Читать онлайн Крутой техасец, автора - Хадсон Дженис, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Крутой техасец - Хадсон Дженис бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.64 (Голосов: 45)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Крутой техасец - Хадсон Дженис - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Крутой техасец - Хадсон Дженис - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Хадсон Дженис

Крутой техасец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

На самом деле Кейт не собиралась спать. Она просто хотела прийти в себя и передохнуть после того эмоционального напряжения, которое испытала днем. Поэтому она страшно удивилась, когда обнаружила, что спала, и спала долго. На улице уже сгустились сумерки. Она ощущала голод и поэтому пошла узнать насчет еды. Нид сидел в пустом баре и смотрел какую-то спортивную программу по телевизору, который стоял в конце стойки бара.
Он поприветствовал ее с обычной долей дружественности – никаких намеков, никаких двусмысленных взглядов. Никто из них не вспоминал о том, что произошло в сарае. Может быть, они смогут забыть об этом и вернуться к чисто дружеским отношениям.
Подойдя к холодильнику, она стала изучать его содержимое. Ограниченный выбор возможностей смущал.
– Хочешь, сделаю гамбургер? – спросила она.
– По правде говоря, мне больше подошел бы сочный кусок мяса, вареный картофель со сливками и салат.
– Мне тоже. Но у нас нет жареного мяса и нет возможности сварить картофель. А салат придется готовить из кусочков айсберга, в который превратились листики салата и помидоры, из соленых огурчиков и лука.
– Хочешь, мы сходим в кафе в городе, а потом в кино?
– Можно.
В понедельник вечером она увидела Нида только после семи. Целый день с самого утра его не было. Она скучала по нему целый день, как ненормальная. Накануне они здорово провели вечер. Еда в ресторанчике, который они посетили в небольшом городке поблизости, ей очень понравилась, и разговор получился очень приятным и не затрагивал опасной темы. Кино, которое они посмотрели, оказалось потрясающей комедией. Они оба смеялись до слез. И он совсем не прикасался к ней. Разве что случайно.
Неожиданно подойдя к ней сзади в то время, как она смешивала коктейль, он обхватил ее за пояс и положил голову ей на плечо. От него пахло мылом.
– Почему бы тебе не отдохнуть. Я поработаю немного сам, – сказал он. – Ида принесла отличного домашнего овощного супа. Можешь погреть для себя в микроволновой печи.
– Какой печи?
Он усмехнулся.
– Которую я купил сегодня.
Она посмотрела на него с подозрением.
– Почему ты купил микроволновую печь?
Пожав плечами, он сказал.
– Я подумал, что это очень необходимая вещь. Всегда потом очень понадобится дома. И еще, если хочешь, иди посмотри, что там в пакете у тебя на кровати.
– Что?
– Не скажу.
Подгоняемая скорее любопытством, чем голодом, она устремилась в свою комнату. Внутри пакета она обнаружила большую соломенную шляпу и пару ковбойских ботинок. Она улыбнулась. По-видимому, это у Нида было эквивалентом букета роз и шоколада.
Она не могла побороть желание тотчас же примерить их. И шляпа, и ботинки оказались в самый раз. А что, она совсем неплохо выглядела в качестве девочки-ковбоя. Она улыбнулась своему отражению в зеркале.
Положив шляпу в сторону и снова переобувшись, она поискала суп, вылила его в тарелку и пошла с нею в бар.
За стойкой Нид наливал вино одному из завсегдатаев, но, заметив Кейт, остановился, глядя на нее с ожиданием. Она села рядом с ним на сиденье у стойки, улыбнулась и нарисовала в воздухе «о'кей», а он подмигнул в ответ.
Старый Хэнк Бейли подобрался к бару, оседлал сиденье рядом с ней и заказал пиво. Когда Нид подал его, Хэнк сказал:
– Сегодня утром слышал, ты записался на шерифы.
Кейт чуть не перевернула тарелку. ШЕРИФ? О… МОЙ БОГ!
– Да.
Она уронила ложку и почувствовала, как внутри ее разливается желчь. Боже мой, и она еще думала, как избежать осложнений. А может, она не поняла темы разговора?
– Самое время, чтоб шерифом стал кто-нибудь стоящий, – сказал Хэнк. Неприятно говорить про это, но шериф Шуллер был хреновым полицейским. А этот Дуайт Хоббс нисколько не лучше. Какого черта его потянуло претендовать?
Нид ухмыльнулся.
