Читать онлайн Посланник судьбы, автора - Хадсон Дженис, Раздел - 11 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Посланник судьбы - Хадсон Дженис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.45 (Голосов: 51)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Посланник судьбы - Хадсон Дженис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Посланник судьбы - Хадсон Дженис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хадсон Дженис

Посланник судьбы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

11

Перемены… Далтон, чувствовал, как меняется его отношение к жизни. Как идет переоценка сложившихся понятий. Долгие годы он относился к себе как к рациональному, жесткому человеку, лишенному романтизма и сентиментальности. Затем, после смерти Эми, для него перестало иметь значение собственное мнение и мнение других. Его все перестало волновать, словно душа и тело погрузились в спячку.
Но сейчас он постепенно возвращался к жизни. Он ощущал необходимость заботиться о ком-то. Заботиться об этой необыкновенной женщине, посланной ему Богом, о ее не родившемся еще ребенке. Его не оставляли равнодушным ее друзья, ее работа, ее городок. Но прежде всего его волновала эта женщина.
Со временем он понял, что глубоко любит Фэйф. Далтон считал, что после Эми не сможет полюбить – Эми была его женой, женщиной, выбранной им на всю жизнь. Сейчас, оглядываясь на прошлое, Далтон понимал, что, возможно, они расстались бы, если бы он отказался бросить работу ради семьи. Но он искренно любил Эми.
Теперь он любит Фэйф. Слово осталось прежним, как не меняется оно уже тысячи лет. Но его чувство к Фэйф было совершенно непохожим на прежнюю влюбленность. Может быть, потому, что он стал взрослее.
Теперь его любовь, казалось, жила глубоко в сердце и затрагивала те струны души, которые раньше молчали.
Далтон задумчиво смотрел в окошко микроволновой печки, наблюдая, как смешно подпрыгивает бумажный пакетик со взрывающимися в нем зернами кукурузы. Ему пора рассказать Фэйф об Эми. Но за неделю, прошедшую с той ночи, когда они с Фэйф стали близки, он никак не мог найти подходящего момента. Ей бы тоже показалось роковым то, что он потерял во взрыве женщину и ребенка, и вот судьба привела его еще к одному взрыву и еще к одной женщине, готовящейся стать матерью.
А, черт! Нельзя их сравнивать. Между событиями, как и между женщинами, сыгравшими важную роль в его жизни, не было ничего общего.
Раздался свисток таймера, но Далтон так и остался сидеть, погруженный в свои мысли.
Когда безопасность Фэйф не будет вызывать сомнений, надобность в его услугах исчезнет.
Далтон достал пакет из печки и высыпал попкорн в большую миску.
Конечно, ФБР мало продвинулось в расследовании. Им удалось лишь установить неидентичность бомбы, взорвавшей офис Фэйф, с теми, что посылал Неизвестный. По мнению ФБР, террорист, покушавшийся на Фэйф, был весьма неопытным подражателем.
Но все еще не обнаружилось никакой связи между взрывом в редакции и смертью ее отца. В течение прошедшей недели Далтон и Фэйф проштудировали все выпуски «Реджистер» за последние полгода. Они не нашли никаких заголовков, фотографий, статей, которые могли быть связаны с обоими преступлениями. Абсолютно ничего. Хроника происшествий вообще отсутствовала – в городе не совершалось серьезных преступлений со времени судов Линча над угонщиками скота, которые были настоящим бичом Техаса в начале века.
Далтон взял из кладовки две большие бумажные салфетки и присоединился к Фэйф в гостиной.
Фэйф смотрела записанный на видео последний выпуск новостей, пропущенный ею. Далтон протянул ей салфетку, поставил миску между ними и откинулся на подушку софы, чтобы удобнее было смотреть – не на экран, а на Фэйф.
Одной рукой держа пульт, другой она взяла пригоршню попкорна, не отрываясь от экрана. Могло показаться, что она не заметила его присутствия, но Далтон знал, что это не так. По тому, как напряглось ее тело, Далтон понял, что она так же взбудоражена его присутствием, как и он сам. Ей пришлось смотреть новости в записи только потому, что они провели большую часть дня в постели. Она благодарила Далтона за то, что он такой заботливый телохранитель и так хорошо оберегает каждую частичку ее тела.
