Читать онлайн Влюбленные мошенники, автора - Гэфни Патриция, Раздел - Глава 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Влюбленные мошенники - Гэфни Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.95 (Голосов: 109)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Влюбленные мошенники - Гэфни Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Влюбленные мошенники - Гэфни Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гэфни Патриция

Влюбленные мошенники

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 21

Хотите побольнее ранить женщину – сделайте мишенью ее нежные чувства.
Лью Уоллес

– Там никого нет! – прошептал Рубен на ухо Грейс.
Она вздрогнула, оторвавшись от созерцания пологих холмов Сонома-Вэлли, скользивших за окном поезда. Тысяча мыслей теснилась у нее в голове, она даже не слыхала, как он вернулся. Он и ушел-то всего минуту назад.
– Где никого нет?
– В вагоне для курящих!
Он заглянул за спинку ее кресла, туда, где мирно похрапывал перебравший шампанского во время переправы на пароме Генри.
– Пошли, Гусси, – возбужденно шептал Рубен, – ну идем же!
– В вагон для курящих? Но зачем…
Грейс осеклась на полуслове. Она знала зачем, а если бы и не знала, его лицо сказало бы ей все: он хотел побыть с ней наедине. Улыбаясь, как солнышко, нарисованное рукой ребенка, она последовала за ним, прихватив свою сумочку и свадебный букет.
Дух в вагоне для курящих стоял соответствующий, но диванные сиденья, расположенные друг напротив друга и разделенные низенькими столиками, выглядели куда более удобными, чем кресла в вагон-салоне. И все-таки самой привлекательной чертой вагона для курящих было то, что в нем никого не было. Грейс чинно уселась напротив Рубена, глядя, как он достает из кармана манильскую сигару.
– Скверная привычка, – заметила она, исподтишка любуясь его ловкими длинными пальцами и блеском белых зубов, когда он сунул сигару в рот.
Он снял галстук и теперь в своем элегантном черном свадебном костюме походил не то на пирата, не то на шулера, промышляющего на речных пароходах. На еврейского шулера. Ей вспомнилась их первая встреча в дилижансе. Как легко она тогда купилась на его историю о слепом испанском аристократе с оксфордским образованием! Грейс отнюдь не отличалась легковерием и многие жульнические махинации – большинство, если уж начистоту! – разгадывала с первого хода. Ведь ей самой приходилось проворачивать их во множестве! Но Рубен обвел ее вокруг пальца, как желторотую выпускницу воскресной школы, и ей ничего иного не оставалось, как восхищаться его ловкостью. Он был поистине принцем крови среди мошенников.
Рот у нее открылся от удивления, когда он поднес спичку к скатанной трубочкой долларовой купюре, чтобы раскурить сигару.
– Какая безвкусица! – упрекнула она его, хотя уголки рта у нее подергивались от неудержимого веселья. Рубен усмехнулся и похлопал себя по колену.
– Иди сюда. Присядь.
При виде его белозубой ухмылки сердце ее забилось сильнее, но она осуждающе прищелкнула языком:
– Никогда не знала, что ты можешь быть таким вульгарным. Какое тяжкое разочарование. Он еще раз похлопал себя по колену:
– Садись.
– Не надейся. Кто-то может войти. Карие глаза Рубена искрились весельем и многообещающим намеком. Грейс вспыхнула.
Он снова повторил приглашающий жест:
– Пересядь сюда и поцелуй меня. И не забудь деньги.
Сигара, торчавшая у него изо рта под немыслимым углом, добила ее окончательно.. О, если бы он не был так чертовски хорош собой! Грейс негодующе фыркнула и уставилась в окно. Потом безнадежно вздохнула, поднялась и подошла, чтобы сесть рядом с ним.
Рубен действовал стремительно. Не успела она опуститься на диван, как он обхватил ее за талию и усадил к себе на колени. Она пыталась сопротивляться, даже пролепетала: «Рубен, черт тебя побери…», но в конце концов сдалась, прижалась к его груди и обхватила рукой сильные плечи.
– Деньги принесла?
Грейс улыбнулась той. самой улыбкой, что всегда действовала на него безотказно, и кокетливо потупила глазки.
