Читать онлайн Корабль мечты, автора - Хайатт Бренда, Раздел - Глава 10 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Корабль мечты - Хайатт Бренда бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.33 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Корабль мечты - Хайатт Бренда - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Корабль мечты - Хайатт Бренда - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хайатт Бренда

Корабль мечты

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 10

Летели брызги с носа корабля,
Бурлила сзади пенная струя,
И все мы сознавали в этот час:
Еще никто не плавал здесь до нас.
Сэмюэл Тейлор Колридж. Сказание о старом мореходе
Делия со страхом сознавала, что ей все труднее становится держать дистанцию. С тех пор как она узнала о существовании Каролины Кэдбери, Кентон был неизменно внимателен и ласков, если только оказывался поблизости, что она допускала нечасто. Несколько раз она случайно ловила взгляд, заставлявший ее почти лишаться чувств от волнения, говорящий больше самых нежных слов. Кент был к ней неравнодушен и не умел это скрыть.
Но даже если бы Делия отбросила гордость и призналась в своих чувствах, что бы это дало? Не более чем короткий дорожный роман. Хотя и это, казалось бы, стоило любых жертв, но девушка знала: позже придут сожаления и раскаяние.
В Нью-Йорке Кент предстанет перед своими близкими и очень скоро поймет, что ей нет места в его мире, что она никогда не сумеет в этот мир вписаться. Эмоции капитулируют перед реальностью. Вне всякого сомнения, мать и невеста потребуют, чтобы Кент расставил все на свои места. И он это сделает, потому что так воспитан, потому что так поступили бы на его месте его отец и дед.
Так какое же право она имеет требовать, чтобы он поступился ради нее всем, что составляет основу и суть его жизни? Фирма, родные, привычный уклад. Потерять все это из-за нищей ирландки? Нет, она никогда не поставит его перед таким выбором!
Делия со вздохом всмотрелась в линию побережья, которая недавно возникла на горизонте и теперь медленно приближалась. Если погода не закапризничает, завтра они бросят якорь в Панаме. Она снова вообразила, как сходит на берег и исчезает из жизни Кента. Это лучший способ избавить его от неприятностей и при этом сохранить достоинство. В шумном порту так легко затеряться!
Позвонили к ужину, но Делия не двинулась с места.
Нет, решила она чуть погодя, это не выход. Если она улизнет, Кенту придется как-то объяснять ее исчезновение, а он вопреки ее утверждениям слишком плохой лжец, чтобы мгновенно сфабриковать правдоподобную историю. Боже! Если бы он был ей безразличен! Тогда ей не пришлось бы думать, каково ему придется после ее бегства. И даже если она останется, последующие две недели не пугали бы так сильно.
А теперь? Теперь ее бросает в дрожь при мысли о том, что придется избегать Кента до самого Нью-Йорка. Ведь каждая минута его близости – настоящая пытка! Можно кое-как пережить встречи в обеденном салоне, но ночи просто невыносимы, сколько ни изображай сладкий сон. А эти шарады! Их словно нарочно изобрели, чтобы мучить ее…
Мало того что Делия вынуждена была тесно общаться с Кентом во время игры – по ходу ее им даже приходилось прикасаться друг к другу. Это были поистине бесконечные мгновения, и никакими силами не удавалось подавить нарастающее возбуждение. Интересно, а что в такие моменты ощущает Кент? А впрочем, какая разница!
– Ты совсем замечталась, дорогая, – обратилась к ней Адди Истон, с которой они особенно сблизились за прошедшие недели. – Ужин, наверное, уже подают.
– Иду! – Делия сделала шаг от перил, радуясь возможности оторваться от грустных мыслей. – Я засмотрелась на берег и в самом деле замечталась.
– Хорошо, если так, – с легкой тревогой в голосе заметила Адди. – Не стоит чересчур углубляться в мысли о том, какой прием окажет тебе семья мужа. Ведь это тебя беспокоит, верно? Все обойдется, вот увидишь, даже если поначалу ты встретишь некоторое… противодействие.