– Мне казалось, что Дуайт – твой племянник.
– Племянник. Сын моей сестры. Но он весь пошел в Хоббсов. А все они – набитые дураки. И все в округе об этом знают. – Хэнк махнул рукой. – Мой голос у тебя. Ты пройдешь на ура.
– Я ценю это, Хэнк.
Кейт почувствовала, как на нижней губе у нее выступила испарина. Во что же она опять влезла? Да нет, во что она втянула Нида? Какие неприятности свалятся на него из-за нее? Хорошо еще, что она умудрилась не разболтать ему все о себе. И все же ну почему из всех людей она умудрилась влюбиться именно в человека, который собирается стать шерифом? ВЛЮБИТЬСЯ? О Боже!
– Кейт? Что случилось? – спросил Нид. – Ты бледная, как призрак.
– Извини. – Она вскочила и бросилась в свою комнату.
Она закрыла дверь и прислонилась к ней, заставляя себя медленнее дышать, чтобы не так кружилась голова из-за переизбытка кислорода в легких.
С обратной стороны двери раздался стук.
– Кейт?
Это был голос Нида.
– С тобой все в порядке?
– Я чувствую себя прекрасно, – попробовала сказать она, но голос сбился на визг. Она откашлялась и попробовала снова. – Я чувствую себя прекрасно, я приду через минуту и сменю тебя.
– Да к черту с заменами, я хочу знать, все ли в порядке. Ты заболела?
– Нет, я, э-э, просто вышла попудрить нос.
Она заставила себя говорить весело.
– Мигом вернусь.
– Как насчет супа?
– Кажется, я не голодна. Я его подогрею позже.
Она услышала его удаляющиеся шаги, сползла по двери на пол и закрыла лицо руками. О Боже, что же будет дальше?
Рано утром во вторник, еще до рассвета, Нид выехал на своем грузовике и взял курс на Сан-Антонио. Он намеревался задать пару вопросов доктору Дональду Веберу. И если ответы ему не понравятся, то он вполне всерьез вознамерился избить негодяя до полусмерти. Посмотрим, как это ему понравится. Каждый раз, когда Нид вспоминал о порезах и синяках, которые он видел у Кейт, он разъярялся больше, чем раненый бык.
Хершел достал ему это имя и адрес. Нид полазил в телефонном справочнике и нашел телефон его офиса. Он даже позвонил своей сестре, чтобы спросить, что она знает об этом негодяе. Сара ничего не слыхала о нем, но быстро навела справки у дерматологов. Все, что она выяснила, сводилось к тому, что это был хороший врач с репутацией Ромео, что он недавно развелся и неплохо играл в гольф. Услышав об этом, Нид пожалел, что не поломал все клюшки в машине.
Когда он подъехал к квартирному комплексу «Седарклифф», он припарковал машину, вылез из нее и направился к квартире доктора. Он позвонил в дверь, а затем стал громко колотить в нее. Он подождал, затем снова позвонил и снова стал громко колотить. Никакого ответа. Дьявольщина. Он посмотрел на часы. Было еще слишком рано, чтобы доктор мог уйти на работу. Он и надеялся застать этого ублюдка до работы. Куда же он делся? Позвонив и поколотив в дверь еще пару раз, Нид был вынужден признать, что он его упустил. Проклиная все на свете, он двинулся к своему пикапу, завел его и рванул с места, решив изменить свою тактику. Он подъехал к ближайшему автомату и стал звонить в офис Вебера.
Ему ответил женский голос.
– Мне нужно найти доктора Вебера, – сказал Нид.
– Сожалею, но его сейчас нет. Дайте, пожалуйста, ваш телефон, и вам перезвонит кто-нибудь из офиса доктора Маркхэма.
– Нет, не дам. Я хочу поговорить с доктором Вебером.
– Доктор Вебер в отпуске, но его заменяет доктор Маркхэм. Если вы дадите мне ваш номер, то из офиса Маркхэма с вами свяжутся.
– Послушайте, я совсем не хочу говорить с доктором Маркхэмом, – почти зарычал в трубку Нид. – Я хочу поговорить с доктором Вебером. Когда он вернется?
– Не знаю. Это справочная служба доктора. Но если у вас что-нибудь срочное, то доктор Маркхэм…
– Леди, послушайте меня, я не хочу говорить с доктором Маркхэмом. Мне нужно найти доктора Вебера.
– Доктор Вебер в отпуске, сэр.
– И вы не знаете, когда он вернется?
– Нет, сэр.