– Принесла, но… знаешь, какая странная штука? Не помню, куда я их задевала.
– Я тебе помогу их отыскать, – бархатным голосом предложил Рубен. – Может, ты спрятала их на себе?
– Безусловно.
Грейс закрыла глаза, когда он начал поглаживать ее вверх-вниз по позвоночнику. Ее руки вскинулись и бессильно упали.
– Нравится тебе мое свадебное платье? – вздохнула она, чувствуя, как он одной рукой сжимает ее колено, а другой – грудь.
– М-м-м…
Его дыхание у нее на щеке тоже оказалось лаской.
– Девственно белое – очень пикантный штрих.
– А жених вроде бы не оценил его по достоинству. Ты все еще не нашел?
– Не нашел?.. Ты о чем? Ах да!
Он наклонил голову. Она мечтательно улыбнулась, когда его губы защекотали ее кожу у самой линии волос. Только одна мысль омрачала беспечное состояние ее духа: эта чудесная минута веселья показалась бы ей подлинным счастьем, если они оба не были сейчас в маскарадных костюмах, если бы свадебные наряды каким-то чудом оказались настоящими… Но Грейс решила, что не стоит грустить в такой великий день. Она затаила дыхание, когда Рубен прижал ладонь к ее груди на дюйм выше низкого, отделанного кружевом, выреза.
– Теплее… теплее…
Он сунул средний палец за декольте платья, прямо в ложбинку между грудей. Ее тело пронзила дрожь, она с шумом сквозь зубы втянула в себя воздух.
– Совсем, тепло.
– Сам знаю.
– Горячо! Я просто сгораю! О Господи, Рубен! Думаю, скоро ты их найдешь. Совсем скоро.
– Но ты так глубоко их спрятала!
Палец скользил вверх и вниз в тесной расселине между двумя крутыми холмами, с каждым разом все ближе подбираясь к вершинам. Не удержавшись, Грейс поцеловала его висок и нахмуренную бровь. Втайне она надеялась, что он никогда не обнаружит деньги.
Рубен повернул голову, и она вплела пальцы ему в волосы, прижимаясь губами к его губам в страстном поцелуе. Их языки встретились. Ее тихий вздох превратился в досадливый стон, когда она ощутила тугое, медленное скольжение бумаги по груди. О черт! Он их нашел.
Впрочем, вид новеньких, хрустящих зеленых бумажек заметно улучшил ей настроение.
– Ты только посмотри! – восклицали они по очереди.
Словно очарованные волшебным зрелищем дети, они передавали толстую пачку друг другу, разворачивая ее веером, тасуя, точно карточную колоду, принюхиваясь, взвешивая на ладони, упиваясь ее тяжестью.
– Ты хоть когда-нибудь видел столько?..
– Нет, ты только взгляни!
Но в конце концов они снова спрятали деньги в плотный коричневый конверт, и не потому, что им надоела игра, а просто из опасения, что кто-то войдет. Рубен сделал движение, чтобы сунуть конверт во внутренний карман сюртука.
– Э, нет, погоди!
Пораженная его наглостью, Грейс поймала его запястье.
– Ну что ты, милая, – воскликнул он, одаряя ее ангельски невинным взглядом, – я просто хотел избавить тебя от неудобства!
– Надо же, Рубен, какой ты заботливый! Но ты не беспокойся, мне вполне удобно.
Прикидываться незаслуженно обиженным Рубен умел лучше всех на свете. Он даже прижал руку к сердцу с горьким упреком.
– Значит, ты мне не доверяешь? Сначала Грейс просто рассмеялась, но потом ей пришла в голову дельная мысль.
– Думаю, мы могли бы их поделить прямо сейчас, – мрачно предложила она. – Твоя доля и наша, то есть моя и Генри.
«И что дальше? – мысленно спросила она себя. – Может, так и расстанемся?» Одна мысль об этом показалась ей невыносимой.
Судя по виду, ее предложение вызвало у Рубена не больше восторга, чем у нее самой.
– Ладно, но только не здесь, – решил он. – Давай подождем до дому.
Слово «дом» прозвучало так волнующе в его устах, что Грейс захотелось снова его поцеловать, но она не настолько потеряла рассудок, чтобы доверить ему деньги.
– Мы спрячем их вот сюда, в мой ридикюль, – предложила она, – и будем за ними присматривать в четыре глаза.
– Отличная мысль.
Но его взгляд не отрывался от ее рта. Он нежно провел большим пальцем по ее губам, заставив их раскрыться.
