Читать онлайн Мятежная красавица, автора - Хайатт Бренда, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мятежная красавица - Хайатт Бренда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.57 (Голосов: 7)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мятежная красавица - Хайатт Бренда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мятежная красавица - Хайатт Бренда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хайатт Бренда

Мятежная красавица

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

– Миссис Ханслоу? – спросила Куинн, входя в небольшую, но очень уютную гостиную. – Я – Сочувствующая Леди.
– Здравствуйте! – Миссис Ханслоу, сухопарая женщина с пышной седовласой прической и необыкновенно живыми серыми глазами, поспешила ей навстречу. – Я надеялась, что вы придете. Если бы вы сообщили о вашем визите заранее, я бы распорядилась насчет угощения, но думаю, Мэгги сумеет что-нибудь приготовить для нас.
Служанка средних лет, которая встретила Куинн у дверей, с энтузиазмом бросилась выполнять поручение хозяйки.
– А теперь, моя дорогая, давайте сядем и поговорим о том, что мы можем сделать для этих несчастных девочек. Я уже год прошу мистера Трогмортона расширить пределы его благотворительности, но он, похоже, считает, что в первую очередь нужно заниматься мальчиками, которые более склонны к преступному образу жизни. Мужчины всегда думают, что их проблемы на первом месте. Вы согласны со мной?
Женщина щебетала как птичка, слова вылетали из ее рта с невероятной скоростью, и Куинн на мгновение растерялась.
– Да, вероятно, вы правы, – сказала она. – Одна из причин, по которой я хочу сохранить инкогнито, заключается в том, что я не уверена, поддержит ли мое начинание мой муж.
– О! Весьма мудрая предосторожность, моя дорогая. Никто не знает, как мужчины могут среагировать на подобные вещи. Даже самые добропорядочные из них начинают возражать, когда их собственные жены занимаются благотворительностью и вступают в контакт, скажем так, с неблагонадежными элементами общества.
Миссис Ханслоу села напротив Куинн, но тут же вскочила на ноги.
– А вот и наш чай! Я сама разолью, Мэгги. Знаю, знаю, тебе нужно снова бежать на кухню к твоему пирогу. – Она обернулась и с улыбкой посмотрела на Куинн: – Мэгги – моя единственная служанка, поэтому я не требую от нее слишком много. Итак, на чем мы остановились?
– Мы собирались обсудить, как я могу посодействовать организации школы для девочек, – напомнила ей Куинн, стараясь спрятать улыбку, которую вызывала у нее эта немного суетливая, но, безусловно, добрая женщина. – Я готова внести щедрые пожертвования, при условии, что мое имя останется в тайне.
– Да благословит вас Господь, дорогая моя! – воскликнула миссис Ханслоу, протягивая Куинн тарелочку с печеньем. – Положение некоторых малышек просто ужасно. Мое сердце разрывается от горя, когда я думаю об этом.
Куинн кивнула:
– Совершенно согласна с вами. Я случайно познакомилась с одной из бездомных девочек и взяла ее на работу в свой дом, чтобы уберечь от... аморального способа зарабатывать на жизнь.
На глазах пожилой дамы заблестели слезы.
– Мадам, вы сама благодетель. О, сколько девочек вынуждены именно так зарабатывать свой хлеб! Если бы я могла спасти их всех! Но я не могу позволить себе иметь еще слуг, кроме Мэгги. Конечно, я делаю все, что в моих силах, но этого недостаточно. Однако если мы построим школу, то сумеем помочь детям.
– Как вы думаете, во сколько может обойтись устройство пансионата на тридцать или сорок учениц? – спросила Куинн. – Меня особенно волнует судьба тех, кто живет в районе Севен-Дайалс.
Миссис Ханслоу ненадолго задумалась.
– Я мечтаю о том, чтобы в каждом районе Лондона были такие школы. Когда-нибудь моя мечта обязательно сбудется. Судя по вашему акценту, вы американка и недавно в городе, что делает ваше желание оказать помощь лондонским беспризорным детям достойным восхищения.
Куинн смущенно улыбнулась.