– Так кто же, черт возьми, знает это? – заорал он.
Она повесила трубку.
Произнося самые ужасные проклятия, Нид бросил трубку на рычаг. Какая-то женщина, выходящая из магазина с чашкой кофе и сладкой булочкой, странно посмотрела на него и попятилась назад. Он отошел на один квартал и снова попробовал позвонить. Ему ответил тот же голос.
– Мисс, сожалею, что я накричал, но мне страшно важно поговорить с доктором Вебером. Может ли мне кто-нибудь сказать, когда он вернется?
– В офисе доктора Маркхэма должны знать. Если вы дадите номер своего телефона, я попрошу, чтобы вам перезвонили.
– Леди, я звоню из телефона-автомата. Дайте мне номер офиса Маркхэма, и я сам позвоню им туда.
Она сказала номер, и он повесил трубку. Повторяя этот номер в уме, чтобы не забыть его, он пошарил в карманах, нашел нужную монету и принялся снова звонить.
Ему ответила та же женщина.
У Нида появилось желание треснуть кулаком по стене.
– Леди, как мне поговорить с кем-нибудь в офисе доктора Маркхэма.
– В офисе доктора Маркхэма еще никого нет. Но если вы оставите мне номер вашего телефона, они вам перезвонят.
– Во сколько они начинают работать?
– В девять часов, сэр.
На этот раз ОН повесил трубку. Он посмотрел на часы. Какой смысл болтаться в Сан-Антонио, только чтобы позвонить, когда он сможет сделать это и со своего ранчо. Ворча про себя о бесполезно потраченном времени, он позвонил своей сестре и попросил ее еще об одном одолжении. Затем вошел в кафе и выпил чашку кофе.
Прижимая руку к своему животу, другой рукой Кейт налила себе молока. В течение ночи она съела все желудочные таблетки, которые у нее были. Теперь ей ничего не оставалось, как попробовать выписать где-то рецепт на лекарство. Но как это сделать незаметно?
Она вспомнила о Карли, молодой медсестре, с которой она познакомилась прошлым вечером. Нашла номер местного врача-гинеколога, у которого та работала, и позвонила.
– Офис доктора Чейза.
– Карли, это Кейт Миллер, бармен из «Козыря». Мы недавно познакомились.
– О, привет, Кейт. Чем могу помочь?
– У меня кончился пепсид. Мне нужно купить еще, но я здесь не знаю ни одного врача. Может быть, ты порекомендуешь мне кого-нибудь.
– О, конечно. Но если это все, что тебе надо, то ты можешь купить их прямо здесь. Я сообщу об этом доктору Симону и завезу их тебе по пути домой. О'кей?
– Это было бы замечательно. Спасибо.
– Эй, подожди. Я слышала новость, что Нид выдвинул свою кандидатуру на шерифа. Потрясающе, правда?
– Да, просто… потрясающе.
Повесив трубку, Кейт еще долго сжимала ее в руке. Она знала, что Брайен Силва, контактирующий с ней офицер ФБР, все еще должен быть в больнице. Но она решила позвонить по его рабочему телефону. Может быть, удастся что-нибудь узнать.
Однако несмотря на ее отчаянные попытки узнать что-нибудь о здоровье Брайена, человек, ответивший на ее звонок, казалось, был более заинтересован в том, чтобы узнать ее имя и где она находится. И совсем не сообщил ей то, что она хотела узнать. Однажды какой-то неизвестный ей тупой служащий уже подвел ее, поэтому сейчас она была очень осторожна, чтобы еще раз не совершить ту же ошибку, и поэтому отказалась продолжать разговор.
Она попробовала позвонить по телефону доктора Вебера, но его справочная служба проинформировала, что доктор Вебер уехал из города и что доктор Маркхэм занимается его больными. Странно. Было ли это попыткой скрыть происшествие или же доктор Вебер намеревался и вправду уйти в отпуск накануне убийства? Если это было так, то о нем не хватятся еще долго.
Ее совесть снова начала терзать ее. Но что она могла поделать? Она была жива, а доктор Вебер был мертв. То, что она оттягивает свидетельские показания, уже никак не поможет ни ему, ни его любовнице. Они не станут более мертвыми, а вот Кейт это грозило. С другой стороны, она и через несколько недель сможет провести опознание убийцы точно так же, как и сейчас. Нет, ей НУЖНО подождать. Брайен Силва много раз повторял ей, что она ОБЯЗАНА избегать всего, что может привлечь к ней внимание общественности и тем более средств массовой информации. Если только тот главарь банды, против которого она свидетельствовала, получит разрешение на пересмотр дела, его подручные начнут буквально рыть землю, чтобы найти ее. Ведь только ее показания явились основой обвинения, из-за чего он оказался в тюрьме.