– Боже мой. Гусси, как же мне тебя не хватало! Ты хоть представляешь, как долго мы не оставались наедине?
– Три ночи, – тотчас же отозвалась она, – и два с половиной дня.
Такой ответ вызвал у него на губах чувственную улыбку.
– Верно. Три долгие, бесконечно одинокие ночи.
– Уинг тебе досаждал?
– Нет. Просто они позаботились о том, чтобы я проводил время в одиночестве, думая о тебе.
– Я тоже думала о тебе.
Грейс так смутилась, что ей пришлось умолкнуть. Разговоры о любви были не по ее части. Рубен заставил ее поднять подбородок, и ей пришлось заглянуть ему в глаза. Очевидно, в них отражалось то же самое, что было написано в ее собственных: такое же смущение, те же не поддающиеся выражению чувства. К счастью, им обоим одновременно пришло в голову верное средство для преодоления неловкости. Их губы сошлись в нежном, почти застенчивом поцелуе, и сладкая боль сжала сердце Грейс.
– Рубен…
Это было единственное слово, которое ей оказалось под силу выговорить, и она принялась повторять его на все лады, не отрываясь от его рта и чувствуя, как он гладит ее лицо кончиками пальцев.
Вдруг он напрягся и отстранился от нее. Догадавшись, что их уединение нарушено, она обернулась и со смешанным чувством облегчения и ужаса обнаружила, что в открытых дверях с бутылкой шампанского в одной руке и тремя пустыми бокалами в другой стоит, покачиваясь, не кто иной, как Генри.
– Я вижу, вы уже начали отмечать без меня, – обиженно заметил он, занимая сиденье напротив:
Грейс сняла руки с шеи Рубена, а он помог ей подняться на ноги, и она – с горящими щеками и бешено колотящимся сердцем – торопливо села рядом с ним.
– Где ты взял эту бутылку? – спросила она, переходя в наступление, чтобы скрыть замешательство. – Сюда нельзя проносить спиртное.
– Что за сорт? – осведомился Рубен. – Дайте-ка взглянуть на этикетку.
Чего же еще можно было от него ждать?
– Я приплатил официанту в вагоне-ресторане, чтобы он позволил мне взять ее на вынос, а потом дал на чай кондуктору, чтобы он отвернулся.
Пробка праздничным салютом ударила в потолок.
– До чего же вы оба любите сорить деньгами, – ядовито заметила Грейс. – Рубен только что прикуривал от ассигнации.
– Слушайте, мне нравится ваш стиль, – усмехнулся Генри, передавая ему бокал. – За пламя битв и торжество побед!
type="note" l:href="#note_57">[57]
– За пламя битв и торжество побед, – охотно откликнулся Рубен, чокнувшись с ним. Грейс осуждающе покачала головой.
– Только одному можно радоваться: вы еще не слишком пьяны, если способны это выговорить. Она отпила из своего бокала.
– М-м-м… молодое, но не слишком мягкое. Веселящее, несколько игривое; интригует, но не подавляет. Чувствуется некоторое…
– Да ладно тебе, – проворчал Рубен. – Шампанское – это напиток будущего, – продолжал он уже серьезно, поднимая бокал к окну и щурясь сквозь него на свет. – Страна движется вперед. Дальнейшие успехи будут все больше вдохновлять американцев на торжества с шампанским. Запомните мои слова.
Генри поднял свой бокал и предложил еще один тост:
– За будущее.
– За будущее, – откликнулись они хором. Все выпили.
* * *
Ай-Ю, уехавший домой более ранним поездом, встретил их во дворе с распростертыми объятиями, хотя на его лице явно читалась тревога.
– Сработало? – спросил он, забывая от волнении о своем китайском акценте и пританцовывая вокруг наемного экипажа, из которого они даже не успели вылезти. – Никто не пострадал?
Грейс спрыгнула на землю и порывисто обняла его. Как всегда, ей показалось, что она обнимает подростка.
– Сработало! Мы разбогатели! – негромко, чтобы не слышал возница, воскликнула она. – Все тут, – она похлопала по ридикюлю, и мы удрали, не оставив следов. Все прошло без сучка без задоринки.
– Отлично! – вскричал он, беззвучно хлопнув своими паучьими лапками. – Входите, мы это отпразднуем. Обед уже готов. Особый обед.