– Так сколько денег может понадобиться? – напомнила она о цели своего визита.
– Ах да, да, конечно! Вы говорите, на тридцать или сорок девочек? Пансионат?! Но...
– Я боюсь, что, если мы устроим дневную школу, те, кто сейчас эксплуатирует этих детей, не оставят их в покое.
Пожилая женщина восхищенно посмотрела на Куинн.
– О, конечно же. Как вы предусмотрительны! И вы совершенно правы. В этом случае... – И она назвала сумму, которая вызвала у Куинн искреннее изумление.
Как она сможет получить такие деньги, не посвящая в это Маркуса? Заметив ее колебание, миссис Ханслоу поспешила внести ясность:
– Да, я понимаю, что это огромные деньги, но если вы собираетесь организовать пансионат, то нужно подумать о питании, спальнях, учителях, а также о здании как таковом. Насколько я знаю, мистер Трогмортон уже давно подыскивает здание для мужской школы, так что он может быть полезен нам в этом вопросе.
Возможно, придется попросить Маркуса дать ей часть ее приданого, с трепетом подумала Куинн.
– Скажите, как скоро мы могли бы начать работу? – спросила она.
– Я поговорю с мистером Трогмортоном, может быть, у него есть на примете пустующее здание. И как только начнут поступать средства, мы можем...
– Поговорите с мистером Трогмортоном, – перебила ее Куинн. – В конце недели я пришлю первые двести фунтов, чтобы он мог снять здание. Конечно же, я хочу получать регулярные отчеты, которые вы можете пересылать в отель «Грильон».
На лице миссис Ханслоу снова засияла улыбка.
– Мадам, вы – ангел! Как повезло девочкам, что у них такая покровительница!
– Меня трудно назвать ангелом, я просто стараюсь сделать все, что в моих силах, миссис Ханслоу. – То, что ее назвали ангелом, натолкнуло Куинн на одну интересную мысль. Она поднялась: – Мне пора идти, но я снова приду к вам, как только смогу. Спасибо за помощь, потому что я даже не знала, с чего начать.
После довольно долгого прощания они обнялись, и Куинн быстро отправилась в ближайшие магазины, чтобы оправдать свое затянувшееся отсутствие.
Перебирая кружевные зонтики, девушка думала об Ангеле Севен-Дайалс. Если бы ей удалось связаться с ним, может быть, он согласится отдать часть добычи на ее школу? По крайней мере, она могла попытаться убедить его сделать это.
Когда Куинн вернулась домой, Маркус уже ждал ее и вышел из библиотеки навстречу.
– Надеюсь, твой поход по магазинам был удачным? – спросил он.
– Суди сам. – Куинн почувствовала себя виноватой в том, что скрывала от мужа истинную причину своего отсутствия. Она достала из свертка белый зонтик с пышными рюшами и начала нервно перечислять свои покупки: – А еще здесь новая накидка и ленты, которые изумительно подойдут к моему домашнему платью. Я... я подумала, что их можно будет вплести в волосы.
– Очень красиво, – заметил Маркус, хотя его слова явно относились не только к покупкам.
Куинн слегка зарделась от его похвалы и подумала, что в последнее время слишком часто краснеет в присутствии мужа.
– Я рада, что тебе понравилось, – сказала она, отдавая покупки горничной.
Затем повернулась, чтобы подняться в свою комнату, но тут Маркус сказал:
– Ты не хочешь прокатиться верхом перед обедом? Или, может быть, предпочтешь немного отдохнуть?
– О! Я совсем не устала! – воскликнула Куинн. – Мне бы хотелось узнать Упрямицу поближе.
«И тебя тоже», – подумала она. Хотя она хорошо знала его тело, как человек Маркус был ей совершенно не знаком.
– Тогда я пойду за лошадьми, и буду ждать тебя внизу.
– Жаль, что мой новый костюм для верховой езды еще не готов, – улыбнулась она. – Я буду через минуту.
Быстро поднявшись в свою комнату и приведя себя в порядок при помощи Монетт, Куинн поспешила вниз. Лошади уже ждали ее на улице. Грум, который держал Упрямицу под уздцы, выглядел рассерженным и очень усталым: очевидно, лошадь попыталась лягнуть или укусить его.