Если ей придется выступать на суде снова, то ей опять придется изменить свою внешность, поменять имя и фамилию и снова переехать на новое место. Даже хрупкие фантазии о том, чтобы зажить нормальной жизнью или иметь отношения с Нидом, были несбыточными. Подойдя к одному из столов в салоне бара, Кейт тяжело опустилась на стул и обхватила голову руками. Она выпутается из этого каким-нибудь образом, ей ведь уже удалось это сделать несколько раз. Но когда все это начнется? Ее преследовало предчувствие, что перед тем, как все разрешится, будет еще хуже.
Во время обеденного перерыва Кейт старалась смотреть куда угодно, но только не на Нида. И несмотря на все ее старания, ее взгляд как бы автоматически все время возвращался на него. Прошла уже почти неделя с того времени, когда они были в баре, но без каких-либо усилий с ее стороны ей снова и снова вспомнились те ощущения от его губ, когда он прикоснулся к ее губам, и от его рук, которые ласкали ее тело. Вспомнилось ощущение его усов, касающихся кожи ее лица. Воспоминания преследовали ее днем и ночью. Ей страшно хотелось прижать его к себе, но верный своему слову, он старался сохранять расстояние между ними.
– Симпатичный чертяка, не так ли?
Кейт подняла голову и обнаружила, что перед ней стоит Стелла Делани и, улыбаясь, смотрит на нее. Стелла, которая была владелицей магазина «Стеллар Фэшнз» и замужем за окружным судьей, стала руководителем предвыборной кампании Нида. Привлекательная блондинка с дружелюбным взглядом. Сейчас она часто заскакивала в «Козырь», чтобы обсудить предвыборную кампанию с Нидом и его ближайшими сторонниками.
– Кто? – спросила Кейт, делая вид, что не понимает.
Стелла засмеялась и села рядом с ней.
– Нид Чишолм, наш будущий шериф, вот кто. Большинство женщин нашей округи он шестнадцати и старше были бы счастливы видеть его ботинки у себя под кроватью. – Она подмигнула. – Но сдается мне, что вы единственная леди, которая привлекает его внимание.
– Мы просто друзья.
– Гм.
То, как Стелла сказала это, и выражение ее лица ясно показывали, что она не верит Кейт ни на йоту.
– Я думаю, что вы планируете посетить наш званый обед на природе завтра днем. Все, с кем я поговорила, придут. Я надеюсь получить с помощью этого мероприятия кучу денег на кампанию.
– Скорее всего, нет, – сказала Кейт. – Я ведь и голосовать здесь не могу.
– Но вам НАДО прийти. Все умирают от желания посмотреть на вас.
Вошел Нид. Стелла сразу же обратилась к нему.
– Нид, скажи Кейт, что ей обязательно надо быть на барбекю. И не важно, что она не будет участвовать в выборах.
Он усмехнулся.
– Кейт, тебе обязательно надо быть на барбекю, и не важно, что ты не будешь участвовать в выборах. Однако ж, черт побери, я, кажется, и сам забыл зарегистрироваться в списках избирателей.
Стелла захохотала.
– Ты в списках, я проверяла.
Она повернулась к Кейт.
– Ну скажите, что вы придете. Пожалуйста.
В воскресенье днем Нид и Кейт направились в грузовике Нида на праздник, посвященный предвыборной кампании. На обоих были джинсы, ботинки и шляпы.
– Ты уверен, что я хорошо одета? – нервно спросила Кейт.
– Абсолютно. Здесь почти все мероприятия проходят неофициально.
Он посмотрел на нее и подмигнул.
– Мы не очень любим одевать смокинги и блестки на пикники-барбекю.
Отъехав примерно десять миль от «Козыря», Нид свернул с дороги и проехал под огромной аркой, установленной в опрятном белом заграждении. Большие металлические буквы на арке гласили: «РАНЧО Чишолма».
– Скажи, эти хозяева – твои родственники? – спросила Кейт.
– Да.
Она стала ждать его разъяснений, но он молчал, и тогда она продолжила:
– Близкие родственники?
Прежде, чем он успел ответить, они оказались перед роскошным двухэтажным белым домом с великолепно подстриженной ухоженной полянкой перед ним.