– Наверное, ты права.
Делия улыбнулась, про себя подумав, как хорошо было бы, если бы ее проблемы заключались только в этом. Под руку с Адди она спустилась в салон, приготовившись к очередной порции сладких пыток. Кент уже сидел на своем обычном месте. Лицо его при виде Делии просияло, и она подозревала, что и на ее лице мелькнуло нечто подобное. Впервые ей пришло в голову, что для него это не менее тяжкое испытание, чем для нее. Эта мысль принесла некоторое облегчение.
– Побережье все ближе, – заметила она, по обыкновению затевая ничего не значащий разговор. – Скоро будем в Панаме.
– Я видел, как берег показался из-за горизонта, – подал голос Кент. – Похоже, мы прибудем точно по расписанию.
Делии показалось, что это прозвучало печально. Неужели он знает, о чем она думала? Она поспешила его успокоить:
– Хотелось бы мне, чтобы погода не подвела нас и дальше. Так хочется посмотреть на Гавану! Я много слышала об этом городе.
Кент так и впился в нее глазами. Потом он едва заметно кивнул, словно удовлетворенный увиденным.
– С радостью покажу тебе город. Он гораздо цивилизованнее, чем Панама.
– Значит, нам позволят сойти на берег? – обрадовалась Мэри Паттерсон. – Роберт утверждал, что вряд ли это будет возможным.
– Когда я направлялся в Калифорнию, я посмотрел город, но, должен сознаться, не спрашивая разрешения у капитана.
– А я как раз только что с ним разговаривал, – вмешался Энзел Истон. – Капитан сказал, что все зависит от времени прибытия. Если не опоздаем, то сможем отправиться в город. Он даст нам несколько часов на экскурсию.
На другой день предстояло пересечь Панамский перешеек, и несколько пассажиров выразили желание покинуть пароход, невзирая на чудесную погоду и обретенную на борту хорошую компанию. Делия едва прислушивалась к возникшей дискуссии, вся отдавшись ощущению близости Кента. Как всегда в таких случаях, чувства ее невероятно обострились. Она видела каждый волосок упавшей на лоб темной пряди, мысленно прослеживала каждый мускул тела, впитывала мужской запах. Потребовалась вся сила воли, чтобы не придвинуться ближе и, потянувшись за бокалом, не коснуться его руки.
Когда ужин закончился, она облегченно вздохнула, но Вирджиния Берч сразу напомнила про ежевечернюю игру в шарады. Стюарды отодвинули столы, освобождая место. Вокруг игроков обычно собиралась довольно большая толпа зрителей из числа скучающих пассажиров.
Стоило Делии бросить взгляд на первое слово, которое они с Кентом должны были разыграть в виде простеньких сценок, ее охватило волнение. Это было слово «kismet» – судьба.
Не решаясь посмотреть на своего партнера, она несколько раз сглотнула. Был один-единственный способ показать первый слог: ведь «kiss» – поцелуй. Второй слог им еще предстояло обсудить, что вполне допускалось правилами. Кент и Делия отошли за спины остальных посовещаться. Кент долго откашливался. У него был столь сконфуженный вид, что это помогло Делии собраться с силами.
– Нам лучше потребовать другое слово, – прошептал он.
– Зачем? – Она с деланным спокойствием пожала плечами. – В конце концов, мы ведь люди взрослые. Неужели мы не сумеем поцеловаться достаточно убедительно, чтобы никто не заподозрил, что мы чужие друг другу? Ведь этот поцелуй ничего для нас не будет значить.
Разве? Кого она хочет обмануть – его или себя? Он машинально кивнул:
– Да, конечно. Но что нам делать с этим дурацким «met»? Сойтись с разных сторон салона и пожать друг другу руку, чтобы получилось «meet» – встреча?
– Не вяжу другой возможности. А как насчет всего слова целиком? По-моему, это самое трудное. – Теперь, когда самый сложный момент они обсудили, Делия почувствовала себя более уверенно. – Судьба. Как же мы это обыграем?
