Читать онлайн Надеюсь и люблю, автора - Ханна Кристин, Раздел - Глава 22 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Надеюсь и люблю - Ханна Кристин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.52 (Голосов: 61)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Надеюсь и люблю - Ханна Кристин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Надеюсь и люблю - Ханна Кристин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ханна Кристин

Надеюсь и люблю

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 22

«Господи, сделай так, чтобы я успел к ней!»
Лайем посмотрел на часы на приборной доске. 3:05. Занятия в школе закончились пять минут назад…
Он сильнее надавил на педаль газа. У входа в школу он понял, что едет слишком быстро. Тормоза заскрипели, машину занесло, так что на какой-то миг он потерял над ней контроль. Отдышавшись, он осторожно дал задний ход и припарковался.
И все же он опоздал. У подъезда уже толпились журналисты. По периметру школьного двора были установлены юпитеры, вокруг которых суетились киношники, гудя, как растревоженный пчелиный улей.
Лайем выскочил из машины и бросился к подъезду. Бежать было трудно из-за слякоти под ногами, поэтому когда он оказался у дверей, сердце едва не выскочило у него из груди.
– Джейси! – крикнул он, но его голос потонул в чудовищном гуле.
Репортеры плотным кольцом обступили группу школьников. Они толкались и отпихивали друг друга, как стервятники, набросившиеся на свою жертву. Лайем не мог пробиться через эту живую стену.
– Кто из вас Джулиана? – выкрикнул один из журналистов.
– Джулианы здесь нет. Уходите, – отозвалась учительница миссис Кьюрек.
Лайем попытался разглядеть хоть что-нибудь поверх голов, но повсюду стояли камеры и осветительные приборы, а под ногами путались провода. Тогда он еще раз выкрикнул имя дочери и рванулся вперед, отпихивая людей, но застрял.
– У кого из вас мать в коме?
– У нее!
Дети расступились. Джейси осталась в одиночестве. Толпа подалась вперед и мгновенно взяла ее в кольцо. Так быстро и уверенно действуют только волки, отделяя ягненка от стада.
– Вы – дочь Кайлы?
– Вы Джулиана?
Лайем видел, как напугана девочка.
– Меня зовут Джейси. Моя мама действительно в коме…
– Каково быть его дочерью? – Откуда ни возьмись у ее лица появился микрофон.
Лайем закричал и оттолкнул оператора, который собирался снять Джейси крупным планом. Камера выпала у него из рук, а сам он отлетел в сторону.
– Джейси, иди сюда!
Наконец она услышала его. Их взгляды встретились, и Лайем прочел в глазах дочери панический страх. Она долго старалась не поддаваться ему, но силы ее были на исходе. Лайем прорывался к ней, а она тянула к нему руки.
В этот момент кто-то крикнул у него над ухом:
– Каково быть дочерью Джулиана Троу? Воцарилась гробовая тишина. Джейси взглянула на Лайема огромными от изумления глазами.
– Боже, она не знала…
– Давай, Берт, снимай ее скорее…
– ОСТАВЬТЕ ЕЕ! – в бешенстве закричал Лайем и, не разбирая дороги, расталкивая людей локтями, устремился к ней.
Наконец ему удалось добраться до Джейси. Он обнял ее, загородив от камер и диктофонов.
– Все хорошо, дорогая, – прошептал он, чувствуя, как девочка дрожит всем телом.
– Кто вы?
– Это доктор. Что вы можете…
– Никаких комментариев! – прорычал Лайем и сам подивился тому, откуда в нем столько свирепости. Он решительно потащил Джейси сквозь кольцо журналистов к машине. Их преследовали всю дорогу, донимая вопросами и слепя фотовспышками. Последнее, что Лайем услышал перед тем, как захлопнул дверцу, было:
– Запиши номер…
Машина сорвалась с места. Колеса пробуксовывали в снежно-глинистом месиве.
Сердце колотилось в груди Лайема, он не мог успокоиться, пока они не отъехали от школы по крайней мере на милю. Во рту ощущалась неприятная горечь – непременная спутница страха. Никогда в жизни он не чувствовал себя так паршиво – груз вины давил ему на плечи, каждой клеточкой он ощущал, что проиграл. Он не сумел защитить ее. В том, что его дочь, которую он любил больше всего на свете, вынуждена была перенести такую боль, виноват только он сам.
– Нас никто не преследует, – сказала Джейси дрожащим от слез голосом. Она сидела на заднем сиденье и смотрела на серую ленту дороги, выбегающую из-под колес автомобиля.
Лайем свернул на заснеженную пустынную дорогу, которой пользовались только работники лесничества. Она вела в национальный парк «Водопад Ангела». Этот путь был нанесен лишь на местные карты, а значит, здесь можно не опасаться преследования.
