Читать онлайн Надеюсь и люблю, автора - Ханна Кристин, Раздел - Глава 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Надеюсь и люблю - Ханна Кристин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.52 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Надеюсь и люблю - Ханна Кристин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Надеюсь и люблю - Ханна Кристин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ханна Кристин

Надеюсь и люблю

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 24

Лайем всю дорогу сжимал в ладони прохладные пальцы Брета, ведя машину одной рукой.
В гараже он выключил мотор и повернулся к сыну. Дорого бы он заплатил за то, чтобы сказать сейчас что-нибудь утешительное, весомое.
Но если бы мечты были быстроногими кобылицами, все нищие мира ездили бы верхом.
Это было одно из любимых выражений Майк, и, вспомнив его, он почувствовал внезапную близость к ней. Будь Майк сейчас рядом, она сказала бы: «Ну, тапер, изобрази какую-нибудь музыку».
– Брет, нам нужно с тобой поговорить еще об одной важной вещи, – собравшись с духом, начал Лайем.
– О чем? – Брет насторожился, потому что за последнее время привык к тому, что новости чаще всего бывают плохими.
– Пошли, – ласково улыбнулся Лайем. – Я сварю горячий шоколад, мы сядем у камина и спокойно поговорим.
– Шоколад? Это здорово!
– Давай шевелись, Джим Керри.
– Так мама назвала меня в тот день, когда упала, – удивленно вымолвил Брет.
– Видишь, все воспоминания ведут себя одинаково – то исчезают, то появляются неизвестно откуда. И к маме они вернутся. Знаешь, Бретти, лучше, если ты не будешь им противиться, и не важно, какие эмоции они пробудят в твоем сердце. Не стоит бояться того, что чувствуешь. Никогда.
– Я понял, папа, – кивнул Брет и вылез из машины. Он пошел вперед, зажигая по пути свет, а Лайем двинулся следом. В гостиной он опустился на колени перед камином и положил в него бумагу и поленья. Когда огонь разгорелся, он направился на кухню и приготовил две чашки растворимого какао, затем добавил в одну чашку молока и понес их обратно в гостиную. Брет уже сидел на ковре у камина и возился с какой-то игрушкой, наслаждаясь звуковыми эффектами.
Лайем глубоко вздохнул. Такова родительская участь:
иногда приходится вести с детьми разговоры, от которых хочется бежать на край света. Но завтра в школе кто-нибудь может рассказать Брету правду про Джулиана Троу, мальчик заслуживает того, чтобы узнать ее от отца, а не от чужого человека.
– На, приятель. – Он протянул сыну чашку.
– Зачем ты плеснул туда молоко? – поморщился Брет. – Оно плавает хлопьями сверху, как размокшая туалетная бумага.
– Разве мама не добавляет молоко в шоколад, чтобы остудить его?
– Только если варит шоколад сама, а если разводит растворимое какао, то добавляет кубик льда. – Брет отхлебнул из чашки.
– Иди сюда, малыш. – Лайем сел на пуфик, который они вместе с Майк купили на весенней распродаже. Майк потратила на приведение его в порядок больше денег, чем им стоило бы приобретение нового. Но она оказалась права: пуфик получился удобным и прочным, он с легкостью выдерживал взрослого мужчину и девятилетнего ребенка, который залез ему на колени.
Лайем ласково коснулся щеки сына. Весной, стоит только пригреть теплому солнцу, как на его лице тут же вылезут веснушки.
– Ты хочешь поговорить о маме?
– Помнишь, я рассказывал тебе, что давным-давно мама уже была замужем?
– Да. Я знаю, что у Джейси другой отец.
– А ты знаешь, что у нас в городе сейчас остановился Джулиан Троу?
– Человек-Ящерица? Конечно! Это все знают.
– Вообще-то он предпочитает, чтобы его помнили как Зеленую Грозу. Впрочем, это не важно. Важно то, что он приехал сюда повидать маму.
– Человек-Ящерица знаком с мамой?
– Более того, раньше они были женаты, – на одном дыхании выпалил Лайем.
– Ну и ну! – изумленно воскликнул Брет, а затем недоверчиво хмыкнул.
– Это правда, малыш.
Брет долго переваривал эту новость. Он то хмурился, то как-то странно улыбался и, наконец, кивнул головой:
– Понятно.
– Понятно? – Теперь была очередь Лайема удивляться. Он ожидал увидеть слезы, взрыв ярости, словом, хоть какое-то проявление эмоций. Может быть, он плохо объяснил…
