Читать онлайн Над сладким Босфором, автора - Хампсон Энн, Раздел - 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Над сладким Босфором - Хампсон Энн бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.5 (Голосов: 14)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Над сладким Босфором - Хампсон Энн - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Над сладким Босфором - Хампсон Энн - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хампсон Энн

Над сладким Босфором

Читать онлайн


Предыдущая страница

11

Было воскресенье. В эту ночь Джанет ночевала на квартире у подруг, потому что Марк и Тони отправились на всю ночь на вечеринку с Крейгом и Дианой. Джанет тоже была приглашена, но она не захотела больше терзать себя и отказалась, а вместо этого попросила подруг разрешения провести ночь у них. Она поспала в гостиной на раскладушке и теперь лежала, удобно устроившись, наблюдая, как слабый свет начинает сочиться в комнату. Когда все предметы обрели четкие очертания, она почувствовала, что свет какой-то странный. Она встала, набросив халат, подошла к балконной двери.
И невольно вскрикнула от восхищения, когда ее взору предстал странный и таинственный мир белизны и тишины.
Всю ночь шел снег, создав сказочную картину, в которую сияющие воды Босфора добавляли дух очарования и тайны, присущей только Востоку. Купола мечетей, похожие на огромные сияющие жемчужины, казались окруженными оправами из слоновой кости. Минареты хрустальными сталагмитами поднимались к небу.
Но пока она стояла, в немом восхищении глядя на совершенно изменившуюся картину, тучи рассеялись, и каскад солнечных лучей золотым дождем пролился на землю, окрасив воды Мраморного моря в золотисто-желтый цвет и заставив все вокруг заблестеть.
Услышав звон посуды, Джанет направилась на кухню, где Салли готовила утренний чай.
— Это мне следовало подогреть чайник, — сказала она, извиняясь, и взяла поднос. — Я уже давно проснулась. А ты сегодня смотрела в окно?
Салли кивнула, напомнив Джанет, что они с Гвен уже видели турецкую зиму.
— Я никогда не забуду, как впервые увидела это. Потом привыкаешь, но первое впечатление остается навсегда. — Закипел чайник, Салли заварила чай, а Джанет достала чашки и блюдца. — Все-таки жаль, что ты не увидишь настоящей турецкой зимы. — Салли накрыла чайник и как-то странно посмотрела на подругу. — Ты так и не сказала, почему уезжаешь домой.
Салли говорила очень осторожно, опасаясь задеть Джанет, и все же в ее голосе сквозило естественное женское любопытство.
Джанет нашла сахарницу и поставила ее на поднос.
— А ты… не догадалась?
— Мы думали, что это, вероятно, из-за Крейга Флеминга, — после недолгого молчания пробормотала Салли, и Джанет отвернулась, чувствуя, что краснеет. — Но ты ведь знала о Диане?
— Да, Салли, знала. Я вела себя так глупо!
— Этот человек не для тебя, — уверенно сказала Салли. — О, я знаю, он необыкновенно привлекателен и наверняка богат, но характер у него… я никогда не забуду, как он в тот вечер появился в дверях, такой надменный, с сердитым выражением лица. И ты для него просто не существовала! Только представь, что бы ты чувствовала, если бы была его женой. Ты бы умерла со страху. Глядя на него, можно было подумать, что он убьет тебя, как только вернется домой!
Джанет машинально положила ложечки на блюдца. Она вернулась к событиям того вечера, и воспоминания заставили ее вздрогнуть. Но будь она женой Крейга, она никуда не пошла бы без него, а значит, ей нечего было бы бояться.
— Отнести Гвен чая? — спросила она, меняя тему разговора. — Она уже проснулась?
— Когда я встала, она еще спала. Пойду посмотрю… Гвен еще спала, и они вдвоем пошли пить чай в гостиную.
— Тебе хорошо здесь спалось? — спросила Салли. — Я вижу, ты даже не взяла еще одно одеяло.
— Оно мне не понадобилось, было тепло.
Джанет прихлебывала чай, погруженная в свои мысли. Ей осталось жить в Стамбуле всего несколько дней: они с Марком пообещали родителям приехать домой к Новому году. Они планировали вернуться к Рождеству, но Марк, к немалому удивлению Джанет, изменил свои планы. В этом был виноват Крейг — он уговорил Марка принять приглашение на ужин, который устраивал в канун Рождества. К счастью, Джанет имела повод отказаться от приглашения — она уже договорилась пойти в этот вечер с друзьями на танцы.
