Читать онлайн Неосторожное сердце, автора - Хампсон Энн, Раздел - I в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Неосторожное сердце - Хампсон Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.67 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Неосторожное сердце - Хампсон Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Неосторожное сердце - Хампсон Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хампсон Энн

Неосторожное сердце

Читать онлайн


Следующая страница

I

Мюриел Патерсон познакомилась с Эндрю Берком всего через четыре часа после того, как корабль покинул причал Саутхемптона, и эта встреча, как она написала своей очаровательной и умудренной опытом кузине Кристин, стала самой большой удачей, которая когда-либо выпадала на ее долю. Ведь главной задачей Мюриел в этом плавании было найти себе богатого мужа, а Эндрю Берк как нельзя лучше подходил на эту роль.
Конечно, такая возможность ей никогда бы не представилась, если бы компаньонка тети Эдит, с которой они собирались в круиз, неожиданно не заболела, и Мюриел была приглашена вместо нее.
Тетя Эдит была богатой, но весьма прижимистой, поэтому ее предложение вызвало в семье Патерсонов немалый переполох.
— Это судьба, — сказала миссис Патерсон, едва оправившись от удивления. — Это случай, которого ты ждала, Мюриел. Грех упускать его, дорогая, потому что другого может больше не представиться. Помни, что я тебе всегда говорила: не загуби свою жизнь, как я. Когда дело доходит до такой важной вещи, как замужество, разум должен преобладать над чувством.
Мюриел всегда покорно выслушивала эти наставления, но сама до последних месяцев лелеяла в душе более романтические мечты.
Ее сестра Хильда — Диль, как ее звали в семье, — вышла замуж всего шесть месяцев назад, а ссорились они с мужем куда чаще, чем родители Мюриел.
— Ну, что я тебе говорила? — снова и снова повторяла Хильде миссис Патерсон. — Без денег нет счастья. Я могу только надеяться, что Мюриел окажется умнее нас с тобой.
Последних своих иллюзий Мюриел лишилась в тот день, когда Диль и Фреди разругались из-за их будущего ребенка.
— Ссориться из-за ребенка! Дикость какая! Вы оба должны радоваться, — говорила Мюриел своей сестре, а та, побелев от гнева, бросала горькие упреки выведенному из себя мужу.
Мюриел изо всех сил пыталась помирить их, но с таким же успехом могла бы биться головой об стенку: супруги все равно не обращали на нее внимания.
— Если бы этого не случилось, я продолжила бы работать и мы смогли бы накопить денег на собственный дом. А теперь нам всю жизнь придется жить с родителями!
— Замолчи!
— Диль… Фред… Вы же были так счастливы… — Мюриел умоляюще посмотрела на них, — так любили друг друга, а теперь…
— Любовь! — крикнула Диль. — Выдумки все это!
Она разрыдалась, а Мюриел, не в силах больше выносить все это, убежала в свою комнату.
Сестра права — никакой любви не существует. Мюриел вспомнила, что и родители ссорились в основном из-за денег. Деньги, выходит, важнее всего, если перед ними даже дети отступают на второй план. Если бы у нее были деньги, думала Мюриел, глядя из окна на серую однообразную улицу, она бы купила новый дом, в котором хватило бы места для всех. Она могла бы помочь своему младшему брату продолжить учебу, а отцу купила бы новый фургон.
И Мюриел наконец-то серьезно прислушалась к наставлениям своей матери, решив навестить свою очень практичную кузину, которая сказала ей однажды: «С твоей мордашкой пара пустяков заарканить богатого жениха. Дура ты будешь, если не используешь толком свою внешность».
Услышав о круизе, Кристин пришла в восторг.
— В таком коротком круизе миллионера ты можешь и не встретить, — предупредила она, — но все же познакомишься с людьми, которые гораздо богаче тебя. Старушка, надеюсь, заказала первый класс? Дома она ужасная скряга, но путешествовать любит с комфортом.
— Да, мы поплывем первым классом. Тетя Эдит во время таких круизов встречала очень состоятельных людей; некоторые были так же богаты, как и она сама. Однажды она даже получила открытку на Рождество от настоящего лорда, а познакомились они на корабле.
— Настоящие лорды не всегда богаты, — Кристин слегка улыбнулась, заметив удивление Мюриел. — Поэтому будь внимательна. А теперь прикинем, что тебе потребуется. Во-первых, ты должна научиться быть очаровательной. Посмотри, чего я добилась с помощью своих чар — получила четыре предложения руки и сердца всего за четыре месяца, — гордо сообщила Кристин и добавила: — Но мне нужны сразу и деньги, и любовь. Ты, конечно, не можешь быть такой разборчивой: у тебя ведь нет отца, которого считают самым богатым человеком Барстона.
Они поднялись в чудесную спальню Кристин, где туалетный столик был полностью заставлен различными флакончиками и тюбиками, и обучение началось.