– Конечно, понятно. Мама Салли Крамер раньше была замужем за Лонни Харрисом из продуктового магазина, а отец Билли Макаллистера был женат на Гертруде из магазина «Санни». А бывший муж моей мамы покруче других будет! Слушай, а он мог бы раздобыть мне постер Человека-Ящерицы?
– Ты меня поражаешь, – искренне признался Лайем. Дверь в прихожей открылась, и в дом вбежали Роза и Джейси. Джейси тут же бросилась к брату.
– О, Брет… – Она гладила его по лицу, как слепой, который пытается на ощупь узнать человека. – Никогда больше так не делай.
– Перестань лизаться, – отодвинулся он от сестры. – Я уже большой. Слушай, Джейс, а ты знаешь, что наша мама была замужем за Джулианом Троу и что он твой второй отец?
– Ерунда! – Она вытерла слезы и нахмурилась.
– Ты мне первому рассказал? – повернулся Брет к отцу, широко ухмыляясь.
– Ты уже большой мальчик, – напомнил отец.
– Да, – гордо отозвался сын и стукнул себя кулаком в грудь. – Но мы по-прежнему семья.
Джейси обняла их обоих и щекой, на которой еще не успели высохнуть слезы, прижалась к макушке Брета.
– Да, мы семья. И нам всем нужна наша мама.
В тот вечер их история выплеснулась за рамки частной жизни. Фотографии Кайлы и Джулиана не сходили с экранов телевизора. Их прошлая и нынешняя жизнь была разбита на кусочки и снабжена комментариями для удобства массового потребления. В восемь часов, сразу после вечерних новостей, раздался первый телефонный звонок. Лайем допустил большую ошибку, сняв трубку. Подруги Майк по клубу верховой езды жаждали выяснить, правда ли это.
Потом телефон начал звонить каждые пятнадцать минут, пока Лайем не выдернул его из розетки.
Он не желал знать ничего, кроме забот повседневной жизни – после ужина вымыл посуду, посмотрел с детьми телевизор, потом уложил Брета в кровать и прочитал ему сказку перед сном. И все же перед глазами у него так и стояли кадры последней хроники.
Когда Брет заснул, Лайем осторожно вылез из кровати и на цыпочках вышел из комнаты. Он собирался уже спуститься вниз, как вдруг заметил полоску света под дверью Джейси.
– Эй, это я, – тихонько постучал он в дверь.
– Входи.
Лайем вошел и увидел, что дочь сидит на кровати в наушниках перед голубым экраном. По ее щекам текли слезы.
Она сняла наушники и швырнула их на кровать. Лайем придвинул кресло поближе и сел.
– Я накричала на нее, – пожаловалась Джейси. – Мама месяц пролежала в коме, наконец проснулась, а я на нее накричала.
– Не волнуйся из-за этого, дорогая. Завтра ты пойдешь к ней и скажешь, что любишь ее.
– Я действительно ее люблю. Но ужасно боюсь, что она так нас и не вспомнит. Она помнит только… его.
– Как бы мне хотелось, чтобы ты снова превратилась в маленькую девочку! Тогда я рассказал бы тебе сказку, или пощекотал бы, или предложил мороженое.
– Что-нибудь, чтобы переменить тему, – понимающе улыбнулась она.
– Именно. Но ты уже взрослая, и я не могу защитить тебя от всех бед и жизненных проблем. Правда в том, что любовь имеет тысячи цветов и оттенков. Некоторые прозрачны и ярки, другие черны, как свинцовый грифель карандаша. – Он помолчал, подыскивая слова, которые не прозвучали бы патетически и неубедительно, и, поразмыслив, сказал то, во что верил сам: – Не знаю, какое значение для нашей семьи имеет прошлое твоей матери. Но я твердо знаю, что мы – одна семья. Именно поэтому нам удалось пережить весь этот кошмар. Только семья может оказать человеку такую поддержку в трудную минуту.
– Я люблю тебя, папа.
Сердце сжалось у него в груди. В том, как она произнесла слово «папа», чувствовалось настоящее тепло. Так она называла его с самого детства, еще когда была маленькой девочкой. Эта любовь помогла им пережить многое. А сколько еще предстоит пережить!
– Иди ко мне. Обними своего старого отца.
Они потянулись друг к другу. Джейси съехала по шелковой простыне, он соскользнул с края кресла, оба шлепнулись на пол и рассмеялись.
– Спокойной ночи, папа, – сказала она, поднимаясь.
– Спокойной ночи, Джейс.
Лайем притворил за собой дверь и спустился вниз. Он бесцельно бродил по комнатам и наконец остановился в гостиной перед роялем. Казалось, что именно сюда он и шел этим кружным путем.
Он сел к инструменту. Клавиатура едва виднелась в темноте, но для того, чтобы играть, он не нуждался ни в свете, ни в нотах, ни в аудитории. Все, что ему было нужно, это Микаэла…
