Читать онлайн Слишком много сюрпризов, автора - Хадсон Дженис, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Слишком много сюрпризов - Хадсон Дженис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.64 (Голосов: 80)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Слишком много сюрпризов - Хадсон Дженис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Слишком много сюрпризов - Хадсон Дженис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хадсон Дженис

Слишком много сюрпризов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Трейс спал и видел сон. О страсти, которой никогда не знал раньше, которая сжигает душу мужчины и остается в ней навсегда. Которую он не хотел от себя отпускать. Лилиан… Никто, кроме нее, не был ему так близок. Трейс хотел ее вновь и вновь – нет, не просто хотел, она была ему необходима. И сколько бы они ни занимались любовью, этого никогда не будет достаточно. В полусне он протянул руку, чтобы снова прижать ее к себе.
Но Лилиан не было. Он лежал в постели один. Простыни рядом с ним еще хранили ее тепло, они пахли женщиной, цветами и любовью.
В ванной бежала вода. Черт побери, он, наверное, так шокировал ее своей несдержанностью, и Лилиан поспешила вскочить, чтобы смыть с себя следы его прикосновений.
Что ж, так все и должно было закончиться. Если он и совершал до сего дня более чудовищные ошибки, то не мог припомнить ни одну из них. В этой женщине таилась опасность. Она заставила его мечтать о вещах, которым просто не было места в его жизни. О доме и семье, о месте, где можно приклонить голову и забыть хоть на несколько часов о работе. О женщине, способной принять, что он не всегда сможет оказаться рядом, когда будет ей необходим.
Не надо было думать о таких вещах. Не стоило представлять, как это – знать, что Лилиан ждет его, что она, одна из всех женщин, способна понять взлеты и падения, отчаяние и триумф, связанные с работой, которой он посвятил свою жизнь. Не надо было надеяться разделить все это с ней. Она не согласится, а даже если бы согласилась, это было бы несправедливо по отношению к ней. Трейс чуть было снова не попался в старую ловушку – не стоило ожидать слишком многого от женщины, это всегда приводит к разочарованию. Так было когда-то с Кэрол, так было у его отца с его матерью.
Трейс, конечно, знал, что некоторым полицейским все же выпадает счастье находить особенных женщин, созданных для брака с…
Боже правый! Для брака! Откуда вообще взялось это слово? Ведь он знает Лилиан Робертс меньше недели.
Брак?
Трейс внутренне содрогнулся. Никогда. Только не для него. Он никогда больше не позволит подвергнуть себя этой пытке. Не станет делиться той частью себя, которой невозможно поделиться. Ждать невозможного от себя и от женщины. Только не он.
Никаких больше поцелуев с этой учительницей. Вообще не сметь подходить к ней близко, касаться ее, хотеть ее. Заниматься с ней любовью. Все это только разрушит их жизни. Ради своего и ее блага Трейс должен держаться от Лилиан подальше.
Если успеть выбраться из ее постели до того, как Лилиан выйдет из ванной, может быть, им обоим удастся сделать вид, что ничего не произошло.
Да, все правильно.
Трейс быстро оделся, но, выходя из комнаты, позволил себе задуматься на минуту, как воспринимает Лилиан то, что произошло между ними.
Не лучше, чем он. Проходя по коридору, Трейс увидел ее в дверях ванной. Лилиан плакала. Связавшись с Трейсом Янгбладом, она совершила самую чудовищную ошибку в своей жизни.


