Читать онлайн Корабль мечты, автора - Хайатт Бренда, Раздел - Глава 15 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Корабль мечты - Хайатт Бренда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Корабль мечты - Хайатт Бренда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Корабль мечты - Хайатт Бренда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хайатт Бренда

Корабль мечты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 15

За толстым слоем темной пелены
Был спрятан серпик узенький луны,
И не нашлось бы подходящих слов
Для ярости бушующих валов…
Сэмюэл Тейлор Колридж. Сказание о старом мореходе
Когда Кент вернулся с бумагами, Делия показалась ему какой-то странной, но только к самому концу вечера он узнал от Берча об оскорбительном поведении Фрэнсиса.
– Этот тип надрался, – презрительно хмыкнул Билли, – а характер у него и без того не сахар. Мне удалось отвлечь его внимание, но за такими надо приглядывать постоянно.
– Знаю, – вздохнул Кент. – Придется мне теперь не спускать с него глаз. А вам я приношу свою искреннюю благодарность.
Он вернулся к Делии, но так ничего и не сказал ей до тех пор, пока они не оказались наедине в своей каюте.
– Жаль, что все так получилось. Я слышал, Фрэнсис успел тебе нагрубить. А меня как назло рядом не было!
«Жаль» – это было чересчур слабо сказано. Кент был пристыжен и раздосадован. Если ему не удалось оградить Делию от оскорблений даже здесь, на пароходе, что же будет в Нью-Йорке? И это после всех его заверений!
– Вот и хорошо, что тебя не было, – к его удивлению, сказала она. – Этот человек был пьян и намеренно искал ссоры, он так и исходил злобой. Будь ты со мной, дело бы кончилось дракой.
– Уверяю тебя, что не все на побережье таковы, – заверил Кент, видя ее подавленность. – Кэдбери не джентльмен. Он с детства был драчливым трусом, из тех, кто изводит слабых, но никогда не осмелится поднять руку на более сильного. Хотя наши матери и дружили, я Фрэнсиса терпеть не мог. Тебе не часто придется сталкиваться с людьми вроде него.
– Неужели ты думаешь, что я сочла бы его твоим другом детства? – Делия улыбнулась. – Это не сделало бы чести моей проницательности. Но я рада, что ты подтвердил мое впечатление. Вдруг я приписала Фрэнсису всевозможные пороки просто… из-за ревности…
– Тебе не к кому ревновать! – воскликнул Кент, привлекая ее к себе. – Помолвка с Каролиной была сделкой, а не результатом чувств. Наш союз нужен был для процветания фирмы, и никто из нас не давал себе труда притворяться, что влюблен.
– Это в самом деле так или ты меня просто утешаешь? Знаешь, как неприятно стать причиной чьих-то страданий? Если Каролина относится к тебе хоть вполовину так, как я, ей будет нанесен ужасный удар!
– Удар по ее гордости и амбициям, – хмыкнул Кент, прижимаясь щекой к рыжим кудрям. – В детстве мы с Каролиной неплохо ладили, и матери усиленно поощряли нашу дружбу. Но с возрастом, когда я занялся бизнесом, а она целиком отдалась светской жизни, у нас не осталось общих интересов. Это моя мать заговорила о женитьбе на Каролине, а поскольку обзаводиться семьей мне все равно пришлось бы, я позволил себя уговорить и посватался. Предложение было принято с тем же равнодушием, с каким и сделано.
– Вот уж не думала, что ты так расчетлив.
– Именно таким я и был, милая, – сказал Кент со вздохом. – А все потому, что прежний Кентон Брэдфорд о многом просто не имел понятия. Счастье, что я встретил тебя! Ведь я мог связать себя с нелюбимой на всю оставшуюся жизнь!
Теперь вздохнула Делия.
– Счастье… – повторила она, крепче прижимаясь к нему. – Я сделаю все, что в моих силах, чтобы ты был счастлив. А ты обещаешь мне это?
– Обещаю!
Это прозвучало как торжественная клятва.


На следующее утро Делия, спавшая с краю, проснулась от того, что ее едва не сбросило на пол. Обрывки приятного сновидения еще таяли в памяти, когда она оглядела каюту непонимающим взглядом, цепляясь одной рукой за Кента, а другой за дощатый бортик. Судя по вою ветра и реву океана, шторм и не думал затихать.
