оторваться друг от друга, Джек сказал:
– Все-таки самое главное в жизни – это мы с тобой. Все остальное не важно. Поэтому-то я пока и не согласился на новую работу.
– О Джек, – прошептала она, нежно касаясь его лица. – Я теперь знаю, что такое мечта. Не каждая мечта сбывается. А любовь... она сильнее всего на свете. Соглашайся на эту работу. Я подыщу нам большую квартиру, в которой я могла бы оборудовать мастерскую.
На этот раз у них все будет хорошо, Джек был в этом уверен. После двадцати четырех лет совместной жизни они наконец-то нашли верный путь.
– Покажи мне свои работы, – сказал Джек.
Ее лицо расцвело в улыбке. Она взяла его за руку и подняла с дивана. Держась за руки, они прошли на кухню. Элизабет вытащила из кладовки огромную картину.
Она приставила ее к шкафу и отошла в сторону.
– Не говори, что она тебе нравится, если это не так, – сказала она, волнуясь.
Джек был слишком поражен, чтобы вымолвить хоть слово.
На картине был зимний пляж, написанный серыми, пурпурными и черными красками. Вдалеке виднелась одинокая фигура. Ему стало грустно, картина заставляла задуматься о скоротечности жизни, о том, как легко пройти мимо того, что действительно для тебя важно.
– Птичка, это просто потрясающе! Ты как раз писала картину, когда мы встретились в первый раз, помнишь? На ней был пирс, и настроение было такое же – одиночество. Я, помню, хотел сказать тебе, что от картины мне становится грустно, но не решился.
Элизабет посмотрела на него:
– Просто не верится, что ты об этом помнишь.
– Я многие годы про это не вспоминал. Но поверь, без тебя мне было так плохо! Весь мир из разноцветного превратился в черно-белый.
Джек дотронулся до ее лица, ощутив теплоту ее кожи.
– Я без ума от тебя, Птичка!
– Я люблю тебя, Джек. И никогда больше об этом не забуду. Джек поцеловал ее, и на его глаза навернулись слезы.
Через шесть недель Элизабет получила письмо:


Уважаемая миссис Шор, рады сообщить Вам, что Вы приняты в аспирантуру Колумбийского университета на отделение изобразительных искусств.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Разные берега - Ханна Кристин

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11

Ваши комментарии
к роману Разные берега - Ханна Кристин



Роман мне понравился. Он очень отличается от многих и многих романов, прочитанных мною. Он не читается "на одном дыхании", как пишется в некоторых комментариях. Он требует времени и осмысления, но это стоит того. И еще: здесь нет постельных и любовных сцен...
Разные берега - Ханна КристинАлсу
21.09.2012, 17.48





Роман понравился! 10 баллов
Разные берега - Ханна КристинКира_Т
6.10.2012, 21.21





Грустная история. Мужчина после 45 сделал карьеру, заработал деньги, дети выросли и он ого-го как котируется, а женщина.......
Разные берега - Ханна КристинСэм
6.10.2012, 22.03





Грустная история. Мужчина после 45 сделал карьеру, заработал деньги, дети выросли и он ого-го как котируется, а женщина.......
Разные берега - Ханна КристинСэм
6.10.2012, 22.03





Вот это класс!!!!!
Разные берега - Ханна КристинЯся
6.10.2012, 23.30





Про кризис среднего возраста. Интересно.
Разные берега - Ханна КристинЕлена
12.02.2016, 20.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100