Читать онлайн Сердце негодяя, автора - Гэфни Патриция, Раздел - 15. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Сердце негодяя - Гэфни Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.35 (Голосов: 46)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Сердце негодяя - Гэфни Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Сердце негодяя - Гэфни Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гэфни Патриция

Сердце негодяя

Читать онлайн


Предыдущая страница

15.

— Папочка приехал! Привет, мисс Кэйди!
Сидя рядом с ней на козлах фургона, Леви помахал сыну, улыбаясь и тихонько посмеиваясь себе под нос. Кэйди полностью разделяла его чувства. Было что-то невыразимо трогательное в нескладной фигурке Хэма: руки и ноги у него росли слишком быстро, обгоняя все остальные части тела. И было что-то такое упоительное в его веселой белозубой улыбке от уха до уха, в чистой радости которой светилась его милая мордашка, когда он был счастлив, что всякий раз при встрече с ним ей невольно хотелось смеяться. — Тпру, лошадка! — скомандовал Леви.
Смирная кобылка послушно остановилась у входа в салун «Приют бродяги». Леви спрыгнул с козел, а Хэм тут же с разбегу кинулся ему на шею, и они оба едва не свалились наземь, удержавшись на ногах только благодаря перекладине коновязи.
— Папочка приехал! — торжествовал Хэм. Леви на радостях подбросил его в воздух.
— Ой, папа, я целых сто лет тебя не видел!
— Целых сто лет, — согласился Леви, крепко обнимая сына и осторожно опуская его на землю.
Он провел вне дома всего двое суток, но, насколько было известно Кэйди, Леви и Хэм прежде никогда не разлучались.
— Добло позаловать домой, — прошелестел тихий голосок у них за спиной, и лицо Леви расплылось в такой же широкой и радостной улыбке, как у сына.
Кэйди смотрела, как он направляется к своей жене, с любопытством спрашивая себя, что они сейчас сделают: может, обнимутся или даже поцелуются? Если так, то это будет в первый раз. Во всяком случае, впервые на людях. До сих пор они позволяли себе только держаться за руки.
Не проявили они своего чувства при посторонних даже во время бракосочетания по буддистскому обряду, состоявшегося прошлой осенью. Лия придерживалась очень строгих правил на сей счет. И как только она ухитряется совмещать их со своим новым положением супруги хозяина салуна? Это оставалось для Кэйди неразрешимой загадкой.
Хэм проворно взобрался на козлы рядом с Кэйди, и она едва успела выставить руки, чтобы заслониться, потому что он тотчас же повис у нее на шее. Она поморщилась от боли, но сумела превратить страдальческую гримасу в приветливую улыбку, пока Хэм не заметил. Грудь все еще саднило, но это сущая чепуха по сравнению с тем, что ей пришлось пережить вчера, а к завтрашнему дню, она надеялась, все пройдет окончательно.
— Что ты делал, пока нас не было? — строго спросила она. — Ты слушался Лию? А как поживает твой дедушка?
Мистера Чанга Хэм называл Цзы, что по-китайски означало «хозяин», «господин», но и старик тоже называл его Цзы: это же слово означало «сын». Эти двое стали закадычными друзьями. Кэйди в глубине души была уверена, что именно Хэму удалось смягчить сердце упрямого старика, поначалу категорически возражавшего против свадьбы своей единственной дочери с представителем негритянской расы.
Теперь все это осталось позади. Хотя старый Чанг никогда не переступал порога салуна (это против его религии), но он теплыми летними вечерами любил посидеть в кресле-качалке на красном балконе со своей новой семьей, покуривая длинную глиняную трубку.
Пока Хэм рассказывал Кэйди обо всем, что делал последние два дня, Леви успел выгрузить из фургона дюжину ящиков виски. Он действовал с большой осторожностью, стараясь не задеть и не встряхнуть закупленные Кэйди плоские корзины с рассадой и укрытые мешковиной молодые деревца.
Поездку в Грантс-Пасс она предприняла по двум причинам (нет, как оказалось, по трем, но третья не была предусмотрена заранее): во-первых, следовало познакомить Леви с Джорджем Никерсоном из фирмы «Оптовая продажа спиртных напитков Никерсона и Спанна» и лично поручиться за него, чтобы цвет кожи бармена не повлиял на мнение мистера Никерсона; а во-вторых, ей хотелось собственноручно забрать из питомника драгоценные саженцы гибридных грушевых деревьев, не доверяя их грузовой почте. Однажды (в марте) она уже доверилась этому ведомству, поручив ему доставку дюжины карликовых яблонь, и больше половины из них погибли в пути.