– Еще один день волнующего приключения, – заметил Кент, зевая. – Помнится, так ты называла это поначалу.
– Беру свои слова обратно!
Она уселась, невольно скривившись: пол ходил ходуном куда сильнее, чем накануне. Вспомнив свои вчерашние мысли, она вздрогнула и решила в дальнейшем быть осторожнее. Не хватало еще, чтобы судьба избавила ее от проблем, пустив пароход ко дну!
Лиловое платье так толком и не просохло, прилипнув к доскам верхней койки. Все же Делия натянула его, даже не взглянув на кринолин, представлявший во время ураганного ветра уже не досадную помеху, а опасность для жизни. Кое-как покончив с бритьем, Кент повернулся к ней.
– Почему ты надела это платье? Хочешь опять прогуляться по палубе? – Голос его звучал встревоженно.
– Я только выгляну. Я не настолько безрассудна, как ты думаешь.
Скоро она убедилась, что о выходе на палубу не может быть и речи. Судно так накренилось, что подняться по лестнице было почти невозможно. По ступенькам непрерывным потоком струилась холодная вода, но самый жуткий сюрприз ожидал за дверью.
Навстречу пароходу катился чудовищный вал. Чтобы увидеть его гребень, пришлось запрокинуть голову. Делия вскрикнула и схватила Кента за руку, ни минуты не сомневаясь – это последнее, что она видит в своей жизни. На них катилась настоящая водяная гора свинцово-серого оттенка! Казалось, пароход уйдет под нее целиком, но в последний миг, словно подброшенный невидимой ладонью, он взлетел на гребень, носом разрезав верхушку.
Вода ринулась по палубе к двери. Делию окатило с головы до ног. Протерев глаза, она успела увидеть, как пароход падает в бездонный провал между валами. Не в силах сдвинуться с места, она смотрела, смотрела, смотрела…
– Может быть, хватит? – крикнул Кент ей на ухо.
За бешеным ревом бури его крик показался шепотом. Делия судорожно кивнула. Им удалось захлопнуть дверь прежде, чем на них обрушился новый поток.
Добравшись до салона, они огляделись. Помещение было почти пустым. Исчезли даже стюарды, только крепкая негритянка-буфетчица, которую все называли тетушкой Люси, подавала холодные закуски считанным смельчакам, решившимся на прием пищи. Горячего не было и в помине. Кок, очевидно, отказался разжигать плиту.
В углу собралась толпа насмерть перепуганных пассажиров. С ними вполголоса разговаривал судья Монсон. Подходя, Делия услышала все ту же песню: «Опасности никакой».
– Это еще не самый сильный шторм, – говорил судья с невозмутимым видом, – а пароходы строятся с таким расчетом, чтобы выдержать даже настоящий ураган!
– Тогда почему же они тонут? Ведь они все-таки тонут иногда? – настаивала одна из дам. – Если мы пойдем ко дну…
– …то с песнями! – вмешался Билли Берч, подходя. – Что толку паниковать? Делу этим не поможешь, а нервы испортишь. Я только что говорил с капитаном, и он уверен, что все обойдется. Помнится, он утверждал, что намерен разделить участь своего парохода. Уж не думаете ли вы, что он горит желанием утонуть? Команда сделает все возможное, чтобы этого не случилось.
Его легкомыслие имело больший успех, чем рассудительные доводы судьи Монсона. Паникеры начали успокаиваться.
– А что, капитан в самом деле так уверен в своем судне, как вы только что утверждали? – вполголоса спросил Кент, как только толпа рассеялась.
То, что он заговорил об этом в ее присутствии, Делия расценила как комплимент.
– Почему бы и нет? – ответил вместо Билли судья Монсон. – Честно говоря, я никогда не попадал в подобный шторм, но это не значит, что он какой-то из ряда вон выходящий!
Казалось странным, что еще совсем недавно она боялась этого приятного человека до дрожи в коленках. Размышления Делии прервало появление капитана Гериндона. Его тотчас забросали вопросами.
– Пароход мой испытан в деле, и команда подобралась замечательная. Не позволяйте стихии запугать вас, друзья!
