Читать онлайн Слишком много сюрпризов, автора - Хадсон Дженис, Раздел - Глава 4 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Слишком много сюрпризов - Хадсон Дженис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.64 (Голосов: 80)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Слишком много сюрпризов - Хадсон Дженис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Слишком много сюрпризов - Хадсон Дженис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хадсон Дженис

Слишком много сюрпризов

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 4

«Ну что ж, – подумала Лилиан. – Небольшое приключение только внесет разнообразие в ее унылую жизнь». Спокойствие вернулось к ней почти мгновенно. Из этой ситуации можно даже извлечь выгоду. И даже дважды. Во-первых, заставить мать раз и навсегда запомнить, зачем существует звонок у входной двери. Во-вторых, миссис Робертс уже много лет твердит дочери: «Пора найти себе мужчину, дорогая». А последнее время она просто засыпала Лилиан упреками, что она чересчур разборчива. Ей необходим мужчина, и совсем не обязательно, чтобы он был безупречен. Лилиан шутила по этому поводу, что ей, возможно, надо просто подобрать на улице первого же симпатичного парня и привести его домой. Мать почти готова была согласиться с этим.
Да, пожалуй, пора преподать ей хороший урок.
Лилиан улыбнулась Трейсу.
– Подыграете мне, хорошо?
Трейс посмотрел на нее с сомнением.
– Чем меньше народу обо мне знает…
– Все равно уже слишком поздно. Доверьтесь мне.
Трейс давно уже доверился ей. И это волновало его больше всего. Он поверил Лилиан почти сразу еще в тот, первый вечер. Он доверял ей, восхищался ею, хотел ее.
– Мы здесь, мама, – крикнула Лилиан.
Мы. Звучит так, словно это вполне естественно, что они двое стоят посреди кухни рано утром, а на столе грязная после завтрака посуда. Как будто место Трейса именно здесь. Как будто про них действительно можно сказать мы, словно они – пара.
Трейс понимал, что это невозможно. Это просто его очередная фантазия – иметь собственный дом, семью, к которой можно было бы по вечерам возвращаться с работы. Место, где он мог бы обрести покой после целого дня общения с изнанкой мира. Жена. Дети. Черт побери, может быть, даже теща.
Но он уже попробовал однажды – по крайней мере, что касается жены, – и хорошо запомнил урок, который преподала ему жизнь. Женщины не любят, когда их игнорируют, отдавая все силы работе. Во всяком случае, Кэрол этого не любила. Их брак продлился меньше года, после чего она сбежала, заявив, что с ним просто невозможно жить.
И, черт побери, Трейс знал, что она права. Возвращаясь домой поздно вечером, он уже не хотел идти в гости или на танцы. Не хотел приглашать на уик-энд соседей. Он просто хотел тишины и покоя. Кого-то, кто мог бы помочь ему хотя бы ненадолго забыть о работе.
Но подобные желания ни к чему не привели. Все оказалось лишь мечтой. Чтобы быть замужем за полицейским детективом, нужен особый тип женщины. А для семейной жизни нужен особый тип полицейского. Трейс же вовсе не был особенным.
Он провел рукой по волосам, готовясь к встрече с матерью Лилиан.