— Заходите выпить с нами чаю, — пригласила Лия.
— С удовольствием, но я обещала Джессу непременно вернуться домой до заката. Может, в другой раз?
— Ладно, — с улыбкой согласилась Лия и отвесила один из своих грациозных поклонов. Хэм соскочил с фургона.
— Мисс Кэйди просила тебя забирать ее почту. Ты ее забрал? — спросил его Леви.
— Ах да.
Хэм сунул руку в задний карман холщовых штанов и извлек оттуда конверт.
— Вам пришло только одно письмо, мисс Кэйди. Взяв конверт, Кэйди взглянула на обратный адрес и улыбнулась: «М.Б., ферма „Золотой лист“, Лексингтон, Кентукки».
— Спасибо, Хэм.
— Пожалуйста.
— Что ж, мне, пожалуй, пора ехать. — Она обронила это небрежно, будто вовсе не спешила, но на самом деле они с Джессом тоже до сих пор ни разу не расставались, и двухдневная разлука показалась ей столетней. Леви приподнял шляпу.
— Я вам чистую правду сказал, — доверительно шепнул он. — Не забудьте.
— Что? Что ты сказал? — захотел узнать Хэм.
— Я же не с тобой разговаривал, верно?
— Я не забуду, — пообещала Кэйди, бросив на него растроганный взгляд.
Разве она могла забыть? Искренняя благодарность Леви тронула и даже смутила ее. Но ведь она ничего особенного не сделала! Для нее самой это решение естественно, как дыхание. Позаботилась, чтобы салун достался ему по сходной цене, и лично познакомила Леви с поставщиками крепких напитков, пива, табака и посуды. Подумаешь, большое дело! Черт возьми, на что же тогда друзья?
— Ой! — спохватился Хэм, подпрыгивая на месте от нетерпения. — Вы знаете, кто выиграл? Папочка, ты слышал, кто выиграл?
— Кто выиграл что?
— Кубок Кентукки! Сегодня передали по телеграфу!
— Ну и кто же выиграл?
— Жеребец по кличке Бьюкенен.
— Понятно.
— А ты угадай, кто на нем скакал! Угадай!
— О Господи, Хэм, да откуда же мне знать?
— Негритянский жокей.
— Что? Не может быть.
— Да! Его зовут Айзек Мэрфи, и он первый цветной жокей, когда-либо победивший в дерби.
— Ну и чудеса. Подумать только!
Кэйди согласилась, но поверх головы Хэма они с Леви и Лией обменялись безнадежными взглядами. Хэм только-только начал отходить от увлечения конным спортом и всерьез интересоваться подводной охотой, и вот пожалуйста! Теперь его жизненная цель была окончательно определена: ему суждено стать жокеем.
Попрощавшись со всеми, Кэйди пустила кобылу рысцой по Главной улице. У платной конюшни стоял Логан, и она приветливо помахала ему. Прошло уже несколько месяцев, но ей все еще непривычно видеть Логана на месте Нестора, вечно сидевшего у ворот конюшни, чинившего упряжь или дремавшего в тени на холодке.
Однако приговор по делу против Уайли предусматривал, в частности, возвращение конюшни Логану вместе с денежным возмещением, размеров которого Кэйди так и не узнала. Впрочем, если оно было хоть вполовину таким же щедрым, как ее собственное денежное возмещение, Логан, должно быть, как сыр в масле катается.
Проезжая мимо конторы шерифа, Кэйди поискала глазами Глендолин, но той, как ни странно, не оказалось на месте. Глен любила в хорошую погоду посидеть у дверей, качая новорожденного. Кэйди скучала по ней, но в душе даже порадовалась, что на этот раз они разминулись. Она торопилась вернуться домой засветло, а если бы Глен вышла на крыльцо со своим ребенком, ей пришлось бы остановиться. Она просто не смогла бы удержаться от искушения подержать малыша на руках.
Кэйди глубоко вздохнула и задумалась. Неужели это только игра ее воображения или в самом деле здесь все красивее и даже воздух слаще, чем в Гранте-Пассе? Может, потому, что она возвращается домой? Да, наверное, так.