Капитан не стал задерживаться и проследовал дальше. Настроение в салоне заметно улучшилось. От Делии, однако, не укрылось, как изменился Гериндон за прошедшие часы: он выглядел совершенно измотанным. Возможно, он не отдыхал с самого начала шторма. Энзел Истон проводил его мрачным взглядом.
– Я же говорил! Я с самого начала предсказывал, что смена названия добром не кончится!
– Да ну вас, Истон, в самом деле! – усмехнулся Берч. – Мы еще не на дне морском!
– Но и не в нью-йоркском порту, – резонно возразил тот, но, заметив за спиной Кента Делию, сразу сменил тон: – Впрочем, капитану виднее!
– Как дела у Адди? – спросила Делия мягко, хотя у нее чесался язык заявить, что она не кисейная барышня и к тому же терпеть не может лицемерия.
– Морская болезнь ее сегодня совсем доконала, – вздохнул Энзел. – Кстати, я пришел за чаем. Возможно, он ей немного поможет.
– Бедняжка! Хотите, я вас на время сменю?
– Что вы! Адди мне голову оторвет, если я позволю кому-нибудь увидеть ее в таком состоянии. Вот когда ей станет лучше, милости просим. Но спасибо за предложение.
Он пошел к тетушке Люси за чаем, а Кент улыбнулся Делии.
– Ты очень добра!
– Не так, как Адди. С первого дня, еще ничего не зная обо мне, она держалась так просто и дружески, что сильно скрасила мне жизнь. Надеюсь, у меня будет шанс отплатить ей добром.
Он промолчал, но вид по-прежнему имел удивленный. Делия спросила себя, неужели ни одной женщине в его кругу не пришло бы в голову ухаживать за подругой, которую свалила морская болезнь.


Казалось, шторм достиг своего пика и сильнее стать просто не может, но за день он набрал еще баллов. Теперь даже матросы в открытую называли его ураганом. Все только об этом и говорили, и каждому было ясно, что капитан и команда (вопреки их непрестанным заверениям в обратном) всерьез обеспокоены.
В салоне начали появляться пассажиры третьего класса, которые были еще способны принимать пищу и не могли выносить дольше тесноту битком набитых общих кают. Никто не протестовал против их вторжения – большая часть мест все равно пустовала.
К вечеру Делия почувствовала тошноту. Зная, что в таком случае лучше всего отвлечься, она собрала вокруг себя перепуганных детей. Пока джентльмены старались успокоить наиболее нервных особ женского пола, небольшая группа дам с Делией во главе развлекала малышей. Они по очереди читали, рассказывали сказки, играли, а когда подали холодный ужин, устроили соревнование, кто сумеет больше съесть из мисок, скользящих туда-сюда по столам.
С наступлением темноты (а из-за низкой облачности стемнело рано) стали все сильнее слышны скрежет и треск многострадальной обшивки корпуса парохода. В некоторых каютах уже было полно воды, постели совершенно вымокли. Их обитатели ютились по углам салона, напоминавшего теперь военный лазарет, полный стонущих раненых. Разговор снова и снова возвращался к тому, каковы шансы выйти из шторма невредимыми. Делия случайно услышала, как Томас Баджер, в прошлом капитан парохода, сказал своему другу, машинисту «Центральной Америки»:
– Помяни мои слова, этот шторм еще не набрал полную силу!
– Точно! – мрачно согласился тот, чем ужаснул ее до глубины души. – Не дай Бог, зальет котлы! Любая течь в машинном отделении станет нашим билетом на дно морское.
– А что, есть такая опасность?
Машинист промолчал, и это само по себе было ответом. Она не решилась передать разговор Кенту. Если эта ночь окажется для них последней, пусть она будет полна любви, а не отчаяния. Чему быть, того не миновать, и если ничего нельзя изменить, нужно по крайней мере вынести удары судьбы с достоинством.
Каждый вдох наполнял легкие влажным и спертым воздухом: двери в салон теперь всегда оставались закрытыми, не говоря уже об иллюминаторах. Находиться там становилось все более тягостно. Оглядевшись, Делия увидела о чем-то беседовавших Кента и судью Монсона, а подходя, успела уловить что-то о запуске сигнальных ракет.
– А, это ты, дорогая, – приветствовал Делию Кент, и его ласковый взгляд согрел ее. – Как твои маленькие подопечные? Спят?
