Читать онлайн Корабль мечты, автора - Хайатт Бренда, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Корабль мечты - Хайатт Бренда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Корабль мечты - Хайатт Бренда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Корабль мечты - Хайатт Бренда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хайатт Бренда

Корабль мечты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

…а солнце за белесой пеленой
Имело вид тоскливый и больной,
И думалось: не терпится ему,
Чтоб мир был снова погружен во тьму.
Сэмюэл Тейлор Колридж. Сказание о старом мореходе
Делия подавила вздох. Она бы с большей охотой осталась в каюте, наедине с Кентом. Впереди всего десять дней плавания, и никак не удавалось убедить себя, что у них впереди – будущее. Потому-то она и досадовала на каждое мгновение, проведенное на людях.
Обеденный салон был обставлен в точности как на «Соноре». Делия машинально заняла привычное место рядом с Кентом, остальные расселись так же. Она была голодна: в поезде они подкрепились лишь купленными на рынке бананами, – но это не заставило ее есть с большим аппетитом.
– Похоже, отныне еда сильно изменится к худшему, – заметил Роберт Паттерсон, выразив тем самым общее мнение.
Пища не шла ни в какое сравнение с той, что подавалась на борту «Соноры». Делия не стала говорить, что ей случалось питаться много хуже. Кроме Кента, никто из пассажиров не имел представления о нищете, которую ей довелось узнать на приисках, и если ей в дальнейшем действительно придется выступать в роли его жены, лучше было держать на этот счет язык за зубами.
Однако не все из присутствовавших в салоне стыдились своего прошлого. Одна из пассажирок, чей муж разбогател на промывке золота, с улыбкой заметила, что еда не так уж плоха.
– Подумаешь, вялые овощи и черствый хлеб! Хорошо они хоть не заплесневели!
Делия поневоле вспомнила твердые, как камень, лепешки из пресного теста, а также целые месяцы без зелени – и вознесла благодарственную молитву за пищу, что лежала перед ней на тарелке, и за человека, сидевшего рядом. Ощущение упорного взгляда заставило ее повернуться. Кент улыбнулся:
– Все еще не раскаиваешься? Делия пожала плечами:
– Если выбирать между изысканными блюдами и хорошей компанией, я предпочитаю последнее.
– Вот здравый взгляд на вещи! – воскликнул Билли Берч. – Что такое сморщенный листок салата по сравнению с дружеским теплом?
Возгласы одобрения положили конец жалобам, и разговор принял более приятное направление. В конце ужина стюард, пожилой негр, негромко обратился к Билли:
– Я слышал ваши слова, сэр, и они запали мне в душу. Обещаю лично присмотреть за тем, что подают на ваш стол. Если вам что придется не по нраву, только скажите.
Делия старалась не привлекать к себе внимания. Весь день казалось, что на лице у нее буквально написано, что произошло между ней и Кентом. Да и как могло быть иначе, если эта ночь изменила для нее не только настоящее, но, возможно, и будущее? Но чужие взгляды смущали ее, особенно когда Кент склонился к самому уху и его теплое дыхание пощекотало кожу.
– Я не собираюсь сегодня задерживаться для карточной игры, – прошептал он. – Найду какой-нибудь предлог. Если, конечно, ты не против.
– Ни капельки! – прошептала она, замерев от предвкушения.
Кент обнял ее, и они сидели бок о бок, тесно прижавшись друг к другу, только и ожидая возможности ускользнуть. Делия думала, что счастливее быть просто невозможно… пока не обвела взглядом салон и не увидела в дальнем углу Нельсона Шарпа. Он не спускал с нее глаз, но что еще хуже – рядом с ним сидел пассажир с тростью!
Хорошее настроение сразу дало крен.
Без сомнения, Шарп не отказался от своих подозрений и с нетерпением ждал возможности навести в Нью-Йорке справки. Его ожидало множество интересных открытий, даже если допустить, что пожилой джентльмен с тростью еще не упомянул о розыске Делии Гиллиленд в связи с обвинением в убийстве. По ее вине репутация Кента подвергнется сокрушительному удару.
Из невеселых раздумий Делию вывел голос ее спутника, извинявшегося за чересчур поспешный уход.
– Это был долгий и напряженный день, но сколько впечатлений он нам принес! Делия решила занести их в семейный дневник, а я дополню ее наблюдения своими.
– Какое совпадение! – обрадовалась Адди Истон. – Я тоже веду путевой дневник. Дорогая, давай потом сравним наши записи?