– Ранчо принадлежит моему отцу.
Ее поразили не только роскошество дома и окружавшего его парка, но и горечь, прозвучавшая в словах Нида.
– Я даже не подозревала, что твой отец живет рядом.
– А он не живет рядом. Его нога не ступает здесь по году, а то и по два.
– И где он находится все оставшееся время?
– В Вашингтоне. А домом и ранчо занимается управляющий. Ранчо ему нужно в основном для престижа.
Нид подкатил на грузовике к тому месту, где группа школьников припарковывала машины, и оставил свой пикап Билли Бобу. Выйдя из машины, Кейт осмотрелась. Декоративная белая изгородь, уходящая в обе стороны так далеко, что не было видно ее конца, огораживала ранчо со стороны дороги. Сквозь нее под аркой к дому был проложен длинный подъездной путь. С одной стороны вдали паслись несколько лошадей.
– Если твой отец не интересуется домом, почему бы тебе…
– Почему бы мне не жить здесь и управлять ранчо, вместо того, чтобы пытаться наскрести себе на жизнь в моем маленьком кабаке, который раз в десять меньше, чем этот дом? Ответ прост. Каким бы красивым это место ни было, оно идет в единой упаковке с рядом условий. А мой отец и я имеем разные взгляды абсолютно на все.
Неожиданно ей в голову пришла странная мысль. Чишолм. Вашингтон.
– Нид, а кем работает твой отец?
Нид ответил, понизив голос и придав этим ему официальный тон:
– Достопочтенный Джозеф X. Чишолм, конгрессмен от Техаса, председатель постоянной наблюдательной комиссии конгресса, непоколебимый противник организованной преступности, известный под именем «Старый Добрый Джо».
О Боже! Даже Кейт, которая была практически полностью аполитична, знала о Джо Чишолме, влиятельном красноречивом конгрессмене. Она никогда не ассоциировала его с Нидом. Очень часто конгрессмен привлекал к себе внимание репортеров своими резкими выступлениями. Он всегда выглядел очень презентабельно на всех фотографиях.
У нее подпрыгнуло сердце. Ей только не доставало, чтобы ее сфотографировали здесь, а затем поместили эти фотографии во всех газетах страны.
– А будет твой отец сегодня? – спросила она, чувствуя, как у нее подгибаются колени.
– Нет, он не сможет присутствовать в связи с неотложными делами о судьбах отечества. Конечно, если бы я включился в кампанию за место в сенате, он бы радостно появился в самых первых рядах. Но так как я не собираюсь следовать его карьере, то он не заинтересован.
Его комментарии вызвали у Кейт смешанные чувства. С одной стороны, она была рада, что ей не придется все оставшееся время прятаться от фото– и кинокамер. С другой стороны, ей стало грустно от того, что конгрессмен так безразличен к своему сыну. Из того, что сказал ей Нид, ей стало ясно, что отношения между сыном и отцом всегда были напряженными. Она дотронулась до его руки.
– Нид, мне очень жаль.
– Абсолютно не о чем жалеть. Я даже не знал, что барбекю будет здесь. До недавнего времени. А когда узнал, то Стелла и моя сестра все уже приготовили. Думаю, что Сара уговорила моего отца оплатить весь праздник. Что касается меня, я бы предпочел выбрать какой-нибудь зал в городе. Пошли, давай посмотрим, что там происходит.
Прибывали все новые гости. Все шли к лужайке перед зданием мимо небольшого плавательного бассейна, края которого были выложены красивым камнем и с одной стороны которого низвергался маленький водопад. По всей лужайке разносился запах жареного мяса, везде слышался смех. Наверху плоского трейлера разместился оркестр, который наигрывал мелодии Запада. Справа у небольшой рощицы деревьев был натянут большой тент с красно-белыми полосами.
– А вот идет наш будущий шериф, – завопил кто-то.
Люди начали хлопать в ладоши и свистеть.