– Слава Богу! Представь себе, испанка из Лимы путешествует с тремя малышами. Один был так перепуган, бедняжка, что его едва удалось убаюкать сказкой.
Судья Монсон пробормотал что-то насчет ее великодушия и откланялся.
– Значит, твой испанский пригодился снова, – заметил Кент. – А вот мне ни разу не довелось применить свое знание латыни и греческого. И зачем только я корпел над ними в колледже?
– Надо было изучать что-нибудь более практичное, – отшутилась Делия, поддерживая легкий тон разговора. – Отец предлагал нанять учителя латыни, но не хватило средств. К счастью, мама немного знала этот язык и дала нам его азы.
– Да ты, можно сказать, получила классическое образование!
– Предлагаешь с порога объявить твоей матери, что перед ней вовсе не невежественное ирландское отродье, а вполне образованная леди?
– Я вовсе не имел в виду…
– Знаю, знаю! Плохая вышла шутка. А все потому, что нервы совсем издерганы. Все время ждешь беды. Пойдем к себе. Уже совсем поздно, да и неизвестно, что будет завтра. Надо хоть немного поспать.
«Неизвестно, будет ли завтра», – мысленно уточнила Делия.
Хотя эти слова не были произнесены, Кент все понял. Он тоже не видел смысла в мрачных пророчествах. Возможно, завтра их не станет, но пока… пока они вместе, целые и невредимые.
Попрощавшись, они отбыли восвояси.
В каюте воздух тоже был довольно спертым, но все же свежее, чем в салоне, где скопилось множество народу, пахло влажной одеждой и обувью, потом и страхом. Чтобы разуться, пришлось проявить чудеса акробатики.
Пока Делия сбрасывала обувь, Кент смотрел на нее не отрываясь. Теперь он знал еще одну сторону ее характера: способность быть полезной людям, сострадать и утешать. Он и сам порой занимался благотворительностью, но лишь потому, что это считалось хорошим тоном и было принято среди людей его круга. Он никогда не задумывался о тех, на чьи нужды выделял средства. Делии же было свойственно истинное великодушие, по-видимому, произраставшее из личного опыта и умения поставить себя на место обездоленного.
– Ты что? – спросила Делия, заметив его завороженный взгляд.
– Я просто удивляюсь тому, что и после тяжелого дня ты выглядишь прекрасно.
– Прекрасно? Сейчас? В жеваном платье и с вороньим гнездом на голове? – Она расхохоталась. – Надо взглянуть в зеркало. Если лицо испачкано, я никогда больше не поверю ни единому твоему комплименту!
– В самом деле, у тебя на носу пятно, – признал Кент. – Но это только придает тебе очарование. Иди ко мне!
Делия повернулась. Ее зеленые глаза сияли, вся она светилась любовью и была чудо как хороша. Как случилось, что эта замечательная девушка выбрала его?
Кент выразил свои чувства в полном страсти поцелуе и получил горячий отклик. Вспомнив вдруг о грозящей им опасности, он привлек к себе Делию с такой силой, что она ахнула. Его пальцы нетерпеливо затеребили пуговки ее платья. Она, в свою очередь, стала быстро расстегивать его рубашку.
Очень скоро оба были обнажены по пояс и приникли друг к другу – кожа к коже – словно впервые. Делия наклонилась, обвела языком плоский сосок, и Кент содрогнулся от удовольствия. Затем настал черед Делии запрокинуть голову и отдаться ощущениям.
Внезапно пароход особенно резко качнуло, и Кент оказался на полу. Делия свалилась прямо на него. Некоторое время они возились, пытаясь подняться, потом зашлись истерическим смехом, всхлипывая, кашляя и перегибаясь пополам.
– Может, здесь и останемся? – спросил Кент, когда снова обрел способность к связной речи. – Что-то не хочется слететь с койки… хм… в разгар событий.
– Здравая мысль. – Делия привстала и занялась своими нижними юбками. – Надо было уже давно освоить эту территорию. Правда, коврик не слишком мягкий…
Лукаво подмигнув, она отбросила оставшуюся одежду и перенесла ногу через бедра Кента. Он не удержался от усмешки.
– Бунт на судне? Попытка захвата власти командой?
– А если и так? – Делия склонилась к нему. – Что скажет капитан? Будет протестовать?
