Читать онлайн Над сладким Босфором, автора - Хампсон Энн, Раздел - 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Над сладким Босфором - Хампсон Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Над сладким Босфором - Хампсон Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Над сладким Босфором - Хампсон Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хампсон Энн

Над сладким Босфором

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

6

Она осторожно открыла глаза и увидела Марка; он выглядел бледным, осунувшимся и очень усталым. Джанет снова закрыла глаза; нога сильно болела.
— Я помню… — пробормотала она. — Они не могли спустить меня вниз… — Она поежилась. — Я хотела спуститься вниз, но они понесли меня вверх.
— Четин решил, что это будет легче. — Голос брата успокаивал, но доносился как бы издалека. — Ты сейчас в гостинице.
— Я же хотела спуститься вниз… — Она вспомнила свой ужас при мысли о подъеме. Внизу казалось безопаснее. Там под ногами была твердая почва, и она умоляла их доставить ее вниз. — Меня так долго поднимали наверх.
— Сейчас ты в безопасности, дорогая: Скоро мы доставим тебя вниз на машине.
— Я и хотела вниз… — Она сжала руки так, что побелели суставы. — Почему они не выполнили мою просьбу? — Джанет смотрела на Марка с изумленным выражением на лице.
— Это было бы очень трудно, дорогая, — ответил Марк. — Ты очень скоро поедешь вниз на машине, безопасно и удобно.
Она шире открыла глаза и опять увидела, как он осунулся. В его лице было еще что-то. Его глубокая озабоченность обеспокоила и ее.
— Мне сильно досталось? — спросила она, но Марк быстро помотал головой.
— Только ноге. Плохо, конечно, но доктор сказал, она скоро заживет. Тебе наложили несколько швов…
— В самом деле? Я не знала… — Смутно она помнила укол и блаженное избавление от боли. — Я была без памяти, когда мне это делали. — Она замолчала, пытаясь понять причину его беспокойства. — В чем дело, Марк? Что тебя так беспокоит?
Он улыбнулся ей и помотал головой, но Джанет почувствовала, что он просто не хочет ее беспокоить.
— Ничего… и ты не должна волноваться. Лучше закрой глаза и поспи.
— Я не хочу спать. Когда мы поедем домой? — И прежде чем он успел ответить, спросила: — А где остальные?
— Они уже уехали, все, кроме Салли. Она решила остаться и вернуться с нами.
— Это очень мило с ее стороны.
— Я пойду позвоню доктору, — сказал Марк. — Он сказал, что никаких осложнений не будет, что тебя можно будет увезти сегодня вечером, но сначала хотел осмотреть тебя.
— Который сейчас час?
— Почти пять.
— Сегодня еще воскресенье?
— Да, еще воскресенье, — улыбнулся он, поправил на ней покрывало и вышел.
Вскоре вошла Салли и села у кровати.
— Как ты себя чувствуешь?
— Отлично, если не считать ноги. Как вам удалось так быстро вызвать сюда Марка?
— Мы сразу же позвонили ему. На наше счастье сюда летел самолет из Стамбула, и Марку удалось на него сесть.
— Значит, он не на машине? Как же мы доберемся домой?
— Марк взял машину напрокат, большую машину. Она уже ждет. Мы скоро поедем. Доктор считает, что чем скорее, тем лучше.
— Салли… — Джанет колебалась, — Салли, случилось что-нибудь еще? Я же вижу — Марк что-то скрывает.
— Скрывает? — Салли слегка смутилась. — Он беспокоится о тебе, это и понятно.
— Нет, тут что-то еще. — Джанет повернула голову и задумчиво произнесла: — Я знаю, это может показаться глупым, но я чувствую: что-то не так.
Салли нахмурила брови.
— Не знаю. В таком состоянии тебе может просто показаться.
— Ты хочешь сказать, что я не в себе? — спросила Джанет, слабо улыбнувшись.
— Ну, тебе сделали укол, ты же помнишь. И ты бредила… я не слышала о чем — доктор велел нам выйти, но Марк был с тобой. Наверное, ты набредила такого, от чего он забеспокоился, — Салли напряженно думала. — Да, скорее всего. Он был заметно взволнован, когда сказал мне, что ты бредила.
