Читать онлайн Если веришь, автора - Ханна Кристин, Раздел - Глава 9 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Если веришь - Ханна Кристин бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.76 (Голосов: 33)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Если веришь - Ханна Кристин - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Если веришь - Ханна Кристин - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Ханна Кристин

Если веришь

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 9

– Пора идти в церковь, – произнес Расе, отодвигая пустую тарелку. – Твоя мать, наверно, заждалась. – Расе улыбнулся Марии. – Ты же знаешь, она всегда отличалась нетерпеливостью.
Бешеный Пес вопросительно посмотрел на Расса:
– Я думал...
– Моя мать умерла, – отозвалась Мария. – Но Расе все еще навещает ее каждое воскресенье.
– А иногда и чаще, – тихо добавил Расе. Мария, немного смягчившись, улыбнулась отцу:
– Как правило, чаще. – Бешеный Пес отодвинул тарелку.
– Я в церковь не пойду.
– Это не то, что вы думаете, – поспешил уверить его Расе.
– Откуда вы знаете, что я думаю?
– Никто не может даже предположить, что Расе имеет в виду, – рассмеялась Мария.
Звук ее голоса неожиданно поразил Бешеного Пса. Голос звучал мягко, мелодично, хотя и немного хрипловато. Он вызвал у Бешеного Пса смутные образы, связанные с темными ночами и бурными страстями.
– В чем дело, мистер Стоун? – нахмурилась Мария. – Вы так побледнели.
Он и сам не ожидал, что так сильно отреагирует на ее смех.
– Нет, ничего.
Их взгляды встретились. Что-то пробежало между ними, что-то... властное, непреодолимое. Потом она резко отвернулась.
Странная связь с Марией так внезапно оборвалась, что он подумал, не вообразил ли он то, чего не было. Он попытался вспомнить, о чем они говорили.
Ах да. О церкви.
– Извините, Расе. Я не лицемер.
– Что вы имеете в виду?
– Я не верю в Бога.
– Полагаю, вы верите в дьявола? – Бешеный Пес рассмеялся:
– Я видел доказательства его существования.
– А что, если я покажу вам Бога?
– Он живет здесь, не так ли? – усмехнулся Бешеный Пес. – В Лоунсам-Крике?
Расе кивнул с серьезным видом:
– Вот именно. Пойдемте, и вы увидите... И поймете, что здесь нет лицемерия.
Бешеный Пес пожал плечами. Какого черта. По крайней мере, он будет рядом с Марией. Может, даже увидит, как она улыбается.
– Ладно, профессор. Пошли искать Бога.
– Вы так обычно ходите в церковь? – поинтересовался Бешеный Пес, увидев спускающуюся с лестницы Марию.
– А в чем дело? – холодно спросила она.
Он окинул ее взглядом. Она стояла совершенно прямо, сложив руки в перчатках на животе. Вокруг бледной шеи поднимался стоячий воротник без кружев или каких-либо украшений. От выглядевшего абсурдно высокого воротника до пояса шел ряд круглых черных пуговиц – единственный цвет, отличный от грязно-коричневого цвета платья, из-под которого выглядывали остроносые коричневые башмаки. Волосы она зачесала так туго, что он подумал, уж не прибиты ли они гвоздями к затылку. Посмотрев ей в лицо, он льстиво заметил:
– Красивое платье.
Мария тихо фыркнула и прошла мимо него через холл. Он уверен, что ей хотелось изо всей силы хлопнуть дверью, но она сдержалась.
Засунув руки в карманы, Бешеный Пес вышел из кухни и последовал за Марией на крыльцо.
Расе стоял перед домом с букетом каких-то лиловых цветов. Он выглядел... моложе обычного, словно предвкушение посещения церкви стерло с его лица несколько лет жизни. Его водянистые голубые глаза светились радостью.
– Вы готовы, Бешеный Пес? Мария?
– Я готова.
Бешеный Пес оглянулся, надеясь увидеть повозку, но не увидел.
– Вы хотите, чтобы я заложил двуколку?
Расе расхохотался, да так громко, что его смех эхом отозвался по всей ферме.
– Нам не нужны лошади, для того чтобы увидеть Бога, мистер Стоун.
Ничего больше не сказав, он направился через желтеющие поля.
Бешеный Пес в недоумении посмотрел на Марию:
– Куда он идет?
Она даже не взглянула на него, но ему показалось, что ее губы тронула еле заметная улыбка.
– Бог живет на западном пастбище, мистер Стоун.