Понимая, что не может прятаться вечно, Лилиан оделась и вышла на кухню. Что ж, если Трейс смог просто встать из ее постели и уйти, как будто ничего не произошло, то сможет и она. Лилиан обнаружила Трейса склонившимся над картой.
– Нашли что-нибудь?
Трейс с неохотой поднял голову, увидел покрасневшие глаза Лилиан и мысленно выругался. Лилиан ответила на его взгляд, словно призывая подумать о том, что она плакала по его вине.
«Ошибка, – предупредил себя Трейс. – Он уже сделал одну глупость. И не станет ухудшать положение, обсуждая это вслух». Трейс снова уставился на карту.
– Рэкли побывал в каком-то месте в пределах трех часов езды. – В одной руке Трейс держал недоеденный сандвич с тунцом, а другой тыкал в карту Оклахомы. – Надо искать внутри этого круга. Вы сами сказали это вчера Харпу.
– Не внутри круга. – Лилиан тоже решила сделать себе сандвич. Прежде чем приняться за еду, она слизнула майонез с пальца.
Трейс поспешил отвести взгляд.
– Не внутри круга, а на окружности, – убежденно произнесла Лилиан.
– Что? – переспросил Трейс.
– Вдоль окружности, а не внутри.
– Почему?
– Потому что, если Рэкли ездил в какое-то место, до которого меньше трех часов езды, он бы вернулся и радировал в полицию быстрее. А этого не произошло, из чего можно сделать вывод: чтобы спрятать наркотики, он ехал не меньше двух с половиной часов, а может, и все три. Вот здесь, – Лилиан поставила крестик на пересечении нарисованной Трейсом окружности и шоссе И-40 возле границы Оклахомы и Арканзаса. – Или здесь. Или здесь. – Всего Лилиан поставила шесть крестиков в тех местах, где окружность пересекалась с какими-нибудь шоссе, от души надеясь, что Трейс не заметит, как дрожит ее рука.
«Ты сможешь выдержать это», – сказала себе Лилиан. И она смогла.
– Конечно, он мог ехать и по второстепенным дорогам, – сказала она Трейсу. – Но за три часа все равно не добрался бы никуда дальше вот этих шоссе. Теоретически вы правы. Рэкли мог поехать куда угодно. Но логичнее начать с шоссе, соединяющих разные штаты.
Трейс знал, что Лилиан права, но это ничем не могло им помочь. Он изучал места, помеченные крестиком, заставляя себя сосредоточиться на словах сидящей рядом женщины, а не на том, как дрожали ее руки. Он ничем не мог утешить Лилиан, ему самому было хуже некуда.
Ближе к делу, парень. Трейс покачал головой.
– Вся известная мне информация о Рэкли могла бы уместиться на острие булавки. Он работает в бюро чуть больше года. Я ничего не знаю о его личной жизни и еще меньше о том, куда бы он мог поехать.
– Рэкли никогда не говорил о друзьях, о семье?
– Кажется, его семья живет в Колорадо.
– Он не ездит в кемпинги? На рыбалку? Куда-нибудь еще?
Трейс пожал плечами.
Какое-то смутное воспоминание вдруг промелькнуло в его мозгу, но тут что-то мягкое потерлось о его колено. Трейс уже успел привыкнуть к таким вещам. И даже не поморщился, когда, посмотрев вниз, увидел Волосатика, крутящегося у его ног.
– Привет, пушистик. Ты не получишь ни кусочка моего тунца, забудь об этом.
Большие желтые глаза сузились, словно от гнева.
Лилиан заставила себя рассмеяться.
– Иди сюда, попрошайка, – нагнувшись, она потрепала кота по пушистой шерсти. – Можешь вылизать миску.
Пока Лилиан ходила в кухню и ставила перед котом миску с размазанными по ней остатками тунца, Трейс изо всех сил старался заставить себя смотреть на кота, а не на его хозяйку.
Волосатик, высоко подняв пушистый хвост и выгнув спину, с царственным видом прошелся мимо миски, едва удостоив ее презрительного взгляда, и снова посмотрел голодными глазами на сандвич Трейса.
– Ни за что на свете, мой дорогой охотник за мышами. – Трейс запихнул остатки сандвича в рот.
Загривок Волосатика приподнялся и тут же опустился, словно кот тяжело вздохнул. Затем он медленно повернулся к миске и стал вылизывать ее.
– Нет, вы только посмотрите, – воскликнул Трейс. – А ведь только что был согласен исключительно на мой сандвич, никак не меньше.
– Вы нравитесь ему.
Трейс хмыкнул. Он не собирался признаваться в том, что тоже начал проникаться симпатией к этому белому мешку с блохами.
Через секунду Трейс вдруг поймал себя на том, что смотрит в сине-зеленые глаза Лилиан и мечтает о том, чтобы она снова оказалась под ним на кровати с водяным матрацем, причем прямо сейчас, сию минуту. Черт побери, он должен остановить это безумие. Перестать хотеть ее, перестать нуждаться в ней. Он не должен привыкать к ее прикосновениям, не может, не хочет позволить себе этого.
Лилиан и так подобралась к нему слишком близко. Когда она отвернется от него из-за его работы, Трейс просто не переживет этой потери. Если он и решится рискнуть еще раз, то только не с этой женщиной.
Трейс твердо решил сжать волю в кулак и не отступать от задуманного. Он больше не позволит себе отвечать на призыв Лилиан. Это было бы слишком глупо.
Трейс снова склонился над картой, не вполне понимая, что он, собственно, разглядывает.
Пренебрежение Трейса действовало на Лилиан словно пощечина. Она знала, что сама добилась этого, дразня и оскорбляя его, подзуживая, когда он злился, постоянно намекая на то, как он хочет ее. Но ведь он действительно ее хотел. Еще как хотел.
А теперь даже не смотрит в ее сторону.
Потому что получил все, чего хотел? Немного возни на сеновале? Старо как мир. Какая же она идиотка!
По спине Лилиан пробежала дрожь. Она завела руку назад, чтобы потереть неожиданно появившиеся мурашки.
Лилиан знала, что совершила ошибку, занявшись с Трейсом любовью. И хорошо, что Трейс того же мнения – она и сама хотела, чтобы он согласился с этим. Но какое он имеет право вести себя так, словно она значит для него не больше, чем спустившаяся петля на свитере – на старом свитере, который и так давно собирались выбросить. От этого было больнее всего.
Лилиан вышла в коридор. Может быть, теплый водяной матрац поможет избавиться от неожиданно пронзившего ее холода.
Услышав, как затихли шаги Лилиан, Трейс мысленно обругал себя. Отворачиваясь, он успел заметить боль, мелькнувшую в ее глазах. Господи, он ведь не хотел делать ей больно. Он только пытался защититься. Запретить себе наслаждение ее близостью – самое сильное из всех когда-либо испытанных им наслаждений, чтобы не привыкнуть к нему. Чтобы не привыкнуть к Лилиан. Чтобы не хотелось так отчаянно побежать за ней и провести остаток жизни в ее постели с водяным матрацем. И умереть, так и не насытившись.