Кристин показала ей, как надо пользоваться косметикой, чтобы подчеркнуть достоинства своей внешности, как надо укладывать волосы, и в порыве щедрости подарила два вечерних платья, которые, как она уверяла, помогут Мюриел добиться цели. Платья были дорогие, оба с невероятно глубоким вырезом, и казались слишком вызывающими по сравнению со скромным платьицем, которое отец подарил Мюриел, когда той исполнилось девятнадцать. Мюриел сначала даже поежилась, но потом решила, что они, должно быть превосходны, если уж их носила сама Кристин. «Я просто старомодна», — подумала Мюриел и стала с еще большим вниманием слушать кузину.
— Мужчины по вечерам настроены романтически, но, ради бога, не ляпни, что работаешь в овощной лавке у своего отца.
— Но если я кого-нибудь встречу, он же все равно об этом узнает.
— Да, но позднее. Когда он влюбится в тебя, это уже не будет иметь значения. Нет, дорогая, ты уж постарайся скрыть свою бедность.
— Но я же не могу говорить, будто я богата, Кристин.
— Никто тебя и не просит лгать, — нетерпеливо ответила кузина. — Просто старайся скрыть, что ты бедна, и все. Мои платья тебе помогут.
— Хорошо… — сказала Мюриел. Она уже начала сомневаться в успехе.
Девушка внимательно слушала Кристин, искушенную в таких вещах, стараясь запомнить все ее наставления. Кузина дала ей также свою вечернюю накидку и спортивный костюм. — Можешь взять еще духи: вот эти — дневные, а эти — для вечера. Ты потом убедишься, как они помогают, — сказала Кристин, бросив на Мюриел многозначительный взгляд. — Мужчины от них буквально пьянеют.
Примерив один из вечерних туалетов, Мюриел даже задохнулась от изумления, увидев свое отражение в зеркале.
— Это вовсе не я. — Она поежилась. — Если я выйду замуж за богача, неужели я должна буду выглядеть так все время? И так разрисовывать себе лицо?
— Ты так к этому привыкнешь, что без косметики будешь чувствовать себя голой, дорогая, — засмеялась Кристин, снисходительно глядя на свою кузину.
— Боюсь, что я не выдержу, — запротестовала Мюриел, уже готовая отказаться от своих намерений.
— Не глупи! — Голос Кристин стал резким. — Богатые мужчины любят изысканных женщин, это я знаю по собственному опыту. Тип невинной девочки сейчас не в моде, и наивная речь, вроде твоей, — тоже. Бери пример с меня — будь практичной, уверенной в себе и всегда помни, что ты очень красива.
Мюриел наморщила нос; ощущение от грима на лице было неприятным, а накрашенные губы казались ей самой слишком большими. А волосы! Такая прическа с начесом может и считалась последним писком моды, но на взгляд Мюриел выглядела смешно. Она осторожно сказала об этом Кристин.
— Ерунда, Мюриел, — ответила та, любуясь своей работой. — Просто ты слишком старомодна.
— Наверное, ты права, — вздохнула Мюриел и снова посмотрела на свое отражение. Ей показалось, что она выглядит как распутница. Мюриел усмехнулась. Кристин одевалась так всегда, но распутной никогда не выглядела.
— Ты должна научиться строить глазки, мужчины здорово клюют на это — они слишком глупы, чтобы понять, о чем ты замышляешь. Нет, ты ходишь неправильно — надо вот так… Нет, дорогая, твои волосы не упадут. Оставь их в покое… не морщи нос, ты выглядишь по-детски…
И так продолжалось до тех пор, пока Кристин не была полностью удовлетворена.
— Теперь все зависит от тебя, — сказала она наконец. — Желаю удачи! Отправляйся, и привези богатого мужа.
— Спасибо, — слабо ответила Мюриел.
— И не забудь подробно писать мне, как пойдут твои дела.
К неудовольствию Кристин Мюриел настояла на том, чтобы смыть косметику и расчесать волосы, прежде чем вернуться домой.
— Твоя мама не узнала бы тебя, — заметила Кристин. «И папа тоже», — подумала Мюриел, вздрогнув от мысли, что он мог бы увидеть ее с таким ярким гримом на лице.
Тетя Сара предложила Мюриел остаться у них ночевать, но девушка отказалась, зная, что отцу не справиться с заказами одному.
— Первый автобус отсюда идет не раньше девяти, — сказала она, — а папа к этому времени уже должен выехать.
— А как же он станет управляться, когда ты уедешь в круиз? — спросила тетя Сара без особого интереса.
— Мама будет помогать ему в магазине.
— Ей это не понравится, — мрачно заметила тетя.
— Самое трудное — развозить заказы, — сказала Мюриел и добавила, чуть поколебавшись: — Но если я найду богатого мужа, — как ужасно это звучит! — я куплю папе новый фургон. Наш старый все время ломается, и постоянно нас подводит.
— У вас все та же старая развалюха, которую вы купили в самом начале?
— Мы не можем себе позволить другой машины: они сейчас такие дорогие.