— Сказал тебе? — Джанет подняла голову и требовательно посмотрела на подругу. — А что я говорила?
— Он не сказал, что именно ты бормотала… просто сказал, что ты бредила.
— И он был… взволнован? — Что такое она могла сказать? Что-то странное читалось на лице Марка. Что-то еще, кроме озабоченности. Она постаралась вспомнить, снова представив его лицо… Жалость, сочувствие. Да, пожалуй… Она недоуменно покачала головой. — Интересно, что же я говорила? Надо спросить его.
Когда доктор сказал, что можно ехать, Джанет перенесли в машину и удобно устроили на заднем сиденье. Салли села рядом. Марк сидел с шофером, который очень медленно и осторожно вел машину по горной дороге. Было уже довольно поздно, когда они приехали в Стамбул. Сначала завезли домой Салли. Джанет и Марк поблагодарили ее за помощь, а Салли пообещала навестить Джанет на следующий день после школы.
Дома Джанет сразу уложили в постель. С нею немного посидел Тони, потом пришел Марк, и Тони оставил их одних. Наступило странное молчание. С трудом подбирая слова, Джанет спросила брата, о чем она говорила в бреду. Марк вздрогнул, потом в его глазах появилось то же сочувствие, которое она заметила еще несколько часов назад.
— Какую-то бессмыслицу, — ответил он уклончиво. — Ты бредила, Джанет… и невозможно было понять, о чем. — Он поднялся. — Сейчас я тебя оставлю. Не забудь позвонить в колокольчик, если что-нибудь понадобится. Миссис Байдур сразу же придет. Спокойной ночи, Джанет.
— Спокойной ночи, Марк. — Она смотрела, как он пошел к двери. — Марк…
— Да? — Он обернулся, держа руку на ручке двери.
— Крейг… знает об этом? — Она говорила через силу, чувствуя, как щеки заливает румянец, но еще острее она почувствовала;, что брат не может произнести ни слова, будто комок застрял у него в горле.
— Он уехал в свой дом на острове, ты же знаешь. Я оставил ему записку, получит, когда вернется. — Марк помолчал и добавил с явной неохотой: — Он зайдет или позвонит.
— Но он ничего такого не сделал. — Слова вырвались помимо ее воли, Марк заговорил со странной настойчивостью, убеждая Джанет, что Крейг еще не вернулся.
— Иногда он остается там до понедельника… даже до вторника, ты ведь знаешь.
— Да. — У нее вдруг защипало глаза. — Ты помнишь, он просил меня помочь ему в работе над книгой? — Марк кивнул, и она добавила: — Если бы я поехала на Бюйюк-Ада, ничего бы не случилось.
Марк внимательно посмотрел на Джанет.
— Этого бы не случилось, — согласился он, — но с другой стороны…
— Что? — Она ждала, что он продолжит. — Что ты хочешь сказать?
— Ничего… ничего особенного. — Он еще раз пожелал ей спокойной ночи и вышел, осторожно прикрыв за собой дверь.
Следующие две недели Джанет пришлось провести в постели. Рана заживала быстро и без осложнений.
— Боюсь, что шрам останется, — сказал ей доктор, — но вам еще повезло, что не случилось чего-нибудь похуже. Альпинизм хорош для опытных, но новичкам, вроде вас, не стоит ходить в горы без подготовки.
Доктор был высокий стройный турок с сердитым взглядом и густыми черными бровями, сросшимися на переносице, что придавало ему совсем уж свирепый вид. Он говорил по-английски лучше многих англичан; на досуге он изучал языки, и поговаривали, что он знает их более двадцати. Джанет побаивалась его, каждый раз ожидая, что он назначит ей кровопускание. Турки, как она знала, для этого издавна вскрывают вену на лбу. Наслушавшись рассказов о подобных операциях, Джанет всегда смотрела на уходящего доктора с облегчением.