Снова выругавшись, Трейс вдруг вскочил с места и, в два прыжка догнав Лилиан, развернул ее к себе лицом.
От неожиданности Лилиан вскрикнула.
Трейс уже успел обругать себя за то, что обидел ее, но сейчас снова чуть не застонал, заметив блеснувшие в ее глазах слезы. Рука его тут же упала с ее плеча.
– Простите. Я… я просто не знаю, что сказать, Лилиан.
– Тогда, для разнообразия, не лучше ли вам будет просто заткнуться.
Трейс удивленно заморгал.
– Что-о-о?
– Я вижу, вы жалеете о том, что произошло между нами вчера. Что ж, прекрасно, потому что я чувствую то же самое. Это была идиотская ошибка…
– Вы все поняли правильно.
– …которую я не собираюсь повторять.
– Я тоже.
– Этого вообще не должно было случиться.
– Согласен.
– Прекрасно.
– Прекрасно.


Как ни странно – а может быть, в этом вовсе не было ничего странного, – не гнев и не обида не давали Лилиан уснуть в ту ночь, а воспоминания о том, как она лежала в своей постели вместе с Трейсом. Подушки и простыня до сих пор хранили его запах. Не надо было долго копаться в воспоминаниях, чтобы увидеть перед собой его горящие желанием голубые глаза, услышать хриплое, порывистое дыхание, почувствовать биение его сердца.
Они не просто соединили собственные тела, чтобы получить взаимное удовольствие. То, что произошло между ними, было гораздо глубже. И это потрясло Лилиан, как не потрясало до сих пор ничто в этой жизни.
Но этот мужчина был не для нее, даже если…
Никаких «даже если».
Лилиан напомнила себе старую как мир истину, что надо быть осторожнее с собственными желаниями. Она хотела мужчину вроде Джейка Салливана. Что ж, она получила его. И он если не исчезнет как можно скорее из ее жизни, то успеет разрушить целиком и полностью тот мир, в котором жила Лилиан.
Она задремала ненадолго, но во сне ей снова приснился Трейс. Лилиан проснулась с первыми лучами солнца вся в поту, и соски ее напряглись от одного воспоминания о том, как Трейс ласкал их своим языком.
Переполненная паникой и отчаянием, она встала с постели.