Вскоре они подъехали к пустой парковке, занесенной снегом. В это время суток, да еще зимой, редко кто оказывался посреди леса.
Лайем поставил машину возле столба, на котором висел информационный щит с краткой историей края, повествующей, в частности, о том, что Йэн Кэмпбелл открыл этот водопад и назвал его в честь любимой жены.
– Я не смог приехать к тебе раньше. – Собравшись с духом, Лайем обернулся к дочери.
– Это правда, папа? – Джейси все еще не оправилась от страха.
Он уже не сердился на Майк, но в душе ощущал пустоту и горечь.
– Правда. Твоя мать была замужем за Джулианом Троу.
– Значит, он мой отец. – Девочка побледнела и теперь выглядела совершенно беззащитной.
Отец. Это слово прозвучало для Лайема как раскат грома. Он не сразу нашел в себе силы ответить.
– Да, – его голос был тих и бесцветен.
– О Боже…
Лайем ждал, что она скажет еще что-нибудь, но Джейси молчала. Казалось, между ними поднимается и растет огромная морская волна – настоящее цунами, – которая отгораживает их друг от друга, мешает как следует разглядеть лица. Лайем старался найти слова утешения, но в душе царил вакуум, из которого нельзя было извлечь ничего, кроме молчания. Тогда он сказал дочери единственную правду, которая сейчас имела значение».
– Мне следовало рассказать тебе…
– Он для этого приехал сюда? Чтобы повидать маму?
– Да.
– Ты знал, что он мой отец?
Лайем понял, что она хочет узнать. Джейси не могла поверить в то, что все эти долгие годы он обманывал ее, и, как бы ему ни хотелось защитить Майк, солгать дочери Лайем не мог.
– Я знал то же, что и ты. Майк говорила мне, что слишком рано вышла замуж за человека, который признавал в жизни только развлечения и веселье. Я не предполагал, что это был Джулиан. Я узнал правду случайно, когда искал для тебя бальное платье.
– По тому, что мама рассказывала об отце, я решила, что это был какой-то оболтус и недотепа, с которым она познакомилась в колледже. Когда я была совсем маленькой, я часто спрашивала о нем, а мама всегда плакала в ответ. Тогда я перестала спрашивать. Боже… Джулиан Троу.
Лайем старался не обращать внимания на загадочную усмешку, коснувшуюся ее губ. Какой ребенок в ее возрасте не будет заинтригован тем, что его настоящий отец – знаменитый киноактер! Разумеется, это не означает, что она отвернется от того человека, которого привыкла считать отцом, который вырастил ее и воспитал, который поддерживал ее в трудностях и радовался ее успехам. Так успокаивал себя Лайем. Между тем тишина в салоне стала гнетущей.
– Интересно, а когда она собиралась рассказать мне правду? Когда люди высадятся на Марсе?
Лайем не ожидал, что недоумение и растерянность так быстро уступят место гневу в сердце Джейси. Он хотел бы смягчить его, но не мог найти никакого оправдания поступку Майк. Теперь они все будут расплачиваться за долгие годы ее вранья, за тайну, которая хранилась в шелковой наволочке.
– Я не знаю, – честно признался он.
– Значит, поэтому он пришел в школу на бал и танцевал со мной. – Слезы навернулись ей на глаза. Она держалась из последних сил, стараясь не расплакаться. – И ничего не сказал мне. Откуда он узнал о том, что случилось с мамой?
– Я позвонил ему, когда обнаружил, что мама реагирует на его имя. Я подумал, что если он поговорит с ней, она проснется. И оказался прав. Вчера она пришла в себя.
– Ее разбудил Джулиан?! Несмотря на то что мы с тобой столько часов провели рядом с ней?
Лайем болезненно поморщился. Еще недавно он уверял детей, что маму разбудит любовь, а теперь оказался в ловушке собственного заблуждения.
– Ну…
– Господи, а что, если… – Джейси не могла дольше сдерживать слезы. Она протянула руки к Лайему, прижалась к его груди, как ребенок, и безутешно разрыдалась. Ее горячие слезы промочили его рубашку. Когда она наконец успокоилась и отстранилась, Лайему показалось, что слезы стерли с ее души последние следы детства, и перед ним вдруг предстала взрослая женщина.
– Я ненавижу ее, папа. – Это признание вызвало у нее новый поток слез.
– Нет, дорогая. – Он ласково коснулся ее щеки. – Ты обижена и раздосадована, вот и все. Впрочем, в этом нет ничего удивительного. Но ты не можешь ненавидеть Маму. Она любит тебя…
– А как же ты? Тебе ведь она тоже лгала все эти годы.
– Иногда люди лгут, чтобы защитить тех, кого любят, – вздохнул Лайем. – Может быть, она думала, что мы не сможем перенести правду.