– Лилиан Джин, ты сделала это! – Бет Робертс была такой же маленькой и хрупкой, как ее дочь, с такими же каштановыми с рыжиной волосами, только ее смеющиеся глаза были карими, а не зелеными. Лилиан с непроницаемым лицом проинформировала мать, что ее друга зовут Билли Боб Сайзмор и она подцепила его вчера вечером в баре.
– Ты ни за что бы этого не сделала, – заявила Бет.
– А почему бы и нет, – нахмурилась в ответ Лилиан. – Ты ведь уже несколько месяцев советуешь мне вцепиться в первого симпатичного мужчину, которого я встречу. Ты должна признать, мам, что Билли Боб чертовски хорош собой.
Смешно в его возрасте краснеть. Тем более, что Лилиан просто импровизирует и наверняка не думает так, как говорит.
– И пора бы тебе пользоваться звонком, а не просто врываться в дом, – продолжала Лилиан. – Я очень люблю тебя, ма, но, приди ты на полчаса раньше, мы все были бы очень смущены. Мать застыла с открытым ртом, из которого не вылетало ни звука. Она была похожа на рыбу, которую вытащили из воды. Затем челюсти ее сомкнулись, глаза сузились, и Бет произнесла:
– Запирай дверь, если не хочешь, чтобы к тебе входили без звонка.
– Дверь была заперта. Ты воспользовалась клю…
– И более того, юная леди, я не верю ни единому сказанному вами слову. Кроме, конечно, того, что он действительно хорош собой. Тут-то ты себя и выдала. Такому красавчику нет необходимости ошиваться по барам и ждать девицу, которая его подцепит.
Трейс покраснел еще сильнее и не смог сдержать смеха.
Лилиан бросила на него заговорщический взгляд.
– Не возражаешь? Я хочу, чтобы все стало ясно.
– Что стало ясно, дорогая? – спросила Бет у дочери, изображая саму невинность и неведение.
Лилиан задиристо посмотрела на мать.
– Ясно, что ты вмешиваешься в мою жизнь куда больше, чем следует.
– Такова работа матери – вмешиваться. – Невинно улыбнувшись, Бет похлопала Лилиан по руке. – Когда у тебя будут дети, узнаешь сама.
– Мама!
– Хорошо, хорошо, оставим на время эту тему. В конце концов, может быть, ты нашла его и не в баре, но ты все же нашла его. – И она прибавила драматическим шепотом: – Волосы на мой вкус у него длинноваты, но парень, похоже, умный, – Бет Робертс подмигнула Трейсу.
Он снова не знал, что делать. Лилиан застонала и закатила глаза.
– Итак, Билли Боб, – Бет двигалась напролом, словно паровоз сквозь снежный занос, – или как там вас на самом деле зовут? – Склонив голову набок, Бет стала внимательно его разглядывать. – Ваше лицо кажется мне знакомым. Я вас знаю?
– Нет, ты не знаешь его, мама.
Бет щелкнула пальцами.
– Я поняла, в чем дело. Вы очень похожи на того агента-убийцу, которого разыскивает полиция.
Только долгие годы тренировки помогли Трейсу сохранить непроницаемое выражение лица.
– Вчера вечером Лилиан сказала мне то же самое, – сообщил он.
– Не говори глупостей, – Лилиан держалась еще лучше, чем мог предположить Трейс. – Я, если помнишь, точно знала, кто ты.
Трейс понимающе улыбнулся. Да уж, когда он направил на Лилиан револьвер, у нее не было поводов сомневаться, кто он.
– Помню, помню, – сказал Трейс.
– Может, и мне кто-нибудь расскажет? – потребовала Бет.
Лилиан вздохнула.
– Ну, хорошо. Бет Робертс, это Глен Карсон. Глен, позволь представить тебе мою любящую, но иногда чересчур назойливую матушку.
«Да, – подумал Трейс. – Мисс Лилиан просто неподражаема». Она произнесла все это так, будто уже сто лет называла его именно этим именем. Наверное, привыкла выдумывать имена героев для своих романов.
Бет Робертс улыбнулась и пожала Трейсу руку.
– Приятно с вами познакомиться. Я так рада, что на самом деле ваше имя не Билли Боб. Итак, Глен, сколько вам лет?
– Мама!
На лице Лилиан мелькнуло выражение ужаса, почти боли.
– Я скажу вам, сколько мне лет, если вы скажете, сколько вашей дочери.
Бет улыбнулась еще шире.
– Идет!
– Мне тридцать два, – сообщил Трейс.
– Ну что ж, это не так уж плохо. Лилиан тридцать пять. Как вы насчет женщин постарше?
Лилиан закрыла лицо руками и застонала.
– Я просто обожаю женщин постарше, – Трейс подмигнул Бет. – Что вы делаете в субботу вечером?
– О, смышленый мальчик! – воскликнула Бет. – Нам лучше держаться настороже.
Волосатик обнаружил свое присутствие, зашипев на миссис Робертс.
– Мешок с блохами, – пробормотала она себе под нос. Кот гордо прошествовал мимо нее и потерся о ноги Трейса.
Глаза Бет удивленно расширились.
– О, Боже! Тебе стоит встречаться с этим парнем, дорогая! Никогда не видела, чтобы Волосатик терся о чьи-то ноги, – она посмотрела на дочь и нахмурилась. – К тому же, Глен – куда лучшая компания, чем этот дурацкий компьютер, на который ты тратишь столько времени и денег. Честно говоря, Лилиан, я никогда не понимала, зачем ты вообще его купила.
– Мама, не начинай все заново, – предупредила Лилиан. – Я уже говорила тебе, что использую компьютер для работы.
– Ты не можешь проверять тетради на компьютере. Просто завела себе игрушку. Признайся.
Трейса очень удивило, что даже мать Лилиан не знает о писательском творчестве дочери. Он видел, что Лилиан с трудом сдерживается, чтобы не разразиться гневной тирадой. Почему она так злится? Впрочем, это не имеет значения. Не долго думая, Трейс поспешил влезть в разговор.
– Компьютерные игры? Вы не шутите? Эй, а нет ли у вас компьютерной версии «Компромата»?