– Он сдастся добровольно. Возможно, тогда его пощадят.
– Никакой пощады! Его немедленно задушат… поцелуями.
Она наклонилась ниже и впилась в его приоткрытые губы. До предела возбужденный, Кент приподнялся. Не стараясь подавить рвущийся с губ стон, он схватил Делию обеими руками за талию и прижал к себе изо всех сил. Как раз в этот момент пароход снова резко качнуло, но это лишь усилило остроту наслаждения.
Снаружи неистовствовал шторм, то бросая судно вниз, то толчком посылая вверх, но ни Кенту, ни Делии уже не было дела до буйства стихии. Они были во власти силы, столь же могучей и древней, как океан, как буря. Они ласкали друг друга и сплетались воедино, как если бы это было в последний раз, а когда их накрыла волна блаженства, двойной страстный крик смешался с ревом ветра.
Еще долго после этого они лежали без сил, выложившись целиком. Наконец Делия пошевелилась, вздохнула.
– Хорошо, что ураган так шумит, правда, милый? Иначе как бы мы смотрели завтра в глаза соседям?
– Ты всегда во всем находишь светлую сторону, – улыбнулся Кент, устраивая ее поудобнее. – Наверное, если посетовать на черные тучи, ты скажешь, что с изнанки они серебристые. А для меня все серебро мира в тебе, Делия. И все золото. Я совершенно счастлив даже сейчас, когда…
– Когда нам, быть может, осталось жить считанные часы? – Но в глазах ее не было страха, только умиротворение и любовь.
– По-моему, невозможно их провести лучше.
– Я согласна. Спасибо, что обвенчался со мной, Кент.
– Не спеши говорить «спасибо» и «жаль», которые обычно оставляют на последний момент. Все еще может обойтись. Ну, выбьемся немного из расписания…
Между бровей Делии залегла легкая складка. Она как будто собиралась возразить, но передумала.
– Конечно, ты прав. Пока пароход на плаву, у нас есть шанс выбраться из шторма живыми. Надо только уметь ждать и надеяться.
«Что за девушка!» – снова подумал Кент. Но потом он вспомнил, что Делия весь день возилась с чужими детьми и, должно быть, ужасно устала.
– Давай попробуем забраться на койку, – предложил он. – Если нас не сбросит, может, удастся поспать.
– А если хорошенько подоткнуть одеяло? Это поможет удержаться, а если упадем, сохранит от синяков.
Они сделали все, что могли: со всех сторон подоткнули одеяла, положив их поперек койки, – но все равно приходилось то и дело цепляться за все, что попадалось под руки, чтобы не оказаться на полу. Судно вело себя как необъезженный мустанг.
А еще Кенту не давали спать мысли о том, как быть, если пароход пойдет ко дну. Что тогда предпринять для спасения Делии? Положение, деньги и даже крепкое телосложение не так уж много значили в штормящем открытом море. Во всяком случае, он сделает все от него зависящее.
Делия тоже бодрствовала, хотя обычно для того, чтобы уснуть, ей было достаточно устроиться в уютном кольце его рук. Пару раз он чуть было не спросил, о чем она думает, но решил не начинать бессмысленный разговор, который приведет только к новому всплеску отчаяния.
Перед самым рассветом оба впали в тяжелое забытье. Измученное сознание уже не реагировало ни на рев ветра и волн, ни на качку. Сон их был внезапно и грубо прерван.
Резкий крен судна сбросил Кента и Делию на пол. Машинально он схватил ее и уперся ногами в стену, готовясь к столь же сильному броску в противоположную сторону. Но его не последовало. Секунды шли, а пол так и оставался вздыблен, так что дверь теперь находилась внизу, а иллюминатор смотрел чуть ли не в самое небо.
– Что это значит? – наконец прошептала Делия. – Подсади меня на койку, я хочу выглянуть.
Кент помог ей. Цепляясь за что придется, Делия добралась до иллюминатора. Долгую минуту она оставалась в неподвижности, а потом сказала то, чего Кент больше всего боялся:
– Думаю, мы тонем, милый…




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Корабль мечты - Хайатт Бренда



Роман насыщен событиями, сюжен неплох. Но как по мне - сухо изложен.
Корабль мечты - Хайатт Брендаелена:-)
13.07.2014, 14.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100