Она миновала «Семь долларов» и чуть было не свернула на въезде, но в последнюю секунду все-таки позволила лошади проскакать мимо. Дела подождут до завтра. И вообще, если бы за время ее отсутствия на руднике случилось что-то. Креветка доложил бы Джессу.
Кэйди улыбнулась, вспомнив, какое изумление вызвало у нее в свое время предложение Джесса сделать Креветку начальником шахты. «Креветка Мэлоун, — удивилась она. — Этот вонючий старый золотоискатель?» Что ж, он и до сих пор попахивал, но оказался не таким уж старым, а главное, идеальным работником. То, чего Креветка не знал о золотодобыче, могло уместиться на кончике иглы. И это Джесс его увидел таким. Вся заслуга принадлежала ему.
Ах, Джесс… Она замужем уже девять месяцев и три недели, но до сих пор краснеет при одной лишь мысли о нем. Похоже, ей никогда не удастся преодолеть это волнение. Возможно, ей суждено дожить до девяноста, и у нее по-прежнему будет кружиться голова, когда ее девяностотрехлетний муж подмигнет ей. Вот это будет фокус! А с другой стороны… нет, она бы этому ничуть не удивилась. Ни капельки.
Кэйди села прямее и потянула носом, принюхиваясь, как охотничья собака.
—М-м-м, — сказала она вслух, обращаясь к Нелл, кроткой, послушной маленькой кобылке, которую Джесс подарил ей на Рождество. — Чувствуешь? Яблоневый цвет. Как сладко пахнет! Прямо как деньги.
Она усмехнулась своим собственным словам: ведь это одна из любимых шуток Джесса! Он прекрасно понимал, что никто не воспримет его слова всерьез, и Кэйди поступала точно так же.
Во-первых, ее фруктовый сад вряд ли принесет прибыль в первый же год (вот на будущий год — это другой разговор: начиная с февраля она столько труда вложила в обрезку, в прививку глазков и черенков, и столько еще собиралась сделать: внести удобрения, высадить саженцы, а дальше пропалывание, прореживание, окучивание, поливка — словом, на будущий год уже можно рассчитывать на кое-какие зримые результаты).
А во-вторых, даже если она заработает на этом деле миллион долларов, все равно легкое, едва уловимое благоухание яблоневого цвета вовсе не напоминало Кэйди о деньгах. Оно заставляло думать о другом… О свободе и независимости (что само по себе странно, поскольку садоводство куда более рискованное предприятие, чем, к примеру, содержание салуна). О доме, о ее собственном гнезде, которое она обожала и научилась обустраивать с успехом, которому сама не переставала удивляться; О Джессе. Да, яблоневый цвет напоминал ей о Джессе. О безумной, недостижимой мечте, которая сбылась.
Старый каменный столб, отмечавший поворот на их ферму, больше не стоял, сиротливо покосившись. Джесс поправил его, а заодно уж и побелил. Кэйди залюбовалась сверкающим свежей краской дорожным щитом, который он заказал в дорогой и модной мастерской в Юджине. По самому верху голубыми буквами было выведено по-французски: LA VALLEE AUX COQUINS, понизу красным написано: ФЕРМА ДОЛИНЫ БРОДЯГ. А посредине на распростертых блестящих крыльях летел прекрасный черный конь. Копия Пегаса.
Солнце скрылось за верхушками самых высоких деревьев сада, все вокруг подернулось сказочной золотистой дымкой. Пчелы жужжали в соцветиях плодовых деревьев, на лугу, все еще заболоченном после зимних дождей, уже проглядывали первые весенние цветочки. На зеленой лужайке среди лютиков и фиалок красовался солнечный дом. После долгих споров и нескольких неудачных попыток они наконец покрасили стены не в белый, а в желтый, как лепестки крокуса, цвет со светло-лиловыми ставнями и белыми пилястрами, парапетами и перилами крыльца.
Такое решение показалось им самим слишком смелым, даже, пожалуй, безрассудным, особенно когда пришла зима и все вокруг их веселого, сияющего пастельными красками особняка потемнело, свернулось, умерло или впало в спячку. Но вот наступила весна — бурная, полнокровная, яркая, — и они почувствовали, что их выбор просто вдохновлен свыше. Им с Джессом вовсе не надо было возрождать ферму Расселлов, какой она была тридцать лет назад. Они не просто отремонтировали особняк и сделали его своим; они его перестроили. Подумать только! Ведь Кэйди всегда считала тот старый дом идеальным! И вдруг выяснилось, что ее представление о чем-то недостижимом изменилось. Ей приходилось постоянно искать все новое определение прекрасного по мере того, как она добивалась желаемого. Но ведь достигнуть совершенства невозможно!