— Ты часто встречалась с Крейгом после того вечера? — Салли налила молока в чашку и добавила чаю. — Я слышала, что вскоре приехала Диана, но потом ей пришлось уехать.
— Она приехала сюда навсегда, по крайней мере, у нее были такие планы, но ее адвокат попросил ее вернуться в Англию. Она не подписала какие-то бумаги, и возникли некоторые сложности с продажей имущества. Но сейчас она опять здесь… приехала два дня назад, как сказал мне Марк. А Крейга я не видела почти целый месяц. — Она помолчала, нахмурившись. — Мы завтра должны у него обедать. Нас будет всего четверо, так что мне не избежать этой встречи… а хотелось бы.
Получив приглашение, она стала придумывать отговорки, чтобы не ходить к Крейгу, но они все были так неубедительны, что ей пришлось отказаться от этой мысли. Но и сейчас ее по-прежнему одолевали сомнения и страхи. Ее пугала не только перспектива провести долгий вечер, наблюдая проявление нежных чувств Крейга к Диане, но она боялась, что не сможет встретиться с Дианой, не выдав своей вины. Она знала, что Крейг будет спокоен, уверенный, что его несдержанность, как он выразился, навсегда останется в тайне. Джанет было неприятно думать, что человек, глубоко и искренне влюбленный в женщину, как Крейг в Диану, мог желать связи с другой женщиной, ведь это наверняка превратилось бы в любовную связь, если бы он добился своего. Это еще раз доказывало, что все мужчины одинаковы: они вполне способны изменить, если уверены, что все будет шито-крыто. Джанет размышляла о том образе Крейга, который она себе нарисовала. Она верила, что он хороший, честный человек, но одна часть ее души осуждала его за неверность, а другая болела при мысли, что он ничем не лучше других мужчин.
Марк спустился в гостиную, и Джанет встретила его решительно.
— Я передумала, — сказала она ему. — Я не пойду с тобой к Крейгу.
— Как?.. — Он недоверчиво посмотрел на нее. — Почему?
— Это невозможно. Прости, Марк. Извинись за меня, пожалуйста.
— Но ты же не можешь так подвести Крейга, уже поздно. Так не делают. Он уже все приготовил.
— Мне очень жаль, — повторила она, — но лучше мне остаться дома.
— Но что, черт возьми, я ему скажу? Нельзя же так, Джанет!
— Скажешь, что у меня разболелась голова… или еще что-нибудь.
— Никто не поверит, — рассердился он, и ее глаза наполнились слезами. — Да и не стану я врать! И потом, — добавил он, — как я буду чувствовать себя, когда Крейг и Диана будут заняты друг другом?
Джанет закусила губу. Об этом она не подумала. Но ее решимость не поколебалась.
— Все равно… Я не могу пойти. — Наконец он, кажется, понял ее отчаяние, потому что хмурое выражение его лица слегка изменилось.
— Последние несколько недель ты нарочно избегаешь его. Почему? Что-нибудь случилось?
Джанет бросила на него испуганный взгляд и попыталась отвлечь его.
— Это все из-за того, что мы будем только вчетвером. Если бы присутствовали и другие гости, все было бы не так ужасно. Но ведь не будет даже миссис Флеминг.
— Ты и раньше знала, что приглашены только мы с тобой… и что мать Крейга собирается в этот день навестить свою старую подругу. Почему же ты приняла приглашение?
— Я думала, я смогу преодолеть себя, — ответила она грустно, — но вижу, что мне это не удается. Ради бога, постарайся понять меня, Марк.
— Мне нет необходимости стараться понять. Я знаю, что ты чувствуешь. Но этот обед устроен в нашу честь, потому что мы уезжаем. А ты не хочешь идти. — Она ничего не ответила, и Марк, пожав плечами, произнес: — Я не задержусь. Можешь не ждать меня и ложиться, когда захочешь.
Она открыла ему дверь, и порыв ветра метнул снежинки на ковер.
— Ты пойдешь пешком?
— Нет, возьму машину. Конечно, смешно ехать так близко, но уж больно не хочется идти пешком в такую погоду.