Нид широко улыбнулся, поднял свою шляпу и стал приветливо махать ею. Было видно, что он очень хорошо чувствовал себя перед большой аудиторией. По-видимому, этот навык он приобрел при выступлениях на родео. Нид замечательно держался на людях. И было ясно, что он все-таки перенял кое-что от своего отца в умении обходиться с избирателями. Все это пронеслось в голове у Кейт, когда она смотрела, как он включился в работу с окружавшей его толпой. Одновременно она отметила про себя, что в его поведении не было и намека на фальшь. Он был совершенно искренним, когда пожимал руки, разговаривал с людьми, шутил с ними. При этом он ни на мгновение не опустил своей руки, которой слегка касался ее спины. Разговаривая с другими, он постоянно представлял ее своим друзьям. Постепенно они подошли к натянутому тенту, около которого стояла очень привлекательная женщина в шляпе и джинсах. Она улыбнулась и протянула к нему обе руки. Кейт почувствовала укол ревности, но вскоре она поняла, что эта красивая женщина с потрясающими голубыми глазами, – сестра Нида.
– Привет, сестричка, – сказал Нид.
Брат и сестра обняли друг друга, затем Нид обернулся к Кейт и, взяв ее за руку, подвел к сестре.
– Кейт, это моя сестра Сара, лучший офтальмолог штата.
Сара засмеялась и протянула руку.
– Страшно рада познакомиться с тобой, Кейт.
Откуда-то появилась Стелла, схватила Нида за руку и увлекла его в толпу потенциальных сторонников, оставив Кейт и Сару одних.
– Не знаю, как ты, – сказала Сара, – но я просто умираю от голода. Пойдем положим что-нибудь в тарелки, пока все не съели.
Но в тот момент, когда они подошли к столам, уставленным блюдами с едой, оркестр перестал играть, несколько раз взвизгнул микрофон и многократно усиленный аппаратурой голос Стеллы Делани произнес:
– Друзья, прошу немного внимания. Внимание, прошу вас.
Смех и разговоры затихли. Все стали смотреть на Стеллу, которая сейчас стояла на трейлере, разукрашенном красными, белыми и голубыми гирляндами.
Стелла подняла свою руку, на которой сверкали золотые браслеты:
– Друзья, мы все страшно счастливы, что собрались здесь в честь одного из наших любимых героев. Все вы знаете его и знаете, какой он чудесный и честный человек. Но я хочу сказать о нем еще одну вещь, он – будущий шериф нашего округа. Это – Нид Чишолм.
Среди бури выкриков, аплодисментов, свиста Нид взобрался по ступенькам на трейлер и подошел к микрофону. Широко улыбаясь, он дотронулся до своей шляпы и поклонился несколько раз собравшимся, которые продолжали бурно вопить и хлопать в ладоши. Затем, приведя свою шляпу в должное положение, он поднял руки, прося тишины.
– Я хочу поблагодарить всех моих друзей и соседей за то, что вы пришли сегодня ко мне. Честно говоря, по секрету могу сообщить, что я бы, возможно, не стал претендовать на место шерифа, если бы мой бык не сдох, но он сдох, и я здесь. Стелла, ты вместе с Эдом, надеюсь, не подмешали ему что-нибудь, чтобы я согласился на выборы.
Смех.
– Большинство из вас знают меня всю мою жизнь. Поэтому мне нечего сказать вам кроме того, что я буду очень благодарен, если вы проголосуете за меня. Я знаю кое-что о законе, причем с обеих сторон. Во-первых, у меня где-то пылится университетский диплом юриста, а, во-вторых, помнится, кое-кто из присутствующих вместе со мной, – он улыбнулся и указал рукой на несколько человек, примерно своего возраста, – провели несколько часов в окружном участке в ту ночь, когда мы окончили школу.
Снова смех и выкрики из толпы.
Выражение лица Нида вдруг стало серьезным.
– Я обещаю вам, что если буду избран, я буду справедливым, честным шерифом и стану работать не жалея сил так, как только позволят мне мои способности. И все знают, что я – человек слова. Я знаю, что многие люди думают, а сможет ли одноглазый шериф хорошо делать свою работу, – вдруг добавил он притихшей толпе. – Но если Русто Когбурн мог, так и я смогу.
type="note" l:href="#n_1">[1]
– Его лицо расплылось в улыбке. – А теперь пойдемте есть и отдохнем, но прошу, оставьте мне кусочек ананасового пирога, который испекла Ида Галловей.
Толпа разразилась бурными овациями. Нида, спрыгнувшего с трейлера, окружили его друзья и сторонники, похлопывающие его по плечу и пожимающие ему руку.
Сара засмеялась и, покачав головой, повернулась к Кейт.
– Он же прирожденный политик. Просто позор, что папа не увлек его на эту стезю.
– Мне показалось, что они не ладят.
– Как кошка с собакой. Давай положим себе еды и найдем тихое местечко поговорить.