Лайем наугад нажал на клавишу – ре-бемоль. Одинокий звук пронесся по гостиной, напомнив ему те времена, когда здесь собиралась вся семья и Микаэла сидела рядом, а он играл, вкладывая в это всю душу. Звук стих. Лайем отодвинулся от пианино, чувствуя, что не в силах играть.
Джулиан сидел за дальним столиком в кегельбане Лу и смотрел на тусклые стенки своего четвертого стакана пива. Десять вечера – вероятно, самое популярное время для боулинга в этом городке.
Он слышал, как посетители, собираясь группками, шептались и откровенно указывали на него. Сквозь гомон голосов до него то и дело доносилось имя Микаэлы.
Джулиану было легко не обращать на них внимания. Жизнь знаменитого человека, суперзвезды, приучает чувствовать себя одиноким среди толпы поклонников, которые не упускают тебя из виду и шепчутся за спиной. Ты привыкаешь смотреть сквозь людей, не останавливая взгляда ни на ком конкретно. Мировая знаменитость. Правда, со временем начинаешь понимать, что одиночество – вовсе не то искусство, в котором хочется преуспеть.
Джулиан сделал большой глоток пива. Он не мог избавиться от мысли, что сегодня ему довелось ощутить внутреннюю пустоту. Он предполагал ее существование в себе, но всерьез задумываться об этом ему не доводилось никогда.
Все эти годы он часто и беззаботно употреблял слово «любовь». В разговорах с чужими людьми – репортерами, друзьями, женщинами – он слишком часто говорил, что всю жизнь по-настоящему любил только Кайлу.
Но теперь, когда он познакомился с Лайемом, ему впервые удалось заглянуть в сердце человека, который любит по-настоящему.
Джулиану всегда хотелось любить, поэтому он и женился так часто. Но в жизни почему-то все складывалось не так, как в фильме «Мосты округа Мэдисон».
Обычная мужская мечта; она заканчивается тем, что несколько дней восхитительного, изнуряющего секса оставляют лишь пустоту и жесточайшее разочарование, но никак не меняют твою жизнь. Остается ощущение, что ты потерял настоящую любовь, но в этой потере есть что-то неистребимо романтическое. Разве это так уж плохо? Такая любовь даже не успевает пройти проверку временем, бытовой скукой и супружеской неверностью. Она словно застревает в сияющей сети вечности и с каждым годом воспринимается все ярче.
Сожаление в его душе оставило только чувство к Кайле, теперь Джулиан понимал это. Сожаление, которое со временем превратилось в сладкое крепленое вино, способное опьянить.
Это было лучше, чем правда: он любил ее, женился на ней, равнодушно отнесся к ее уходу и продолжал жить. Любовь к ней всегда рассматривалась им как мгновенно возникшее и тут же растаявшее чувство. Или, вернее, ему казалось, что в его душе есть черная дыра, которая никогда и ничем не может быть заполнена.
– Привет, Джули. А я ищу тебя по всему городу. Ты что, решил поиграть в боулинг? – хлопнул его по плечу Вэл.
– Ты же знаешь, Вэл, я предпочитаю такие виды спорта, где можно влезть в чужую шкуру, – без улыбки ответил Джулиан.
– Например, перетягивание каната? – усмехнулся агент и уселся рядом.
– Слушай, ты когда-нибудь задумывался над тем, что становится с такими парнями, как мы, в старости?
– Я предпочитаю ориентироваться в этом на Шона Коннери. Ему шестьдесят восемь, а девчонки до сих пор не дают ему прохода.
– Я думаю, мы все кончим одинаково – сидя в дорогом кресле в роскошном доме, просматривая старые фотоальбомы и вспоминая себя такими, какими мы когда-то были и какими очень хотели стать, но не стали. Мы облысеем и останемся в одиночестве, и никто не придет к нам в гости.
– Принеси мне скотч! – попросил Вэл, обращаясь к Лу, и снова повернулся к Джулиану. – Твои разговоры наводят тоску.
Разве Вэлу можно что-нибудь объяснить? Джулиан всегда мечтал о блеске и славе Голливуда; он считал бы свою жизнь бессмысленной, если бы не достиг вершин, не стал знаменитостью, не добился исполнения своих желаний. Но ушедшие годы вдруг выстроились в погасшую рождественскую гирлянду, и только здесь, в Ласт-Бенде, он понял, как дорого заплатил за свою славу. Он вдруг ясно представил себе будущее – стареющий высокомерный ловелас, который стремится показаться на любой вечеринке, пьет и курит слишком много, пристает к каждой женщине. Он всегда будет в поиске…
До тех пор, пока в один прекрасный день не поймет, что искал мыльный пузырь. И тогда боль в его сердце станет мучительной и останется с ним до самой смерти.