Мужчины внесли в дом багаж, пока Грейс расплачивалась с возницей. Привычка сорить деньгами, должно быть, заразительна, подумала она, награждая пораженного возницу лишним долларом. Войдя в дом, она решила подняться к себе и сменить свадебный наряд на обычное платье, перед тем как присоединиться к мужчинам в гостиной. Она выбрала красивое муслиновое платье с рисунком из розовых бутонов с зелеными листьями, которое Рубен еще не видел, и перевязала волосы ленточкой.
Солнце садилось за грядой холмов, отбрасывая длинные тени и снопы золотистого света на натертый до блеска пол в гостиной. На мгновение Грейс остановилась в дверях, никем не замеченная, наблюдая, как трое мужчин, с которыми была связана ее жизнь, разговаривают, смеются и хвастают друг перед другом своей смелостью и предприимчивостью.
Рубен поднял голову и заметил ее раньше, чем все остальные; радость, вспыхнувшая в его взгляде, согрела ее до самых костей. Она улыбнулась. На секунду все расплылось у нее перед глазами: ей показалось, что они остались одни на свете. Для нее никого не существовало, кроме него, он был для нее всем. Что она будет делать, если он ее оставит?
– Грейс! – вскричал Генри, разрушив очарование минуты. – Заходи, выпей с нами! Мы решили как следует напиться.
– Вам еще мало? – проворчала Грейс, но все же взяла протянутый ей бокал.
Пузырьки ударили ей в нос.
– Нравится мне эта штука, – призналась она Рубену, и он одобрительно чокнулся с ней. Генри плюхнулся в кресло.
– Ну и где же деньги? Покажи деньги, я хочу на них взглянуть.
– Они в прихожей, в моей сумочке. Сейчас принесу.
Она поставила свой бокал на каминную полку, но Ай-Ю сказал: «Я приносить» и выскользнул из комнаты. Прислонившись к дверям террасы, Рубен не сводил с нее глаз. Ей, конечно, хотелось отпраздновать успех со всеми, но в эту минуту ей еще больше хотелось остаться с ним наедине. Не иметь возможности прикоснуться к нему, обхватить руками за талию, спрятать лицо у него на плече… это было настоящее испытание. Печаль, грозившая затопить ее еще в поезде, вновь обрушилась на ее израненное сердце, и она опять усилием воли отбросила грустные мысли, хотя на этот раз победа над собой далась ей нелегко. «Держись», – сказала она себе. Пусть эта минута будет радостной, а горечь она сбережет на потом.
В комнату вернулся Ай-Ю.
– Вот, мисси, – сказал он, протягивая ей сумочку. Даже не успев раскрыть ридикюль, Грейс поняла, что что-то не так: сумочка показалась ей слишком легкой.
– Их здесь нет.
Платок, гребешок, кошелек для мелочи, самопишущее перо, какие-то квитанции, использованные билеты – она дважды, трижды перебрала все это, не в силах поверить своим глазам.
– Их здесь нет!
Генри рассмеялся: он привык к ее шуткам. Она подняла голову. Увидев ее лицо, он перестал смеяться.
– О чем ты говоришь? – с трудом произнес он. Рубен застыл как статуя; солнце светило ему в спину, поэтому выражение лица трудно было разобрать. Грейс ждала, что он все объяснит, но он молчал и продолжал хранить неподвижность. Не выдержав напряжения, она отшвырнула сумочку и спросила:
– Куда ты их дел?
– Куда я их дел? – переспросил он ледяным тоном, пронзившим ее насквозь. – Это не смешно, Гусси. Где деньги?
Она следила за ним потрясенным взглядом.
– Ты их украл. О, Рубен, как ты мог?
– Чертов сукин сын.
Генри медленно поднялся с места, пытаясь осмыслить услышанное.
– Я же знал, что ему нельзя доверять! Чертов сукин сын, – повторил он, не переставая качать головой.
– Неужели тебе мало тридцати трех тысяч? – все еще не веря, спросила Грейс. – Тебе непременно надо было забрать и нашу долю?
– Когда ты их спрятала? – огрызнулся он в ответ. – Когда пошла переодеваться? Значит, они все еще у тебя в комнате.
– Как ты мог?
Она едва удерживалась от слез.
– Как ты мог предать вас? Как ты мог предать меня?
– Поздравляю, Грейс, отлично сыграно. Но не забывай, я-то тебя хорошо знаю. Ты же никогда не отпускаешь вожжи! И чем сильнее тебя припирают к стене, тем лучше ты играешь!
Он вышел из тени, теперь она ясно видела его лицо, искаженное таким неистовым бешенством, что ей пришлось попятиться. Она подскочила на месте, когда он швырнул свой бокал в камин.