Лилиан чуть не закричала от отчаяния. Трейс и ее мать стоили друг друга. Она только пыталась отстоять свое право иметь компьютер. Лилиан купила его несколько лет назад, но родители до сих пор ворчали по поводу этой пустой, как им казалось, траты. В конце концов, как только что любезно напомнила ее матушка, ей уже тридцать пять. И она не обязана отчитываться перед матерью, на что тратит деньги.
Лилиан знала, что может очень просто покончить со всем этим. Достаточно рассказать о книгах. Но это были ее книги. Ее. Личные. И она не готова делиться ими ни с кем, включая родителей, ни с кем, кроме читателей, и только до тех пор, пока читатели не знают, кто настоящий автор этих бестселлеров.
Бет встала наконец со стула и направилась к двери.
– Мама! В следующий раз воспользуйся, пожалуйста, звонком, – крикнула ей вслед Лилиан.
– Да, дорогая, обязательно, – отозвалась Бет.
– И еще. После того как позвонишь, не будешь ли ты так любезна постоять на пороге, пока я не впущу тебя?
– Я знаю, мне надо было кормить тебя грудью. – Бет уже вышла, но в кухне были слышны ее слова. – Говорят, дети выходят гораздо лучше, если кормишь их грудью.
Лилиан подождала, когда машина Бет скроется за поворотом дороги, а Трейс перестанет смеяться, и только после этого откинулась на спинку стула и закрыла лицо руками.
– Клянусь, иногда я не знаю, смеяться мне, плакать или задушить ее.
– По-моему, она просто чудо! – заявил Трейс.
– Не удивительно, что вам так показалось. Вы – два сапога пара, – ответила Лилиан.
– Если бы у моей бывшей жены была такая мама, я постарался бы прожить с ней подольше. – Улыбка вдруг исчезла с лица Трейса. – Но почему родная мать не знает о ваших книгах?
– Не приставайте ко мне с этой темой, – резко обрубила его Лилиан.
Она отняла ладони от лица, и Трейс увидел, что руки ее дрожат.
– Лилиан?
Она вскочила со стула и кинулась в кухню.
– Просто оставьте меня в покое!
Нахмурившись, Трейс последовал за ней.
– Что случилось?
– Что случилось? – закричала Лилиан. – Я солгала родной матери, чтобы покрыть скрывающегося от закона убийцу, и вы спрашиваете меня, что случилось? Господи, Трейс, а что если бы она действительно узнала вас? После того, как мы обвели вчера вокруг пальца агентов ОБР, я каждую минуту думала о том, что, если скажу что-то не то или покажу маме, как нервничаю, она может пойти и выдать вас.
Трейс застыл на месте, словно пораженный громом.
– Выдаст меня?! Так вы беспокоились обо мне? Лилиан…
– Ради Бога, уйдите отсюда. – Чтобы придать своим словам вес, Лилиан повернулась спиной к Трейсу и включила на всю громкость радио. Реба Макентайр громко жаловалась на свои несчастья.
Движения Лилиан были порывисты. Трейс положил руки ей на плечи и почувствовал, как она напряжена.
– Ну же, полегче, – пробормотал он, массируя сведенные мускулы и чувствуя, как напрягается от прикосновений к Лилиан его собственное тело. – Ты просто на взводе, малышка.
– Да уж.
– Так постарайся расслабиться.
– Трейс…
Если бы это было возможно, он сказал бы, что Лилиан напряглась еще больше.
Не обращая внимания на предупреждающие сигналы собственного мозга, Трейс притянул Лилиан ближе и развернул к себе лицом. Он с удивлением заметил веснушки на ее носу и на переносице. А глаза, которые до этого казались ему зелеными, – в них, оказывается, были маленькие пятнышки всех цветов от бледно-серого до изумрудного. Трейс смотрел в эти глаза, и они менялись, становились гуще, насыщеннее. Он тонул в этих глазах, и это было почему-то приятно. Губы его, словно сами собой, потянулись к губам Лилиан.
– Что ты делаешь, Трейс?
Трейс крепче прижал к себе ее мягкое теплое тело.
– А на что это похоже, мисс школьная учительница?
В глазах Лилиан мелькнула паника, но даже она не способна была скрыть желание, которое прочел в них Трейс за секунду до этого.
– Нам не следует…
– Ты права. Нам не следует, – Трейс чувствовал на губах ее дыхание.
– Это… глупо, – прошептала Лилиан. – Я хочу сказать, ты… кто ты… а я… ну, я хотела сказать… – От волнения Лилиан облизнула губы.
Трейс чуть не застонал от нахлынувшего возбуждения.
– Я хочу сказать… когда все это закончится, ты уйдешь, а я… ну, я… это…
– Лилиан?
– Что?
– Ты хочешь, чтобы я поцеловал тебя?
У Лилиан перехватило горло.
– Я…
– Хорошо. Мне кажется, что хочешь. – Трейс предпочел бы, чтобы все произошло легко и непринужденно. Он знал, что добиться этого будет не просто, но не учел, что с Лилиан ничего не может быть легко и просто. Она была такой нежной и такой уязвимой. Она была похожа… на все, о чем он так долго мечтал. Никогда еще обычный поцелуй не оказывал на Трейса такого сильного воздействия. Просто поцеловать Лилиан Робертс – нет, это было совсем не просто.
Губы ее дрожали от прикосновения его губ, наполняя Трейса одновременно и силой, и слабостью. Он положил ладони на изящную шею Лилиан. Губы их сливались, пробуя друг друга на вкус, требуя чего-то друг от друга. Трейс касался Лилиан только губами и руками, но ощущал ее каждой клеточкой своего тела. Он хотел, чтобы то же почувствовала и Лилиан, хотел ласкать все ее тело, и чувство это было настолько сильным, что заставило его отшатнуться, прежде чем, поддавшись ему, Трейс вовлек бы их обоих в то, что уже невозможно было бы остановить.
Поняв, что способна сделать с ним эта женщина, Трейс поступил так, как поступил бы на его месте любой здравомыслящий мужчина. Предпочел спастись бегством.