— Это так дурно — быть бедной, — вставила Кристин, глядя, как ее мать наливает чай из изящного серебряного чайника. — Для тети Эмилии это должно быть особенно ужасно: в молодости она привыкла к совсем другой жизни.
— Она сама виновата — не слушала добрых советов. Нас было четыре сестры, и только она вышла замуж так неудачно. Я рада, что ты, Мюриел, не намерена портить себе жизнь.
— Я люблю своего отца, — вспыхнула Мюриел, — и не хочу, чтобы о нем отзывались так пренебрежительно! Похоже, что только я одна его понимаю. Он очень добрый и мягкий, и он жертвует всем ради нас.
— Дорогая моя, я восхищаюсь твоей дочерней преданностью, но по-прежнему считаю, что твоей матери не стоило за него выходить. Только подумай, как бы все изменилось для вас, детей, если бы она вышла замуж за человека своего круга. О, я знаю, что он дал вам с Диль возможность закончить школу, но большую ли пользу вам это принесло? И хотя сейчас Дерек хорошо учится в школе, я сомневаюсь, сможет ли твой отец послать его потом в университет. Когда Дереку исполнится шестнадцать, ему, вероятно, придется оставить школу и пойти работать.
— Он не бросит школу, — Мюриел крепко сжала руки. — Он хочет стать юристом.
Тетя Сара покачала головой.
— То, что он хочет, и то, что может себе позволить ваш отец — разные вещи. Ты говорила, что у отца не очень хорошее здоровье, так что Дереку, скорее всего, придется заниматься магазином, если только, — прибавила она многозначительно, — ты не сможешь ему помочь.
Мюриел покраснела. Как много сейчас зависело от нее и от успеха предстоящей поездки. И вдруг она заколебалась. Сможет ли она полностью изменить себя как личность? Ведь это значит отказаться от всего, что так любит в ней отец.
Наблюдая за своей племянницей, тетя Сара подумала, что никогда не встречала более миловидной девушки: среднего роста, стройная и грациозная, с серо-зелеными глазами и каштановыми волосами. Природа, искусно соединив тонкость и твердость черт, создала лицо поразительной красоты. Будет обидно, если девочка не воспользуется своим богатством.
— Я искренне надеюсь, что смогу, — ответила Мюриел с мрачной решимостью.
А неделю спустя умудренная советами и наставлениями Мюриел Патерсон решительно взошла на борт «Аппении».
Тетя Эдит сразу же пошла в свою каюту, а Мюриел, для которой все здесь было внове, оставалась на палубе, пока корабль не отошел от причала. Потом она направилась к главному трапу. Спустившись вниз, она поняла, что заблудилась, но ей помог один из корабельных офицеров, и через несколько минут она очутилась в каюте своей тети.
Старая дама пластом лежала на койке.
— Уходи, — раздраженно бросила она. — Я болею.
— Мы же только отошли от причала, — Мюриел удивленно посмотрела на нее. — Почему вы думаете, что вам будет плохо?
— Потому что я всегда болею первые два дня, — пожаловалась она. — Это такое расточительство: ведь все оплачено, а я не могу съесть ни кусочка…
Мюриел улыбнулась — тетя Эдит не выносила ни малейшей расточительности.
— Можно мне потом к вам зайти?
— Можешь, если хочешь, но предупреждаю: это будет не слишком приятное зрелище.
Каюта Мюриел, хотя и была первого класса, не имела балкончика, как тетина, но тоже была с отдельной ванной, и через полчаса Мюриел уже сидела перед зеркалом и внимательно рассматривала свое отражение, строя при этом гримасы и вспоминая, как она шокировала тетю своим видом. Но Мюриел постаралась выбросить эти мысли из головы и забыть едкие замечания тети Эдит. «Все же жаль, что богатые мужчины предпочитают изысканных женщин», — подумала она, взяв расческу, чтобы привести в порядок свои прекрасные волосы. Она с минуту помедлила и вдруг представила себе своего отца. Какой он бледный и усталый; каких трудов ему стоит поднимать тяжелые корзины с овощами и ящики с фруктами. Он всегда выглядит совершенно измученным, когда возвращается домой… Мюриел решительно сжала губы и принялась делать из себя «изысканную женщину», как ее учила кузина.
Перед обедом она вновь зашла в каюту тети Эдит; старая дама по-прежнему лежала неподвижно и явно жалела себя.
— Вы не пойдете обедать? — осторожно спросила Мюриел.
— Разве похоже, что я в состоянии пойти на обед? — Мюриел заметила, что тетя и вправду плохо выглядит, но ничего не сказала. — Если бы я могла одолеть свой обед, будь уверена, я так бы и сделала. Господи, что это ты напялила? — Тетя Эдит приподняла голову в кружевном чепце и села, подложив под спину подушку. — Я бы никогда не взяла тебя с собой, если бы только знала, что ты будешь так одеваться. Это платье просто неприлично! «Без бретелей», кажется, так его называют? Я бы сказала, что оно вообще без лифа!