Делия выразила согласие, хотя для этого требовалось в самом деле завести дневник, который изначально послужил всего лишь предлогом для ухода. Впрочем, ее это не огорчило. Такое из ряда вон выходящее событие, как морской вояж из Сан-Франциско в Нью-Йорк, заслуживало быть запечатленным на бумаге.
Но в данный момент им с Кентом было не до дневника. Оказавшись наконец наедине, они бросились друг другу в объятия. Хотелось продлить поцелуй до бесконечности.
– Я весь день только об этом и мечтал, – прошептал Кент, нехотя отрываясь от губ Делии, но зато крепче прижимая ее к груди. – Как ты думаешь, покажется очень странным, если мы не покинем каюту до самого Нью-Йорка?
– Я бы не возражала, – ответила она со счастливым вздохом. – Было бы чудесно провести десять дней вдвоем, позабыв обо всем прочем. Стюард мог бы носить нам еду в каюту…
Кент воспринял шутку совершенно серьезно.
– Почему ты так говоришь? Быть на людях – для тебя испытание? Или тебя гнетет мысль о предстоящем в Нью-Йорке?
– Немного… но я справлюсь, – сказала Делия, избегая его взгляда.
Меньше всего ей сейчас хотелось делиться своими страхами, тратить на это драгоценное время, отпущенное им для счастья. Она решила сделать вид, что на горизонте нет ни единого облачка. Однако Кент поддерживать игру отказался.
– Я так и думал! Ты тревожишься. Думаешь, стоит только мне оказаться в кругу родных и близких, как я тотчас передумаю? Этого не будет! – Он говорил мягко, но с легким упреком, и Делия почувствовала, что должна оправдаться.
– Я тебе верю, Кент, но все же мы знаем друг друга так мало…
Он закрыл ей рот поцелуем.
– Я нашел способ рассеять все твои тревоги, – торжественно произнес он. – Завтра я обращусь к капитану и попрошу обвенчать нас. Тогда я уже не смогу передумать, если даже захочу – а я не захочу!
Несколько минут Делия смотрела на него во все глаза.
– Ты серьезно? А если кто-нибудь узнает? Это совершенно подорвет доверие к тебе… к нам обоим!
Она вспомнила пронизывающий взгляд Шарпа и то, что он прочно обосновался за капитанским столом в первый же вечер на борту корабля. Его отношения с капитаном были куда более приятельскими, чем у Кента.
– А какая разница, когда выплывет правда: сейчас или в Нью-Йорке? – резонно возразил он. – Зато никто уже не сможет обвинить нас в обмане. И мы с чистой совестью сможем строить планы на будущее. Я живу в пригороде, на берегу реки Гудзон. Если тебе не по душе жить вместе с моей семьей, мы выстроим рядом отдельный дом. Район там чудесный, зеленый, к тому же оттуда недалеко до офиса фирмы. Ты сразу пригласишь всех окрестных хозяек к чаю и заведешь с ними дружбу, чтобы не скучать одной, пока я работаю. Наши дети будут играть с их детьми.
Хотя нарисованная Кентом картина была чрезвычайно соблазнительной, Делия ощутила приступ паники. Ей предлагали так много – и так скоро! Этот рай на земле казался попросту нереальным.
– Думаешь, тамошнее общество примет меня, нищую ирландку, с распростертыми объятиями? Что скажут твои родные? А семья Каролины?
– Разумеется, они будут шокированы, ну и что? – хмыкнул Кент, упрямо выпячивая челюсть. – Потом привыкнут.
Я не позволю никому оскорбить тебя даже взглядом, клянусь!
– Следовательно, ты ничего не знаешь о женщинах! – Девушка невесело рассмеялась. – Никто и не подумает оскорблять меня в твоем присутствии. Меня просто не будут принимать, а за спиной станут шептаться, что я употребила всю свою простонародную хитрость, чтобы увести жениха у достойной молодой леди. Очень скоро мужья примут сторону жен, и ты сам не заметишь, как обанкротишься.
– Да нет же…
Делия не позволяла ему продолжить. Теперь, когда невидимая плотина была прорвана, слова лились неудержимым потоком.
– Может статься, что все друзья, коллеги и знакомые, даже родные из-за меня повернутся к тебе спиной. Все твои надежды на будущее пойдут прахом. Пойми же, Кент, нам никак нельзя жениться! Ты должен выдать меня за мимолетное увлечение, сказать всем, что решил дать себе волю, чтобы потом, в законном браке, не тянуло на сторону. Тебя осудят, но скоро простят. Этого не случится, если ты свяжешь со мной свою жизнь.