…Трейс слышал, как она вышла из комнаты. Вот уже несколько часов он не мог заснуть от мыслей о Лилиан. Он хотел ее, несмотря на то, что они наговорили друг другу вчера вечером. Несмотря на все, в чем тщетно пытался себя убедить.
Услышав, как Лилиан включила душ, Трейс чуть было не застонал в голос. Как и несколько дней назад, он представил себе Лилиан, стоящую под душем. Только тогда ему приходилось напрягать для этого свое воображение, а теперь нет. Теперь он помнил каждый дюйм ее бесподобного тела. Знал, что проникающий сквозь шторы дневной свет придает ее коже золотистый оттенок. Знал, как сладок ее запах, когда она не пользуется духами. Помнил вкус и нежность ее кожи, каждый стон Лилиан, когда она занималась с ним любовью. Жар ее тела.
Прошло еще несколько часов после того, как в душе выключили воду, прежде чем Трейс смог наконец уснуть.
Когда он проснулся, день был в самом разгаре.


«Достав из кармана перочинный нож, Салливан взрезал мешочек. Облизав кончик мизинца, он погрузил его в белый порошок, затем лизнул. Да, это действительно был наркотик».
– Так где, вы говорите, изучали работу полицейских?
Вскрикнув, Лилиан обернулась, ударившись при этом коленкой о край стола.
– Не смейте этого делать! – Схватившись за коленку, она скрипнула зубами от злости.
Трейс нахмурился.
– Вам очень больно?
– Вы испугали меня до смерти. Не смейте подкрадываться сзади. И вообще не входите сюда. Я не могу работать, когда вы тут. Уходите.
«Итак, – подумал Трейс, – Лилиан снова стала собой». Его вдруг больно задел тот факт, что она смогла так легко оправиться от того, что он окрестил про себя Величайшей Ошибкой. А ведь сам он всю ночь пролежал без сна, думая о ней.
– Мила и грациозна, как всегда, – произнес он.
– В следующий раз, когда меня возьмут заложницей, – пробормотала Лилиан, – хотелось бы, чтобы это был вежливый бандит, не сующий нос не в свое дело. Я опаздываю со сроками, а определенные события моей жизни мешают мне последнее время работать.
– Вы имеете в виду меня.
– Догадались с первой попытки. Если бы я не знала, что не права, подумала бы, что вы были детективом. А теперь выйдите отсюда.
Трейс пожал плечами.
– Пожалуйста. Только ответьте мне сначала на один вопрос.
Лилиан подавила вздох.
– Ну что еще?
– Вы говорили, что ваш брат помогает вам собирать информацию о работе полиции, не так ли?
Лилиан с опаской посмотрела на Трейса.
– Ну, так.
– А он читает ваши рукописи, прежде чем вы отправляете их в издательство?
– Это уже второй вопрос.
– Прекрасно. И это опять не мое дело. Но в ваших книгах всегда так точно описана процедура полицейских расследований. Мне бы не хотелось, чтобы сейчас вы сделали первую серьезную ошибку.
«Слишком поздно», – подумала Лилиан, снова вспоминая проведенную с Трейсом ночь, хотя она и запретила себе это делать. Однако сейчас Трейс говорил о ее книге. Лилиан посмотрела на монитор.
– И где же эта ошибка?
– В последнем абзаце.
– Что же там не так?
– Вы ведь не посоветовались об этом с братом?
– Я написала что-то неправильно?
Впервые с того дня, как он появился в этом доме, Трейс увидел Лилиан в замешательстве. Так значит, проведенная с ним ночь не может выбить эту женщину из колеи, зато ошибка в ее драгоценной книге – настоящая трагедия. Трейс покачал головой.
– Все это чушь, выдуманная киношниками. Агенты не пробуют на вкус наркотики.
Замешательство сменилось подозрением.
– Не пробуют?
– Нет, черт побери. Ведь там может оказаться все что угодно. Даже если туда не подсыпали что-нибудь вроде сурьмы или мышьяка, кокаин сам по себе достаточно ядовит. А если это не кокаин, а что-нибудь покрепче? В общем, бригада сдает эти наркотики на анализ в лабораторию.
– Надеюсь, вы не врете мне, чтобы я выглядела полной дурой.
Трейс в отчаянии воздел руки к небу.