Джанет закрыла за ним дверь и пошла в гостиную. В комнате горел только камин, оранжевые отблески слабо освещали предметы вокруг. Взяв журнал, Джанет опустилась на коврик перед камином и стала перелистывать страницы, но мысли ее возвращались к брату. Она чувствовала, что струсила, и это ее очень огорчало, но она знала, что ее поведению есть оправдание, и надеялась, что Марк сможет убедительно объяснить ее отсутствие.
Крейг, конечно, будет недоволен, но она этого не увидит, и на том спасибо. Она стала размышлять, действительно ли он хотел, чтобы они провели этот вечер с ним и Дианой, и пришла к выводу, что его приглашение было просто проявлением вежливости, ведь они с Марком навсегда покидали Стамбул.
Ее мысли прервал шум подъехавшей машины, и она слегка нахмурилась. Почему Марк вернулся? И звук какой-то другой. Странно, как снег смягчает все звуки. Потом она услышала звонок в дверь. Марк не стал бы звонить. Салли и Гвен не могли прийти, они знали, что ее не будет дома. Джанет услышала, как Метат открыл дверь, тихо отвечая что-то по-турецки. У нее широко открылись глаза, когда до нее долетел резкий голос гостя. Ее сердце неровно забилось, когда распахнулась дверь, и она увидела Крейга. Его лицо было мрачнее тучи, хотя снег в волосах чуть смягчал эффект. Сердито окинув ее взглядом, он сразу понял, что она отказалась от приглашения в последний момент — на ней все еще было вечернее платье.
— Я пригласил тебя на обед. — Дверь зловеще захлопнулась, и Крейг прислонился к ней. Сейчас, в своем теплом твидовом пальто, с шарфом на шее, он казался еще выше и шире в плечах. — Ты всегда отказываешься от своего слова за пять минут до начала обеда? — Он выглядел сердитым, но голос его прозвучал довольно тихо, хотя в нем чувствовались опасные интонации. Сердце Джанет учащенно забилось, и она с удивлением посмотрела на него. Ей никогда бы не пришло в голову, что он способен отреагировать подобным образом.
— Я… Разве Марк не сказал, что у меня разболелась голова?
Она попыталась встать, но ноги ее не слушались, и она осталась сидеть на ковре у камина.
— Сказал, — сухо заметил Крейг. — Но Марк не умеет лгать, и я ему не поверил.
Джанет была в полном замешательстве.
— Извини, но мне никуда не хотелось идти. Тебе не следовало оставлять Диану и Марка. О боже, обед будет вконец испорчен! — воскликнула она, когда эта мысль пришла ей в голову.
— Не волнуйся за них. — Крейг медленно прошел в середину комнаты и расстегнул пальто. — Вряд ли они заметят, испорчен обед или нет. Они сейчас заняты другим.
— Заняты другим? — эхом повторила Джанет. Она попыталась встать. Но от удивления не смогла сдвинуться с места: она увидела, что Крейг снимает пальто, явно намереваясь остаться. Как зачарованная, она смотрела, как он положил его на спинку дивана. — Я не понимаю, что ты имеешь в виду?
— Я оставил их — пусть обсудят свое будущее, — ответил он коротко, подходя к камину. — Выяснилось, что они любят друг друга.
— Они… что?! — Джанет изумленно смотрела на него, не в силах осознать это странное известие. Невероятно! Только недавно Марк говорил, что не хочет один идти к Крейгу, потому что смущался при виде Крейга и Дианы, «занятых», как он выразился, «друг другом». — Марк и… и Диана?
— Я думаю, весной они поженятся, — ответил он совершенно спокойно.
Лишившись вдруг дара речи, она продолжала смотреть на Крейга. И в хаосе своих мыслей она обнаружила, что уже не раз задавала себе вопрос об истинных чувствах Марка к Диане. Поведение Дианы тоже иногда удивляло ее, особенно на острове. Однажды она откровенно заигрывала с Марком. Но несмотря на эти красноречивые воспоминания, Джанет сейчас думала только о том, что Крейг напрасно ждал все эти годы.
— Они не могут любить друг друга! — возмутилась она. — Это же совершенно невозможно!
Крейг стоял совсем рядом, но выражение его глаз было невозможно разобрать. Джанет опустила голову, чувствуя какую-то вину за брата. Крейг протянул ей руку.