— Я думаю, тебе не стоит беспокоиться, — сказала Гвен, пытаясь разубедить Джанет. — Такую операцию делают цирюльники в деревнях. Тамошние жители считают, что они нипочем не поправятся, если не выпустить «дурную кровь».
— Но он же делал кровопускание Салли, правда?
— Да, — подтвердила Гвен. — Мы пробыли здесь всего неделю, Салли заболела желтухой, и он посоветовал выпустить ей «дурную кровь». Не знаю, какое действие оказывает эта процедура, но при некоторых болезнях она помогает. А люди здесь очень суеверны… Восток, одно слово.
— Салли сказала мне, что на летние каникулы вы обе собираетесь домой, — сказала Джанет, меняя тему разговора. — Мне будет очень вас не хватать.
— Это все наши мамаши. Ты ведь знаешь, какие они: всегда волнуются, когда нас нет под рукой. В дни их молодости девушки не разъезжали по всему свету. Думаю, у них просто не было таких возможностей. И хотя они смирились с нашим отъездом, все равно им это не по нутру. Мама Салли еще хуже, чем моя, наверное, потому, что Салли у нее единственная. — Она замолчала, заметив, что Джанет осторожно подвинула ногу в более удобное положение. — Не больно?
Джанет слабо улыбнулась и кивнула, потом добавила, что ей хотелось бы вернуться в школу.
— Тошно лежать целый день одной. Слава богу, что со мной не случилось чего-нибудь похуже.
— Да уж, — Гвен побледнела, вспомнив, как огромные камни катились по склону горы. — Сколько буду жить, никогда этого не забуду. Я думала, ты погибла.
— Я даже не видела этих камней. Наверное, я вела себя как полная идиотка — даже не попыталась увернуться. Я не поняла толком, что они кричали.
— Это Четин виноват. Очевидно, это его главный промах: он считал, что ты знаешь об этом и, кроме того, знаешь, как вести себя в подобных ситуациях. Опытный альпинист легко увернулся бы.
— Я бы тоже, если бы подумала. Пострадала ведь только нога. А стоило мне немного подвинуться в сторону, и я бы совсем не пострадала.
Джанет перевела разговор на другую тему, заговорив о предстоящем отъезде подруг в Англию. Джанет интересовало, чем они будут заниматься во время каникул.
— Вы проведете там все каникулы?
Гвен кивнула.
— Мы поедем на машине, поэтому на дорогу в оба конца уйдет пара недель. Мы могли бы добраться и быстрее, но нам хочется заехать по пути в несколько городов. Мы решили воспользоваться машиной, чтобы на обратном пути привезти кое-что, чего здесь не найдешь. Если тебе что-нибудь нужно, говори.
— Может быть, кое-что из одежды? Здесь мало красивой, но ты же не можешь покупать для меня одежду.
Сейчас много одежды не понадобится, размышляла Джанет, все еще не в состоянии преодолеть грусть при мысли, что долго не увидит Салли и Гвен. Ей хватит одного-другого летнего платья, потому что все каникулы придется провести в саду с книгой.
— Да, конечно… — ответила Гвен. — И все-таки, если что-нибудь надумаешь, составь список. Осталось всего три недели. Каникулы начнутся в конце июня.
Гвен ушла. Вскоре зашел Марк с книгами под мышкой. Он выглядел очень усталым.
— У тебя болит голова? — сочувственно спросила Джанет, когда он положил книги на кровать.
— Опять этот проклятый сирокко! Он дул сегодня так сильно, что остановил грузовой паром, и принес ужасную жару. Воздух тяжелый, будто свинцовый. Все вокруг раздражены. Мне еще повезло, что у меня болит только голова. — Он внимательно посмотрел на Джанет. — А с тобой все в порядке?
— Да, на этот раз он, видимо, обошел меня.
— Хорошо. Он уже стихает. — Марк взял две книги и, протянув их, сказал ровным голосом: — Крейг велел передать тебе. Одна — путеводитель по дворцу Топкапы, а другая — об истории Османской Империи. Он сказал, что давно обещал их тебе.