Из-за угла дома показался мужчина. Он шел со стороны конюшни, и на мгновение ей показалось, что это Джесс. Ее сердце привычно зачастило в груди, но тут она поняла, что обозналась: это был всего лишь Нестор. Кэйди поприветствовала его, и он помахал в ответ. Она натянула поводья и остановила фургон у входа в дом.
— Привет, Кэйди.
Он коснулся полей своей жеваной шляпы. Нестор предпочитал соломенные, а лошади, за которыми он ухаживал, вечно путали шляпы со своей кормушкой и норовили откусить понемножку.
— Как съездила?
— Очень успешно. Как дела?
— Все в порядке.
Кэйди задала насущный вопрос:
— Где Джесс?
— В конюшне. Места себе не находит, все спрашивает, куда ты запропастилась.
Она счастливо улыбнулась.
— Тебе стоит поспешить, — посоветовал Нестор. — Мчись прямо в конюшню, у него для тебя сюрприз заготовлен.
— О, Нестор, неужели это то, что я думаю?
— Я ничего не скажу.
Но не удержался и подмигнул. Довольная ухмылка на его заросшей щетиной физиономии сказала ей все, что она хотела знать.
— Давай поторопись, — повторил Нестор. — Оставь Нелл у входа, я вернусь и сам ее распрягу.
— Спасибо, — бросила она через плечо, пустив кобылу шагом, и он опять приподнял свою полусъеденную шляпу.
Джесс говорил, что новая конюшня напоминает Тадж-Махал
l:href="#note_24" type="note">[24]
, хотя это, конечно, явное преувеличение. Просто она была белой с коричневато-красной отделкой, и на этом сходство заканчивалось. Внутри просторнее и чище, чем в любом из тех домов, в которых Кэйди раньше доводилось жить. Пока конюшню населяло трое обитателей (нет, уже четверо, если сюрприз Джесса окажется именно тем, что она думала), но вскоре положение должно было в корне измениться.
Тяжба тянулась долго, но две недели назад адвокаты Уайли наконец согласились удовлетворить все ее претензии к своему клиенту, отбывающему тюремный срок. Ей предстояло подписать еще несколько документов, чтобы стать по-настоящему богатой. Теперь она сможет купить те фруктовые деревья, какие захочет, и нанять столько помощников, сколько нужно, чтобы возродить ее сад. Хватит и на то, чтобы огородить загоны и пастбища, необходимые Джессу для разведения и дрессировки лошадей, а главное, на закупку нужных ему чистокровных скакунов. Ведь он мечтал превратить свою ферму в лучший конный завод на северо-западе.
Кэйди натянула поводья перед закрытыми дверями конюшни.
— Тпру, Нелл. Нестор сейчас придет, — сказала она кобыле, спрыгивая с козел, отряхивая юбки и поправляя волосы. — Получишь вкусного овса ровно через минуту, я обещаю. А пока потерпи.
Потрепав кобылу по носу, она распахнула двери конюшни и проскользнула внутрь.
Кто бы мог подумать, что мисс Кэйди Макгилл, бывшая владелица салуна и крупье по «блэк джеку», когда-нибудь полюбит запах конюшни? Тем не менее это случилось. Ей нравился терпкий запах седельной кожи, пыли и пота, соломы и дерева и… ну да, даже навоза. Здоровый мужской запах. Он напоминал ей о Джессе, разве она могла его не полюбить? По-своему он не менее сладок, чем аромат цветущих яблонь. Во всяком случае, для Кэйди.
Возможно, она была несколько пристрастна.
И тут до нее донесся голос Джесса. Слов не разобрать, но этот волнующий грудной полушепот. У нее сразу пересохло во рту. Таким голосом он разговаривал только в двух случаях: общаясь с Пегасом, когда думал, что никто его не слышит, и шепча нежности ей на ухо.
Краснея, улыбаясь, как девчонка, Кэйди пошла по широкому проходу на призывный звук его голоса. Ни конь, ни его хозяин не услышали ее приближения: они были слишком поглощены друг другом. Она остановилась, чтобы посмотреть на Джесса.