— Сейчас все носят открытые платья, — запротестовала Мюриел, все же слегка покраснев.
— Но тебе они не идут. И если ты думаешь, что вся эта краска на лице делает тебя привлекательнее, то ты просто дура! А волосы… Богатый муж, как бы не так! Да в таком виде ты напугаешь любого порядочного мужчину. Я полагаю, тебе безразлично, как он будет выглядеть, лишь бы у него имелись деньги. Но кто вбил тебе в голову подобную ерунду? Сядь и расскажи мне!
Мюриел послушно села — в присутствии тети Эдит почти все робели — и рассказала ей о Фреде и Диль, добавив, что они, вероятно, не стали бы ссориться, будь у них свой дом. Она еще не успела довести свой рассказ до конца, как тетя прервала ее:
— Они-то должны быть счастливы: ведь они женаты всего несколько месяцев.
— А вот и нет, тетя Эдит: они постоянно ссорятся. А теперь еще из-за ребенка…
— Из-за ребенка? Какого еще ребенка?
— Ребенка Диль… правда, он еще не родился, — добавила Мюриел поспешно. — Сестра винит в этом Фреда. Видите ли, если бы не ребенок, она продолжала бы работать и тогда они смогли бы накопить денег на собственный дом.
— Я не понимаю, ты-то тут при чем?
— Меня беспокоит счастье моей семьи, — произнесла она тихо.
— Поэтому ты решила выйти замуж ради денег? Вот ерунда-то! Ты выйдешь замуж, моя милая, только по любви! Ты создана для этого.
— Я раньше тоже так думала, — с грустью призналась Мюриел. — Но теперь я изменилась. Только представьте себе, сколько хорошего я могла бы сделать, будь у меня деньги. Я бы могла все уладить дома, и, вероятно, положить в банк какую-то сумму на дом для Диль и Фреда.
— Почему ты должна все это делать? — спросила тетя Эдит. — Если Диль испортила свою жизнь, тебе не стоит жертвовать собой, чтобы помочь ей все наладить.
— Но есть еще Дерек…
Тетя посмотрела на племянницу проницательным взглядом.
— Я полагаю, твоя мать думает, что я могла бы ей в этом помочь?
Мюриел вспыхнула. В семье Петерсон никогда не отзывались хорошо о тете Эдит, но Мюриел тетю никогда не осуждала. Единственная дочь тети Эдит вышла замуж за американца и жила сейчас в Бостоне. У них было трое сыновей, и тетя Эдит, естественно, должна была прежде всего думать об их будущем.
— Ну, а я не собираюсь заниматься ничем подобным, — продолжала старая дама. — Твоя мать не умеет вести дела, и я не хочу давать ей денег, чтобы она их промотала. У нее прекрасный муж, а она его не ценит.
У Мюриел потеплело на сердце; тетя Эдит оказалась единственной из родственников, кто сказал о ее отце доброе слово. Она уже было поднялась, чтобы идти на обед, как тетя Эдит, вдруг принюхавшись, воскликнула:
— Что это за ужасный запах?
— Это духи. Мне их дала Кристин.
— Кристин? Я не знала, что ты поддерживаешь с нею отношения.
— Я не часто с ней встречаюсь, но, когда я узнала, что поеду с вами, я навестила ее… и она дала мне свои наряды.
— Понятно… — Старая дама пристально и строго посмотрела на племянницу. — Значит, это она была твоей наставницей? Она научила тебя разным уловкам, как окрутить мужчину…
— Тетя Эдит!
— Я знаю Кристин. Тебе лучше держаться от нее подальше: она ужасная кокетка! Я хоть и живу в пригороде, но кое-что слышала. А последняя новость — о том, что за ней увивается полдюжины мужчин. Она, бедняжка, не может понять, что их интересуют только деньги ее отца.
— О, я уверена, что дело не только в этом, тетя Эдит, — запротестовала Мюриел. — Кристин очень красива и талантлива. И потом, она призналась мне, что ее больше не интересуют мужчины… я хочу сказать: она теперь не хочет, чтобы они все за ней бегали, потому что встретила человека, за которого собирается замуж.
— Она собирается замуж? Звучит весьма интересно.
Мюриел засмеялась.
— Видите ли, тетя Эдит, он пока еще не знает, что она в него влюбилась, потому что они встречались всего один, раз. Он деловой партнер дяди Герберта, богат и красив, — продолжала она рассказывать с увлечением. — Единственное, что в нем не нравится Кристин, так это то, что он очень любит командовать. Она считает, что он может оказаться жестким и властным. А в остальном, говорит Кристин, он — само совершенство.
— Любит командовать, говоришь? Конечно, это не устраивает нашу леди Кристин. Что ж, пусть получит свое; ей нужна твердая рука. Она всегда все делала по-своему. Я предупреждала Сару, но она пропускала все мои слова мимо ушей.
— Кристин говорит, что она сумеет обуздать этого человека, когда они познакомятся поближе.