– Откуда тебе знать? Не все такие снобы, даже на побережье.
– Но их подавляющее большинство!
– Да, таких хватает, – признал Кент неохотно. – Значит, ты предлагаешь мне строить свою жизнь так, как угодно этим людям? Хочешь, чтобы я стал похож на тех, кого ты осуждаешь? И это после того, как ты открыла мне на них глаза?
– Ты слишком превозносишь мои заслуги, – сказала Делия. – А я отнюдь не совершенство. Я до сих пор не вполне честна с тобой.
– Правда? – По лицу Кента прошла тень тревоги. – Я не знаю о тебе чего-то жизненно важного?
– Сам суди, насколько это важно. Речь идет о моей фамилии. Гиллиленд, а вовсе не Гилли, как я тебе сказала.
– И это все? – засмеялся он. – А я уж перепугался! Теперь я даже рад, потому что в начале плавания проговорился, назвав твою фамилию – в смысле Гилли. Видишь, как хорошо, что я не знал настоящей! А теперь скажи, что всецело мне доверяешь и позволишь сделать тебя счастливой.
Легкость, с которой Кент отнесся к ее обману, наполнила Делию невыразимым облегчением и смягчила ее сердце. Так хотелось верить, что счастье возможно! Но здравый смысл не желал сдавать позиций.
– Я верю в твою искренность. Однако ты можешь заблуждаться. Я вовсе не желаю стать причиной твоих неудач и разочарований. Неужели это не понятно?
Заглянув в глаза Кента, она прочла там столько чувства, что у нее перехватило дыхание.
– Если я тебя потеряю, милая, это и будет главной неудачей моей жизни, главным разочарованием. Все остальное просто не в счет.
С тихим возгласом, отказываясь от дальнейшей борьбы, Делия прильнула к нему и запрокинула голову для поцелуя. Некоторое время они исступленно ласкали друг друга, одновременно освобождаясь от одежды, пока последний ее предмет не оказался на полу. Ни на миг не переставая осыпать Делию поцелуями, Кент подхватил ее на руки, осторожно опустил на нижнюю койку и вытянулся рядом. Она без устали гладила его, и в ее движениях было что-то жадное, словно она хотела запомнить его на ощупь. Должно быть, так оно и было.
Впрочем, страхи почти оставили Делию после того, как она ими поделилась. Она нашла компромисс между надеждами и опасениями, сказав себе, что все возможно при благоприятном стечении обстоятельств. А ее всегдашняя спутница – удача… разве до сих пор ей не везло?
Потом она вообще перестала раздумывать о туманном будущем и полностью отдалась упоительному настоящему. На этот раз ощущения были сильнее и острее, чем накануне, – возможно, потому, что не были замешены на предвкушении потери. Делия полностью отдалась на волю ласкающих губ и рук. Она и сама впервые по-настоящему узнавала тело Кента, пока он не утратил власть над собой и не привлек ее к себе с протяжным стоном. Его язык нетерпеливо вошел в ее рот, подогревая желание еще большего слияния. Кент взял ее медленно, не прекращая ласк. Делия замерла, затрепетала, потом содрогнулась, не слыша собственного счастливого крика.
А потом наступили довольство и безмятежность. Сердца их перестали неистово биться, тела, так и не разъединившись, расслабились и замерли.
Когда вернулась способность мыслить связно, она пришла к выводу, что они с Кентом подходят друг другу во всем, что истинно важно. Бывают узы поистине нерушимые, и, что бы ни сулило будущее, ничто не сможет нарушить гармонию их сердец.
С этой мыслью Делия погрузилась в сон.


Кент посмотрел на огненно-рыжую голову, что покоилась на его плече, и ощутил нежность. Как случилось, что эта девушка стала ему так дорога за такой короткий срок? Невероятно, но тем не менее истинная правда. Делия значила теперь в его жизни больше всего остального.
До этого вечера (то есть до того, как она облекла свои страхи в слова) он понятия не имел, как мало она верила в их будущее счастье. Разумеется, Кент размышлял над тем, что придется вынести Делии, как бы он ни пытался оградить ее от обид. Одна мысль о том, что нью-йоркское общество отторгнет ее, приводила его в такую ярость, что он был поражен и озадачен. Это, как ничто другое, раскрыло ему глубину собственного чувства.