– Да я, наоборот, пытаюсь помешать вам предстать перед всеми полной дурой. Не хотите – не надо. Напишите, что он попробовал наркотик. А потом дайте перечитать эту сцену вашему брату, прежде чем отправлять в редакцию. Ведь редакторы знамениты тем, что считают правильным все, что видели в кино. Использовать «Звездные войны» как пособие по космонавтике и то ближе к действительности, чем судить по фильмам о работе полицейских. Но кого это волнует?
– Вы не можете обвинить меня в том, что я пренебрегаю этим. Я хочу, чтобы все в моих книгах выглядело как можно точнее.
– Точнее? Тогда почему вы пытаетесь воспеть профессию, меньше всего этого заслуживающую?
– Я ничего не пытаюсь воспеть, – возразила Лилиан.
– Конечно, пытаетесь. Чем еще объяснить, что ваш герой в конце концов всегда побеждает, а плохие ребята попадаются в расставленные им сети? Ведь в реальной жизни это не всегда так, мисс учительница.
– Не передергивайте. Я знаю это, и мои читатели тоже. Да весь свет знает об этом.
– Тогда почему все ваши книги написаны подобным образом? Почему вы пытаетесь изобразить копов великими героями?
– С момента нашей встречи не перестаю задавать себе тот же вопрос.
Трейс твердо решил не обращать внимания на ее колкости.
– Почему не написать историю об убийстве, которое так никогда и не было раскрыто, о преступнике, которого не поймали? О копе, далеком от совершенства?
– Потому что я пишу популярную литературу.
– Я знаю, что эта литература популярна! – закричал Трейс. – Но она не реалистична.
– Нет, нет, – Лилиан покачала головой. – То есть да, мои книги действительно популярны, но я выдумываю их, а не списываю с реальности. Если вам не нравится, читайте книги, написанные в реалистичной манере. Самые мрачные книги на свете. Ничто так не портит мне настроение. Добро никогда не вознаграждается, зло не наказывается, а к концу книги не остается никакой надежды, особенно для читателя. – Устав держать голову вывернутой в сторону Трейса, Лилиан встала. – Люди читают популярную литературу ради удовольствия и потому, что она вселяет веру в то, что правда и честность в конце концов победят.
– Но в жизни-то все иначе. Вот о чем я говорю.
– А я говорю о другом, – Лилиан распалялась все больше. – Люди и так знают, что в их жизни никто не может гарантировать счастливый конец. Но, если мы не будем верить в такую возможность, не будем верить, что где-то там все должно закончиться хорошо, у нас не останется никакой надежды. Зачем вообще вставать утром с постели, если тебе не во что верить, не на что надеяться?
Лилиан понимала, что ей не удается докричаться до Трейса, а это стало вдруг неожиданно очень важным. Обеими руками она откинула со лба волосы.
– Возьмите хотя бы вашу работу. Вы знаете, что не в состоянии раскрыть каждое порученное вам дело, но все же пытаетесь, не так ли? Пытаетесь, потому что верите, потому что знаете: иногда все бывает хорошо. Ведь если бы вы не верили в это, то никогда не смогли бы выполнять свою работу. А вы выполняете ее изо дня в день. Нравится вам это или нет, – можете поверить, мне не очень приятно сообщать вам об этом, – но этот факт делает вас и всех ваших коллег настоящими героями. И мои книги только усиливают эту вашу веру, дают возможность надеяться, что все в результате сложится хорошо. Почему вы улыбаетесь?
– Вы действительно считаете меня героем?
– Не забивайте себе этим голову.
– Находясь рядом с вами? Такое невозможно. – Лилиан открыла было рот, но Трейс поднял руки, призывая ее к молчанию. – Хорошо, хорошо, не обращайте внимания. Вы убедили меня. Оставляю вашим книгам право на счастливый конец. Но только пусть ваши копы не пробуют на язык кокаин.
– Есть, сэр, – Лилиан вдруг улыбнулась, и улыбка эта чуть не ослепила Трейса. Он впервые видел Лилиан улыбающейся. Словно после того, как целый месяц лили дожди, из-за туч вдруг вышло солнышко. Такое яркое, теплое, такое соблазнительное.
Трейс нервно сглотнул слюну. Уж лучше бы она снова злилась.