– Поосторожней с ней, миледи, – сказал он. – Ее нужно научить хорошим манерам.
– Мы будем учиться этому вместе, – улыбнулась Куинн, глядя на Маркуса, который уже был в седле.
Как и в прошлый раз, стоило Куинн сесть верхом, как Упрямица тут же преобразилась. Очевидно, эта лошадь была хорошо выдрессирована, но из-за плохого обращения ее характер испортился. Куинн усмехнулась, подумав, что они с Упрямицей очень похожи.
– Тебе нравится ездить верхом, не так ли? – заметил Маркус. – Значит, это еще одно наше общее увлечение.
Легкой рысью они направились в сторону Гайд-парка.
– А какое первое? – спросила Куинн.
От его взгляда ее лицо снова залилось краской.
– Нам обоим понравился египетский павильон. Но признаюсь, я имел в виду более активное времяпрепровождение.
– Может быть, мы найдем и другие общие увлечения? Скажем, более интеллектуального характера. Кажется, ты говорил, что любишь читать? – спросила она, потупив глаза.
– О, конечно, чтение – более безопасная тема, – рассмеялся Маркус. – Не могу похвастаться, что слишком увлекаюсь этим, но мне нравятся Шекспир, Мильтон и некоторые современные новеллисты, которых многие считают фривольными.
Вот это действительно удивило ее. Она считала, что интерес мужа в чтении должен ограничиваться политикой и в крайнем случае историческими романами, что больше подходило его понятию добропорядочности и респектабельности.
В парке было многолюдно, и Куинн пришлось приложить некоторые усилия, чтобы удержать Упрямицу, которая вдруг занервничала и начала прядать ушами. Похлопав ее по шее и произнеся вполголоса несколько ласковых слов, Куинн удалось быстро успокоить животное.
– Прими мои комплименты, – сказал Маркус. – Ты прекрасно с ней управляешься.
– Просто ей нужна твердая, но ласковая рука. – И на этот раз Куинн не могла не заметить сходства ситуации, в которой оказались она и ее лошадь. – Жестокость так же быстро портит лошадей, как и слишком большая свобода.
– Я с тобой полностью согласен.
Девушка внимательно посмотрела на мужа: может быть, он тоже проводит такие же параллели? Поэтому она решила побыстрее сменить тему:
– Посмотри, там совсем пустая дорожка. Могу я попробовать, на что способна Упрямица?
И, не дожидаясь ответа, Куинн пустила лошадь галопом.
– Остановись! Остановись! – закричал вслед Маркус.
Куинн натянула повод и удивленно обернулась.
– Боишься, что не догонишь?
– Нет! В парке запрещены все аллюры быстрее рыси, особенно в это время суток. Не все наездники так же опытны, как ты.
«Я снова нарушила правила», – со вздохом подумала Куинн.
– Кажется, Упрямице удается быстрее выучить хорошие манеры, чем мне. Прости меня.
Маркус покачал головой.
– Это моя вина. Я должен был предупредить тебя. К сожалению, я не подумал, что ты не знакома со всеми этими глупыми правилами.
– Это не такое уж и глупое, – признала она. – Оно вполне разумно и помогает сделать жизнь более безопасной. Вероятно, многие правила высшего света также были придуманы по разумным причинам, только эти причины мне не известны. – Впрочем, в последнем она сильно сомневалась. – Уже поздно. Наверное, нам пора возвращаться?
– Да, я сильно проголодался.
Уже у ворот парка с ними поравнялся знакомый голубой фаэтон, в котором сидели две чрезвычайно красивые девушки. Та, которая держала в руках вожжи, радостно воскликнула:
– Лорд Маркус! Неужели вы еще в городе? Я только вчера прочитала о вашей свадьбе. Мы с Сеси так сокрушались, что потеряли вас навсегда, и вот вы здесь! Как приятно вас видеть.
Обе девушки смотрели только на лорда, как будто рядом с ним никого не было.