Для федеральных властей не было причин волноваться за безопасность Фэйф – кроме, может быть, той, что при одной мысли о двух, казалось бы, не связанных случаях – гибели Джо Хиллмана и покушении на его дочь, – у Далтона возникало плохое предчувствие. Какой-то внутренний голос твердил, что здесь кроется что-то неладное. Чарли и Брайан Маккомисы могли поклясться, что чувствуют то же самое.
Однако не было ни одной нити, могущей привести к человеку, убившему отца Фэйф. А все время агентов ФБР, присланных в Ту Оукс, занимало расследование взрыва в редакции.
Проклятье! Далтон даже начал подозревать в убийстве человека, использовавшего его имя при знакомстве с Фэйф, но он тут же одергивал себя, ведь у него не было к тому никаких оснований. Скорее всего о себе заявляла ревность к мужчине, ставшему отцом ребенка Фэйф.
Глядя на Фэйф, Далтон продолжал сосредоточенно размышлять. Он как-то спросил Фэйф о нем. Мужчина, называвшийся Далтоном Макшейном, вновь появился в Ту Оукс где-то в апреле. Он попросил у Фэйф прощения за то, что не сказал о существовании жены, и поинтересовался, как идут ее дела после смерти отца. Фэйф с присущей ей прямотой и честностью рассказала о своей беременности. Не ожидая от него никаких обязательств, она считала, что он вправе узнать о будущем отцовстве.
После этого его и след простыл. Больше Фэйф не общалась с ним, если не считать посланного им чека на ее имя.
Человек в здравом уме не мог послать женщине чек на две тысячи долларов, а потом тем же путем отправить ей бомбу. Если он собирался убить ее, зачем было посылать деньги, причем довольно приличную сумму?
Нет, тут что-то не сходится.
Но Далтону хотелось знать, что это был за человек и почему он воспользовался его именем. Что ж, он обязательно постарается выследить подонка, когда работа здесь завершится. У него нет причин оставаться в Ту Оукс.
«Кроме той, что я люблю ее».
У Далтона защемило сердце.
Господи, почему он должен покинуть ее? Ему уже не хотелось возвращаться на лодку дяди, к одинокому существованию, и, Бог свидетель, никаких планов на будущее у него нет. Смутное желание вернуться в полицию было лишь желанием, и ничем больше.
Дьявол! У него появилась дельная идея. Он мог бы вернуться на службу прямо здесь, в Ту Оукс. Место шефа полиции все еще вакантно, а опыта и квалификации у него достаточно.
Открывшаяся возможность окрылила его. Ему вдруг захотелось всего сразу – жену, работу, дом, в котором рождается детский смех. Фэйф. Больше всего на свете он хотел, чтобы Фэйф была с ним. Всегда.
А как она отнесется к этому? Хочет ли она прожить с ним жизнь бок о бок.
Далтон потянулся к ней.
– Фэйф…
– Черт! Не могу в это поверить… – В ее голосе слышались одновременно растерянность и недоверие.
Фэйф отдается работе целиком, так же как еде или… сексу. Сердце Далтона захлестнула нежность. Он прибережет свои вопросы и предложения до тех пор, пока ее внимание не будет полностью принадлежать ему. Например, до сегодняшней ночи, в постели.
– Чему ты не можешь поверить? – мягко спросил он.
– Это не может быть он!
Нацелившись дистанционным пультом в экран, как для выстрела, она перемотала пленку назад и нажала на паузу. Изображение замерло. На кадре, судя по всему, была показана парковочная площадка перед большим продовольственным складом.
Стоянка была заполнена людьми. Ковбойские шляпы так и мелькали в толпе.
Фэйф напряженно замерла, не отрывая глаз от экрана.
– Это он… – выдохнула Фэйф и снова застыла.
– Кто? – не сразу догадался Далтон, хотя только что думал об этом человеке.
– Он.
Фэйф наклонилась вперед, чтобы Далтон не видел, как сильно дрожали ее руки. Спина и плечи стали вдруг деревянными.
– Этот мерзавец. Как-Там-Его.
Далтон напрягся.
– Ты хочешь сказать…
– Да. Тот, кто назывался тобой.