— Да, было дело. — Джанет почувствовала комок в горле. — Поблагодари его за меня, Марк, ладно?
— Он придет завтра, когда ты встанешь, и ты поблагодаришь его сама.
Марк взглянул на сестру и тут же отвел глаза. Она надеялась, что он не заметил, как порозовели ее щеки и задрожали пальцы, когда она взяла книги. За последние две недели Крейг заходил только дважды. Оба раза он держался холодно и отчужденно, и это опять напомнило ей первый месяц их знакомства.
В первый раз он пришел в понедельник, едва вернувшись с Бюйюк-Ада. Джанет уже приготовилась увидеть лед в его глазах и услышать резкий выговор, что не послушалась его предупреждения. Такое отношение она приняла бы легче, чем сдержанные бесстрастные расспросы, которые казались лишенными истинной заботы и внимания.
В прошлый уик-энд Крейг опять уехал на остров и оставался там до вторника, но на этот раз он, видимо, решил остаться дома. Он пришел в воскресенье после ленча. Джанет сидела в саду, удобно приладив забинтованную еще ногу на низенькой скамеечке. Она увидела Крейга издали, когда он шел по узкой полосе пляжа. А в Босфоре, как и всегда, толкались суда и суденышки: одни шли на север, к Черному морю, другие — на юг, к Мраморному.
Крейг вошел в маленькую калитку и быстро широкими шагами поднялся к дому.
Он подошел к Джанет и остановился, молча глядя на нее. Он держался спокойно и прямо, но лицо у него было измученное, под глазами круги. Джанет хотела бы знать, было ли это результатом слишком напряженной работы или он плохо спал, думая о Диане. Наверное, он сильно по ней скучает, решила Джанет.
От Крейга не укрылось, что нога Джанет еще была забинтована.
Он выглядел таким же уверенным и сдержанным, как всегда, несмотря на усталые глаза. Джанет предложила ему сесть, размышляя при этом, были ли в жизни Крейга случаи, когда с него слетала эта холодная невозмутимость. Она чувствовала при нем некоторую неловкость и, оглянувшись, подумала, что делают Марк и Тони, что их так долго задерживает в доме.
— Большое спасибо за книги, Крейг.
— Пожалуйста. Могу принести еще, если хочешь.
— Спасибо, — повторила она, опустив глаза. Когда она подняла взгляд, то старалась смотреть не на Крейга, а на корабли в проливе.
— Ты выглядишь гораздо лучше. Марк сказал, что рана хорошо заживает.
— Да, я пока не спускаюсь по лестнице, но по комнате уже хожу. Теперь мне совсем не больно.
Такой скучный, неинтересный разговор. Джанет опять оглянулась. Куда сгинули Марк и Тони? Они же сказали, что выйдут в сад вслед за ней. Она снова стала смотреть на корабли.
— Вот они, — сказал Крейг чуть язвительно, словно прочитав ее мысли. Джанет вспыхнула. Он не жалел ее. — Может, теперь ты расслабишься?
— Извини… — сказал Марк и сел, вопросительно глянув на Джанет.
Она удивилась: казалось, он извиняется за то, что оставил ее наедине с Крейгом!
Подошел Тони и, к досаде Джанет, заговорил об экспедиции.
— Четин должен был потренировать их, — заметил Марк, когда Тони пренебрежительно отозвался о молодом турке. — Было просто глупо брать в горы неопытных людей, предварительно не проинструктировав, как вести себя в случае опасности.
— Это был просто несчастный случай, — вставила Джанет, избегая взгляда Крейга. — Нельзя во всем винить Четина.
— Четин виноват во всем! Он опытный альпинист и знает, что почем. Я не понимаю, зачем он потащил вас в горы. — Крейг говорил очень резко, в его тоне отразилась вся его неприязнь к Четину.
Джанет молчала, она по-прежнему не смотрела на Крейга.
— Но это еще не все, как я понял из рассказа Салли и Гвен, — сказал Марк, обращаясь к Джанет. — Вы, оказывается, вымокли до нитки, переходя вброд…
— Нет, это был всего лишь ручей, — быстро вставила Джанет.