Говоря, что не может потерять Делию, он ничуть не преувеличил. Хотя любовь сделала его как никогда уязвимым. Он сознавал, что не сумеет теперь без нее жить, что эта потеря сокрушит его. Одно ласковое слово Делии могло залечить любую рану, и одно ее слово могло смертельно ранить его.
То, что они связаны неразрывными узами, было уже очевидно им обоим. Но предстояло еще узнать, что принесут им эти узы.
Кент погрузился в сон, полный мечтаний о будущем, в которых Делии отводилась главная роль. Решимость исполнить любое ее желание так переполняла его, что, едва проснувшись, он разыскал капитана и изложил ему свою просьбу. Хотя тот и был удивлен, узнав, что они не обвенчаны, но охотно согласился скрепить их отношения данной ему властью. В свое оправдание Кент состряпал довольно туманную историю задержки по делам фирмы и великой спешки, в которой ему и Делии пришлось подниматься на борт «Соноры», хотя они намеревались обвенчаться накануне отплытия. К счастью, капитан не стал вдаваться в подробности и как будто поверил.
После завтрака, прогуливаясь по верхней палубе под руку с Делией, Кент передал ей свою беседу с капитаном. Он опасался возражений, но, похоже, девушка предоставила ему планировать их будущее (по крайней мере пока). Венчание должно было состояться сразу после обеда. Пока же они продолжали прогулку. Однако их скоро прервали.
– Кент! Делия! Вы уже знаете? – окликнула их Мэри Паттерсон, спеша им навстречу с Вирджинией и Адди. – Этому пароходу сменили название! Роберт говорит, что это очень плохая примета.
– Как вы думаете, мистер Брэдфорд, нам есть о чем беспокоиться? – спросила Вирджиния, переглянувшись с Адди. – Я передам Билли ваше мнение. Он так ценит ваш здравый ум!
Поблагодарив за комплимент, Кент постарался рассеять опасения дам:
– Это всего-навсего древнее суеверие. Множество судов сменило название одновременно со сменой владельца. Не думаете же вы, что все они пошли ко дну?
– Если какое-то и утонуло, то ему просто не повезло. А я очень везучая, так что с нами этого не случится, – добавила Делия, бросив на него многозначительный взгляд. – К тому же погода нам благоприятствует. Если так пойдет и дальше, бояться нечего.
Их оптимизм произвел желанное действие. Подошли несколько джентльменов (Шарп в том числе) с намерением обсудить какие-то деловые вопросы с Кентом. Делия сочла это удобным предлогом для того, чтобы пройтись по палубе со своими подругами.
Прежде чем вступить в мужской разговор о перевозках сухопутными и водными маршрутами, Кент проводил ее взглядом, и это не укрылось от Нельсона Шарпа. Когда остальные разошлись, он остался стоять.
– Общеизвестно, что страсть быстро сходит на нет после того, как брачный обет произнесен, – начал он без предисловий. – Я и сам замечал это неоднократно. Ваш случай кажется мне интересным исключением из правила. Еще раз поздравляю, дорогой друг!
В его тоне содержался недвусмысленный намек на то, что подозрения его не только не улеглись, но даже усилились.
– И что же? – Кент пожал плечами. – Наш случай вообще необычен. Перед венчанием мы даже толком не успели познакомиться. К счастью, судя по медовому месяцу, мы даже лучше подходим друг другу, чем думали.
– Занятно… – протянул Шарп, не скрывая скепсиса. – Я просто не узнаю вас, Брэдфорд. Кто бы мог подумать, что джентльмен, так сказать, старой закалки способен преподносить такие сюрпризы…
Усмотрев в этих словах намек на неравный брак, Кент с трудом сдержал гнев.
– Такая леди, как Делия, может лишь оказать честь джентльмену, приняв предложение, а вовсе не уронить его в глазах других! – произнес он тоном ледяной вежливости, больше всего на свете желая стереть усмешку с губ собеседника хорошим ударом кулака.
– Ни минуты не сомневаюсь, – хмыкнул Шарп, не замечая угрозы. – Мне нравится наблюдать за вами обоими. Совершаешь такие странные открытия! Если бы я не знал, как обстоит дело, то решил бы, что ваш союз был заключен лишь пару дней назад.