Честно говоря, она думала, что никогда больше его не увидит, и не испытывала ни малейшего желания встретиться с ним снова. И вдруг он появился прямо в ее доме, пусть даже не он сам, а лишь его телевизионное изображение. «Господи, ну почему именно сейчас!» – мысленно простонала она. Она не хотела, чтобы он вновь врывался в ее жизнь. Он ушел. Так почему он не исчез навсегда?
Фэйф не хотела очередного напоминания о своей непростительной глупости. Она хотела продолжения сказки, которой стала ее жизнь за последнюю неделю. Она хотела быть с Далтоном. Глупо, но она даже начала представлять себе, что это его ребенка она носит, что он будет с ней, когда малыш родится и когда начнет делать первые неуклюжие шаги, когда принесет первую двойку из школы и когда закончит колледж. «Далтон, Далтон, не оставляй меня!» – кричало ее сердце, разрываясь от боли.
– Где? – властно спросил Далтон. – Который?
– Вон он, возле входной двери, пьет колу.
Далтон пристально всмотрелся в экран, но изображение было нечетким.
– Как ты могла его узнать?
Он хорошо различал лишь привычный красно-белый стаканчик из-под колы. «Только бы она ошиблась!» Странно, но сейчас ему не хотелось, чтобы она указала именно на этого человека.
– Вон он!
Фэйф немного перемотала пленку назад и включила кнопку воспроизведения. Ясно разглядев его, Далтон, шокированный, замер.
– Сукин сын! – Неосознанно он дотронулся до шрама на щеке.
Лишь спустя мгновение Фэйф поняла, что и Далтон узнал этого человека. Пришла ее очередь удивляться.
– Ты знаешь его?
– Джек, ты, сукин сын, откуда ты взялся? – процедил он сквозь зубы. – Где проходит это собрание? Перемотай-ка назад.
– Кто он? – спросила Фэйф, неуверенная, что хочет знать правду.
Далтон повернулся к ней. Его лицо исказила ярость, а глаза приобрели уже знакомый ей стальной оттенок.
– Его зовут Джек Брукс. Это брат моей жены.
Сердце Фэйф остановилось. Оно просто… перестало биться.
– Ты женат…
В душе у Далтона все перевернулось, когда он увидел побледневшее лицо Фэйф.
– Нет. – Он потянулся, чтобы обнять ее, но она отпрянула. – Прости, что раньше не сказал этого. Я был женат. Эми умерла четыре года назад.
Прошла, казалось, целая вечность, прежде чем сердце Фэйф снова забилось. Был женат. Эми… Слова прочно засели у нее в голове. От облегчения она почувствовала слабость. Фэйф перемотала пленку на начало сюжета. Почему Далтон не рассказывал ей о жене?
С первых минут репортажа Далтон начал тихо цедить проклятья. Вопросы замерли у Фэйф на губах. Она внимательно следила за происходящим на экране.
На складе, выбранном, чтобы напомнить избирателям о своем ковбойском происхождении, сенатор Ричард Кроуфорд стоял на кузове грузовика и разъяснял собравшимся детали нового сельскохозяйственного законопроекта, предложенного им в сенате.
Далтон стиснул зубы и заставил себя сосредоточиться на репортаже, хотя ему очень хотелось разнести телевизор в клочья, если бы это помогло добраться до изображенных в нем людей. Когда сюжет закончился, он мгновенно, одним прыжком оказался у телефона, стоявшего на столике возле софы.
– Какой номер у Чарли?
– Может быть, ты расскажешь мне, в чем дело?
– Я расскажу тебе все, но сначала дай мне номер Чарли.
Фэйф продиктовала ему номер, и Далтон тут же набрал его.
– Чарли, это Макшейн. Мне нужно поговорить с твоим отцом.
– Прямо сейчас? – раздалось в трубке.
– Чем скорее, тем лучше.
– Что случилось? – все-таки не утерпел Чарли.
– Мне нужна информация. Я расскажу тебе позже, сейчас некогда объяснять. Пожалуйста, дай мне его номер.
Минутой позже Далтон дозвонился до Брайана Маккомиса. После краткого приветствия наставника – впервые за четыре года он дал о себе знать – Далтон перешел к делу:
– Мне нужны данные из архива. Все, что у вас есть на Джека Брукса, на кого он работает, с кем связан.
– Подожди минутку. Джек Брукс? Это не?..