— Но вы промокли?
Ей пришлось это признать, и Крейг поинтересовался, как же они сушили свою одежду.
— Намокли только штанины, — ответила она. — Они… они высохли на нас.
— «Они»… — Крейг в гневе сжал губы, но то, о чем он подумал, осталось невысказанным, потому что Марк вспомнил о случае со скорпионами.
Но Крейга интересовали не скорпионы.
— Джанет, — спросил он недоверчиво, очевидно, позабыв о присутствии Марка и Тони, — ты хочешь сказать, что вы спали прямо на земле?
В его голосе слышались менторские нотки, которые вывели Джанет из себя в тот вечер, когда Крейг отослал Четина. Она не верила своим ушам. Он же сказал, что больше никогда не будет вмешиваться, но, видно, совершенно забыл о своем благом намерении: ведь сейчас он явно вмешивался в ее дела. Но почему? Почему его беспокоило, что она делает и куда идет?
— Вы и вправду спали на земле… трое мужчин и три девушки?
— Но послушай, Крейг… — вставил Марк, удивленно глядя на друга. Его, как и Джанет, поведение Крейга озадачило.
Решившись выдержать его взгляд, Джанет пристально посмотрела в лицо Крейгу, пытаясь прочесть его мысли. Его мнение не имеет никакого значения, убеждала она себя… и все же чувствовала, что не вынесет холодного презрения. То, что она прочла в его глазах, заставило ее вздрогнуть, вдруг напомнив его сердитое обещание поколотить ее.
Сейчас у него было такое лицо, что в это вполне верилось!
Крейг ждал ответа, и, хотя Джанет было трудно говорить, она с удивлением поняла, что ее смущение вызвано присутствием Тони и Марка, а вовсе не Крейга.
Наконец она начала объяснять, сказав, что они почти не спали из-за грозы. Она постаралась не вдаваться в подробности той ночи, но по выражению лиц слушателей скоро поняла, что ей это не удалось, особенно когда Тони воскликнул:
— И ваша одежда опять сохла на вас!
— Солнце скоро взошло… прошло совсем немного времени.
— Ну, Джанет… — Теперь Марк недоуменно посмотрел на нее, и впервые в его глазах появилось осуждение. — У вас троих, оказывается, начисто отсутствует здравый смысл. Почему же, черт возьми, вы не вернулись?
— Ночью? Мы не нашли бы дорогу.
— По-моему, у вас было несколько возможностей еще до этого, — начал Крейг сердито, но Джанет прервала его.
— Пожалуйста, — обратилась она ко всем троим, — давайте переменим тему!
Они прислушались к ее просьбе, но когда разговор пошел по другому руслу, Крейг молчал, упрямо сжав губы. Почему он так рассердился? Джанет размышляла над этим некоторое время, и внезапно ответ стал ясен. Все дело в книге. Она могла понять, что он чувствует: вместо того чтобы попусту подвергать себя опасности, она могла бы помочь ему в работе.
Но постепенно Крейг расслабился и даже согласился остаться на чай, который накрыли в тени акаций, в маленькой беседке, увитой зеленью. За столом Джанет узнала о планах Марка и Тони на каникулы. Они собирались в восточную Турцию, на озеро Ван, за компанию еще с двумя преподавателями из университета. За время путешествия им придется преодолеть около двух тысяч миль, и на это уйдет шесть или семь недель.
— Ты не будешь скучать, — сказал Марк спокойно. — Ты, наверное, уже договорилась насчет каникул с Салли и Гвен?
Джанет бросила на него быстрый взгляд и уже готова была сказать, что подруги уезжают домой, но сдержалась. Марк, конечно, откажется от поездки, если узнает, что она останется одна.
— Найдем чем заняться, — беспечно произнесла Джанет. — Я слышала, вокруг озера Ван прекрасные места. Салли и Гвен рассказывали.
— Да, это замечательное место, — согласился Тони. — Наши с Марком спутники уже бывали там и тоже рассказывали, вот и нам не терпится. — Он повернулся к Крейгу. — А ты куда-нибудь поедешь?