— Да неужели? Слишком много берет на себя… впрочем, как всегда! Но когда-нибудь эта маленькая кокетка нарвется на неприятности. Мне она никогда не нравилась, и будь ты моей дочерью, я бы запретила тебе иметь с ней дело.
— Кристин очень хорошая…
— Вот уж нет! Послушай доброго совета: держись от нее подальше, а то у тебя могут быть большие проблемы. Заманивать богатых мужей — занятие для таких женщин, как Кристин, а тебе оно совсем не подходит, ты создана для другого. Воспользуйся случаем хорошо провести время. У тебя так мало развлечений, ты же все время стоишь за прилавком… но забудь Кристин и ее советы, как обольщать мужчин.
— Но я должна попробовать. Если я добьюсь успеха, то смогу сделать всю семью счастливой… и себя тоже, — выпалила она и удивилась: последние слова прозвучали как-то неубедительно. — Когда вы пригласили меня поехать с вами, я решила, что это — сама судьба.
— Ерунда! Смотри, судьба ведь тоже бывает разная. Допустим, ты поймаешь какого-нибудь богатого глупца…
— Я не собираюсь никого ловить, — обиженно ответила Мюриел. — Я только хочу сделать так, как советовала Кристин, а остальное предоставить… судьбе.
— Я никогда не верила в судьбу, — проворчала тетя Эдит. — Как бы ты не отнекивалась, все это здорово похоже на охоту за мужьями. Так вот, если тебе все же удастся поймать кого-нибудь в свои сети, ты подумала, что он скажет, когда обо всем узнает?
— Тетя Эдит, — терпеливо объяснила Мюриел, — я не собираюсь никого заманивать в сети. Я просто постараюсь быть приятной и буду надеяться, что на меня обратит внимание кто-нибудь достойный.
— Короче, ты решила подороже продать свою красоту, — без обиняков заявила старая дама, — и у тебя на это всего две недели. Моя милая девочка, мужчины — вовсе не дураки: они не побегут под венец с девушкой, которую знают всего две недели.
— Я понимаю… — признала Мюриел, густо покраснев. — Но если я кому-то очень понравлюсь, он, наверное, захочет… продолжить наши отношения.
— Похоже, ты все отлично продумала, но надеюсь, ради твоего же блага, что твои усилия окажутся напрасными.
— Вы считаете, если я добьюсь успеха, он обязательно когда-нибудь узнает, что я… старалась расчетливо…
— …завлечь его. Ты это хотела сказать? — спокойно вставила тетя Эдит. — Хотя смысл остается прежним.
— Он никогда не узнает, — с жаром заговорила Мюриел. — Откуда? Никто об этом и не знает, кроме вас, Кристин и тети Сары.
— И твоей семьи, которая заставляет тебя… — тетя Эдит нахмурилась. — Твой отец знает об этом?
— Нет, мы решили не говорить ему, — призналась Мюриел. — Он никогда бы мне не позволил ничего подобного.
— Конечно, не позволил бы… Я могла бы сразу догадаться, что он ни о чем не знает, — она озабоченно посмотрела на племянницу. — Ты должна отказаться от своего замысла, Мюриел, ясно тебе?
Но, прежде чем Мюриел успела ответить, тетя замахала на нее руками. — О боже, — простонала она. — Снова тошнит… нет, не суетись, лучше уходи.
— Вы уверены, что вам?..
— Уходи, тебе говорят!
Несмотря на свой шикарный вид и внешнюю самоуверенность, Мюриел очень волновалась, когда входила в зал ресторана, но ей удалось взять себя в руки. Стюард проводил ее к столику, за которым сидели дама и джентльмен средних лет. Мюриел села. «Неужели платье слишком открытое», — подумала она, бросив быстрый взгляд на соседей по столику. Но если даже они и заметили что-то необычное, они сумели скрыть за вежливой улыбкой и через несколько минут уже любезно разговаривали с ней.
— Значит, это ваш первый круиз? — спросила миссис Уэрсли. — А мы плаваем каждый год; мы считаем, что это — идеальный отдых, если вы, конечно, любите море.
— Моя тетя тоже так считает. Когда был жив ее муж, она отправлялась в круизы два раза в год.
Мистер Уэрсли, невысокий жизнерадостный человек с густыми бровями и глубокими морщинами на лбу, взглянул на свободный стул.
— Ваша тетя тоже путешествует вместе с вами?
— Да, но ей немного нездоровится. Она всегда неважно себя чувствует первые два дня.
— Со многими так бывает, но они все равно не отказываются от морских путешествий. Вы из года в год встречаете одних и тех же людей, и они становятся вашими друзьями. Я уже встретил здесь четверых знакомых.
— Правда? — заинтересовалась миссис Уэрсли. — Кого же?
— Мистера и миссис Пауэлл — я видел их, когда мы поднимались на борт, — и еще двух молодых людей, которые в прошлом году, как и мы, были в Неаполе. Как же их звали? — Он покачал головой. — Не могу вспомнить, но они сидят вон там, за столиком в углу.