– Да, именно он. Брат Эми. Он появился в Ту Оукс сразу после смерти Джо Хиллмана.
– Под твоим именем?
– Ты знаешь об этом?
– Чарли кое-что рассказал мне об этой странной истории.
– Тут другое. Я выяснил, что другим Далтоном Макшейном был Джек, потому что Фэйф узнала его, увидев по телевизору в выпуске новостей. Он стоял возле погрузочного дока продовольственного склада, где Кроуфорд проводил пресс-конференцию.
Слово, вырвавшееся у Брайана, Фэйф никогда бы не напечатала в газете.
– Именно так думаю и я, – мрачно ответил Далтон. – Я чувствую, что запахло жареным, Брайан. Сколько понадобится времени для компьютерных поисков?
– Я сам займусь ими прямо сейчас, – пообещал Маккомис-старший.
– Позвони мне по телефону Фэйф, как только что-нибудь найдешь.
– Дай мне пару часов.
Далтон поблагодарил его и повесил трубку.
– Что происходит, Далтон? Мне тоже хочется во многом разобраться, – напомнила о себе Фэйф.
Далтон глубоко вдохнул, чтобы унять гнев, готовый выплеснуться наружу. Одно имя Кроуфорда, произнесенное вслух, вызвало у него дикое желание крушить все подряд. Но Фэйф заслуживала объяснений.
– Только одно условие. Все, что я расскажу тебе, – не для печати. Согласна?
Заинтригованная, Фэйф кивнула.
– Когда я служил в техасских рейнджерах, сенатор от нашего штата Ричард Кроуфорд подозревался во множестве грязных махинаций – от ввоза наркотиков через нелегально приезжающих в страну иностранцев и вплоть до убийств.
– Кроуфорд? – недоверчиво переспросила Фэйф. – Это невозможно. Я знаю его. Он бесхребетное существо. Для серьезных преступлений нужно иметь сильный характер.
– Характера у него достаточно, – сухо возразил Далтон. – Мы подозревали, что он стоит за несколькими убийствами, связанными с наркотиками, но ничего не могли доказать. Расследование вел я, и он знал это. Должно быть, я оказался ближе к его изобличению, чем сам предполагал. И он решил меня убрать.
– Уб… – Фэйф изменилась в лице – Убить тебя?
Далтон хмуро встретил ее взгляд.
– Он подложил бомбу в мой дом.
– О Господи!
Далтон отвернулся и невидящим взглядом уставился на застывшее изображение Джека на экране.
– Кроуфорд все рассчитал. Он точно знал, когда я буду дома один. Его мишенью был я.
– Что случилось?
– Он не принял во внимание утренние недомогания Эми, связанные с ее беременностью.
Фэйф зажала рот рукой, чтобы не закричать.
– К тому времени она уже должна была быть на работе, но в то утро осталась в постели. Она обожала сухое печенье, и оно было единственным подходящим для нее завтраком в тот период. Так что я поехал в булочную. Я успел выехать из ворот дома и оглянулся как раз в тот момент, когда дом взорвался.
Фэйф лежала одна в постели, перебирая в памяти рассказ Далтона. Правда ясно и отчетливо предстала перед ней.
Он рассказал ей, как сильно его жена ненавидела его работу, как настойчиво просила, чтобы он ушел из полиции, – особенно когда узнала про беременность, и каким черствым он был, не прислушиваясь к ней.
– Я больше ничего не умел, – говорил он Фэйф. – Мои дед и отец тоже были техасскими рейнджерами, желание служить в полиции было у меня в крови, или я так считал.
Далтон обвинял себя в смерти жены и своего будущего ребенка. Понимал ли он, что оставить любимую работу его заставило чувство вины, а не злость за отстранение от ведения расследования, как он сказал Фэйф? Наверное, понимал, даже если не признавал этого, так же как осознавал, что именно чувство вины заставило его провести четыре года в добровольном изгнании, занимаясь ловлей креветок в Корпус-Кристи.
Фэйф понимала, почему он обвинял себя, но все же это приводило ее в ярость. В еще большую ярость она пришла, узнав, что брат погибшей жены Далтона тоже обвиняет его в смерти своей сестры.