Кайла очень его любила, поэтому сумела разглядеть пустующее место в его сердце. Она понимала, что настоящая любовь не может взрасти на такой бесплодной, каменистой почве. Она надеялась, что он вернется к ней другим человеком, но в глубине души предполагала, что может ошибиться. Вот почему она никогда не рассказы-зала дочери о нем. К чему морочить девочке голову романтическими сказками о человеке, которого она никогда больше не увидит?
– Пожалуйста. – Лу поставил бокал со скотчем перед Вэлом. – Что-нибудь еще, Джулиан?
– Нет, спасибо.
– Ты кого-то благодаришь? – изумился Вэл. – Боже, Джулиан, что с тобой?
– Кайла заставила меня по-новому взглянуть на свою жизнь.
– Ты похож на девочку-старшеклассницу, которая увидела в журнале фото супермодели и думает, что она и вправду выглядит именно так, – задумчиво вымолвил Вэл. – Мы-то с тобой знаем, каким способом достигается эта красота. Ты сейчас думаешь, что лучше было бы жить обычной, незаметной жизнью, состоящей из стрижки газона перед домом, покера с соседями и игры в футбол за местную команду. Ты обманываешь себя, ты не такой. Ты понимаешь, что все эти парни, которые работают по семь часов в день, чтобы обеспечить своих сопливых ребятишек и изнуренных домашней работой жен, готовы убить любого за то, чтобы хоть один день прожить так, как ты?
– Они могут с легкостью позволить себе это.
– Джулиан, она замужем, – вдруг переменил тему Вэл.
– Я знаю. Но что делать, если я люблю ее?
Когда жизнь человека рушится, это не проходит незаметно для окружающих. Этот процесс схож с землетрясением, с извержением Везувия. Какое уж тут спокойствие обычной, нормальной жизни!
Его жена любит другого мужчину. И он не мог избавиться от этой мысли, к каким бы ухищрениям ни прибегал.
Лайем лежал на супружеском ложе и смотрел на москитную сетку под потолком. Было далеко за полночь, но он не мог заснуть.
Вокруг него лежали кипы газет, на первых полосах которых была отпечатана ненавистная фотография. Несмотря на плохое качество печати, радость на лицах Кайлы и Джулиана легко прочитывалась.
«Истинная любовь творит чудеса. Невзирая на время».
Под этим заголовком был второй, поменьше: «Спящая красавица просыпается от поцелуя Прекрасного принца».
Лайем сам не понимал, почему с таким упорством перечитал все газеты, зная, что в каждой написано одно и то же, а потом еще пересмотрел все новости по телевизору.
Везде он наталкивался на образ счастливой пары, его Микаэла радостно улыбалась с фотографий.
Это была женщина, которую он не только не знал, но и никогда не видел. Именно поэтому он продолжал читать и смотреть в надежде найти в ней хоть какую-то знакомую черту. Он не переставал надеяться на это до последнего, но куда ни падал его взгляд, везде была все та же счастливо улыбающаяся Кайла.
А на самом деле, потеряв память, она перестала быть и Кайлой, и Микаэлой. Она стала похожа на подхваченный сильным ветром лист дерева, пребывала в водовороте собственных ощущений, но вскоре ей предстояло снова спуститься на землю. Она вспомнит последние шестнадцать лет своей жизни с ним. Лайему приходилось в это верить. У него не было другого выхода.
А что потом?
Она выкарабкается, и единственное, что может ей помочь, – это любовь к детям. Эта любовь является краеугольным камнем ее души, и никто, даже Джулиан, не сможет порвать эту связь, разлучить ее с Джейси и Бретом.
Когда Майк придет в себя, дети станут для нее важнее всего. Так было всегда. Она ушла от Джулиана из-за Джейси и вышла замуж за него из-за Брета.
И если ей снова предстоит встать перед выбором, то она принесет себя в жертву во имя своих детей, ради их благополучия.
Это понимание не только не успокоило его, но, напротив, навалилось дополнительной тяжестью. Джулиан никогда не представлял угрозы для их брака, и Лайем это знал. Опаснее была любовь Микаэлы к Джулиану. Прежде Лайем не сомневался, что жена его любит. Но теперь, когда он увидел, как она смотрит на Джулиана на свадебных фотографиях, растиражированных средствами массовой информации…
Лайем закрыл глаза. Казалось, сама жизнь остановилась, воцарилась гнетущая тишина. И в этой тишине билось сердце стареющего человека, жаждущего… неизвестно чего.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Надеюсь и люблю - Ханна Кристин