— Большую часть отпуска я проведу на острове, но думаю выбраться в Англию навестить друзей.
Друзей… и Диану.
Теперь каникулы, которых Джанет ждала с таким нетерпением, пугали ее. Ей не приходило в голову, что подруги могут уехать домой, она думала, что они вместе поедут по азиатской части Турции. Там так много интересного, особенно древние поселения, которые, в отличие от греческих, совсем мало изучены. Гвен и Салли рассказывали ей об одном, которое им посчастливилось найти. Местность была довольно известна, но само поселение занесло песком, и оно никого не интересовало. Девушки нашли его, и когда Джанет посмотрела сделанные ими слайды, она решила заняться во время каникул такими же изысканиями.
Это отвлекло бы ее мысли от Крейга… и может быть, к концу отпуска она бы полностью излечилась. Но сейчас оказывается, что она останется совсем одна. Впервые со времени своего приезда в Турцию Джанет испытала знакомое чувство одиночества и отчаяния. Она попыталась думать о Неде, но его образ ускользал. «Со временем все забывается, хотя поначалу в это не верится», — говорила ей мама, так оно и вышло. Но как быть с другой болью, которая так быстро пришла на смену старой?
Вдруг, без всякой видимой причины, Джанет вспомнила, что Крейг обещал показать ей азиатскую часть Турции, рассказывал о ее красотах, причудливых селениях и руинах крепостей и о том месте, которое называют «свежими водами Азии», где дамы-аристократки в паранджах и драгоценных уборах катались на золоченых барках.
Наверное, подавленное настроение отразилось на ее лице, потому что Крейг пристально взглянул на нее и сказал:
— Ты устала, Джанет. На твоем месте я бы пошел спать. — Он произнес это ровным, бесстрастным тоном, но в его глазах появилась легкая озабоченность и на губах промелькнула улыбка, когда она признала, что и вправду устала и приляжет на диване в гостиной.
— Я не хочу спать, — добавила она, улыбнувшись. — Мне надоело все время торчать в спальне.
— Конечно, — согласился он сочувственно. — Ты пойдешь сама, или мне помочь тебе? — Он уже поднялся, но Джанет бросила умоляющий взгляд на брата. Слишком волнующим было бы прикосновение руки Крейга.
Он заметил этот взгляд и опустил протянутую руку. Его глаза снова сверкнули холодом.
— А… тебе лучше сесть, — сказал Марк. — Вон идут твои подруги.
Все повернули головы и увидели Салли и Гвен. Девушки знали, что в воскресенье Джанет разрешат вставать, и обещали заехать к ней, хотя не сказали, в какое время. Гвен принесла огромный букет цветов, который тут же вручила Джанет.
— Четин передает тебе сердечный привет и спрашивает, нельзя ли ему навестить тебя завтра вечером? Он зашел бы раньше, но был занят по службе.
— Какие красивые… — Наклонив голову, Джанет наслаждалась ароматом, думая, что цветы — самый лучший подарок… Вдруг ее мысли вышли из-под жесткого контроля — контроля, под которым она держала их весь день. Еще не осознав своего поступка, она подняла голову и взглянула на Крейга. Если бы эти цветы прислал ей он…
Джанет встретила его холодный взгляд, услышала, как он глухо сказал, что ему пора домой, увидела, как он уходит. Его стройная фигура скоро скрылась за деревьями. Тут Гвен окликнула ее, и Джанет включилась в общий разговор.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Над сладким Босфором - Хампсон Энн

Разделы:
1234567891011

Ваши комментарии
к роману Над сладким Босфором - Хампсон Энн



Ожидала накала страстей, а там все одни разговоры.
Над сладким Босфором - Хампсон ЭннМарина
14.01.2013, 17.47





мне не понравился роман.
Над сладким Босфором - Хампсон ЭннАня
27.02.2014, 4.37





впервые читала роман в 1998 году, перечитывая- как будто возвращалась в свою юность.
Над сладким Босфором - Хампсон ЭннИрина
27.08.2014, 11.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100