– Надеюсь, это не понадобится. Если мы достаточно убедительно подадим оба слога, все и так догадаются, о каком слове идет речь.
Взгляды их встретились, и Делия отвела глаза.
– Тогда хватит разговоров, давай скорее с этим покончим! – отрезала она, не стараясь смягчить тон.
Вернувшись к остальным, они заняли свои места. Когда наступил их черед, Кент жестами показал, что они собираются обыграть первый слог двухсложного слова. Делия собралась с силами и приказала себе ни в коем случае не краснеть.
А потом на глазах у десятков людей Кент обнял ее и привлек к себе. Делия заставила себя полностью расслабиться, боясь, что сопротивление с ее стороны заставит всех думать, что они обыгрывают «протест» или «насилие». Она запрокинула голову.
Кент склонился к ее губам. На лице его была написана решимость изобразить самый нейтральный и бесстрастный из поцелуев.
Как и следовало ожидать, все вышло иначе. Объятие волновало уже само по себе, но когда губы их соприкоснулись, Делия ощутила такой мощный эмоциональный всплеск, что у нее подкосились ноги и она непроизвольно прильнула к Кенту всем телом. Вне всякого сомнения, с ним произошло то же самое. Так или иначе, руки его тесно сомкнулись, он чуть приподнял ее… и трудно сказать, как это случилось, но губы слились с губами гораздо самозабвеннее, чем было задумано. Как чудесно, как неописуемо сладостно было ощущать руки, губы, всего Кента! Рот ее сам собой приоткрылся, позволив поцелую длиться.
Одобрительные возгласы заставили ее вернуться с небес на землю. Стоило Делии напрячься, Кент выпустил ее из объятий. Когда они оторвались друг от друга, его глаза спросили, а ее – ответили утвердительно. Улыбка, обещавшая все блаженство рая, коснулась его губ.
Когда они повернулись к аудитории, лицо ее пылало как никогда ярко. Кент поклонился, она сделала реверанс, что означало конец первого акта их маленького спектакля. Само собой разумеется, что разгадка не заставила себя ждать. Истоны тотчас заявили, что ответом на шараду является «kiss» – поцелуй. Вторую сценку Делия разыгрывала словно во сне. Они с Кентом приблизились друг к другу и пожали руки, как было задумано. Только он сделал едва уловимое движение, будто хотел схватить ее в объятия, и удержался лишь в самый последний момент. И правильно сделал, что удержался, потому что она бы не протестовала!
По поводу второго слога Истоны немного посовещались, но в конце концов Адди назвала слово «meet» и объявила, что обыгрывать слово целиком нет необходимости. И так совершенно ясно, что это «kismet».
Наступила очередь Паттерсонов, которым досталось слово «maritime» – приморский. Отгадывать на сей раз должны были Берчи. Делия не могла себя заставить смотреть на пантомиму Мэри и Роберта, в первой части которой они венчались, а во второй – осведомлялись, который час. Поцелуй потряс ее до глубины души, пробудил все ее чувства, а последующий обмен взглядами расставил точки над i, и теперь она не могла думать ни о чем другом, кроме той минуты, когда дверь каюты закроется за ней и Кентом. Даже если бы у Делии еще оставались какие-то сомнения, их развеяло бы поведение Кента в оставшуюся часть вечера. Он не отходил от нее ни на шаг, то и дело обнимая за плечи или за талию. Это был небрежный, «супружеский» жест, однако прежде он не позволял себе ничего подобного. Тепло его ладони проникало сквозь ткань платья, оно обжигало и заставляло думать о том, что очень скоро она почувствует эта руки на своей обнаженной коже. Она не отваживалась вообразить себе большее.
Когда настал черед Истонов, ей пришлось вернуться к действительности, чтобы отгадывать слоги. Это оказалось нелегко (возможно, потому, что оба были слишком рассеянны), так что Адди и Энзелу пришлось обыгрывать для них слово целиком. Но даже и тогда лишь чудом удалось угадать «millstone» – жернов. Берчи были последними со своей пантомимой, и Билли, конечно, всех насмешил, когда разыгрывал из себя «horse» – лошадь. Это был первый слог слова «horseshoe» – подкова.