В общем и целом Лилиан осталась довольной, и это несказанно удивило ее. Они с Трейсом умудрились закончить разговор на вполне дружелюбной ноте. Лилиан приняла его совет относительно книги – в конце концов, кому, как ни Трейсу, знать, как все происходит на самом деле. И не обязательно говорить ему, что она попросит брата перепроверить эту сцену. Просто на всякий случай.
Приятно было перестать хоть ненадолго злиться друг на друга. Может быть, хоть в одном та ночь не была ошибкой. Она очистила воздух, разрядила атмосферу между ними. Не исключено, что Трейс Янгблад умеет все-таки быть приятным парнем. Возможно, если бы она не нападала на него всякий раз, едва открыв рот, Трейс не был бы вынужден все время огрызаться. Может… может быть, они смогут в конце концов стать друзьями.
Конечно, Трейс Янгблад был не похож на остальных ее друзей. Никому никогда в жизни не удавалось так быстро разозлить Лилиан. Никто не мог одним презрительным взглядом заставить ее почувствовать себя полной дурой. Никто не подвергал сомнению ее образ жизни, ее ценности. И ни один мужчина никогда не целовал ее, как Трейс, не занимался с ней любовью так, что она готова была на что угодно, чтобы это продолжалось как можно дольше. Даже если все это глупо и ни к чему не ведет.
Посмеявшись над собой, Лилиан выключила компьютер. Если она не перестанет анализировать свои отношения с Трейсом, то снова потеряет спокойствие и начнет злиться. Да и что там анализировать? Между ней и Трейсом нет никаких отношений.
Может быть, если попытаться вести себя дружелюбнее, легче будет терпеть его в доме. Может быть, у нее перестанет сосать под ложечкой при одном только взгляде на Трейса. Может быть, если они подружатся, Лилиан сможет забыть…
Она обнаружила Трейса за накрытым к завтраку столом. Смущенный тем, что его поймали за разглядыванием розового бутона, он пробормотал что-то невнятное и переставил вазу с цветами на подоконник.
Лилиан едва удержалась от улыбки.
Перед Трейсом лежали записи обо всем, что он знал о Рэкли. Налив себе чаю, Лилиан села рядом.
Через минуту Трейс поднял голову и с опаской посмотрел на нее.
– Что?
– Просто хотела поинтересоваться, как дела.
Вздохнув, Трейс откинулся на спинку стула.
– Никак, – расстроенно произнес он. – Я знаю о Рэкли недостаточно, чтобы понять, куда он мог спрятать товар. Но есть кое-что, чего я никак не могу вспомнить. Какая-то информация… – Он покачал головой. – Нет, не могу.
– Кстати, о Рэкли и наркотиках. Интересно…
– Что интересно?
– Ну, я… я приняла ваш совет по поводу книги. Не делайте довольное лицо, мистер коп.
– Почему бы и нет?
– Потому что я испытываю раздражение, когда у вас такой самодовольный вид, и теряю способность говорить спокойно, не споря.
– Ну что ж, – проворчал Трейс. – Попробую поверить, что мы можем обойтись без пикировок.
– Я подумала, что для разнообразия это было бы приятно. Но, если вам не нравится моя идея, не обращайте внимания. – Оттолкнувшись от стола, Лилиан резко встала.
Трейс тут же схватил ее за руку. И сразу пожалел об этом. Ручка Лилиан казалась такой маленькой и нежной под его грубыми пальцами.
– Подождите. Я извиняюсь. Я просто…
– Расстроен?
Трейс с шумом выдохнул воздух, отпуская руку Лилиан.
– Да. И не только по поводу Рэкли, мисс учительница. – Волосатик вскочил ему на колени, и, поглаживая его, Трейс скосил глаза на Лилиан. – Так договорились – никаких споров?
Лилиан устало кивнула.
Трейс чуть не улыбнулся в ответ.
– Вы думаете, у нас получится?
– Наверное, нет, – пробормотала она. – Но что мы теряем, если попробуем?
– Неплохое начало. – Чихнув, Трейс почесал Волосатика за ушами. – Итак, вы готовы предложить тему для разговора?
– Ну что ж, у меня есть один вопрос, который я хотела бы вам задать.
– Ну?
– Хорошо. Мне стало любопытно. Если копы не пробуют кокаин на вкус, а отправляют его в лабораторию, откуда Рэкли знал, что ему продали? Вы говорили что-то о том, что он проверил товар, но каким образом?
– У него был с собой полевой лабораторный набор. Но, на самом деле, необходимости проверять не было. Мендес известен тем, что всегда продает первоклассный товар.