Теперь оставалось выяснить, была ли связь между бомбой, убившей Эми Макшейн, и взрывом в Ту Оукс. Зачем Джек Брукс приезжал сюда? Просто по делам ранчо, как он сказал ей? Было ли его решение назваться Далтоном Макшейном только жестокой шуткой? Как смерть ее отца и бомба, посланная ей, были связаны – если такая связь существовала – с Джеком Бруксом? Приведет ли эта ниточка к Кроуфорду?
Далтон внизу снова просматривал прошлые номера «Реджистер» в ожидании звонка от Брайана Маккомиса. Фэйф не давал уснуть еще один вопрос: была ли она для Далтона заменой погибшей жены, ждущей ребенка – его ребенка? Было ли напоминание о жене причиной, по которой он не лег с ней в постель впервые за эту неделю?
Она многое бы отдала, только бы это было не так.
Но, в отличие от тех случаев, когда всплеск гормонов доводил ее до слез, сейчас слез не было. Вопросы, волновавшие ее, были слишком серьезными, слишком болезненными, слишком важными, чтобы облегчить душу и немного поплакать. Фэйф начала думать о вещах не менее страшных, но отдаленных от нее временем – о гибели отца, о бомбе, взорвавшейся в офисе. Она до сих пор не могла понять, почему не нашла ни следа той сенсации, которая стоила ее отцу жизни. Фэйф наводила справки у Дэвида, но он не имел понятия, о чем она говорит. Она просмотрела все что могла. Если бы отец оставил в офисе дискеты с информацией, Фэйф непременно обнаружила бы их. Она искала везде. Везде.
Телефон зазвонил, и после первого же звонка Далтон снял трубку. Заперев свою боль в дальний уголок сердца, Фэйф встала и накинула халат. Сейчас не время предаваться чувствам. Ей нужно знать, что сообщил Брайан Маккомис Далтону.
Далтон сидел за ее письменным столом и делал записи в блокноте, прижав трубку к плечу. Он открывал рот только для проклятий, остальное время слушал и записывал. Фэйф заглянула через его плечо, но не разобралась в странной стенографии записей.
– Не важно, насколько законно его дело. За ним тоже стоит Кроуфорд. И зачем через четыре года Джеку понадобилось использовать мое имя?
Он послушал своего собеседника и сделал еще несколько записей.
– Ты можешь связаться с ФБР? Я встречался с их агентами по расследованию взрыва здесь, но они смотрят на меня свысока и не станут слушать. Они думают, что я наживаюсь на Фэйф, запугивая ее и убеждая, что ей нужен телохранитель. Пусть они… – Он замолк, приложив руку к виску, глубоко вздохнул и затем продолжил: – Пусть они сравнят бомбу, посланную Фэйф, с той, что была подложена в мой дом. Прошло много времени, но я подозреваю, что он замешан в обоих взрывах.
Все поплыло у Фэйф перед глазами. Колени подкосились, и она прислонилась к столу, чтобы не упасть.
Когда Далтон повесил трубку, он увидел Фэйф и тихо выругался.
– Ты, как мне кажется, должна быть в постели.
Он встал и усадил ее на стул.
– Я не могла уснуть. Расскажи мне все, что удалось узнать, Далтон.
Далтон на миг закрыл лицо руками, словно собираясь с мыслями. Когда он поднял голову, руки устало опустились.
– Джек управляет продовольственным складом в Остине. Там Кроуфорд проводил пресс-конференцию. Складом владеет корпорация из Сан-Антонио, которой владеет холдинговая компания в Хьюстоне, которой владеет…
– Ближе к делу, – поморщилась Фэйф, которой было все равно, кто чем владеет.
– …компания в Браунсвилле, одним из владельцев которой является не кто иной, как сенатор от штата Техас Ричард Кроуфорд.
– Но это ничего не доказывает.
– Нет, но связывает Джека с Кроуфордом.
– Лишь косвенно. Зачем Джеку иметь дело с человеком, убившим его сестру?
– Он не знал, что я подозреваю Кроуфорда. У меня не было доказательств. Дьявол, когда же мы узнаем, что именно нашел твой отец!
– Ты считаешь, что Кроуфорд, которого мой отец знал всю жизнь, имеет отношение к его смерти?