Нагрузив на свои тарелки мясо, поджаренное в виде барбекю, и цыплят, овощной салат, бобы и капусту, обе женщины выскользнули из праздничной толпы и, обойдя дом, уселись на ступеньках запасного выхода.
Сара с аппетитом принялась за еду.
– В этой еде двухнедельная порция холестерина. Но какая она вкусная.
Кейт засмеялась, соглашаясь с ней, и принялась за еду с не меньшим аппетитом. Продолжая есть, они болтали о разных вещах, и Кейт обнаружила, что Сара ей очень понравилась. Она была не только очень умной и внешне привлекательной женщиной, но в то же время такой же открытой и дружелюбной, как ее брат.
– Вы выросли здесь, не так ли? – спросила Кейт.
– Да, мне было почти два года, и у мамы должен был родиться Нид, когда папа построил этот дом для мамы. Мне кажется, что этот дом ей никогда не нравился. Ей было одиноко в нем. Папа был избран тогда в законодатели штата, и он проводил больше времени в Остине, чем здесь. Мне кажется, мама просто завяла от тоски и одиночества и поэтому умерла. А воспитала нас Ида Галловей.
– А, вот почему Нид с ней так дружен.
– Да, мы оба обожаем ее. Она была нашей экономкой, пока Нид не поступил в университет. Тогда она ушла на пенсию.
– Сколько тебе было лет, когда умерла мама?
– Мне было восемь, а Ниду шесть.
– Разве вы не жили в Вашингтоне со своим отцом, когда он стал конгрессменом?
– Ты шутишь? Папа просто не знал бы, что с нами делать. Иметь двоих детей, а затем двух подростков постоянно с собой. Да это испортило бы ему всю жизнь. Нет, мы все время жили здесь. Чтобы иметь «чувство стабильности, сообщества и преемственности».
Она засмеялась. В ее словах было меньше горечи, чем у Нида, но все-таки она чувствовалась.
– Он всегда брал нас во время избирательных кампаний. Мы появлялись вместе с ним на людях в качестве его избирательной свиты. Так что каждые два года на несколько месяцев он становился очень любящим отцом.
– Странно, что он не приехал, – сказала Кейт, – но кажется, что Нид этому просто рад.
У Сары на лице появилось озабоченное выражение.
– Я пыталась отговорить его, но боюсь, что ему все-таки придет в голову появиться здесь.
– А разве Нид не будет благодарен за его поддержку? В конце концов он избирался от штата в конгресс в течение многих лет. Люди должны уважать его.
– Ты должна понять, что папа богат и влиятелен. Никто здесь всерьез не мог противостоять ему на выборах. Но хотя он и душка, его популярность здорово упала за последние годы. Папой люди восхищаются, а Нида любят. Если папа появится, то совсем не для того, чтобы поддержать Нида, а скорее для того, чтобы лишний раз показаться на людях для прессы. И заодно посетить избирателей своего штата.
– Понятно, – сказала Кейт грустно.
Хотя Кейт никогда раньше не встречалась с Джо Чишолмом, она уже испытывала к нему неприязнь.
Сара встала.
– Пойдем за десертом.
Они прошли почти половину пути до навеса, когда вдруг послышалось жужжание винтов вертолета. Они прикрыли свои глаза и стали всматриваться в небо.
– Это он, застонала Сара. – Легок на помине.
Конгрессмен Джо Чишолм врезался в это праздничное собрание, как метеор, хвост которого состоял из свиты помощников, нескольких журналистов и одного репортера с камерой. Он источал мощь и харизму. Внешне он был очень похож на Нида. Такой же симпатичный, с такой же ослепительной улыбкой, но только с седой копной волос. Но хотя отец и сын и были похожи друг на друга, их характеры значительно различались. Эта мысль пришла в голову Кейт, когда она наблюдала за тем, как конгрессмен пожимал руки и перешучивался с людьми. Его улыбка ни разу не достигла глаз.
Нид стоял рядом с Кейт, обняв ее за талию, и смотрел, как его отец шел через толпу в его направлении. Хотя со стороны могло показаться, что Нид полностью расслаблен, Кейт чувствовала напряжение в его руке.
– Как поживает моя девочка? – заревел Джо, заключая Сару в мощные объятия. Широко улыбаясь, он сгреб руку Нида и стал энергично ее трясти.
– Поздравление, Хосс. Отличная у тебя компания здесь. Тебя обязательно изберут. Ты здорово придумал участвовать в этих выборах. Когда придет время выборов законодательных органов штата, у тебя окажется отличная опора.