Он стоял, перегнувшись через низкую дверцу денника и поставив одну ногу в запыленном изношенном сапоге на нижнюю перекладину. На нем была розовая рубашка и старые рабочие штаны из рубчатого вельвета, а на шее — платок с пестрым восточным рисунком по синему полю. Это была их общая, им одним понятная шутка: Джесс вырядился в самые немыслимые цвета, чтобы подразнить Кэйди и посмеяться над своим прежним обликом мрачного, как смерть, затянутого в черное Голта.
— Гордишься собой, верно? — расслышала Кэйди его слова, обращенные к вороному. — Думаешь, ты самый сильный жеребец по эту сторону от Кентукки, так? Богом клянусь, ты даже в груди шире стал со вчерашнего дня. Что скажешь? А ну-ка поди сюда, мистер. Зазнайка! Вот так… Ах ты, мой умник! Ах ты, мой красавчик!
— Я могу и приревновать.
Джесс медленно повернулся вокруг своей оси. Кэйди застала его врасплох, но он был слишком хорошо знаком с повадками лошадей и знал, что нельзя делать резких движений. Даже Пег, свой в доску, мог взбрыкнуть.
— Кэйди!
Она мигом позабыла о ревности. Радость, прозвучавшая в его голосе, показалась ей слаще музыки. Он подошел к ней, широко раскинув руки. Его улыбка излучала такую любовь, что Кэйди, позабыв обо всем, бросилась ему на шею и крепко обняла.
— Ой! Ой-ей-ей!
— Кэйди? В чем дело?
Джесс осторожно отстранил ее от себя и в тревоге заглянул ей в лицо.
— Я сделал тебе больно?
— Шутишь? Нет-нет, ни капельки. — Кэйди засмеялась, стараясь его успокоить.
— Со мной все в порядке, просто… сидела на козлах слишком долго. Никак не разогнусь. Ну-ка быстро поцелуй меня, Джесс. Я тебе сюрприз приготовила — закачаешься!
Он поцеловал ее долгим, глубоким, нежным, затяжным поцелуем, оставившим после себя ощущение завершенности. Они покачнулись и ухватились друг за друга для равновесия.
— Это и есть твой сюрприз?
— Нет, — ответила Кэйди с закрытыми глазами. — Я ужасно скучал по тебе.
— И я ужасно тосковала по тебе. Давай больше никогда не расставаться.
— Давай.
Он не поехал в Грантс-Пасс вместе с ней и Леви по одной-единственной причине: из-за Бэлль-Флер. Кэйди вовремя вспомнила об этом и спросила:
— Да, кстати, Нестор говорит, что у тебя тоже заготовлен сюрприз.
Джесс, счастливо ухмыляясь, высвободился из ее объятий.
— А вот попробуй угадай.
— Бэлль?
Он кивнул и схватил ее за руку.
— Боже мой, Кэйди, ты только взгляни. Он бесподобен.
Значит, жеребенок. Ее волнение росло, пока Джесс вел ее по полутемному проходу к просторному деннику в самом конце.
— О! Ой, Джесс, смотри!
— А что я тебе говорил?
Новорожденный сын Бэлль-Флер был черен с головы до ног, если не считать белой звездочки над гордым римским носом. Он перестал сосать молоко и повернул голову, оглядывая их влажным коричневым глазом.
— Ой, смотри, он уже умеет стоять и все делать! — выдохнула очарованная Кэйди.
— Ну конечно! Он бы и бегать смог, если бы мы его выпустили. Смотри, какие длинные ноги.
— Привет, милая Бэлль.
Гордая мать повернулась и подошла к ним.
— Ты славно потрудилась, — похвалила ее Кэйди, лаская бархатистую морду, тычущуюся ей в грудь. — Какой чудный малыш! Нелегко тебе пришлось? Ты долго мучилась, милая?
— Нет, она отлично справилась. Даже без нашей с Нестором помощи обошлась. Мэрион появился на свет за сорок минут.
— Мэрион? — насмешливо переспросила Кэйди. — Неужели ты действительно собираешься назвать этого прекрасного коня Мэрионом?
— А что? Мэрион, сын Пегаса и Бэлль-Флер. Он станет классным скакуном, Кэйди. Посмотри ему в глаза — он не знает страха! Посмотри, какая голова, какая широкая грудь!
— Английская и арабская кровь.