«Это скоро кончится», – думала Лилиан. Но прошло уже два часа с того момента, как Трейс поцеловал ее, а она еще помнила, чувствовала каждое мгновение этого поцелуя. Не то чтобы ей не понравилось. Но Трейс был… слишком откровенен, слишком требователен. Лилиан вспомнила его насмешки по поводу ее профессии. Он только что не назвал ее синим чулком или старой девой. И наверняка этот поцелуй ничего для него не значил. Для нее, впрочем, тоже. Трейс, конечно же, сделал это, чтобы поиздеваться над ней. Задам-ка перцу школьной училке. А потом он ушел, оставив ее посреди кухни, словно они только что всего-навсего пожали друг другу руки.
Теперь Трейс спокойно читал газету, будто ничто в этом мире его не заботило. Что ж, Лилиан будет вести себя так же. Она тоже забудет про этот ничего не значивший поцелуй.
Приняв решение, Лилиан перевела взгляд на мерцающий на экране монитора курсор и сосредоточилась на последнем деле Джейка Салливана.
– Здесь кто-то есть.
Вздрогнув, Лилиан обернулась и увидела на пороге кабинета встревоженного Трейса.
Только теперь она услышала отчаянный, надрывный лай Сейко и Ролекса. Лилиан кинулась к окну рядом с входной дверью.
– Дэвид!
– Кто?
– Ну, помощник шерифа, которого вы называли моим любовником. Вам снова придется спрятаться.
Выругавшись, Трейс кинулся в спальню. Если бы не записка от Харпа, его бы давно уже здесь не было.
И куда бы ты пошел, осел?
Да, идти действительно было некуда.
На этот раз Трейс не стал прятаться под кровать. Он залез в гардероб в комнате для гостей и прикрыл за собой дверцу. Через несколько секунд послышался звук открывающейся двери и голоса. Трейс сразу узнал голос Дэвида. В доме Лилиан была прекрасная слышимость.
Дэвид пришел по настоянию жены узнать, как дела у Лилиан. В конце концов, по району бродит убийца.
«Да, действительно, – подумал Трейс, – только этот убийца – не он. А он вовсе не бродит – заперт в доме с котом, от которого чихает, и с женщиной, которая… в общем, с женщиной, с которой его не стоило запирать в одном доме».
Убийцей был Рэкли. И Рэкли гуляет на свободе. Трудно представить себе более грязного типа. Замешан в торговле наркотиками, убил федерального агента. Обвиняет ни в чем не повинных людей. Больше всего на свете Трейс ненавидел копов, ведущих двойную игру.
Если не считать копов, пристающих с пошлыми шуточками к Лилиан Робертс. Трейс понимал: то, что он слышит из гостиной, – обычная пикировка двух старых друзей. Тогда почему же ему так захотелось вдруг ворваться в комнату и врезать этому Дэвиду по физиономии?