Его жена взглянула в их сторону и наморщила лоб:
— Одного из них зовут Эндрю — я это запомнила, потому что нашего сына тоже зовут Эндрю, — объяснила она Мюриел.
Но та столь внимательно изучала меню, что совершенно отвлеклась от разговора. У Мюриел был отличный аппетит, а такие блюда, как жареная утка и персики в желе, и вовсе не могли оставить ее равнодушной.
— Но я никак не могу вспомнить их фамилии, — пожала плечами миссис Уэрсли.
Мюриел была очень довольна своим первым обедом на корабле: со своими соседями по столику, напоминавшими девушке некоторых состоятельных клиентов ее отца, она чувствовала себя очень свободно. Мистер Уэрсли заказал вина и настоял, чтобы их спутница тоже выпила бокал. Мюриел пила вино маленькими глотками, совершенно не ведая, как оно может на нее подействовать.
— Я полагаю, вы отправитесь танцевать в ночной клуб? — миссис Уэрсли говорила об этом, как о само собой разумеющемся. — А мы, наверное, просто посидим немного в салоне, а потом пойдем к себе. В первый вечер на море мне всегда хочется спать.
Мюриел подумала, что хорошо бы остаться с этой дружелюбной парой, но они ее с собой не пригласили. К тому же ей следует пойти на танцы; там у нее будет больше шансов познакомиться с молодым человеком. Несмотря на предупреждение тети Эдит, Мюриел все же решила осуществить свой план. Однако, оглядевшись вокруг, она увидела, что большинство молодых людей уже были с дамами. Ее смелость начала улетучиваться; она ни за что на свете не пошла бы на танцы одна.
— А я, пожалуй, пойду к себе в каюту и почитаю книгу, — решительно сказала она, и ее новые знакомые удивленно посмотрели на нее.
— Но книги вы можете читать и дома! — воскликнул мистер Уэрсли.
— У м-меня нет партнера, — заикаясь, призналась Мюриел и покраснела. — Мне лучше пойти к себе в каюту.
— Я совершенно уверена, что именно этого вам делать не следует, — многозначительно ответила миссис Уэрсли. — Генри, мы должны найти партнера для мисс Патерсон.
— О нет, не беспокойтесь!
Это предложение возмутило Мюриел, но она понимала, что ей никогда не удастся достичь холодной самоуверенности своей кузины, которая, без сомнения, легко нашла бы себе кавалера сама. Не обращая внимания на ее протесты, миссис Уэрсли решила пригласить двух знакомых молодых людей к их столику.
— В этих круизах все мы — одна счастливая семья, — сказала она с улыбкой. — Если бы вы плавали раньше, вы бы знали об этом.
Она начала рассказывать, какие это порядочные молодые люди, при этом активно жестикулируя и даже кивая в их сторону.
— Но я не могу позволить, чтобы вы просили кого-то быть моим партнером, — продолжала отказываться Мюриел; она с испугом подумала, что, вероятнее всего, вряд ли сумеет успешно осуществить свой план: для этого она недостаточно предприимчива.
— Они сами идут сюда, — уже поднявшись, чтобы выполнить просьбу жены, мистер Уэрсли остался на месте. — Они нас узнали.
Молодые люди в самом деле их узнали, и теперь Мюриел ничего не надо было предпринимать самой; следовало просто подождать, пока ее представят. Оба молодых человека были высокого роста, но темноволосый был чуть повыше, и именно на него Мюриел обратила свое внимание. Было что-то благородное в его манере двигаться, а когда он обратился к мистеру Уэрсли, в его голосе звучала изысканная вежливость.
— Мне кажется, я видел вас на палубе перед отплытием, — он улыбнулся миссис Уэрсли самой обаятельной улыбкой. — Как поживаете?
— Спасибо, хорошо. А вы?
— Отлично, благодарю вас.
Мистер Уэрсли пошел искать еще один стул, а миссис Уэрсли представила молодых людей своей спутнице.
— Извините, — улыбнулась она, — но я запомнила только ваше имя, мистер…
— Берк. А это Билл Рейне.
— О да, теперь я вспомнила.
Она познакомила молодых людей с Мюриел, и когда, мистер Уэрсли принес стул, все сели.
Билл с первого взгляда пришелся Мюриел по душе, а вот насчет его друга она была не уверена. Эндрю оживленно разговаривал с мистером Уэрсли, и девушка стала осторожно наблюдать за молодым человеком. У него были слегка вьющиеся черные волосы и смуглое лицо, которое, несмотря на определенную привлекательность, отражало надменность и жесткость его обладателя. У нее создалось впечатление, что Эндрю может быть преданным и надежным другом или, наоборот, безжалостным врагом. Она так пристально смотрела на него, что он не мог не почувствовать ее взгляд. Он посмотрел ей прямо в глаза. Мюриел покраснела, а он удивленно поднял брови. Казалось, мистера Берка озадачило ее смущение. Мюриел взяла себя в руки; было бы глупо потерять самообладание в такой момент. Она и не думала о том, чтобы попытать счастья с мистером Берком, но с Биллом еще можно было попробовать.