— Вставай! — приказал он.
Изумленная его поведением она взяла протянутую руку, вздрогнула от прикосновения и с трудом поднялась на ноги. Он, казалось, ждал, что она скажет.
— Крейг… если это правда… — «Это должно быть правдой, — неохотно признала она, — иначе почему же Крейг здесь? Марк и Диана… как они могли так поступить с ним?» — Мне очень жаль, — прошептала она, с сочувствием глядя на него. Она не могла найти слов, чтобы выразить, как она сожалеет о случившемся, потому что понимала: любое выражение сочувствия будет здесь неуместным. — Я не могу себе представить, что произошло за такое короткое время, но я понимаю, почему тебе пришлось уйти. Ты не мог остаться там и видеть их… видеть их… — Она замолчала, покраснев от неловкости. Крейгу, должно быть, очень плохо, а она только усугубляет его отчаяние. — Я просто не знаю, что сказать… — неловко закончила она.
Они стояли очень близко друг к другу. Джанет попыталась высвободить руку и отойти, но Крейг держал ее крепко.
— Ты прекрасно выразила сочувствие по поводу моего разбитого сердца… — Он еще крепче сжал ее руку, и она вздрогнула. — А сейчас, — сердито произнес он, — мы сменим тему разговора. Теперь ты объяснишь мне истинную причину, почему вдруг решила уклониться от моего приглашения.
— Я не уклонялась… — Она замолчала, напуганная его помрачневшим взглядом. Что-то было не так. Его поведение вовсе не было похоже на поведение отвергнутого влюбленного. — Я просто не хотела никуда идти…
— Не виляй! Ты с самого начала уклоняешься от неизбежного. Я знаю: я уже давно тебе небезразличен, но ты упорно борешься со своим чувством. Будь честной и признайся! — Джанет просто онемела от удивления, но он превратно истолковал ее молчание и еще больше рассердился. — Ты думаешь, тебе по-прежнему удастся избегать меня? — Он слегка встряхнул ее. — Признайся, что ты меня любишь… или мне из тебя клещами тащить? — Он немного отстранился, и она, заикаясь, прошептала:
— Д-да, я л-люблю тебя, Крейг, — она все равно сказала бы ему эти слова, будь они даже неправдой, лишь бы успокоить его. — Но я не хотела, чтобы ты знал об этом из-за…
— Я отлично знаю, почему ты скрывала! Но теперь все! С меня довольно! — Неожиданно она оказалась в его крепких объятиях, и он совсем не ласково ее поцеловал. — Я долго терпел. К черту прошлое! Ты выходишь за меня замуж — и все тут!
— 3-замуж? За тебя? — Она едва могла говорить, потрясенная его бесцеремонным обращением. — Но ты же любишь Диану.
Она сама тут же почувствовала, что ее слова прозвучали как-то неискренне, и сердце ее неистово заколотилось. В ее мыслях царил полный сумбур, она только и могла представить себе, что Крейг, расстроенный уходом Дианы к его лучшему другу, решил обрести утешение, женившись на другой. Первым ее побуждением было возмутиться — значит, таким вот образом он хочет возместить потерю Дианы, но потом она подавила этот порыв и стала, как ей казалось, осторожно и сочувственно говорить, что ей понятны его чувства, но она уверена: очень скоро он пожалеет, что просил ее выйти за него замуж. Она уже хотела продолжать, дать ему наилучший, по ее мнению, совет, но у нее перехватило дыхание, когда она увидела зловещий блеск в его глазах. Джанет почувствовала, что Крейг убрал руки с ее талии, и она тут же повернулась, чтобы отойти от камина и от Крейга. Но он схватил ее за руки и вернул назад. Она испугалась, уверенная, что он намерен ее как следует встряхнуть. Однако он, видимо, передумал и просто крепко держал ее, сердито глядя ей в лицо. В ее памяти всплыли другие случаи, когда он вел себя как собственник, имеющий на нее все права. Сейчас его поведение было таким же. Джанет с замиранием сердца ждала, что будет дальше.
— Могу я спросить, с чего ты взяла, что я влюблен в Диану? — поинтересовался Крейг достаточно сдержанно.
— Но все же знают…
— Все?