Она знала, что это хорошее сочетание. Разведение чистокровных лошадей оказалось делом в миллион раз более сложным, чем она могла вообразить.
— Он будет великолепным производителем! Они с Пегом на пару принесут нам отличных жеребят. Настоящих красавцев.
— Бэлль тоже имеет кое-какие заслуги в этом деле, разве ты забыл?
— Конечно, нет! Но мы закупим других чистокровных кобыл для наших жеребцов — добрых кобыл, чтобы не утомлять Бэлль.
— Вот как. «Тебе повезло, Бэлль», — подумала Кэйди. За один год жизнь золотисто-гнедой кобылы изменилась. От жестокости и побоев к процветанию и благополучию. Теперь у нее муж-красавец и чудесный сын. И в перспективе еще много-много детишек.
Мэрион свернулся калачиком в углу и заснул. Кэйди ужасно не хотелось уходить, но Джесс пообещал, что они смогут вернуться после обеда и еще немного полюбоваться на жеребенка. Направляясь к выходу, она поздравила Пегаса. Он вскинул голову и надменно раздул ноздри, принимая похвалу как должное.
Нестор как раз выпрягал Нелл из фургона.
— А где мой сюрприз? — потребовал Джесс. — Здесь?
Он начал рыться в фургоне, но обнаружил только укрытые мешковиной деревья, корзины с рассадой и мешки с каким-то особым удобрением, которое, по ее словам, можно приобрести только в Грантс-Пассе.
— Нет. — Кэйди с загадочной улыбкой обняла его, и они пошли к дому. Джессу хотелось расцеловать ее, раздеть и лечь вместе с ней прямо на землю.
— Я хотела подождать до ночи, но, похоже, так долго мне не продержаться.
— А мне-то уж точно.
Он имел в виду вовсе не сюрприз.
— Ну а все-таки что это такое? Думаешь, мне понравится?
— Я не сомневаюсь, ты будешь в восторге.
Джесс замер на месте. Сердце у него запнулось.
— Ты беременна?
— Что? Нет-нет, вовсе нет.
Она взглянула на него с огорчением.
— О, Джесс! Ты разочарован? Я…
— Нет! Конечно, я не разочарован, просто я… — Он неуверенно рассмеялся, сам не зная, что чувствует. Ладно, допустим, он был слегка огорчен, но в то же время ощутил облегчение. И еще он был заинтригован.
— Мы же не прилагали особых стараний, — оправдывалась смущенная Кэйди. — Я не знала, что для тебя это так важно.
Джесс ласково коснулся ее щеки.
— Конечно, для меня это важно, но если хочешь подождать, я не против.
— Я никуда не спешу.
Но в ее глазах загорелся какой-то новый огонек, буквально завороживший его. Джесс наклонился, чтобы ее поцеловать, но как раз в эту минуту Мишель окликнула их с крыльца:
— Обед через двадцать минут?
— Да! Отлично! — прокричали они в ответ.
— Добро пожаловать домой! — крикнула Мишель и исчезла в доме.
Кэйди взяла Джесса под руку.
— Ну как? Она хорошо о тебе заботилась, пока меня не было?
— Слишком хорошо. Если бы я съедал все, что она накладывает мне на тарелку, то через неделю весил бы больше Пега.
— Она прекрасная повариха, но ты прав, мне придется с ней поговорить о размере порций.
— Она же привыкла готовить на целую толпу у Жака, — заметил Джесс ей в оправдание.
— Я до сих пор поверить не могу, что мы ее заполучили, — добавила Кэйди.
— А мне так странно, что у нас есть экономка. По-моему, это какое-то чудо.
— Да, я тебя понимаю.
Они оба не переставали удивляться своему невероятному везению. Они обрели друг друга, и это самое большое чудо. Но, мало того, они обзавелись еще и хозяйством! Однако они отнеслись к свалившемуся на них богатству спокойно: оба понимали, что не это самое главное в жизни.
— Смотри, еще один сюрприз!
— О, Джесс, как мило! Это ты велел ей все приготовить?
— Нет. Да, — со смехом признался Джесс, когда Кэйди искоса бросила на него недоверчивый взгляд.
Мишель поставила на ручку кресла Кэйди стакан свежего холодного лимонада, а на ручку кресла Джесса — стакан мятного джулепа. Они осторожно уселись в качалки, взяли стаканы и чокнулись.
— За тебя.
— За нас.
— Добро пожаловать домой, милая.