– Вообще говоря, это вас не касается, – начал Кент сквозь зубы, – но уж если вы так наблюдательны, то знайте, что у нас с Делией действительно были кое-какие разногласия. Подобно вам, она принимала слишком близко к сердцу свое ирландское происхождение, и я не сразу убедил ее, что культурные люди не поставят этого ей в вину.
Шарп приоткрыл рот и моргнул. Он даже отступил на шаг. Кент сообразил, что к концу своей тирады слишком повысил голос.
– О, прошу прощения! Я… мне… как славно, что у вас теперь все в порядке!
И их недоброжелатель поспешно удалился, к большому облегчению Кента, который начал всерьез опасаться, что все-таки пустит в ход кулаки.
– Ты мрачен, как грозовая туча, – раздался у него за спиной голос Делии. – Похоже, мистер Шарп нравится тебе ничуть не больше, чем мне. Он все не унимается?
Кент не без усилия вернул лицу спокойное выражение и повернулся.
– Надеюсь, мне наконец-то удалось рассеять его упорные подозрения. Я сказал, что мы просто притирались друг к другу.
– Я тоже надеюсь. Этот человек не понравился мне с первого взгляда. У меня от него мурашки по коже. Такие обожают высматривать черных овечек в стаде, но выдают их только тогда, когда нет никакой надежды поживиться за их счет.
– Как метко! – воскликнул Кент, пораженный этой характеристикой. – Ну ничего, через пару часов никакой Шарп нам будет не страшен. Лучше обрати внимание, что за чудесная стоит погода, как спокоен океан и какое солнце на палубе. Давай отдадим должное дню нашего бракосочетания!


Сразу после обеда Кент и Делия постучались в капитанскую каюту. Капитан Гериндон был щуплым человечком с некогда рыжими, а теперь почти совершенно седыми, сильно поредевшими волосами.
– Итак, – начал он густым басом, неизвестно как умещавшимся в его впалой груди, – вы двое пренебрегли священным обрядом венчания, желая вовремя попасть на борт «Соноры». Я рад, что могу исправить это досадное упущение.
Делия обратила к Кенту растерянный взгляд. Неужели он выболтал капитану причины ее появления на борту? Легкий отрицательный жест успокоил ее. Очевидно, капитану была свойственна некоторая выспренность речи.
Церемония прошла мирно и быстро закончилась. Больше всего Делию поразило, с какой решительностью прозвучало ее собственное «да». Но когда Кент, в свою очередь, произнес брачный обет и заново надел ей на палец обручальное кольцо ее матери, она уверилась, что поступает правильно.
Брачная ночь была для них не первой, но это не охладило их пыла. Засыпая на плече Кента, Делия вспомнила о своих недавних страхах и сомнениях, но поспешила снова упрятать их на самое дно души. Связанные узами брака, они с Кентом стали вдвое сильнее, чем прежде, и могли справиться с любым испытанием. Все было им теперь по плечу: и всеобщее осуждение, и бедность. Любовь стала их щитом, их доспехами, любовь должна была победить все.
Делия уснула в радостном изумлении от того, что теперь она миссис Брэдфорд, и в надеждах на то, что ближайшее будущее станет воплощением ее самых счастливых снов.


Последующие несколько дней плавания в спокойных водах Атлантики стали для Кента и Делии подлинной идиллией. Они проводили теперь много времени вместе: прогуливались, стояли у перил, сидели в уединенном уголке салона, то поглощенные беседой, то молча наслаждаясь уединением. Кент не мог припомнить даже часа столь безоблачного счастья в своей жизни. Делия больше не упоминала о трудностях, которые им еще предстояли, а сам он был слишком доволен жизнью, чтобы задумываться о неприятном.
Довольно было сознавать, что путешествие их когда-то кончится. Ему предстояла как минимум безобразная сцена объяснения с Каролиной и ее семейством. Тем более нелепым казалось портить нынешнее счастье раздумьями на эту тему.
Вечером 7 сентября пароход вошел в узкое горло залива, по берегам которого располагалась Гавана.
– Что это? – спросила Делия, указывая влево. – Похоже на замок!
– Это и есть замок, – улыбнулся Кент, невольно вспоминая ее восторги во время переезда через Панамский перешеек. – Замок Эль-Морро. Он был построен в XVI веке, как и Кастильо-де-ла-Пунта.
Справа тоже можно было видеть живописное сооружение, но гораздо меньшего размера. Делия адресовала Кенту сияющую улыбку.
– Ты же говорил, что не знаешь испанского.
– Я и не знаю. Я только повторяю название, для меня оно бессмысленный набор слов.