– Но тебе это с рук не сойдет! Игра окончена. Удача тебе изменила.
Он успел достичь дверей, когда Генри заорал:
– Стой!
Рубен обернулся. С не меньшим ужасом, чем он сам, Грейс увидела, что Генри стоит у книжной полки с нацеленным револьвером в руке.
– Куда ты их дел, Джонс? Просто скажи, где они, и можешь убираться ко всем чертям!
Рубен в шоке перевел взгляд с Генри на Грейс и обратно. Вид у него был такой, что на какой-то краткий миг ей показалось, будто он действительно ни в чем не виноват, но потом она вспомнила, как здорово он умеет прикидываться, и минутная слабость прошла.
– Ты собираешься меня убить? – спросил он в изумлении. – Ну давай, стреляй! Забирайте все деньги и убирайтесь к чертям вы оба!
Грейс прижала пальцы к глазам.
– Убери револьвер, Генри, – проговорила она глухо и безнадежно. – Ради всего святого! Он даже не заряжен, – пояснила она, обращаясь к Рубену.
Генри выругался, плюхнулся в кресло и потянулся за шампанским.
Рубен бросил на нее последний уничтожающий взгляд, повернулся и вышел.
Все это время Ай-Ю, съежившись, прятался в углу. – Может, деньги потерялся? – предположил он, ломая руки. – Выпал по дороге?
Напряженно прислушиваясь, Грейс отрицательно покачала головой. Рубен не вышел через парадную дверь, он повернул направо и начал подниматься по ступенькам. Он собирался обыскать ее комнату! Не говоря ни слова, она выскочила из гостиной и побежала за ним следом.
Он уже успел открыть ее саквояж и вывалить его содержимое на кровать.
– Прекрати!
Рубен только на миг вскинул голову и возобновил прерванное занятие, перетряхивая все ее пожитки. Подойдя ближе, она сцепила руки в замок и словно палицей ударила его по спине между лопаток.
– Прекрати!
Он рывком повернулся. Она не отшатнулась, когда он вскинул руки, но ее удивило, что он всего лишь взял ее за плечи и слегка встряхнул. В его красивых карих глазах было столько страдания, что ей захотелось его обнять. Или двинуть ему как следует в челюсть.
Голос у него был измученный:
– Зачем ты это сделала. Гусси? Хочешь услышать кое-что смешное? Я все равно собирался все отдать тебе. А потом хотел просить у тебя разрешения остаться здесь и помочь тебе превратить «Ивовый пруд» в настоящий виноградник.
Как это получилось, что ее руки легли ему на грудь?
– Перестань врать, – убитым голосом проговорила Грейс. – Я этого не вынесу. Я собиралась отдать тебе свою долю, Рубен, и умолять тебя остаться. Будь ты проклят.
Она сплела руки у него на затылке.
– Я хотела, чтобы ты на мне женился. Ты мог бы получить все, ублюдок: и меня, и деньги.
Его руки обвились вокруг нее. Он склонил голову и прижался губами к ее виску.
– Зачем ты это сделала? Что тебя толкнуло? – спросил он нежно. – Привычка? Ладно, ладно, не плачь. Я понимаю: у тебя это в крови, ты ничего не можешь с собой поделать. Я тебя прощаю.
– Ах ты, гад ползучий!
Грейс нашла его рот и впилась в него страстным поцелуем.
– Останься со мной, – добавила она, всхлипывая. – Не уходи.
Рубен прижал ее спиной к стене.
– Мы заведем раздельные банковские счета.
– Несгораемые ящики.
– Сейфы с особыми комбинациями.
Судорога прошла по телу Грейс, но она позволила ему просунуть колено себе между ног. Ей удалось выговорить:
– Мы наймем адвокатов. Бухгалтеров, которые будут регулярно проверять наши счета.
– Выходи за меня, Гусси. Я без тебя жить не могу, сорока-воровка.
– Да! – выдохнула она прямо ему в рот. – Я за тебя выйду, только перестань врать. Я люблю тебя, Рубен, мне уже все равно.
– Нет, это ты перестань врать! Говорю тебе, можешь забирать все!
– Ты меня любишь?
– Я люблю тебя. Оставь себе все деньги. Все, что мне нужно…
Оглушительный выстрел и звон стекла заставил их отпрыгнуть друг от друга. Генри застыл в дверях, сжимая в одной руке бутылку, а в другой – дымящийся револьвер.
– Теперь он заряжен!
Он прицелился и проделал еще одну дыру в окне.
– Генри!
Грейс бросилась к нему, но Рубен схватил ее за плечо и оттащил назад, пытаясь прикрыть собой.