– Добрый день, леди Регина, леди Сесилия. – Маркус, слегка приподнялся в седле и поклонился. – Разрешите представить вам мою жену, леди Маркус. Миледи, вы, вероятно, помните леди Регину Прескотт. А это ее сестра, леди Сесилия Прескотт.
– А еще мы давние и очень близкие подружки вашего мужа, – добавила леди Сесилия. – Очень рада познакомиться, леди Маркус. Какой у вас милый... э-э... костюмчик.
Сестры многозначительно посмотрели на более чем скромный наряд Куинн, а затем, хихикая, принялись бросать пламенные взгляды на Маркуса.
Куинн заметила, как напряглось его лицо.
– Да, мы давно знакомы, но не настолько близко, – бесстрастно произнес он, очевидно, раздосадованный таким явным флиртом со стороны девушек.
Все происходящее скорее веселило Куинн, чем вызывало у нее чувство ревности, хотя замечание по поводу ее костюма попало в самую точку. Нужно будет поскорее обновить гардероб, подумала она.
Тем временем леди Регина продолжала весело щебетать:
– Это совсем не то, что вы говорили Сеси прошлой весной, когда украдкой целовались с ней на балу у Хитертонов. Тогда мы обе надеялись проверить, соответствует ли действительности то, что о вас говорят, но увы. Кажется, у нас уже не будет такого шанса. – Она бросила на Куинн неприязненный взгляд. – Поехали, Сеси.
Куинн с любопытством наблюдала, как Маркус, нахмурившись, смотрит им вслед. Затем он обернулся и раздраженно пожал плечами.
– Лорду Ноттсфорду следует воспитывать своих дочерей в большей строгости. Не обращай на них внимания, дорогая. Они обожают доставлять неприятности.
– Я уже догадалась об этом, – улыбнулась в ответ леди Маркус. – Они такие же непослушные, как моя Упрямица.
Она не стала говорить о том, что не может представить себе Маркуса, украдкой целующимся на балу. Какой скандал! И что это за слухи о нем? Может быть, она действительно его совсем не знает?
К концу ужина, за которым они говорили о запуске воздушных шаров, намеченном на следующий день, Маркус убедился, что его жена не придала никакого значения глупой болтовне сестер Прескотт. Кто мог подумать, что Сеси расскажет сестре о том, что они целовались на балу, а Регина начнет болтать об этом направо и налево? Черт бы побрал их обеих!
Как странно, что раньше он находил их невероятно красивыми и умными. Да ни одна из них не могла сравниться с Куинн!
– Выпьешь со мной бренди? – в очередной раз предложил он. – Теперь ты уже не новичок в этом деле.
Кажется, он имел в виду не только бренди, подумала Куинн, но согласилась. Проследовав за мужем в библиотеку, она села в кресло и сделала первый глоток из протянутого им стакана. Жидкость немного обожгла ей горло, но кашля не последовало.
– Что скажешь об этом напитке теперь, когда у тебя есть опыт?
Взгляд Куинн свидетельствовал о том, что она поняла двойной смысл его слов.
– Да, это весьма приятно. Скоро я могу так привыкнуть, что не смогу обходиться без этого.
Она сделала еще глоток и бросила на мужа игривый взгляд.
– Я рад это слышать.
Он почувствовал, как его пульс учащается, а тело начинает требовать наслаждений, не имеющих отношения к бренди.
– Правда? – тихо спросила Куинн. Ее губы были полураскрыты, глаза затуманились.
– Да. – Он уже почти не помнил, о чем именно они разговаривали. – Мне нравится все, что связано с тобой, Куинн. Ты стала очень дорога мне, хотя мы знаем друг друга совсем немного.
– Это похоже на признание, милорд, – нервно рассмеялась девушка.
Неожиданно он понял, что чуть было не признался ей в любви. Однако чувство осторожности не дало произнести главные слова.
– Кажется, мне нужно продолжать учиться искусству флирта, – сказал он. – Ты обещала мне помочь в этом.
– Я никогда не говорила, что являюсь специалистом в этой области. И потом, зачем вам будить беспричинные надежды в моем сердце?
– А на что надеется твое сердце? – Он пододвинул свое кресло ближе к жене.