– Вы, должно быть, шутите. Не хотите ли вы сказать, что, если я позвоню в бизнес-клуб торговцев наркотиками, ему дадут там наилучшие рекомендации?
– Скорее вы прочтете о его высоком рейтинге в «Потребительских отчетах для торговцев наркотиками». А теперь я хочу задать вам вопрос.
– Хорошо.
Трейс посмотрел на Волосатика, потом снова на Лилиан.
– Раз родители ничего не знают о ваших книгах, как вы объясняете им свою коллекцию оружия и эти плакаты с обложками книг о Джейке Салливане?
Лилиан пожала плечами, стараясь оставаться равнодушной.
– Оружие – не такое уж большое дело. Отец учил меня стрелять еще девчонкой.
– Отец учил вас стрелять из «узи»?
– Нет, – Лилиан усмехнулась, глядя, как пальцы Трейса ерошат шерсть Волосатика. – Они думают, что большая часть оружия принадлежит моему брату. Я не говорила им этого, они сами так решили. А я не стала возражать.
– А книги?
– Мой брат увеличил для меня эти обложки. Когда он привез первую, отец с матерью как раз были здесь. Брат сказал, что решил надо мной пошутить, поскольку инициалы автора совпадали с моими. Еще сказал, что говорит всем в полиции Далласа, что эти книги написала его старшая сестренка, а прототипом героя послужил он.
У Лилиан мелькала иногда мысль рассказать родителям правду, но они так хохотали тогда при одной лишь мысли, что она могла написать книги о Джейке Салливане, что Лилиан не хватило смелости признаться.
– Они не хотели обидеть меня, когда стали смеяться. Родители всегда говорили, что гордятся мной. Но мне было обидно, что они не поверили, будто я способна на такое. Ну и я… решила ничего им не говорить. Вы, наверное, думаете, что это глупо.
– Не глупо, – осторожно произнес Трейс. – Может быть, немного странно. Господи, да если бы кто-то опубликовал то, что я написал, я бы, наверное, дал об этом объявление в «Нью-Йорк Таймс». Вы не собираетесь говорить им?
Лилиан пожала плечами.
– Может быть, когда-нибудь…
Несколько секунд они сидели молча, слышно было только урчание Волосатика и гул работающего холодильника.
– Лилиан, – произнес наконец Трейс. – По поводу прошлой ночи… я… – Вы уверены, что нам стоит говорить об этом?
– Нет, но, черт побери, я просто хочу, чтобы вы знали: мне очень стыдно.
Просто замечательно. Именно то, о чем мечтает услышать каждая женщина. Этому человеку стыдно, что он занимался с ней любовью
– Вы не должны ничего объяснять, – произнесла она вслух. – Мы ведь согласились на том, что это была ошибка.
Трейс вздохнул.
– Я не слишком опытен в этих делах. Я имею в виду отношения между мужчиной и женщиной. Не знаю, как сочетать личную жизнь и работу.
– Вы ведь пытались, не так ли?
Трейс снова вздохнул. Пожалуй, Лилиан собралась вести себя рассудительно.
– Да, я пробовал.
– И все взорвалось, да?
– Взрыв был что надо. Я оказался для нее чересчур копом.
– Вы были слишком увлечены работой, да?
– Слишком тут не подходит, – усмехнулся Трейс, сложив руки на пушистой спине Волосатика.
– А кое-кого не слишком это волновало? Я права?
Губы Трейса искривились в невеселой усмешке.
– Можно сказать и так.
– Хотите, чтобы я вытягивала из вас фразу за фразой или сами расскажете, почему не удался ваш брак?
Трейс вдруг засомневался, что делать дальше. Ему неприятно было бередить старую рану. Не хотелось, чтобы Лилиан знала, какой он на самом деле идиот. Но, может быть, ей нужно было это знать. Может, рассказав ей о Кэрол, он лишний раз напомнит себе: нечего и думать о том, чтобы вернуться потом в этот дом, даже очистив свое имя. Вернуться к этой женщине, в ее объятия, к ее дурацким домашним животным со странными именами.
– Рассказывать особо нечего, – произнес наконец Трейс. – Слишком много пропущенных обедов и вечеринок. Я ни в коем случае не обвиняю Кэрол. Иногда, пообещав быть дома во столько-то, я получал новое задание и срывался с места, даже не позвонив ей. Я слишком часто разочаровывал ее. Этой женщине просто не подходил мой образ жизни.
– Значит, мы поступили правильно, согласившись на том, что ничего не может выйти из… что прошлая ночь была просто…
– Ошибкой?
– Ошибкой.
– Правильно?
– Правильно.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Слишком много сюрпризов - Хадсон Дженис