Когда по телевизору передавали пятичасовые новости, Лилиан скосила глаза, чтобы понаблюдать за реакцией Трейса. Он по-прежнему был одной из главных новостей.
Трейс переносил свою известность вполне спокойно, если вспомнить, что думал о нем весь штат. Только губы его были сжаты чуть плотнее обычного да пульсировала жилка на подбородке. Если бы не это, Лилиан вообще не догадалась бы, что Трейс что-то слышал.
Поиски сосредоточились вокруг магазина в Джектауне, около которого Трейс забрался в фургон Лилиан. Магазин находился примерно в трех милях от ее дома. Разумеется, полицейские не знали, что Трейс уехал оттуда в чьей-то машине, и считали, что он по-прежнему находится где-то в том районе.
Репортер выразил надежду на то, что раненому беглецу не удастся уйти далеко.
Как только закончились новости, начал трезвонить телефон. За полчаса Лилиан позвонили человека три.
– Кто на этот раз? – спросил Трейс, когда она повесила трубку после третьего звонка.
– Директор школы.
– Он тоже звонил, чтобы убедиться, что вы в порядке, как и остальные соседи?
Лилиан кивнула.
Трейс покачал головой и рассмеялся.
– Господи, мисс Начальные классы, неужели вы обвели их всех вокруг пальца?
– О чем вы говорите?
– Ваша мать, соседи, директор, не говоря уже о любовничке из полиции, – все ведут себя так, будто вы – маленькая слабая женщина, которая не может сама о себе позаботиться.
– Они просто беспокоятся обо мне.
– Именно так. И это очень забавно. Судя по тому, что я прочел в ваших книгах, вы знаете о законе, о психологии преступников и о том, как о себе позаботиться, гораздо лучше меня.
– Если, по-вашему, я так хорошо умею заботиться о себе, – сердито произнесла Лилиан, – то как вам удалось проникнуть в мой дом?
– Вы вели себя не так уж плохо. Вам почти удалось добежать до двери. И вы чуть не сняли наручники.
Лилиан густо покраснела, вспомнив, каким образом пришлось добывать ключ от этих самых наручников.
– Я вижу, вы это помните. – В глазах Трейса появился озорной огонек. – Мы как-нибудь попробуем это снова. Только в следующий раз я буду бодрствовать с самого начала.
– Вряд ли вам повезет так еще раз, – огрызнулась Лилиан.