Джейси фыркнула и вытерла нос ладонью. Ее глаза блестели от слез, губы дрожали, когда она заговорила:
– Он не хотел меня знать, да? Поэтому ни разу не написал и не позвонил?
Лайем с трудом удерживался, чтобы не солгать. Но ведь именно ложь довела их всех до трагедии, принесла в их жизнь страдание.
– Я не могу ответить на этот вопрос, потому что совсем не знаю Джулиана.
Лайем видел, что дочь смущена, обескуражена и рассержена. Жестокая правда привела ее на узкую тропинку над пропастью, пройти по которой ей предстояло самостоятельно, без посторонней помощи.
– Мне очень жаль, Джейс, что так получилось.
– Я люблю тебя, папа, – сквозь слезы улыбнулась она. Лайем уловил оттенок неуверенности в ее голосе, когда она произнесла слово «папа». Естественно, она не сразу привыкнет к мысли о том, что у нее есть родной отец.
– Я тоже люблю тебя, Джейс. И помни, мы по-прежнему семья. Мама очень любит тебя и Брета… О Господи! Брет! – Он повернулся так резко, что стукнулся лбом о стекло.
– Репортеры. – Джейси пристегнула ремень безопасности. – Уже половина четвертого. Он на уроке музыки.
Брет был крайне раздражен. Их класс готовился к выступлению на рождественском празднике уже целый час, а он, как большинство мальчишек, ненавидел стоять по стойке «смирно». Миссис Барнет, учительница пения, построила их на сцене в три ряда по росту, а это означало, что мальчики и девочки стояли вперемежку. Ну кому , это понравится!
Миссис Барнет постучала деревянной указкой по пюпитру.
– Тихо, дети, внимание! Давайте еще раз последний куплет. – Она кивнула мистеру Роббинсу, который сидел за роялем в углу класса. По ее сигналу он заиграл «Тихую ночь».
Как назло, все слова разом вылетели у Брета из головы.
– Пой. – Кэти незаметно ткнула его локтем в бок.
– Заткнись, – стукнул он ее в ответ.
– Я все расскажу, – не унималась Кэти и больно ущипнула его за руку.
– Отвяжись. Кэти топнула по деревянному помосту, на котором стоял их ряд, и тот закачался.
– Миссис Барнет, – плаксиво затянула она. – А Брет Кэмпбелл не поет.
Мистер Роббинс сбился. Из-под его рук вместо аккорда вырвался странный дребезжащий звук.
Кэти злорадно ухмыльнулась, глядя на Брета. Тот равнодушно уставился в потолок. Можно подумать, что его это волнует!
– Кэтрин, тебя это не касается. – Миссис Барнет снова постучала указкой по пюпитру, чтобы восстановить порядок.
– Она считает, что ее все касается, – насмешливо бросил кто-то, вызвав дружный смех.
– Но вы же сказали, что мы должны… – вспыхнула Кэти.
Миссис Барнет как-то странно и немного печально улыбнулась Брету.
– Давайте оставим мальчика в покое. Вы знаете… Брет злорадно показал Кэти язык.
– …что его мама только что пришла в себя и что их семье довелось пережить нелегкие времена, – закончила миссис Барнет.
«Вы же знаете, что его мама только что пришла в себя».
Брет чуть не задохнулся от изумления. Не может быть! Папа сказал бы, если бы это действительно произошло. Но миссис Барнет…
Внезапно у него закружилась голова, и он схватился за руку Кэти, чтобы не упасть.
Она тихо взвизгнула и раскрыла рот, чтобы снова пожаловаться на него учительнице. Но вдруг переменилась в лице и, нахмурившись, спросила Брета:
– Что с тобой? Тебе плохо?
– Папа не мог так поступить. – Мальчик стиснул зубы и закрыл глаза, чтобы удержать слезы.
Вдруг дверь класса открылась, и на пороге появилась Джейси. Глаза у нее покраснели – вероятно, она недавно плакала.
– Миссис Барнет, – попросила она, – можно забрать Брета домой?
– Иди, – разрешила учительница.
Брет соскочил со скамейки и задел Кэти. Скамейка покачнулась, и четверо его товарищей едва не рухнули на пол. За спиной он услышал шепот – наверняка говорили о нем. Но в тот момент его это не интересовало.
Он медленно обошел одноклассников, которые не сводили с него любопытных глаз. Брету было наплевать на то, что все видели, как слезы дрожат у него на ресницах. Больше всего на свете ему хотелось, чтобы миссис Барнет признала свою ошибку. Папа наверняка сказал бы ему, если бы мама проснулась.
Он подошел к сестре и поднял на нее несчастные, полные слез глаза. Он чувствовал себя маленьким и беззащитным. Сердце колотилось так быстро, что он едва не упал в обморок.
– Разве мама…
– Пойдем, Бретти. – Сестра обняла его за плечи и вывела из класса. Машина отца была припаркована на пустующей в это время дня автобусной стоянке. Брет позволил усадить себя на заднее сиденье и тут же обмяк, как мешок с мукой. Джейси пристегнула его и села вперед к отцу. Не успел мальчик открыть рот, чтобы узнать, в чем дело, как они уже мчались по городу на полной скорости. Жители высыпали на улицы, украшая дома к предстоящему празднику. Попадались знакомые, но отец никому не помахал: он сосредоточился на дороге.