– Послушай, мне жаль, если Кроуфорд – друг…
– Я этого не говорила. Но он умеет хорошо притворяться. В конце концов, как говорил мой отец, он, независимо от характера и человеческой сущности – непревзойденный политик.
– Джек Брукс хорошо знал его?
– Думаю, так же, как любой другой. Кроуфорд вырос в нашем округе. Он даже… – Фэйф запнулась.
– Что, Фэйф?
– Он как-то приходил на рождественскую вечеринку в редакцию «Реджистер», – медленно произнесла она. – Он был изрядно навеселе. Помню, он упал, выходя из машины, и выронил свой карманный компьютер. Я никогда не видела его таким пьяным.
Далтон начал мерить шагами комнату.
– Может, твой отец случайно узнал что-нибудь губительное для Кроуфорда, и он убил его, чтобы заставить замолчать, а потом подослал Джека, чтобы выяснить, что знаешь ты? – предположил он.
Фэйф уняла подступившую к горлу дурноту и попыталась сосредоточиться. Она раскопала много сенсационных историй в Канзас-Сити для «Стар». «Отбрось все эмоции и представь, что готовишь еще один репортаж», – приказала она себе.
Ей стало немного легче. Она расправила плечи.
– Джек интересовался делами газеты. Он приходил пару раз в редакцию. Но имя Кроуфорда никог… Нет, упоминалось, – неожиданно вспомнила она.
– Каким образом? – резко спросил Далтон.
– Помню, Джек сказал, что слышал в закусочной «У пастушка», что Кроуфорд как-то был в городе. Сказал, что ему приятно узнать, что сенатор посетил наш офис.
– Что еще?
– Это все.
– Что ты ответила, когда он упомянул Кроуфорда?
Фэйф на минуту задумалась. Затем покачала головой.
– Не помню, чтобы я что-то говорила. – Она усмехнулась. – Кажется, я подумала, что с его стороны очень мило изображать такой восторг по поводу пребывания сенатора в нашей редакции.
– Поверь мне, – мрачно сказал Далтон, снова дотронувшись до шрама на щеке. – Джек может быть каким угодно, но только не милым.
– Это он оставил тебе этот шрам? – тихо спросила она.
Не желая тревожить ее лишними мрачными подробностями, Далтон засунул руки в карманы и отвернулся.
– Неважно. Нам нужно выяснить, что узнал твой отец. О какой сенсации он собирался рассказать тебе?
– Может, бомба была послана, чтобы уничтожить информацию, которую папа мог оставить, – Фэйф нахмурилась. – Нет, не имеет смысла. Зачем тогда было столько ждать? Кроме того, они не могли знать наверняка, что порочащие его сведения находятся в редакции, если только не обыскали дом.
– Сколько времени прошло со смерти твоего отца до того момента, как его нашли?
– «Просто думай об этом отстранение, как о еще одном репортаже, тогда все станет намного легче», – напомнила себе Фэйф.
– По результатам вскрытия смерть наступила между десятью часами вечера и полночью. Около полудня следующего дня Дэвид пришел проверить, дома ли он, не понимая, почему отец не появился в редакции.
– Времени было достаточно, чтобы перевернуть весь дом, – мрачно заметил Далтон.
– Если дом был обыскан, то очень осторожно. Я никогда не замечала, что какая-нибудь вещь лежит не на своем месте.
– Кроуфорд не нанимает любителей. Он пользуется услугами профессионалов уже давно.
Фэйф скорчила гримасу.
– Кем, в таком случае, был Джек? Профессиональным жиголо?
– Джек – профессиональный осел.
Фэйф опустила глаза.
– Прости, – мрачно сказал Далтон. – Понимаю, он, возможно, еще небезразличен тебе.
Фэйф испытала острое желание чем-нибудь увесистым запустить ему в голову.
– Даже не знаю, Далтон, кто из вас больший осел? Единственное, что я хочу от Джека Брукса – его группу крови и перечень наследственных болезней, если таковые имеются. Для ребенка.
Для ребенка… Далтон запрокинул голову, уставившись в потолок. Ребенка, зачатого Джеком. Мысль о Джеке, ласкающем Фэйф, обнимающем, целующем ее, была невыносима. Жестокая ирония судьбы – если бы Эми была жива, ребенок Фэйф был бы племянницей или племянником Далтона.