На следующее утро после завтрака Лилиан вошла в ванную и сразу нахмурилась. Вся раковина была усыпана мелкими волосами, на полу валялись мокрые полотенца, и, как будто этого было недостаточно, чтобы заставить ее пожалеть о своем решении спрятать беглеца, он еще и оставил поднятой крышку унитаза.
Что ж, ей некого винить, кроме самой себя, ведь она сама позволила Трейсу остаться. Это, однако, не улучшило ее настроения. Убрав то, что набросал Трейс в ее обычно безукоризненной ванной, Лилиан с тяжелым сердцем подумала, что пора бы заглянуть в комнату для гостей.
Несколько минут спустя выяснилось, что не зря ее мучили дурные предчувствия. Заляпанный кровью пиджак Трейса висел на ручке гардероба, пустая кобура украшала изголовье кровати. Остальная одежда была свалена посреди комнаты, пара грязных носков лежала на незастеленной постели. Подушка валялась на полу, простыня и одеяло свисали с матраца. Бирки от одежды, которую она купила для Трейса, были разбросаны на туалетном столике, там же высилась неаккуратной, готовой свалиться стопкой та одежда, которую он еще не успел надеть.
– Когда меня в следующий раз возьмут в заложницы, – пробормотала Лилиан, – надеюсь, это окажется человек, получивший домашнее воспитание. Этот, судя по всему, воспитывался в свинарнике.
– Эй, не нравится мне это все, – послышалось за спиной.
Лилиан даже не обернулась.
– Когда вы здесь появились, эта комната была в безукоризненном состоянии, – сердито сказала она. – А теперь посмотрите только! У меня слишком много своих дел, чтобы ходить и подбирать тут за вами.
– Так идите и делайте их, – пожал в ответ плечами Трейс. – Я не просил вас убирать за мной.
– Вам легко говорить, а я не привыкла жить в грязи. И подумать только, – воскликнула Лилиан, смахивая в мусорную корзину ярлыки от одежды, – что из всех фургонов округа Линкольн вам понадобилось спрятаться именно в моем.
– Ну, Лил, а как же ваша жажда приключений?
– Приключений? Вы так это называете? Подпрыгивать от каждого телефонного звонка, бояться подходить к двери, думать каждый день, не окажусь ли я в результате в тюрьме за укрывательство опасного преступника?
Трейс вздохнул. Видимо, сегодня бесполезно взывать к ее чувству юмора.
– Ну хорошо, я извиняюсь.
Кончиками пальцев Лилиан взяла окровавленную рубаху Трейса и бросила ее в мусорную корзину. Затем она удивленно посмотрела в его сторону.
– За что же именно вы просите прощения?
– За все. За то, что ворвался в вашу жизнь. За то, что я такой грязнуля. Черт побери, я готов извиниться даже за поцелуй!
– Какой поцелуй? – Лилиан постаралась изобразить изумление.
– Ну, знаете ли, Лил, – самолюбие Трейса было уязвлено, – можно подумать, за последние дни вас целовало столько мужчин, что вы не можете вспомнить.
– А, вы имеете в виду вчера на кухне? – Лилиан отвернулась и с гримасой отвращения препроводила в корзину вслед за рубашкой джинсы Трейса. – Не стоит за это извиняться. Ничего особенного. Но раз уж об этом зашел разговор… – Лилиан повернулась к Трейсу. – Должна предупредить, чтобы вы даже не надеялись, что нечто подобное может повториться.
Трейс прикусил губу. Ему не нравилось отношение Лилиан к тому, что произошло между ними. Не то чтобы он собирался поцеловать ее опять, но зачем говорить о его поцелуе примерно с тем же выражением лица, с каким говорят о визите к дантисту?
– Почему же это? – поинтересовался он.
Лилиан пожала плечами.
– Потому что мне это не очень интересно. В минуту нехарактерной для меня слабости я, более или менее, согласилась – вопреки тому, что подсказывал мне разум – помогать вам. Но я вовсе не собираюсь вас… развлекать, скажем так.
Трейс оглядел Лилиан с головы до ног, в который раз думая о том, что она вовсе не похожа на женщин, обычно ему нравившихся. Эта школьная учительница была, бесспорно, очень умна, но абсолютно не в его вкусе. Трейс и сам не мог понять, почему вчера вдруг поцеловал ее. И тем более – почему это так ему понравилось.
Вероятно, чистая случайность. Если поцеловать ее опять, он наверняка ничего не почувствует.
Взгляд Трейса упал на лицо Лилиан. Она задиристо улыбалась. Это показалось ему просто возмутительным.
– Развлекать меня? – переспросил он, снова окидывая Лилиан взглядом. – О, не думаю, что вам стоит беспокоиться на этот счет. Школьные учительницы не в моем вкусе.
– Вот и прекрасно. Вы тоже не в моем вкусе, мистер коп.
– Что ж, хоть в этом вопросе наши мнения совпали.
– Наконец-то.
– Но, Лил, вам ведь еще придется принять мои извинения.
– Вы извинились – я приняла.
– Вовсе нет. Я извинился за то, что поцеловал вас. Вы сказали, что не помните. Чтобы в следующий раз не было сомнений…
Когда губы Трейса впились вдруг в губы Лилиан, он был удивлен не меньше, чем она. Трейс даже не думал об этом и всего секунду назад не собирался целовать ее. Все случилось само собой. И Трейс снова не знал, почему он это делает и почему это так чертовски ему нравится.
Он чувствовал сопротивление Лилиан, когда сжал ее напряженные плечи, чтобы привлечь к себе. Трейс попытался взять себя в руки. Еще немного – и он бы остановился. Но в этот момент губы Лилиан задрожали, приоткрылись, и Трейс угодил в собственную ловушку. Лилиан была такой теплой, мягкой, такой сладкой. Все было как в прошлый раз.
А ведь она забыла о том, первом поцелуе.
Трейс заставил себя отстраниться.
– Теперь попробуйте забыть это, мисс учительница.
Лилиан была в шоке не только от поцелуя, но и от собственной невольной реакции.
Она сердито взглянула на Трейса.
– Если попробуете сделать это еще раз – я на самом деле выдам вас.
– Как скажете, мисс учительница, как скажете.
Развернувшись, Трейс вышел из комнаты, а Лилиан привалилась к стенке гардероба, глядя на свои трясущиеся руки.