– А разве не на небесах? – улыбнулся он в ответ.
– Там, конечно, тоже, но мы навещаем его на западном пастбище.
– И вы в него верите, Мария?
Она на мгновение закрыла глаза, а когда заговорила, ее голос стал таким же тихим, как легкий утренний ветерок:
– Вас не касается, во что я верю, мистер Стоун.
И она прошла мимо него, гордо подняв голову.
Сдвинув на затылок шляпу, он последовал за ней.
Она держалась неестественно прямо. Круглый толстый пучок, пришпиленный к затылку, блестел на солнце, словно завиток пламени, и, глядя на него, Бешеный Пес размышлял, что же кроется за ее чопорным поведением.
С большим удовольствием он рассматривал ее стройную фигуру, тонкую талию, мягкую округлость бедер. Грубая ткань застиранного платья соблазнительно облегала ее ягодицы, шурша при каждом шаге.
Они направлялись к небольшому холму на некотором расстоянии от дома. Обдуваемое всеми ветрами возвышение оказалось всего лишь бугорком среди бесконечного желтого поля, но даже Бешеному Псу почудилось нечто большее – это был не просто пригорок.
Старый дуб, словно часовой, охранял его, бросая своими сучковатыми ветвями тень на небольшую железную скамейку. Рядом с ней прямо из ухоженной травы поднимался памятник, белый мрамор которого золотили лучи солнца. Перед памятником стоял глиняный горшок с букетом увядших лиловых георгинов.
Бешеный Пес бросил взгляд на надпись на камне:
«Здесь покоится тело Греты Вильгельмины Трокмортон. Жена, мать, друг. Апрель 17, 1820 – декабрь 23, 1893».
Внезапная боль пронзила его. Он закрыл глаза. О Господи...
Налетел ветерок, и листья приветливо зашуршали над его головой. Он медленно открыл глаза и увидел, что Мария наблюдает за ним. В ее глазах впервые он не увидел враждебности или отчужденности.
– Вы в порядке?
У него появилось непреодолимое желание протянуть к ней руку, сказать ей, что он понимает. Но он не мог сдвинуться с места. Просто стоял как идиот, смотрел на нее, чувствуя, как ее печаль сливается с его печалью и камнем ложится ему на сердце.
Наконец он выдавил:
– В порядке.
Она посмотрела на него еще раз, а потом отвернулась. Медленно, будто каждый шаг давался ей с трудом, она подошла к скамейке и села на самый краешек, крепко сжав ноги, положив руки на колени и опустив голову.
Расе тоже подошел к могиле. Встав на колени, он заменил увядшие цветы свежими.
– Садись, сынок, – позвал он, а потом начал тихо и невнятно разговаривать с памятником.
Бешеный Пес обошел могилу и сел на скамейку. Мария не подняла головы, но напряглась и отодвинулась.
Расе, все еще стоя на коленях, откашлялся.
– Привет, Грета.
Он говорил тише и мягче обычного. Его голос наполнился какими-то щемящими нотками, в которых чувствовалась любовь, а возможно, и уважение. На Бешеного Пса тихое приветствие Расса произвело неожиданно сильное впечатление. Оно напомнило ему, что именно в таком тоне разговаривала с ним его мать много лет назад.
– Сегодня мы пришли не одни, – шепотом продолжал Расе. – С нами мистер Стоун. Я возлагаю на него большие надежды. Что ты думаешь относительно него?
Бешеный Пес посмотрел искоса на Марию.
Она сидела все так же прямо. Ее руки так же чопорно лежали на коленях. Она не смотрела ни на отца, ни на могильный камень. Но даже по ее профилю он понял, как она напряжена. Губы плотно сжаты, у уголков рта обозначились морщинки.
Вместе с тем казалось, что она... возбуждена больше, чем обычно. Как если бы она еле удерживала на тонкой, рвущейся ниточке свое ускользающее самообладание.
Легкий, наполненный запахом лаванды ветерок колыхнул траву. Расе закрыл глаза и глубоко вдохнул его. Медленная счастливая улыбка озарила его лицо.
– Я тоже так думаю, – прошептал он, но его слова тут же унес ветер. Обернувшись к Бешеному Псу, он спросил: – Чувствуешь?
Бешеный Пес заставил себя отвлечься от мыслей о женщине, сидевшей в полном молчании рядом с ним и казавшейся такой печальной, одинокой и потерянной.
– Что я должен чувствовать, Расе?
– Закрой глаза.
– Хорошо.
– А теперь слушай. Слушай ветер...
Над головой от ветра шелестела листва дуба.