– У него нулевая группа крови, резус-фактор отрицательный, – сухо сказал он, не глядя на нее. – Как и у Эми. Его дед по материнской линии умер от рака толстой кишки. У отца избыточный вес и высокое давление, но ничего серьезного. По крайней мере, не было ничего серьезного в последний раз, когда я слышал о нем.
– Прекрати, – не выдержала Фэйф. Каждое сказанное им слово причиняло боль. Она не была готова слушать о семье его погибшей жены. Возможно, никогда не будет готова. – Об этом поговорим… позже. Итак, если дом был обыскан после того, как папу застрелили – и редакция тоже, – можем ли мы предположить, что они не нашли предмета поисков? Или что они нашли его раньше, а потом убили отца, чтобы заставить замолчать навсегда?
– Ни одна из версий не объясняет взрыва. Зачем им было ждать все это время? Если мы правы и твой отец действительно нашел что-то опасное для Кроуфорда, то, чтобы посылка с бомбой была оправдана, Кроуфорд должен подозревать, что ты недавно наткнулась на какую-то информацию, опасную для него. Что возвращает нас к исходной точке. Черт! К газете.
В глазах Далтона мелькнула догадка. Он кинулся к кипе газет на столе и принялся ее ворошить, пока не вытащил последний выпуск, опубликованный перед взрывом. Он нашел нужное место и начал читать вслух:
«На этой неделе я случайно обнаружила в редакции дискеты, оставленные моим отцом. В каких только местах люди не прячут свои вещи! Мой отец, например, хранил непроявленные фотопленки в морозильнике. Допустим, так делают многие. Но что вы скажете о компьютерной дискете, обнаруженной на дне коробки с рождественскими игрушками?
Как только мы закончим работу над этим выпуском, я выберу время и посмотрю, что на них записано, и, если найду что-нибудь интересное, обязательно сообщу нашим читателям»…
Далтон внимательно посмотрел на Фэйф. Она подняла руку, останавливая готовый у него вырваться вопрос.
– Забудь об этом. На дискете не было ничего интересного – только список подарков на Рождество.
– Проклятье! – Расстроенный Далтон швырнул газету на стол. Опустив голову, он взъерошил пальцами длинные волосы. – Но ты так и не сообщила читателям, что было на дискете, верно?
– Я планировала сделать это, но последние события заслонили эту тему, – ответила Фэйф, не очень понимая, что он имеет в виду.
Далтон снова поднял газету.
– Здесь должна быть какая-то связь, Фэйф. Человек с нечистой совестью мог подумать, что ты нашла совершенно другое.
– Человек, который был здесь на Рождество… – От догадки, пришедшей ей в голову, Фэйф стало трудно дышать. – Человек, уронивший карманный компьютер на тротуар… Дьявол, почему я не вспомнила об этом раньше?
– Не вспомнила чего?
– Когда компьютер Кроуфорда упал, панель отделения для батареек отскочила. Я подняла ее вместе с дискетой, выпавшей из мини-компьютера.
– Пожалуйста, сосредоточься, Фэйф. Важна каждая мелочь. И что ты с ней сделала?
– Положила на стол отца вместе с отскочившей панелью. Вслед за мной отец внес компьютер, удостоверился, что он не поврежден и работает, вставил панель и отнес обратно к машине Кроуфорда. – Она с отвращением скривила губы. – Он был слишком пьян, чтобы понимать, что происходит.
– А что произошло с дискетой?
Фэйф нахмурилась.
– Не знаю. Думаю, папа вставил ее туда, откуда она выпала.
– Вот оно! Это должна быть та самая ниточка, которая приведет нас к разгадке.
– Так где же она, черт возьми? – чуть не закричала Фэйф. – Мы прочесали весь дом и не заглядывали разве что под кухонную раковину.
– Ты, может быть, нет, но я заглядывал туда в день твоего возвращения из больницы, когда искал бомбу.
– Да это и неважно. Кто прячет дискету под кухонной раковиной? Кроме того, папа не любил бывать на кухне, предпочитая есть в гостиной. Он провел на кухне целый день лишь однажды, устраняя течь в трубе. Когда он закончи… – Фэйф прижала пальцы к внезапно задрожавшим губам. Ее всю трясло, как в лихорадке. – Закончив, он сказал, что… – Внезапно побледнев, она изменилась в лице. – Он попросил написать на его надгробии, что его частица похоронена под кухонной раковиной. Мы еще шутили над его словами. Далтон, мог он знать, в какой опасности находится? Мог он таким образом предупре…
Далтон не дослушал ее и бросился на кухню.