…Трейс удалился в комнату для гостей, но ему почему-то не сиделось на месте. Отчасти беспокойство объяснялось тем, что пора было что-то предпринять по поводу сложившейся ситуации. Ему необходимо поговорить с Харпером. Где его бестолковый напарник? Сколько еще ему сидеть тут, словно на привязи?
Трейс прокручивал в мозгу все, что знал о Рэкли, пытаясь понять, можно ли было догадаться, что тот ведет грязную игру. Но как только он сосредоточивался на том, что пора выбираться из этой истории, мысли его неизменно возвращались к Лилиан. Трейс вспоминал вкус ее губ, ее запах, мягкость и женственность.
Он представил себе, каково было бы возвращаться каждый вечер к Лилиан, такой слабой и в то же время сильной, то хмурой, то смеющейся, с ее оригинальным чувством юмора. Стоп! Какое еще чувство юмора? Да она зажата до предела.
Сформулировав эту мысль, Трейс почувствовал себя немного лучше. Он вспомнил, как разозлилась Лилиан из-за беспорядка, устроенного им в комнате. И, наверное, она все еще сердилась по поводу последнего поцелуя.
Что ж, тем лучше. Он испытывал те же чувства.


Лилиан готовила. Доносившийся из кухни аромат напомнил Трейсу, что он зверски проголодался. Он не мог догадаться, что именно стряпает Лилиан, но вдруг подумал о том, как давно не ел обычный «Биг Мак». Не удивительно, что он стал таким раздражительным – его лишили возможности вести привычный образ жизни. Его необъяснимую реакцию на Лилиан тоже вполне можно понять. Слишком долго он жил без женщины. Но почему Лилиан? Ведь она – последняя женщина на земле, к которой его могло бы тянуть.
Что ж, теперь, определив проблему, он наверняка сумеет с ней справиться. Лилиан просто была рядом. Вот и вся ее прелесть. Она была единственной женщиной, доступной в его положении. Он должен освободиться от этого наваждения, и тогда все будет нормально.


Лилиан сняла крышку с кастрюльки, в которой варился цыпленок. Будет очень вкусно. Лилиан редко готовила цыпленка с клецками для себя одной. Что ж, если уж Трейс Янгблад отравляет ее жизнь своим присутствием, она хоть использует это как предлог, чтобы насладиться любимым блюдом.
Смешав все ингредиенты, она замесила тесто для клецок, быстро скатала колбаску и порезала ее на кусочки. Она как раз опускала клецки в бульон, когда Трейс вошел в кухню и стал наблюдать за ней, прислонившись к дверному косяку.
– Что это вы там готовите? – спросил он через некоторое время.
– Цыпленка с клецками.
Трейс сложил руки на груди, понаблюдал еще несколько минут, а затем сказал:
– А я скучаю по гамбургерам.
Лилиан застыла с занесенной над кастрюлей рукой.
– С удовольствием одолжу вам фургон, если вы хотите съездить в город. Правда, вас могут арестовать. Хм, – добавила она, – какая соблазнительная перспектива. Может, мне самой отвезти вас?
– Не волнуйтесь, мисс учительница. Думаю, я смогу проглотить вашу стряпню.
– Интересно, вам хоть что-нибудь здесь нравится?
– О чем это вы говорите? – удивленно спросил Трейс. – Я просто пошутил. Что здесь может не нравиться?
Лилиан бросила на него злобный взгляд.
– Вы думаете, я слепая или полная дура? Я вижу, как вы морщитесь, когда смотрите на мои коврики, на цветы, которые все время норовите отодвинуть от себя подальше. Вам не нравится, как пахнет мое мыло, вы чихаете от моего кота. И даже еда вас не устраивает. Надеюсь, в следующий раз меня возьмет в заложницы человек более чувствительный. А вы как камень.
– Да я ничего не имею против вашего дома, вашей жизни и вашей еды.
– Не надейтесь, что я поверю в это.
– Но ведь это правда. А если вас все устраивает, какая вам разница, что я об этом думаю. Просто здесь слишком… по-домашнему для меня. И это кажется иногда лишним. Все эти оборочки… так и кажется, что здесь свило гнездышко добропорядочное семейство.
– Ах, простите. Теперь вы уже имеете что-то против добропорядочных семейств.
– Семья – это хорошо и правильно, Лил, но где же ваша собственная?
– О чем вы говорите?
– Об этом доме. Вы так стараетесь, плетете коврики, расставляете все по местам, готовите ваши замечательные блюда, словно ждете мужа с работы и детей из школы. Будто они могут вбежать в любую минуту и закричать: «Эй, мамочка, где наш обед?» Так где же они все?
Лилиан почувствовала себя так, словно ее ударили. Трейс задел ее самые сокровенные чувства. Лилиан действительно мечтала иметь семью и детей. И ей больно было сознавать, что мечта эта вряд ли осуществима и что Трейс уколол ее именно этим. Единственное, что ей оставалось, – ответить ударом на удар.
– А где ваша семья, агент Янгблад?
Трейс тут же помрачнел. Кажется, ее удар так же достиг цели.
– Я хотя бы попробовал, чего не скажешь о вас, – парировал Трейс. – Вы боитесь, Лили. Боитесь, как огня, реальной жизни.
– Вы сами не знаете, о чем говорите.
– Думаю, что знаю. Уверен, вам хотелось бы выйти замуж, но вместо этого вы просто окружили себя женатыми друзьями и замужними подругами. Вы хотели бы иметь своих детей, но вместо этого учите чужих. А вместо того, чтобы жить с настоящим мужчиной, сочинили себе идеал и общаетесь с ним на страницах книг.
Лилиан отчаянно пыталась убедить себя, что глаза ее стали влажными от поднимающегося над кастрюлей пара. А руки дрожат, наверное, от того, что она стояла без движения последние три минуты. Но вот сердце – в том, что заныло вдруг ее сердце, конечно же, виноват Трейс Янгблад.
– Ну как, я прав?
– Не учите меня жить, мистер коп. Вам никогда не приходило в голову, что я, возможно, считаю брак серьезным обязательством, а не чем-то, что можно примерить, а потом бросить, потому что жмет. – По угрюмому молчанию Трейса было ясно, что Лилиан опять попала в точку. Она бросила в кастрюлю последнюю порцию клецок и прикрыла ее крышкой. – Что касается страха перед реальной жизнью, то у меня она, по крайней мере, есть, эта жизнь. А вы так поглощены своей работой, что наверняка не знаете, что творится в реальном мире, не связанном с преступлениями. Интересно, почему вы так преданы своей работе, мистер коп? Не потому ли, что она помогает вам уйти от этой самой реальной жизни? Так кто же из нас ее боится?