Здоровский роман! Всплакнула в паре мест! До конца держит в ожидании и переживании!
Надеюсь и люблю - Ханна КристинМила
4.04.2013, 21.44





После чтения этого романа начинаеш смотреть на любимого другой стороной... учить понимать друг друга...учить быть терпиливым... Читайте не пожелаете!!!
Надеюсь и люблю - Ханна КристинС
18.10.2013, 20.15





Очень трогательный,пронизывающий роман.Читайте.
Надеюсь и люблю - Ханна КристинИнна
24.12.2013, 12.51





Очень трогательный,пронизывающий роман.Читайте.
Надеюсь и люблю - Ханна КристинИнна
24.12.2013, 12.51





Какая книга!!! Читайте,, любите!
Надеюсь и люблю - Ханна КристинStefa
17.01.2014, 20.02





Достойный прочтения роман. Есть о чем подумать.
Надеюсь и люблю - Ханна Кристинren
1.08.2014, 23.40





Достойный прочтения роман. Есть о чем подумать.
Надеюсь и люблю - Ханна КристинЕлена
13.02.2016, 8.47





Очень неприятное впечатление от романа какие-то многолетние страдания.И как может женщина мать двоих детей мечтать о каком-то мудаке
Надеюсь и люблю - Ханна КристинГюльджан
16.05.2016, 1.02





Замечательный роман.
Надеюсь и люблю - Ханна КристинИрина Р.
27.09.2016, 18.19





Роман не плохой -но плохо верится, что имея такую чудесную семью, можно ещё думать о каком-то идиоте.По моему автор тут точно что то намудрила...
Надеюсь и люблю - Ханна КристинЕва
29.09.2016, 19.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100