– Где они, Джонс? – вопил Генри, поводя вокруг безумным пьяным взглядом и размахивая револьвером. – Шутка зашла слишком далеко!
Снова выстрел. С потолка посыпалась штукатурка. С испуганным воплем Грейс попыталась оторвать от себя руки Рубена и загородить его собой, прежде чем Генри успеет еще раз спустить курок.
– Прекрати, ты что, с ума сошел? завизжала она.
Бух! Пуля проделала дырку в ковре.
В дверь прошмыгнул Ай-Ю. Генри опять прицелился в потолок, но не успел он нажать на курок, как проворный китайчонок нырнул ему под руку и выхватил у него револьвер. Генри зарычал от ярости, но остался на месте, качаясь на неверных ногах. Ай-Ю тем временем просеменил к разбитому окну и выбросил револьвер в сад.
Грейс бессильно осела; Рубен сжимал ее так, что едва не сломал ребра.
Генри, покачиваясь, добрался до постели и рухнул как подкошенный.
– Дерьмо, – проговорил он похоронным тоном. Ай-Ю смущенно откашлялся и растянул рот в улыбке. Все посмотрели на него.
– Ну что? – спросил он, беспокойно переминаясь с ноги на ногу. – Вы теперь хорошо, вы двое? Слова говорить? Любовь-любовь? Позе… Пожениться?
Грейс мучительно вспыхнула, но, заметив такой же румянец на щеках Рубена, почувствовала себя чуточку лучше.
– Да, – ответили они застенчивым хором. У Генри отвисла челюсть, он потерял дар речи и бессмысленно таращил глаза. Ай-Ю радостно засмеялся.
– Холосо, оцень холосо, совсем-совсем холосо. Зить сясливо, делать холосий вино, много детишки. Рубен снова стиснул ее. Грейс поцеловала его и. склонила голову ему на плечо.
– Ну вот, – продолжал Ай-Ю, сунув руку в карман своих мешковатых китайских штанов. – Вот и деньги. Холосий шутка, да? Я ждать совсем чуть-чуть: облака разогнать и солнце светить. Вот тут. – Он постучал себя по лбу. Акцент у него совсем пропал:
– Можно любить друг друга и без денег, правда?
Они угрожающе двинулись к нему, но Ай-Ю отскочил назад, проворный и неуловимый, как эльф.
– Потом поговорим, – предложил он, бросил конверт на комод Грейс и был таков.
Как в тумане, Рубен взял конверт и заглянул внутрь. Грейс потянулась за ним, но он крепко зажал конверт в руке.
– Ты думала, что я тебя обокрал, – заявил он прокурорским тоном.
– Ты думал, что это я тебя обокрала, – откликнулась она в праведном негодовании и потянула сильнее, но он так и не отпустил добычу.
Игра в перетягивание каната закончилась вничью.
– А ну-ка дайте сюда, – прогремел Генри, становясь между ними, и отнял у них конверт. – Деньги не игрушка, их нельзя доверять детям.
С этими словами он вышел из комнаты.
– Эй, погодите…
– Генри, куда ты собираешься их положить? Они застряли в дверях: каждый пытался протиснуться первым.
– Я пойду с вами…
– Генри, погоди, дай я тебе помогу… И они бросились вслед за ним вниз по лестнице, наступая друг другу на пятки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Влюбленные мошенники - Гэфни Патриция



Очень интересный роман! С юмором, приключениями, и счастливым хэппи-ендом. В общем, читать!10/10
Влюбленные мошенники - Гэфни ПатрицияКатрин
25.02.2013, 18.41





Очень даже неплохо. Герои адекватные, умные, "с изюминкой", веселые. К жизни относятся реально. были очень смешные моменты.
Влюбленные мошенники - Гэфни ПатрицияЮлия
26.06.2013, 21.08





Начало понравилось, но вот я уже на 7 главе, и мне не очень хочеться продолжать чтение... Кто знает, может отложу пока на время, а там от скуки дочитаю.
Влюбленные мошенники - Гэфни ПатрицияЮлия^^
11.07.2013, 19.23





Мило. Вечерок скоротать можно.
Влюбленные мошенники - Гэфни ПатрицияКристина
22.01.2014, 14.12





Очень,очень недурно. Не заежанный сюжет,с юмором и долей интриги. Без длинных описании интимных сцен. Читате не пожалеете.
Влюбленные мошенники - Гэфни ПатрицияКарина
13.08.2014, 22.15





Очень хорошо , отлично однозначно читать и перечитывать забираю в копилку
Влюбленные мошенники - Гэфни ПатрицияПривет
13.05.2016, 21.46








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100