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Эпилог

Ваши комментарии
к роману Слишком много сюрпризов - Хадсон Дженис



Прочла на одном дыхании. В этом романе есть все: много любви, супер-герой, героиня достаточно реальная.
Слишком много сюрпризов - Хадсон ДженисОксана
21.07.2012, 11.52





Роман просто замечательный,очень понравился,я люблю любовные романы с детективной историей.Читайте не пожалеете.
Слишком много сюрпризов - Хадсон ДженисНаталья
22.07.2012, 22.18





Все очень понравилось, героиня нормальная женщина, не рохля, не истеричка, с чувством юмора. Герой вообще нормальный мужик, за собой не убирает, носки разбрасывает, в ванной срач наведет за 1 мин, за то ее очень любит. Нормальный жизненный роман, без соплей, сюжет классный, страсти бушуют. 10/10
Слишком много сюрпризов - Хадсон ДженисНастя
8.06.2013, 8.33





Ой, мне, ну очень понравилось!Классный роман, читать приятно!10/10
Слишком много сюрпризов - Хадсон ДженисК
8.06.2013, 21.45





Эмоции захлестывают. Просто супер. Если бы можно поставить 11.....
Слишком много сюрпризов - Хадсон ДженисЛюсьена
7.10.2013, 18.09





Эмоции захлестывают. Просто супер. Если бы можно поставить 11.....
Слишком много сюрпризов - Хадсон ДженисЛюсьена
7.10.2013, 18.09





Это начало неподвласных времени
Слишком много сюрпризов - Хадсон Дженисзлой критик
28.03.2015, 20.08





Очень люблю романы с таким сюжетом, но этот вообще не зацепил, может потому что перед ним читала Линду Ховард, там меня эмоциями просто укрыло. Но читайте и составляйте своё мнение, роман имеет право на жизнь
Слишком много сюрпризов - Хадсон ДженисЕ
19.11.2015, 16.19





Вау! Какая прелесть этот роман. Шикарный юмор, ничего лишнего. Реальные герои. Очень понравилось.Советую читать.
Слишком много сюрпризов - Хадсон ДженисElen
17.02.2016, 15.16





Читать всем!! 10.
Слишком много сюрпризов - Хадсон ДженисЛенванна
20.03.2016, 11.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100