– Вдохни аромат фруктов. Яблок, груш...
Бешеный Пес и вправду ощутил еле уловимые сладковатые запахи сада. Блуждающая улыбка против его воли появилась на губах. Он услышал медленные шаркающие шаги приближавшегося к нему Расса, потом тихий хруст старых костей и хриплое дыхание.
Бешеный Пес открыл глаза и увидел прямо перед собой стоящего на коленях Расса.
– Это Бог, – шепотом сообщил он. – Он не в церкви—в здании, построенном с помощью молотка и гвоздей. Он в нас, в доброте, с которой мы относимся друг к другу. В любви, которую мы позволяем себе чувствовать.
Мария фыркнула: – Ха.
Боль затуманила взор Расса. Он сел на траву и положил старческие, в голубых прожилках, руки на колени.
– Моя дочь не верит.
Сколько же грусти звучало в его голосе!
Мария посмотрела на него без всякого выражения.
– Однажды я уже поверила.
Расе встретился с ее холодным взглядом.
– Бог– не игра в рулетку, Мария. Нельзя пустить шарик по кругу один раз, а потом, если проиграешь, больше даже не пытаться играть.
– Брось, Расе, – безжизненным голосом возразила она.
– Нет, это ты брось. – Она встала.
– С меня довольно на сегодня. – Она задержала взгляд на памятнике. – Попрощайся за меня с мамой.
– Попрощайся сама.
Мария не ответила, казалось, она даже не слышала, что сказал отец. Ее взгляд приковал небольшой клочок земли со скошенной травой сбоку от могилы матери. Что-то мелькнуло в ее глазах, но она тут же отвела взгляд и, приподняв юбки, быстрыми шагами направилась к дому.
Мужчины проводили ее взглядом: Бешеный Пес – сидя на скамейке, Расе – в траве у его ног. Оба молчали.
Когда Мария исчезла в доме, Расе устало вздохнул и поднялся на ноги.
Бешеный Пес тоже встал, подошел к старику и положил руку на его костлявое плечо. Ему хотелось как-то успокоить Расса, но он не знал слов утешения, поэтому он просто молча стоял рядом.
– Ах, Грета, – шепнул старик, – наша маленькая девочка умеет сделать так больно...
Бешеный Пес промолчал. Да и что он мог сказать? Неожиданно Расе повернулся к нему:
– Ты бы мог ей помочь.
– Я ведь ее даже не знаю.
– Ты просто не хочешь.
Бешеному Псу хотелось засмеяться и уйти, но голубые глаза старика приковали его к месту.
– Возможно.
Глаза Расса снова потускнели.
– У отговорок есть свойство – они возвращаются к тому, кто их так любит. Даже на такой маленькой и затерянной в глуши ферме, как наша.
Бешеный Пес взглянул поверх седой головы Расса. На языке вертелся вопрос, требовавший ответа. Он понимал, что нельзя его задавать – какое ему дело? – но он не смог удержаться. Что-то в лице Марии тронуло его, и он хотел знать почему.
– Что с ней такое?
– Тебе придется самому задать ей свой вопрос.
– Она мне не скажет.
– С первого раза, может, и нет. А ты еще попытайся. Ты же боец, не так ли?
– Но не на женском ринге.
Расе испытующе посмотрел на Бешеного Пса и вдруг почувствовал, что он... уязвим. Вероятно, в детстве он был испуганным одиноким ребенком.
– И не сейчас, – продолжал Расе.
Бешеный Пес понимал, что разговор следует сейчас же прекратить, но ему хотелось узнать еще кое-что личного характера. Он старательно подобрал подходящие слова:
– Кусок скошенного луга возле могилы вашей жены – какое он имеет отношение к... проблемам Марии?
Ему не удалось обмануть старика. Он сразу все понял. Губы Расса изогнулись в улыбке – казалось, он остался доволен вопросом.
– Самое непосредственное, – тихо ответил он и ушел.
Бешеный Пес еще долго стоял, прислушиваясь к шелесту листьев, слетавших с дуба и устилавших разноцветным ковром землю у его ног.
Старик не прав. Бешеный Пес не сумеет стереть печаль с лица Марии, не сможет снять камень, давившей ей плечи. Свои проблемы надо решать самому – он это хорошо знал.
Сунув руки в карманы, он уставился на дымок, спиралью уходивший вверх из трубы дома. Если он закрыл бы глаза, он легко мог бы себе представить Марию. Она наверняка бледна, а руки дрожат. Она бродит по дому из комнаты в комнату – спина прямая, кулаки сжаты – в поисках того, что могло бы отвлечь ее от проблем и успокоить.