— Марк рассказал мне о том, что произошло, когда вы оба были молодыми и как вам пришлось расстаться. И миссис Флеминг вполне определенно… — Джанет вдруг замолчала, сообразив, что сказала лишнего. Глаза Крейга холодно блеснули, и он потребовал рассказать ему, что говорила его мать о нем и Диане.
Джанет не могла это сделать, а он, видимо, понял и не стал настаивать, только пристально посмотрел на нее.
— Значит, Марк сказал тебе, будто мы с Дианой только и ждем, чтобы пожениться? — Он не дал ей ответить и задумчиво произнес: — Кажется, эти слухи доставили всем нам немало неприятностей. — Чуть заметная улыбка разгладила его суровые черты. — Я не влюблен в Диану вот уже почти четырнадцать лет, поэтому мое предложение — это не естественная реакция, как ты выразилась, на то, что меня отвергла Диана. — Он помолчал и мягко добавил: — Я люблю тебя, Джанет.
Его прикосновение стало нежным, и лицо, освещенное отблесками камина, смягчилось. С бесконечной нежностью он привлек ее к себе и поцеловал. Джанет едва смогла перевести дыхание, когда он наконец отпустил ее. Ее сердце билось неровно, чувства не давали говорить. Теперь она уже не сомневалась, хотя поверить в это было так трудно, что, робко взглянув на него из-под ресниц, она, как спросонья, спросила:
— Неужели это правда?.. — Она вновь прильнула к нему, положила голову ему на плечо, и глубокий вздох умиротворения сорвался с ее губ: — Крейг…
— Да, моя любовь? — Его губы нежно касались ее волос. — Что, дорогая?
— Марк и Диана… Марк считал, что вы с Дианой поженитесь, когда она овдовеет. — Но тут Джанет вспомнила, что однажды ее брат очень туманно намекал, что, может быть, Крейг и Диана уже не любят друг друга. «Пятнадцать лет — большой срок, — сказал тогда Марк, — люди меняются».
— У нас с Дианой была любовь… — Он задумчиво улыбнулся. — Такая, какая бывает только в девятнадцать лет — и когда нам пришлось расстаться, нам казалось, будто весь мир рушится. Но уже то, что мы смогли расстаться, говорит о силе нашей… любви. Мы всегда оставались хорошими друзьями, наверное, потому, что моя мама часто встречалась с Дианой и много помогала ей в трудные для нее годы. Я восхищаюсь Дианой, но это не любовь, Джанет.
— Но все эти годы ты оставался один. — Наверное, этого не следовало говорить, и Джанет добавила, чтобы исправить неловкость. — Марк считал, что это из-за Дианы. Он думал, что вы поженитесь… Да, Крейг, еще час назад… Что же случилось?
— Мы с Дианой разговаривали перед обедом, и я прямо спросил ее, как она относится к Марку. — Он весело взглянул на Джанет и добавил: — Все эти годы я оставался один, потому что ждал тебя, моя радость.
Джанет зарделась и поспешно спросила, не обращая внимания на его последние слова:
— Ты напрямик спросил ее? — Она удивленно взглянула на Крейга. — Тебе показалось, что она его любит?
— Я понял это, когда мы были на острове. Диану выдал взгляд, каким она смотрела на Марка. Странно, что он этого не заметил. Наверное, он был совершенно уверен, что она любит меня. — Крейг снова привлек Джанет к себе и нежно поцеловал. — Именно это я имел в виду, когда сказал, что слухи доставили всем нам много неприятностей.
— И что Диана тебе ответила?
— Она призналась, что любит его, — сказал Крейг, и Джанет вспомнила, какой кокетливый взгляд Диана бросила на Марка, когда они рассматривали ковер в загородном доме Крейга. Вероятно, об этом случае и говорил теперь Крейг. — Я уже давно подозревал, что Марк любит Диану, поэтому, когда он пришел сегодня, я просто сказал ему, что он может смело идти и делать ей предложение.
— Ты… — удивилась Джанет. — Ты так и сказал?
— У меня хватало проблем с моей собственной любовью, — ответил он, улыбнувшись. — Мне не хотелось, чтобы и у них все запуталось.
— И Марк не удивился? Он думал, что ему сегодня придется…
— Быть третьим лишним? — Крейг насмешливо поднял бровь. — Да, наверное, он так и подумал, особенно когда ты отказалась пойти с ним. Он был просто поражен, потому что в последнее время часто видел, как мы с Дианой… любезничаем.