– На то, что вы обещали мне все новые и новые ощущения, милорд. Этого недостаточно?
Он взял ее за руку и встал.
– Тогда пойдем наверх. Пора продолжить наши занятия. Или ты предпочитаешь называть это увлечением?
– Наверное, это и то, и другое.
Она заметила, как вздыбились его штаны, и улыбнулась. Не выпуская ее руки, он привел Куинн в свою комнату и закрыл дверь.
– Какие новые ощущения ты хочешь испытать?
Немного хриплый смех, вырвавшийся из ее груди, возбудил его еще сильнее. Она встала на цыпочки и поцеловала его в губы.
– Как я могу узнать, если не попробую? Это ты должен показать мне их.
Последующие два часа они провели в поисках новых ощущений, перебираясь с кровати на кресло, с кресла на пол. Куинн с готовностью откликалась на любое его предложение. Ее полное доверие усиливало его наслаждение, но потом, когда они в изнеможении лежали на кровати, это самое доверие вдруг стало беспокоить его.
Почему он сам не может довериться ей?
Потому что у него есть секреты, касающиеся не только его одного. Маркус хотел рассказать ей все, но не мог рисковать судьбой Люка или уличных мальчишек. Любое неосторожное слово, нечаянно сорвавшееся с ее губ, могло быть услышано теми, кому нельзя было это слышать.
Куинн тихо дремала на его согнутой руке. Она выглядела такой умиротворенной и невинной, что он не мог сдержать улыбки. Нет, невозможно поверить, что его жена способна причинить ему вред, но он не знал, умеет ли она хранить тайны. Это означало, что ночью ему придется уйти из дома, не ставя ее в известность.
Он нагнулся и поцеловал ее в лоб. Ее ресницы затрепетали. Куинн открыла глаза.
– М-м-м, ты не устал? – сонно пробормотала она.
– Ужасно устал. Ты совершенно лишила меня сил, маленькая шалунья, – улыбнулся он. – Но если ты останешься и будешь продолжать соблазнять меня своим видом, я не смогу заснуть.
Теперь она окончательно проснулась и смущенно посмотрела на мужа.
– Ты хочешь, чтобы я вернулась в свою комнату?
– Наверное, так будет лучше для нас обоих. Нужно хорошо отдохнуть перед завтрашним запуском шаров.
Он затаил дыхание. Если она откажется уходить, то он просто найдет способ передать Гобби, чтобы этой ночью его не ждали. Оставить ее обнаженную в своей кровати было выше его сил.
– Да, думаю, ты прав, – нехотя признала она.
Ее видимое нежелание было так соблазнительно, что Маркус приказал себе не дотрагиваться до нее, чтобы не отступить от своего плана. Напротив, он помог Куинн подняться и надеть рубашку.
– У нас будет завтрашняя ночь и еще много ночей впереди, – напомнил он одновременно и ей, и себе самому. – До следующего раза...
Ее прощальный поцелуй едва не лишил его силы воли, и Маркус с трудом удержался, чтобы не сжать ее в объятиях. Наконец она оторвалась от него, издав разочарованный вздох.
– Если я собираюсь спать в своей постели, то лучше мне уйти прямо сейчас. Спокойной ночи, Маркус.
– Спокойной ночи, Куинн.
Он едва не добавил: «Я люблю тебя», но вовремя спохватился. Как могло случиться, что он снова был готов произнести эти слова? Может быть, это правда?
Маркус посмотрел на часы: если он собирается встретиться с мальчишками в десять, то нужно уходить немедленно. Обо всем остальном он подумает в другой раз.
Когда спустя несколько минут он выходил из дома, то вдруг понял, почему Люк снял с себя полномочия Ангела после женитьбы.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мятежная красавица - Хайатт Бренда



Главный герой-аристократ ворует у богатых и отдает бедным. Главная героиня американка спасает девочек- проституток. Не очень в это вериться, но автор сочинила. Слишком сладко.
Мятежная красавица - Хайатт БрендаВ.З.,65л.
30.04.2013, 10.23








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100