Когда игра закончилась, оказалось, что уже довольно поздно. Вместо того чтобы по своему обыкновению задержаться в салоне, Кент направился в каюту вместе с Делией. Ей и в голову не пришло возражать. В душе прочно угнездилось чувство неизбежности, как если бы, коснувшись губами губ, они сделали выбор. Будто дороги назад не было.
Оказавшись в каюте, они снова обменялись взглядами. Делия постаралась вложить в свой всю решимость – отдать себя Кенту на такой срок, какой отпустит им судьба, даже если это будет всего одна ночь.
Они шагнули друг к другу одновременно. Движением естественным, как дыхание, Делия положила руки на его плечи и чуть откинула голову в безмолвном приглашении к поцелую. Казалось, она готова к предстоящему, но она ошибалась. На этот раз зрителей не было, никто не мог им помешать, и, может быть, поэтому потрясение оказалось даже более сильным. Их губы и тела прижались друг к другу. Они как будто стали единым целым, это было как клятва если не любви, то страсти.
Но этого уже было недостаточно.
Каким бы жадным, долгим и всепоглощающим ни был поцелуй, он был лишь началом, и даже в своей невинности Делия сознавала это, хотя и не знала, что должно за ним последовать. Но вот рука Кента скользнула на грудь и накрыла ее, согрев на одно короткое мгновение. Когда он начал расстегивать рубашку, Делия отстранилась и взялась за одну из пуговок на своем корсаже. Он заглянул ей в глаза:
– Ты уверена, что…
Делия молча прижала палец к его губам. Слова сейчас были не только лишними, но и опасными. Она была уверена, что поступает правильно, но если бы прозвучал вопрос, она могла бы задуматься, заколебаться, вспомнить о последствиях – и передумать. А ей этого совсем не хотелось.
К счастью, Кент правильно ее понял и промолчал. Вместо этого он подключился к ее борьбе с пуговками, которым, казалось, не будет конца. А когда с ними все же было покончено, обнаружилась сорочка, стянутая корсетом. Проклиная все эти дамские штучки, Делия рванула шнуровку.
Кент попытался помочь, но не знал как. Это тронуло Делию и подтвердило то, что она заподозрила уже некоторое время назад: он отнюдь не был профессиональным обольстителем. Конечно, в отличие от нее какой-то опыт у него был, но и прелесть новизны еще ощущалась.
Избавиться от корсета и кринолина удалось не сразу, так как процесс то и дело прерывался поцелуями и объятиями. Но всякому испытанию приходит конец. Кент и Делия наконец прильнули друг к другу: она лишь в тонкой сорочке, он – в брюках. Оставалось отбросить эти последние покровы.
В своем невинном, но страстном нетерпении она решила помочь ему раздеть их обоих, на миг смутившись при виде убедительного свидетельства его желания. Это было новым, неизведанным, и она жаждала погрузиться в мир плотской любви. Вскоре сорочка и брюки грудой лежали на полу каюты. Сколько раз в бессонные ночные часы Делия пыталась представить себе Кента обнаженным, задавалась вопросом, каково его тело под одеждой! Оно было великолепно!
Теперь ничто больше не разделяло их, и каким странным, каким горячим и упоительным было прикосновение кожи к коже! Какими бледными оказались ее мечты по сравнению с реальностью! В одеколоне Кента присутствовал сандал, он смешался с его природным мужским запахом, создав букет, от которого кружилась голова. Все только начиналось, но и за эти минуты можно было отдать жизнь.
Кент осторожно повлек ее к ложу. Его рука снова нашла и накрыла ее грудь, теперь уже обнаженную. Разница ощущений ошеломила. В ответ на ее возглас Кент коснулся соска. Делия запрокинула голову и закрыла глаза. Казалось, не может быть ничего более сладостного – казалось до тех пор, пока рука не скользнула вниз.