— Да. — Джанет озадаченно взглянула на Крейга. — Особенно в тот вечер, когда мы с Марком пришли к вам на обед. Ты… ты был с нею так обходителен.
Крейг с минуту молчал, поскольку не собирался ничего объяснять. Но ее искреннее беспокойство тронуло его, и он перестал колебаться.
— Я рассказал Диане о своих чувствах к тебе и о твоем решении никогда не выходить замуж… хранить верность твоему погибшему жениху…
— Но это не так… точнее, так было только вначале, потом я поняла, что Нед не хотел бы, чтобы я была несчастна и одинока всю жизнь. Нет, Крейг, я не потому отказывалась от замужества.
— Теперь-то я знаю, но тогда не знал. Перед твоим приездом Марк рассказал мне о твоем горе и о том, что ты решила остаться верной Неду. У меня не было никакого интереса… пока я не увидел тебя. Я почти сразу же понял, что мне нужна именно ты…
— Не может быть! — быстро прервала она. — Ты целый месяц не замечал меня, как будто меня вовсе не было. Я же это чувствовала.
— Только из-за того, что рассказал мне Марк. Как только я разобрался в собственных чувствах, я решил, что самое разумное — оставить тебя в покое. — Он замолчал и, покачав головой, слабо улыбнулся. — Но все было, бесполезно. Я должен был заставить тебя влюбиться. Со временем я все больше впадал в отчаяние — ведь все мои усилия были напрасны. Диана знала о моих чувствах; это была ее идея: заставить тебя ревновать. Она сказала, что это непременно подействует. Но почему-то ничего не вышло.
При воспоминании об этом у Джанет задрожали губы. Чуть слышным шепотом она произнесла:
— О Крейг, мне было так плохо. На веранде, когда вы ждали нас с Марком… вы держались за руки… — Ее голос дрогнул, но она продолжала: — Ты был так нежен с ней, а оказывается, ты только старался возбудить во мне ревность.
— Ну и путаница! А я думал, что ты упрямо цепляешься за свое прошлое, а ты думала, что я вот-вот женюсь на Диане. Но все равно, — добавил он мягко, — ты могла бы заметить, что я к тебе неравнодушен. У нас иногда складывались такие близкие отношения. Я был так терпелив…
Ее тихий смех заставил Крейга замолчать.
— Терпелив! И ты можешь такое говорить, не краснея? После того как ты мне угрожал? Я стала даже бояться тебя.
— Не выдумывай! Ты ничуть меня не боялась! — В отблесках догорающего камина он и сейчас казался грозным.
— Ты однажды чуть не до смерти напугал меня, — напомнила она и тут же пожалела об этом: ей хотелось, чтобы он забыл тот вечер и то, как она была тогда одета.
— Я не извиняюсь за тот случай, — ответил он твердо. — Я готов был убить и тебя, и Четина! Тебе повезло, что ты не была моей женой! Если я и напугал тебя, то ты этого заслуживала, — добавил он, чуть повысив голос. — Однако я и в мыслях не держал ничего дурного. Я даже предположить не мог, что ты способна счесть меня каким-то негодяем. — Джанет молчала, уткнувшись ему в плечо.
Краска стыда выступила у нее на лице, когда она вспомнила, как глубоко она заблуждалась насчет его характера. К вящему ее смущению, Крейг захотел увидеть ее лицо, взял ее за подбородок и повернул к себе. — Ты так и подумала!
— Потому что ты так меня целовал, — объяснила она, оправдываясь, и поспешно добавила: — И еще ты сказал, что Марк спит. У тебя тогда было такое выражение, Крейг… Я и вправду очень испугалась.
Она снова прижалась к. нему, и Крейг почувствовал, что она вздрогнула. Это отрезвило его, и он мягко сказал:
— А что было потом, дорогая? Ты ведь отвечала на мои поцелуи.
Она подняла на него глаза, и в них отразилась вся ее любовь. У нее промелькнуло воспоминание: после того, как он добился своей цели и она стала отвечать на его поцелуи, он больно задел ее, упомянув о Четине. Но сейчас она понимала всей душой горячо любимой женщины, что все его поведение в тот вечер было продиктовано ревностью.