— Мисс Патерсон впервые путешествует по морю, — сказала миссис Уэрсли, — и она намеревается пойти к себе в каюту почитать. Что вы думаете по этому поводу, мистер Берк?
Эндрю подавил зевок.
— Я думаю, это отличная мысль, — ответил он. — Билл встретил здесь одну молодую особу, с которой познакомился во время прошлого круиза, и они собираются на танцы. А я думаю последовать примеру мисс Патерсон.
Он держался довольно холодно. Мюриел почувствовала, что ею пренебрегают.
— О, как это нелюбезно с вашей стороны, — упрекнула его миссис Уэрсли. — А я хотела попросить вас обоих взять мисс Патерсон с собой. Я была уверена, что вы пойдете в ночной клуб.
— Мы могли бы пойти вчетвером, — предложил Билл, и Эндрю удивленно взглянул на своего друга. Затем он посмотрел на Мюриел; в его взгляде чувствовались пренебрежение и досада… У Мюриел возникло ощущение, будто ее раздела; она смутилась и покраснела.
— Я предпочитаю пойти к себе в каюту, — заявила она со всей гордостью, на какую только оказалась способна. Пусть этот надменный человек не думает, будто она жаждет его общества! — Но, тем не менее, спасибо вам за заботу.
Эндрю взглянул на нее с новым интересом; что-то, казалось, позабавило его. Но, когда он заговорил, его голос был совершенно бесстрастен:
— Я поначалу не понял, что вы собирались уйти только потому, что у вас нет партнера. Я с удовольствием приму предложение миссис Уэрсли.
— Я ухожу к себе, потому что я устала! — Она не хотела, чтобы ее слова прозвучали резко, но по выражению лиц присутствующих поняла, что ей не удалось сдержаться. Это, казалось, развеселило Эндрю еще больше.
— Я уверен, что вы вовсе не устали, — насмешливо произнес он. — Я непременно хочу пригласить вас на танцы, мисс Патерсон.
Он слегка выделил слово «непременно», и Мюриел стоило большого труда сдержаться. Ей не хотелось обижать своих соседей по столику, поэтому она выразила свой отказ очень вежливо, повторив, что и вправду очень устала. Может быть, в другой раз…
— Мисс Патерсон немного смущена тем, что я попросила вас быть ее партнером, — вмешалась миссис Уэрсли. — Не стоит смущаться, моя милая. Скажите ей, мистер Берк, все мы на корабле, как одна веселая, счастливая семья, и условности здесь ни к чему.
— Правильно, — вставил Билл. — Пойдемте с нами, мисс Патерсон.
Он очаровательно улыбнулся. Эндрю тоже улыбался, но Мюриел чувствовала, что это его больше не забавляет. Мистер и миссис Уэрсли ждали ее ответа, и она поняла, что отказываться дальше просто неудобно.
— Ну, если вы настаиваете… — начала она, взглянув на Эндрю, удивляясь при этом, почему в ней возникает чувство опасности, будто впереди ее ждет какая-то страшная катастрофа.
— Я же сказал, мисс Патерсон, я с удовольствием приглашаю вас на танцы.
Танцы начались в девять и закончились за полночь. Билл познакомил Мюриел со своей подругой Кэтлин, светловолосой жизнерадостной девушкой, которая ей сразу понравилась, и, несмотря на неловкое начало, Мюриел получила от вечера немалое удовольствие. За это время она дважды заглядывала в каюту тети Эдит; в первый раз старая дама просто заворчала на нее, а во второй — велела сгинуть и больше не беспокоить ее.
Когда танцы закончились, Билл и Кэтлин попрощались и ушли. Мюриел обратилась к своему спутнику:
— Я вам очень благодарна… — начала она, но тут же одернула себя, почувствовав, что ей следовало выразиться как-то иначе.
— Я тоже, — ответил Эндрю тихо, с ленивой интонацией в голосе. — Позвольте проводить вас?
Когда они подошли к ее каюте, он пожелал ей доброй ночи.
— Надеюсь, завтра вашей тете станет лучше, — добавил он и ушел, не условившись о новой встрече.
Медленно войдя в свою каюту, Мюриел села за туалетный столик, испытывая необъяснимое чувство пустоты и уныния.
— Жаль, что я была перед ним в таком виде… — она сердито схватила комочек ваты и, обмакнув его в баночку с жидким кремом, стала снимать грим с лица.
Почему она так сказала?
Мюриел нахмурилась, глядя на свое отражение, но так и не смогла найти тому причину, а через некоторое время ее мысли были заняты другими, более важными вещами.
Билл… Жаль, но он уже встретил Кэтлин: с ним все могло бы получиться. Эндрю… Не стоит тратить на него время; он сухой, бесчувственный тип, такие никогда не влюбляются, а в дальнейшем превращаются в сварливых старых холостяков, длинноволосых и эксцентричных. Он, оказывается, ужасно богат. Билл как-то в разговоре упомянул его новый «бентли»… Мюриел глубоко вздохнула. Да, жаль, что Эндрю такой.