Однако самое удивительное, что на самом деле ему хотелось, чтобы Расе оказался прав, и он смог бы помочь Марии.
Мария стояла у окна своей спальни и смотрела на амбар. У нее начиналась мигрень: глаза то и дело туманила боль. Кончиками пальцев она потерла виски.
Подавшись вперед, Мария прислонилась лбом к прохладному стеклу. Защитная броня, которую она выстраивала столько лет, рассыпалась в тот момент, когда ее взгляд упал на клочок земли со скошенной травой около могилы матери.
Нет, броня начала рушиться раньше – каждое воскресенье, но она всегда знала, что ей удастся ее восстановить. Но сейчас, без защиты, она чувствовала себя опустошенной и напуганной. Виной всему– Бешеный Пес, маячивший за каждым углом, все время досаждавший ей, заставляя чувствовать то, что она не хотела чувствовать, хотеть то, о чем она до смерти боялась даже подумать.
А еще Расе. Благослови его Бог, но он ничего не понимает. Для него смерть – выход, ожидаемый опыт в жизни человека. У него не оставалось никаких сомнений, что они с Гретой воссоединятся. Еще больше он верил, что его жена находится в лучшем месте, чем он. Он с нетерпением ждал встречи с ней.
Но Мария уже очень давно не верила ни в Бога, ни в райскую жизнь после смерти. С тех самых пор как она в первый раз оказалась возле того маленького клочка земли.
При воспоминании о том дне ее захлестнула волна такой невыносимой боли, что она чуть не упала на колени. Она прислонилась к окну и закрыла глаза.
– Нет, – в отчаянии прошептала она. – Нет...
Но в памяти вставали образы, и она была не в силах отогнать их. Золотисто-рыжие волосы и серо-голубые глаза. Голубое одеяльце...
Томас.
Из ее груди вырвался горестный стон. Она снова слышала его тихий дрожащий плачущий голосок... Слова доктора, которые привели ее в ужас; «Мне очень жаль, мисс Трокмортон, но мы бессильны что-либо сделать...»
И кровь. Господи, сколько крови...
– О Боже...
Она стояла в своей скудно обставленной спальне, закрыв лицо руками, и покачивалась. Ей хотелось плакать, но слезы застряли холодным, тяжелым камнем, давившим на сердце.
– Хватит, – дрожащим голосом прошептала она, уронив безжизненно руки.
Она больше не будет думать о Томасе. Просто не может.
Если она будет о нем думать, то сойдет с ума.
Бешеный Пес стоял в холле и смотрел на лестницу.
Мария находилась у себя, наверху.
Он покачал головой. Какие бы воспоминания ни преследовали Марию Трокмортон, они принадлежат только ей и его не касаются.
Сверху донесся подавленный стон отчаяния.
– Господи, – пробормотал он.
Теперь он знал, что происходит с Марией. Во всяком случае, какую-то часть. Он понял, когда увидел памятник на могиле. Когда-то он сам испытал то же самое, а время от времени даже сейчас, по прошествии стольких лет, к нему возвращались воспоминания.
Ему хотелось сказать ей что-нибудь – он и сам не знал, что именно. Просто что-нибудь. Но не потому, что он хотел ее поддразнить или вызвать бурную реакцию. Ему хотелось, чтобы она знала, что он ее понимает.
Неожиданно желание поддержать ее показалось ему страшно важным. Медленно, сознавая, что не должен так делать, против своей воли он пошел наверх. И с каждым шагом росло понимание того, что он вторгается в горе другого человека, что идет туда, где ему вряд ли обрадуются. Такого он еще ни разу в жизни не делал. Но он продолжал подниматься.
На площадке второго этажа он остановился. Перед ним предстали одна закрытая дверь и три открытых. Инстинкт подсказывал ему, что за закрытой дверью – спальня Марии.
Он замер перед дверью. «Вот теперь самое время уйти, Стоун».
Неужели он войдет? Как можно приблизиться к человеку, к которому он не собирался даже прикоснуться? Но он уже не мог остановиться.
Сжав кулаки, он постучался.
Никто не ответил.
Потом он услышал шаги.
– Минуточку, Расе, – крикнула она.
Дверь распахнулась, и на пороге появилась Мария. Увидев Бешеного Пса, она вздрогнула. Глаза расширились, ноздри раздулись. Она попыталась снова захлопнуть дверь.
Но Бешеный Пес ее опередил. Он схватился за ручку, и Мария попятилась, но потом остановилась и посмотрела на него глазами, потемневшими от отчаяния.