— Я не могла сдержаться, хотя и сознавала, что поступаю нечестно с Дианой. — Джанет вдруг засмущалась и тихо добавила: — Я так сильно любила тебя, Крейг.
— Я это знал, но ты все время твердила, что между нами ничего не может быть, и у меня просто руки опускались. — Он ласково касался губами ее волос, и они молча стояли, обнявшись. Дрова в камине совсем догорели, и в комнате стало темно. — Любимая, — сказал он наконец, — не лучше ли вернуться к нашим? — Он слегка отстранился, насмешливо улыбаясь. — Я никогда не думал, что смогу до такой степени забыть приличия: пригласить друга на обед и бросить!
Джанет улыбнулась ему в ответ. Она не стала спрашивать, что произошло, когда Марк пришел без нее и попытался убедить Крейга, будто у нее разболелась голова. Сердитый взгляд, который бросил на нее Крейг, войдя в комнату, был достаточно красноречив.
— Да, нам надо ехать. Я только возьму свое пальто. Они вышли в тихий белый сад, где на деревьях искрился снег. Скоро они уже медленно ехали по снежному ковру вдоль Ортакойской набережной. Спустя некоторое время, Крейг ласково спросил Джанет:
— Дорогая, ты еще не сказала, когда ты выйдешь за меня замуж?
Она медлила с ответом, и это, видно, удивило его.
— Крейг… твоя мама будет недовольна, — вынуждена была она сказать, думая о письме, которое случайно прочитала в загородном доме, и надеясь, что Крейг не потребует от нее объяснений.
— Я хорошо знаю свою мать, — спокойно произнес он, — и не собираюсь убеждать тебя, что она будет довольна… скорее, наоборот. Но она примет тебя и полюбит, я уверен. В любом случае, — добавил он тем же спокойным тоном, — у тебя не будет проблем со свекровью — ведь мы будем жить не в Англии. — Он взял ее руку, положил себе на колено и вновь спросил ее, когда же они поженятся.
— Моя мама ждет нас домой через пару дней, — начала было она, но Крейг прервал ее:
— Ты можешь написать ей, что ты выходишь замуж и потому задерживаешься. — Он сказал это очень твердо, но все же ему хотелось знать, не слишком ли разочаруется ее мать, когда она не приедет домой на Новый год.
— Нет, не огорчиться, скорее уж, обрадуется за меня. А особенно за Марка: она уже смирилась, что он записался в холостяки.
Джанет поколебалась, затем смущенно добавила:
— А если нам устроить двойную свадьбу?
— Хорошая мысль, но Марку и Диане придется подождать несколько месяцев, пока не кончится траур, я же, моя девочка, не хочу ждать даже несколько недель.
Он замолчал, внимательно глядя на дорогу. Он умело вел машину, не давал ей буксовать. Наконец он сбавил скорость, чтобы свернуть к своему дому. Позади остались огни старого города, сиявшие как звезды на рождественской елке. Большой корабль вдали празднично сиял огнями. На противоположном берегу пролива лежал глубокий снег, казалось, что с холмов к морю стекает ледник, а в темных водах Босфора множились отражения знакомых огней. Свернув к дому, Крейг затормозил, и машина остановилась У ярко освещенного парадного входа.
— Тебе хватит двух недель? — спросил Крейг, крепко обняв Джанет за плечи.
Ее глаза засияли, но она ответила скромно опустив ресницы:
— Это очень мало, но я постараюсь.
— Постараешься? — В его глазах таилась усмешка, но голос звучал серьезно. — Это очень любезно с твоей стороны, моя милая, но я и так слишком долго ждал. Ты выйдешь за меня замуж через две недели, ясно?
— Да, Крейг, — ответила она кротко и подалась навстречу его губам.




Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Над сладким Босфором - Хампсон Энн

Разделы:
1234567891011

Ваши комментарии
к роману Над сладким Босфором - Хампсон Энн



Ожидала накала страстей, а там все одни разговоры.
Над сладким Босфором - Хампсон ЭннМарина
14.01.2013, 17.47





мне не понравился роман.
Над сладким Босфором - Хампсон ЭннАня
27.02.2014, 4.37





впервые читала роман в 1998 году, перечитывая- как будто возвращалась в свою юность.
Над сладким Босфором - Хампсон ЭннИрина
27.08.2014, 11.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100