Брет хотел спросить отца, что происходит, но не мог. Казалось, злой и жестокий великан схватил его за горло обеими руками и душит.
Отец подъехал к больнице и остановился у заднего входа. На Брета он даже не взглянул, а обратился к Джейси:
– Побудь с братом. И держись подальше от вестибюля. Я поговорю с Сэмом из администрации. Через десять минут встретимся в кафе, договорились?
Джейси молча кивнула.
Отец убежал, даже не оглянувшись, и Брет с Джейси стали прогуливаться по коридору. Их шаги гулко отдавались под высоким больничным потолком. От каждого шороха Брет в страхе вздрагивал.
Она умерла. Теперь он в этом не сомневался. Когда ему разрешат войти в мамину палату, ее кровать будет пуста и он не успеет попрощаться с ней…
Вдруг он отскочил от сестры и бросился бежать по коридору к маминой палате.
– Брет, вернись!
Но он ничего не хотел слышать. У двери он замер, отдышался и осторожно потянул за ручку.
Мама лежала на кровати и спала. Брет так изумился, что чуть не упал. Хорошо, что он так и не отпустил ручку – она помогла ему сохранить равновесие. Он не знал, какое из чувств в его душе было в этот момент сильнее – облегчение от сознания того, что отец не солгал, или разочарование от того, что мама по-прежнему спит. Он на цыпочках подошел к кровати.
Он никак не мог привыкнуть к ее нынешнему облику, хотя видел ее уже не раз. Она по-прежнему была красива, а отец объяснил ему, что есть вещи и поважнее красоты – например, то, какие у нее румяные щеки и как размеренно приподнимается ее грудь при дыхании.
«Все это – добрый знак», – часто повторял отец.
Но для Брета мама оставалась как бы неживой. Ему приходилось постоянно убеждать себя в том, что она просто болеет и скоро поправится.
«Помни, Бретти, она по-прежнему наша мама».
Он старался черпать смелость в этих отцовских словах. Отец, который никогда не врет, говорит, что мама жива, значит, так оно и есть.
Брет придвинулся ближе и взялся за спинку кровати. Он почти касался лица матери, чувствовал тепло ее дыхания на щеке. Закрыв глаза, он постарался вспомнить прежнюю маму.
«Я думаю, если мальчик достаточно взрослый, чтобы самостоятельно оседлать лошадь, он вполне может отправиться на ночную прогулку… Я горжусь тобой, Бретти».
Воспоминание вызвало у него слезы. Он снова вспомнил, как мама опустилась перед ним на колени, обняла его и поцеловала. Он скучал без ее объятий едва ли не больше, чем без поцелуев.
Брет услышал, как дверь открылась и раздались осторожные шаги сестры.
– Пойдем, папа уже ждет нас в кафе.
– Еще одну минутку, – взмолился он и поцеловал маму так, как она всегда целовала его: сначала в лоб, потом в обе щеки, в подбородок и, наконец, в нос. Когда его губы коснулись ее носа, он прошептал магические слова:
– Пусть тебе приснятся только хорошие сны.
Брет отодвинулся. По его щеке скатилась слеза, упала маме на губу и рассыпалась мельчайшими брызгами.
Вдруг ее веки дрогнули, и она медленно открыла глаза. От неожиданности Брет чуть не свалился на пол.
Мама приподнялась и села, удивленно глядя на него. Брет молча ждал, когда она улыбнется. Но этого не произошло.
– Здравствуй, малыш.
Она наконец улыбнулась, но Брет сразу заподозрил неладное. Это была не его мама.
Он раскрыл рот, но не произнес ни звука. Все это время он молился о том, чтобы мама поскорее проснулась, и мечтал, что первыми ее словами будут: «Как поживает мой любимый мальчик?» А потом она обнимет его и прижмет к груди, как всегда…
Слезы хлынули из его глаз. Женщина с маминым лицом нахмурилась:
– Что-нибудь не так?
И говорила она по-другому. Настоящая мама обязательно сказала бы: «Мой мальчик уже большой. Он не должен плакать».
Ненастоящая мама удивленно огляделась, заметила в дверях Джейси и радостно воскликнула:
– Как поживает моя любимая девочка?
Из груди Брета вырвался тихий стон. Этого он вынести не мог. Его слова! А она отдала их Джейси!
БЕЖАТЬ.
Только эта мысль крутилась у него в мозгу. Он выбежал из больницы и скрылся в вечерних сумерках.
К тому времени, когда он добрался до шоссе, его трясло от пронизывающего холода. Но ему было все равно. Он бежал без оглядки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Надеюсь и люблю - Ханна Кристин