– Черт возьми, папа, я не собираюсь участвовать…
– А кто эта симпатичная девушка, которую ты так обхватил, словно она собирается убежать?
Джо направил на Кейт сладострастный взгляд.
– Кейт Миллер. Кейт, это мой отец, конгрессмен Джозеф Чишолм.
– Зовите меня просто Джо, милая девушка.
Он схватил двумя руками ее руку и долго не выпускал ее.
– Да, милая девушка, вы прекрасны, как картинка.
Он внимательно разглядывал ее.
– Мы не встречались раньше?
– Нет, сэр.
Все еще держа ее руку в своей, он сказал:
– Я никогда не забываю лиц, особенно хорошеньких девушек. Вы уверены, что мы никогда не встречались?
– Да.
Он нахмурился.
– А вы не родственница Миллеров из Бирна.
– Нет, сэр. Я из Калифорнии.
Она осторожно высвободила руку.
– Замечательное место Калифорния. Но мы рады, что вы у нас в Техасе.
Джо захохотал и бросил через плечо своим сопровождающим.
– Сид, приведи сюда парня с камерой. Я хочу сняться вместе с будущим шерифом. И еще надо, чтобы в кадр попали эти хорошенькие девушки.
Кейт пришла в ужас от этого предложения Джо Чишолма и попыталась улизнуть, пока вокруг сенатора развернулись приготовления к съемкам.
Удрав от Джо Чишолма, фотообъективов и толпы, Кейт тихо побрела к опустевшему бассейну. Встав на краю воды, она пыталась взять себя в руки и для этого сконцентрировала внимание на том, как она дышит. Надо постараться дышать медленно и глубоко.
Неужели конгрессмен узнал ее? Неужели?
Нет, нет. Не может быть. У нее так изменилась внешность. Она совсем не похожа на ту женщину, которая давала показания на сенсационном процессе три года назад и чьи фотографии появились во всех главных газетах востока страны.
Но если Джо Чишолм, как сказал Нид, особо интересовался организованной преступностью, то он, должно быть, следил за процессом и внимательно разглядывал ее фотографию. Может быть, конгрессмен все-таки узнал ее. А если узнал он, то могут узнать и другие.
«Нет, не может быть», – говорила она себе. Ей все это просто кажется. Ненужные фантазии. Кто сможет сейчас связать между собой Кейт Миллер и свидетельницу из Нью-Джерси? Но чем больше Кейт пыталась убедить себя в безопасности своего положения, тем меньше она верила в это и тем больше нервничала. Знакомое чувство страха стало подкрадываться к сердцу, появился холод в затылке, и внутренний голос приказал ей: «Беги!»
Сильная рука опустилась ей на плечо, и низкий мужской голос сказал: «Попалась».
Рефлективно, еще не осознавая, что она делает, Кейт схватила двумя руками чье-то запястье, резко перенесла вес тела на другую ногу и, рванувшись, перебросила нападавшего через себя в бассейн.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Крутой техасец - Хадсон Дженис

Разделы:
Глава 1Глава 2Глава 3Глава 4Глава 5Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9Глава 10Глава 11Глава 12

Ваши комментарии
к роману Крутой техасец - Хадсон Дженис



Хоть я и не люблю современные ЛР, но этот мне понравился.
Крутой техасец - Хадсон Дженискатерина
12.06.2012, 2.16





классный роман
Крутой техасец - Хадсон ДженисМарго
12.07.2012, 14.10





Роман интересный ,сюжет не заежен и интригует
Крутой техасец - Хадсон ДженисХельга
13.07.2012, 10.29





Роман потрясающий! Захватывает с первой страницы. А в ГГ я прям влюбилась, шериф-техасец -- мечта!
Крутой техасец - Хадсон ДженисJuli
7.06.2013, 6.30





Мне роман очень понравился
Крутой техасец - Хадсон ДженисЭлен
7.06.2013, 8.44





Нормально, без восторгов 8
Крутой техасец - Хадсон ДженисЕ
18.08.2014, 18.42





Эх, такое замечательное начало и такой неподходящий конец.
Крутой техасец - Хадсон Дженисиконика
27.08.2014, 20.09





Замечательно!!! Просто не хватает слов!!! 10
Крутой техасец - Хадсон ДженисAntonina
15.12.2014, 23.34








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100