Чтобы молчание во время еды не казалось слишком напряженным, Лилиан включила телевизор, где как раз передавали час новостей. Едва она успела положить на стол пульт дистанционного управления, Трейс схватил его и переключил на «Колесо фортуны».
Лилиан была просто вне себя. Трейс сумел задеть ее, и у нее совершенно не было настроения оставлять за ним последнее слово. Она взяла пульт и вообще выключила телевизор. Трейс посмотрел на нее в упор, но Лилиан решила не обращать на него внимания. Она не позволит больше резать себя на куски больно ранящими словами. Пусть пробует свои бойцовские качества на ком-нибудь другом.
Трейс между тем доедал вторую порцию цыпленка с клецками и подумывал о третьей. Его любимые гамбургеры не могли тягаться с этим потрясающим блюдом. Трейсу хотелось сказать об этом Лилиан, а заодно извиниться за то, что он обидел ее. А впрочем, она тоже сумела найти его больное место, так что, можно считать, они квиты.
Трейс вовсе не боялся реальной жизни, как предположила Лилиан. Он просто знал предел собственным возможностям и был честен с самим собой, не то что некоторые.
Но все же, он был гостем в этом доме и не имел права насмехаться над жизнью и привычками Лилиан.
– Не извиняйся, – твердил ему притаившийся в уголке сознания мелкий демон. – Если извинишься, Лилиан может улыбнуться тебе в ответ, как улыбалась своему другу Дэвиду. А если она улыбнется, ты можешь размякнуть, и…
В его жизни нет места сантиментам и симпатиям. Подобные чувства недолговечны и всегда оборачивались для нее горечью.
Впрочем, не стоило опасаться, что мисс Лилиан размякнет и будет к нему добра. Только не этот маленький кактус.
Трейс съел все до крошки и собирался наложить себе еще, но Лилиан выхватила тарелку у него из-под носа и положила в раковину.
Нет, никогда в жизни эта женщина не будет к нему добра.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Слишком много сюрпризов - Хадсон Дженис

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12Эпилог

Ваши комментарии
к роману Слишком много сюрпризов - Хадсон Дженис



Прочла на одном дыхании. В этом романе есть все: много любви, супер-герой, героиня достаточно реальная.
Слишком много сюрпризов - Хадсон ДженисОксана
21.07.2012, 11.52





Роман просто замечательный,очень понравился,я люблю любовные романы с детективной историей.Читайте не пожалеете.
Слишком много сюрпризов - Хадсон ДженисНаталья
22.07.2012, 22.18





Все очень понравилось, героиня нормальная женщина, не рохля, не истеричка, с чувством юмора. Герой вообще нормальный мужик, за собой не убирает, носки разбрасывает, в ванной срач наведет за 1 мин, за то ее очень любит. Нормальный жизненный роман, без соплей, сюжет классный, страсти бушуют. 10/10
Слишком много сюрпризов - Хадсон ДженисНастя
8.06.2013, 8.33





Ой, мне, ну очень понравилось!Классный роман, читать приятно!10/10
Слишком много сюрпризов - Хадсон ДженисК
8.06.2013, 21.45





Эмоции захлестывают. Просто супер. Если бы можно поставить 11.....
Слишком много сюрпризов - Хадсон ДженисЛюсьена
7.10.2013, 18.09





Эмоции захлестывают. Просто супер. Если бы можно поставить 11.....
Слишком много сюрпризов - Хадсон ДженисЛюсьена
7.10.2013, 18.09





Это начало неподвласных времени
Слишком много сюрпризов - Хадсон Дженисзлой критик
28.03.2015, 20.08





Очень люблю романы с таким сюжетом, но этот вообще не зацепил, может потому что перед ним читала Линду Ховард, там меня эмоциями просто укрыло. Но читайте и составляйте своё мнение, роман имеет право на жизнь
Слишком много сюрпризов - Хадсон ДженисЕ
19.11.2015, 16.19





Вау! Какая прелесть этот роман. Шикарный юмор, ничего лишнего. Реальные герои. Очень понравилось.Советую читать.
Слишком много сюрпризов - Хадсон ДженисElen
17.02.2016, 15.16





Читать всем!! 10.
Слишком много сюрпризов - Хадсон ДженисЛенванна
20.03.2016, 11.32








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100