Время остановилось, осталось лишь нарастающее наслаждение. Тихие вздохи срывались с губ Делии, она выгибалась дугой навстречу ласкающей руке. Боясь затеряться в волнах неизведанных ощущений, она льнула к нему, не сознавая, что умоляет о чем-то, о чем не имела ни малейшего представления.
Она полагала, что острее чувствовать невозможно, но вот Кент вошел в нее. Инстинктивно желая наиболее полного слияния, она обвила его бедра ногами. Почти сразу окружающее исчезло в ослепительном сиянии. Наслаждение омывало ее, пронизывало насквозь, очищая, доводя до совершенства. Секундой позже с долгим стоном Кент излился в нее, и ее накрыла теплая пелена нежности и покоя. Что бы ни ожидало их впереди, подумала Делия в полудреме, оно того стоило.


Когда сердце перестало колотиться словно сумасшедшее и Кент расслабился, он вдруг осознал, что впервые испытал такое с женщиной. Это была не просто физическая близость, а полное слияние тел и душ.
Пару дней назад он решил махнуть рукой на всю свою дальновидность и отдаться на милость безумию. Он пытался подобрать слова, которые выразили бы то, что он думает и чувствует, но когда момент настал, слова оказались не нужны.
Приподнявшись, Кент зарылся пальцами в огненно-рыжие завитки. Он мечтал об этом чуть ли с первого дня их знакомства и не раз представлял себе, как это будет. Локоны на ощупь действительно напоминали шелк. Зеленые глаза открылись. В них было нечто сродни благоговению.
– Теперь мне ясно, что решение было правильным.
– Какое решение?
– Ловить момент. О, что за момент это оказался!
– Что значит «момент»? Я надеюсь на большее, гораздо большее! Я хочу, чтобы мы были вместе всю жизнь.
Лицо Делии омрачилось, и она слегка отодвинулась.
– Я пошла на это добровольно, – произнесла она медленно. – Ты ничего мне не должен.
– Ты не поняла! Я хочу этого. Хочу, чтобы ты стала моей женой.
– Отчего же, я понимаю, – тем же тоном сказала Делия. – И не скрываю, что мечтала о твоем предложении. Но не забывай, мы знаем друг друга едва полмесяца…
– Лучшие полмесяца моей жизни!
– …поэтому, – продолжала она, словно не слыша, – хотя я и благодарна тебе за твое благородство, не спеши связывать себя обещаниями. Пока довольно и того, что уже есть между нами. Пусть жизнь сама обо всем позаботится.
– Но что нам мешает строить планы на будущее? – настаивал Кент. – Ты должна знать, что это не просто мимолетная интрижка. Ты так много значишь для меня, что я хотел бы разделить с тобой все, что имею: свое имя, положение…
Губы Делии тронула улыбка, но глаза ее оставались серьезны.
– Что ж, будь по-твоему. Я буду считать себя невестой Кентона Брэдфорда из нью-йоркских Брэдфордов… на оставшуюся часть пути. Это отлично впишется в нашу комедию супружества и придаст ей новую остроту.
Кент неохотно кивнул, подавляя недовольство. Ему пришлось напомнить себе, что до встречи с ним Делия вела нелегкую жизнь. Откуда же ей взять доверие к людям? Ничего, он сумеет ее убедить. Теперь, после того, что произошло, это будет нетрудно.
– Думай как хочешь, но я знаю, что мы связаны отныне и навеки.
Он страстно поцеловал ее, надеясь лаской добиться того, в чем не преуспел словами. Она охотно откликнулась, и вскоре они уже снова оказались в объятиях друг друга. Лишь часом позже, совершенно опустошенные, они наконец уснули.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Корабль мечты - Хайатт Бренда



Роман насыщен событиями, сюжен неплох. Но как по мне - сухо изложен.
Корабль мечты - Хайатт Брендаелена:-)
13.07.2014, 14.53








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100