– Это означает «тот, что на мысу».
Замок Эль-Морро возвышался над входом в залив и служил когда-то фортом. Когда пароход миновал его, Кент продолжал рассказывать все, что знал, о местных достопримечательностях. Чем дальше, тем больше виднелось жилых зданий. Гавана была несравненно крупнее и куда более плотно населена, чем Панама или Аспинваль. В гавани находилось немало судов. Лишь только якорь с плеском ушел под воду, как от пристани к пароходу устремилось множество лодчонок, некоторые из них по виду напоминали лохани. Они окружили необъятный корпус судна, как мелкая рыбешка – кита.
– Что нужно этим людям? – спросила Делия, глядя на галдящих аборигенов.
– Как обычно – торговать. Помнишь рынок в Панаме? Здесь все стоит еще дешевле и все к услугам богатых американцев, каковыми они нас считают.
– Ты только посмотри, какие огромные апельсины! И всего по десять центов! В Сан-Франциско такой стоил бы раз в десять дороже.
Не в силах сдержать ласково-снисходительную улыбку, Кент бросил торговцу несколько мелких монет и ловко поймал купленные апельсины.
– Это будет приятным дополнением к нашему рациону.
– А на берег нас отпустят? – осведомилась Делия, принимая фрукты. – Хочется поближе посмотреть на город.
– Вот уж не знаю. В прошлый раз мы немного опередили расписание, а сегодня оказались здесь в точном соответствии с ним. Впрочем, я спрошу капитана.
Он обнаружил капитана Гериндона в рулевой рубке. Узнав, в чем дело, тот благосклонно кивнул:
– Даю пару часов на экскурсию, мистер Брэдфорд. Мы отплываем только утром, так как к нам должны присоединиться еще несколько пассажиров. Но до наступления темноты все должны быть на борту. Случалось, что пассажир очертя голову погружался в ночную жизнь Гаваны и вовсе забывал явиться, а капитану потом приходилось держать за него ответ перед компанией.
Кент охотно заверил, что они вернутся вовремя, и поспешил к Делии с новостями. Сборы не заняли много времени.
– Я очень надеюсь пополнить здесь свой гардероб, – призналась Делия, – поэтому давай поторопимся.
Вместе с Истонами они побывали в центре Гаваны, в ее роскошных до эксцентричности магазинах. Делия выбрала себе платье, белое в зеленую полоску. Адди наряд одобрила, а Кент оплатил. Даже эта пустяковая покупка несказанно его порадовала. Он не мог дождаться, когда в Нью-Йорке осыплет жену подарками – ведь все сокровища мира не могли бы воздать ей за то, что она для него сделала!
Время до возвращения пролетело быстрее, чем хотелось бы.
– Сегодня вечером ты увидишь меня в новом платье, – пообещала Делия, когда они уже снова стояли на палубе парохода, у перил. – Только обещай, что потом поможешь мне его снять.
– Наконец-то и я на что-то сгожусь!
Кент привлек ее к себе, и они стали наблюдать за прибытием новых пассажиров и погрузкой их вещей. Примерно дюжина хорошо одетых людей следовала за тележками носильщиков. Кое-кто из знакомых, наоборот, покидал борт «Центральной Америки». Последовал обмен добрыми пожеланиями.
– Брэдфорд! Кентон Брэдфорд! – послышалось из группы вновь прибывших.
Кент повернулся и едва удержался от проклятия. К нему спешил, сияя всем своим мясистым лицом, Фрэнсис Кэдбери, родной брат Каролины. Бог знает, каким чудом Кенту удалось изобразить улыбку, хотя в памяти тотчас возникли неприятные сцены из детских лет, когда этот здоровяк, фунтов на двадцать тяжелее и на два года старше, то и дело колотил его на школьных задворках. Позже он не раз говорил, что Кент недостаточно хорош для его нежно любимой сестры, зато когда дела компании пошли на лад, Фрэнсис стал бессовестно перед ним заискивать. Может быть, все это, вместе взятое, заставило Кента крепче обнять Делию и встать лицом к лицу с братом Каролины.
– Рад тебя видеть, дружище, – солгал он. – Позволь представить тебе Делию… мою супругу.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Корабль мечты - Хайатт Бренда



Роман насыщен событиями, сюжен неплох. Но как по мне - сухо изложен.
Корабль мечты - Хайатт Брендаелена:-)
13.07.2014, 14.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100