Она нашла его возле раковины, разгребающего коробки и бутылки с моющими средствами.
– Ты говорил, что уже смотрел там.
– Я искал бомбу, – ответил он, ощупывая каждый сантиметр трубы. – Бомба занимает больше места, чем…
– Что там?
– …чем пластиковый пакетик, заклеенный изолентой.
Дискета содержала загадочные на взгляд непосвященного человека списки дат, каких-то сумм со множеством нулей – а также множество имен и названия местностей.
– Что это означает? – Фэйф заглянула за плечо Далтона, сидевшего за ее компьютером.
– Это может означать все что угодно, но я думаю, компьютерам техасских рейнджеров придется поработать.
Еще один файл был добавлен отцом Фэйф, где он объяснял, что начал подозревать Кроуфорда в незаконных действиях после случайно услышанного разговора во время поездки в Амарилло перед Рождеством. Объяснял, как подменил дискеты на рождественской вечеринке в редакции «Реджистер», дав сенатору чистую, и спрятал ту, что выпала из его компьютера. Он бы сразу скопировал ее, но в кабинете было слишком много людей. Джо Хиллман намеревался сразу идти в полицию, но вместо этого решил выждать.
В январе власти Техаса должны были принять законопроект, который принес бы большую выгоду экономике штата. Отец Фэйф долго боролся с совестью, но в конце концов рассудил, что сенатор никуда не денется, а без его голоса, бывшего решающим, закон бы не приняли. Поэтому он решил повременить с передачей ценной улики правосудию.
Когда Далтон позвонил Брайану Маккомису, было уже три часа ночи.
– Ты должен знать, – сказал он, – что одна из дат в списке, которым вы сейчас занимаетесь, – дата взрыва в моем доме.
– Я выезжаю, – ответил Брайан. – Позвони Чарли и расскажи обо всем, что обнаружил. Я буду на месте через три часа.
– Значит, это могут быть даты преступлений? – спросила Фэйф, когда Далтон повесил трубку, и махнула в сторону монитора.
Далтон устало пожал плечами.
– Почему бы и нет? Даты, имена, суммы. Таким образом он вел учет своих должников, отслеживал, кто из его наемников хорошо выполняет поручения, а кто не справляется. Возможно, для Кроуфорда это был не больше чем деловой календарь.
– Но… почему он носил его в карманном компьютере? Зачем взял из машины на вечеринке?
– Преступники, даже самые опытные, иногда совершают ошибки. Кроуфорд напился и потерял бдительность. Как те подростки во Флориде, которые записали на видео совершаемые ими акты вандализма и оставили кассету в школе. Или грабитель банка, воспользовавшийся собственной машиной и водительскими правами и взявший в заложника кассира прямо перед видеокамерами, детально зафиксировавшими состав преступления. Преступники часто считают себя умнее всех и верят в свою безнаказанность.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Посланник судьбы - Хадсон Дженис

Разделы:
1234567891011121314

Ваши комментарии
к роману Посланник судьбы - Хадсон Дженис



не плохо,но меня не захватило
Посланник судьбы - Хадсон ДженисМарго
13.07.2012, 23.09





Отличный роман.Приятно было читать, что и в положении женщина привлекательна и вызывает желание.С удовольствием заменила уборку чтением этого чудесного романа
Посланник судьбы - Хадсон ДженисЛеля
29.04.2013, 17.00





Советую почитать. Нет соплей, нет порнухи.
Посланник судьбы - Хадсон Дженисиришка
31.07.2013, 8.05





Необычно)))
Посланник судьбы - Хадсон ДженисЛюсьена
5.10.2013, 22.57





интересный
Посланник судьбы - Хадсон ДженисНатали
14.04.2014, 20.53





Любовно детективный роман, ничего особенного. Один раз прочесть и то не на ночь.
Посланник судьбы - Хадсон ДженисЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
23.11.2014, 20.00








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100