Вид потряс его. Всклокоченные волосы, заколотые шпильками, частично свисали, обрамляя смертельно-бледное лицо. Бесцветные губы стиснуты так крепко, что превратились в узкую щелочку. Она выглядела страшно уязвимой... и до боли прекрасной.
– Что... что вам надо?
Он нерешительно подошел ближе, еле сдерживаясь, чтобы не прикоснуться к ней. Она смотрела на него испуганными глазами. Он открыл рот, чтобы успокоить ее... но понял, что у него не хватит слов.
– Прошу вас, – дрожащим голосом произнесла она. – Мне сейчас не до ваших игр.
Но он вдруг понял – сейчас или никогда. Сделав глубокий вдох, он решился сказать то, что никогда раньше никому не говорил:
– Я... моя мать... умерла накануне Рождества, – Мария от удивления приоткрыла рот.
– Мне очень жаль.
– Я пришел к вам не для того, чтобы услышать от вас слова сочувствия.
– Тогда зачем же?
– Я... черт... какое-то безумие...– Так неловко он себя еще никогда не чувствовал, надо уходить...
Она остановила его, схватив за рукав. Даже через застиранную ткань черной рубашки он ощутил тепло ее пальцев. От ее прикосновения его пронзил какой-то болезненный трепет.
Он медленно повернулся. Ее мягкая бледная рука будто притягивала его. Вместе с тем она придала ему сил. Он смог взглянуть ей в лицо и сказать то, что сначала не смог выговорить.
– Я просто хотел, чтобы вы знали... я... понимаю.
От его тихого признания взгляд Марии вдруг потеплел, и она попыталась улыбнуться. Сердце Бешеного Пса заныло от чувства невероятной тоски.
Он увидел, как дрожат ее губы, и с трудом подавил стон, чуть не вырвавшийся из его груди. Мучительное чувство нежности пронизало все его существо. Господи, что с ним? Он никогда не чувствовал ничего подобного. Ему захотелось поцеловать ее – обхватить ладонями ее лицо и целовать... целовать, пока не сотрет с него печаль.
– А боль проходит?– прошелестели ее губы.
Он знал, что никогда не забудет нынешнего мгновения, не забудет печального блеска ее глаз. Ее откровенность, как и ее боль, всколыхнула в его груди чувства, о существовании которых он даже не подозревал.
– Она постепенно затихает.
– Затихает, – повторила она, глядя на него. Бешеный Пес завороженно следил за движением ее губ. Хорошо бы сказать что-нибудь еще, подумал он, что-нибудь к месту и очень важное, чтобы хотя бы немного облегчить ее страдания. Но разве есть такие слова? Ни красивыми словами, ни цветами, ни письмами соболезнования нельзя смягчить горе. Оно должно со временем пройти само собой и у каждого человека по-своему. Если оно вообще проходит.
Но надо что-то делать, чтобы запомнить сиюминутное мгновение – такое неожиданное и такое хрупкое. Между ними установилась какая-то связь, которую он никогда не чувствовал ни с одной женщиной.
– Может, вы хотите пойти прогуляться? – спросил он.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Если веришь - Ханна Кристин



мне понравилось!!
Если веришь - Ханна Кристинлия
9.02.2013, 18.49





Скучновато, но ревела весь роман.
Если веришь - Ханна КристинНуля
11.09.2013, 12.16





Роман просто супер. Без кровавых страстей, соплей и банальщины. Необычно было то, что задействовано немного действующих лиц. Прочла на одном дыхании, не затянуто, хорошо описаны характеры героев, их переживания, все ненавяжчиво. 10 из10
Если веришь - Ханна КристинЯна
26.05.2014, 0.14





Ниче так. Спокойно и приятно. Сюжет небанальный.
Если веришь - Ханна Кристинren
27.05.2014, 2.35





Роман- супер!Небанальний сюжет.У автора всі романи заставляють думати.
Если веришь - Ханна КристинМарія
4.12.2014, 23.33





Да, эмоционально роман слабоват. Но так наверное ближе к прозе жизни. Очень тронула сцена смерти отца, чуства описаны так реалистично-и то что чувствует умирающий человек и то ,что скорбящий. Накала нет, это-да, но и такие истории имеют место быть, не всем же "сгорать синем пламенем от страсти".
Если веришь - Ханна Кристинлулитка
12.02.2015, 8.07








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100