Но кто здесь еще оставался? Большинство мужчин уже были женаты, другие проводили время в своих компаниях. «Пожалуй, мне придется отказаться от своей идеи, — с грустью подумала она. — В любом случае, если я и найду кого-то, сомневаюсь, что мне удастся долго играть свою роль».
Мюриел беспокоила — так получилось дважды за этот вечер — ее детская привычка вскрикивать и хлопать в ладоши от восхищения или удовольствия. Она вспомнила, как Эндрю, странно нахмурившись, посмотрел на нее, а потом полуприкрыл глаза, скрывая их выражение.
Мюриел распустила волосы по плечам, мечтательно заглядевшись в зеркало. Как было чудесно танцевать с Эндрю… И какие завистливые взгляды все бросали в ее сторону!
Наконец она разделась и легла под прохладную простыню, но еще долго не могла уснуть.
Она бы и вовсе не уснула, если бы случайно услышала разговор в отдельной каюте, куда к Эндрю зашел Билл.
— Знаешь, я уже было начал жалеть, что позволил тебе уговорить меня отправиться в этот круиз — в прошлый раз мне было смертельно скучно, — но теперь, мне кажется, наклевывается кое-что интересное, — Эндрю налил себе вина и сел, легкое презрение отразилось на его красивом лице.
— Эта крошка Патерсон? — Билл недоуменно взглянул на друга, забыв про свой бокал. — Там были девушки и покрасивее, за столиком рядом с нашим, например. Одна весь обед только на тебя и смотрела.
— Не заметил.
— Должен был заметить. Блондинка в красном платье.
— Ах, эта! Хорошенькая, но не интересная. Кроме того, — добавил он, — у меня нет привычки флиртовать с невинными молоденькими девочками — они принимают все за чистую монету и потом бывают глубоко обижены; а у меня, хоть ты можешь и не поверить, все же есть совесть.
Билл засмеялся.
— Ну, эта мисс Патерсон не вызовет у тебя никаких угрызений совести. Я полагаю, она знает правила игры.
— Конечно. Типичная любительница развлечений с единственной целью в жизни, — губы Эндрю скривились в презрительной ухмылке. — Я так часто с ними сталкивался, что теперь узнаю с первого взгляда. Что ж, я охотно поиграю, но по своим правилам. Этой девице следует преподать урок. Я решил это сделать еще тогда, когда она изобразила смущение от того, что миссис Уэрсли попросила меня быть ее партнером.
— Мне она показалась скорее возмущенной, чем смущенной, но это, наверное, потому что ты осадил ее, — Билл задумчиво замолчал, чуть нахмурив брови. — Я почти пожалел ее, поэтому и предложил пойти с нами. У меня создалось впечатление, что она и в самом деле собиралась пойти к себе.
— Притворство, — презрительно бросил Эндрю. — Такие женщины всегда поступают одинаково: сначала отказываются, маскируя интерес. Не стоит ее жалеть. Она сама напросилась, чтобы нас познакомили.
— Не понимаю, почему ты так решил, — слабо запротестовал его друг. — Если она ищет богатого мужа и ее интересуют состоятельные мужчины, то откуда ей знать, что мы к ним относимся?
— Она ничего не могла узнать о нас, пока мы не познакомились. Но, очевидно, она навела некоторые справки. Я видел, как миссис Уэрсли несколько раз взглянула в нашу сторону, когда разговаривала с ней. Они, конечно, обсуждали нас, и, если бы мы не подошли, мистер Уэрсли сам пришел бы за нами. Он уже поднялся.
— Но Уэрсли нас почти не знают!
— Знают вполне достаточно. Помнишь, в прошлом году старик Уэрсли сказал, что имеет акции компании Манро, а ты ответил, что я вкладываю свои деньги в акции конкурирующей компании?
— Да-а… помню, — задумчиво ответил Билл и, осушив бокал, спросил: — И каковы же твои планы? Ты заставишь ее влюбиться в тебя, а потом бросишь?
— Такие, как она, не влюбляются, — насмешливо произнес Эндрю. — Нет, я хочу убедить ее в том, что она крепко держит меня… на крючке, а потом… — он взял свой бокал и весело рассмеялся.
— Что потом? — спросил его друг с внезапной озабоченностью. — Оставил бы ты девушку в покое, Эндрю!
— Ни за что! Я решил поразвлечься. Этой девице надо преподать урок, а я как раз в таком настроении, чтобы сделать это в самом наилучшем виде.




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Неосторожное сердце - Хампсон Энн

Разделы:
IIiIiiIvVViViiViiiIxXXiXii

Ваши комментарии
к роману Неосторожное сердце - Хампсон Энн


Комментарии к роману "Неосторожное сердце - Хампсон Энн" отсутствуют




Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100