Здоровский роман! Всплакнула в паре мест! До конца держит в ожидании и переживании!
Надеюсь и люблю - Ханна КристинМила
4.04.2013, 21.44





После чтения этого романа начинаеш смотреть на любимого другой стороной... учить понимать друг друга...учить быть терпиливым... Читайте не пожелаете!!!
Надеюсь и люблю - Ханна КристинС
18.10.2013, 20.15





Очень трогательный,пронизывающий роман.Читайте.
Надеюсь и люблю - Ханна КристинИнна
24.12.2013, 12.51





Очень трогательный,пронизывающий роман.Читайте.
Надеюсь и люблю - Ханна КристинИнна
24.12.2013, 12.51





Какая книга!!! Читайте,, любите!
Надеюсь и люблю - Ханна КристинStefa
17.01.2014, 20.02





Достойный прочтения роман. Есть о чем подумать.
Надеюсь и люблю - Ханна Кристинren
1.08.2014, 23.40





Достойный прочтения роман. Есть о чем подумать.
Надеюсь и люблю - Ханна КристинЕлена
13.02.2016, 8.47





Очень неприятное впечатление от романа какие-то многолетние страдания.И как может женщина мать двоих детей мечтать о каком-то мудаке
Надеюсь и люблю - Ханна КристинГюльджан
16.05.2016, 1.02





Замечательный роман.
Надеюсь и люблю - Ханна КристинИрина Р.
27.09.2016, 18.19





Роман не плохой -но плохо верится, что имея такую чудесную семью, можно ещё думать о каком-то идиоте.По моему автор тут точно что то намудрила...
Надеюсь и люблю - Ханна КристинЕва
29.09.2016, 19.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100