— Я больше никогда не уеду. Во всяком случае, без тебя.
Они наклонились друг к другу и поцеловались, потом выпили и дружно блаженно вздохнули.
— Вот это жизнь, — заметил Джесс.
— У меня есть кое-что для тебя. — Кэйди вытащила из кармана юбки конверт и передала его Джессу. Он подумал, что это и есть сюрприз.
— «М.Б.», — прочел он, усмехаясь. Шутка в духе Мэриона. Он не мог указать фамилию «Голт» на письме, адресованном в Парадиз, поэтому придумал себе псевдоним «Мэрион Безоружный» для переписки с кузеном.
— Что он пишет?
Она наклонилась и заглянула ему через плечо.
— Он все-таки купил ту табачную плантацию.
—Думаешь, из него не выйдет хороший фермер?
— Понятия не имею. Год назад я сказал бы нет, безусловно, нет. Но в то время я и представить себе не мог, что сам стану владельцем коневодческой фермы.
— А я даже и не мечтала о собственном фруктовом саде.
Джесс взглянул на нее с улыбкой. Счастье Кэйди было для него важнее всего на свете.
— Думаешь, это награда нам за добродетель?
— Ха!
Что ж, вполне определенный ответ.
— Давай выпьем за Мэриона, — предложил Джесс, притрагиваясь к ее бокалу.
— За Мэриона. Надеюсь, он окажется таким же везучим, как и мы.
— И таким же счастливым.
— Ну уж это вряд ли. Счастливее меня нет никого на свете. И быть не может.
— Разве что я.
Хорошо, что они сейчас одни. Иногда Нестору случалось услышать, что они говорили друг другу, и он начинал давиться от смеха, будто его тошнило. Это стесняло их и не позволяло дать волю чувствам.
Первая вечерняя звезда подмигнула им с темнеющего небосклона. Высоко над головой, блеснув белым брюшком, пролетела скопа и камнем ринулась вниз к реке, видимо заметив в воде свой ужин. Джесс еще раз блаженно вздохнул, имея в виду сразу все — землю, этот дом, их жизнь, неумолкающий рев Бродяжьей реки, который он полюбил всей душой. Этот шум стал частью его души, такой же неотъемлемой, как любовь к Кэйди.
Он поставил свой стакан.
— Так что за сюрприз ты мне приготовила? Я требую его немедленно.
— Ладно, как скажешь.
Кэйди тоже опустила свой бокал. — Как ты думаешь, Мишель в кухне?
— Наверное. А что?
Она поднялась с качалки.
— Я не могу показать тебе сюрприз прямо здесь. Пойдем со мной.
Они отошли в дальний угол веранды, туда, где на цепях, прикрепленных к потолку, висели качели. На них Кэйди иногда позволяла себе подремать днем за компанию со Страшилой, а Джесс приходил сюда по вечерам выкурить сигару.
— Сюда.
Кэйди зашла за качели в самый угол, где тень была гуще. Джесс озадаченно последовал за ней. Она огляделась по сторонам.
Джесс не знал, что и думать.
— В чем дело?
Улыбаясь несколько напряженной улыбкой, Кэйди начала расстегивать платье.
— Ах вот как!
Он с готовностью потянулся, чтобы ей помочь. Ему уже нравился этот сюрприз.
— Нет, не надо, Джесс. Тебе придется подождать.
— Ладно.
Смотреть тоже приятно. На ней было дорожное платье, как она сама его называла, — серое, практичное, способное сделать безликой любую женщину, кроме Кэйди. Вот она расстегнула пуговицы до самой талии, высвободила плечи и руки и принялась возиться с белой сорочкой.
— Э-э-э… видишь ли, обед будет готов через пять минут, — деликатно напомнил Джесс.
— Ничего страшного, это много времени не займет.
— Неужели? Что ты такое говоришь? Давай…
— Потерпи.
— Ну ладно, ладно.
Джесс прислонился к перилам, решив положиться на Кэйди. Что бы она ни задумала, опыт подсказывал ему, что разумнее будет подождать,
Кэйди распустила шнуровку и движением плеч сбросила бретельки. Закусив нижнюю губу, она взглянула на мужа украдкой сквозь длинные ресницы. В ее взгляде читались нетерпение и тревога. Джесс чувствовал, что еще минута — и он умрет от любопытства.
— В чем дело?
Она еще раз опасливо огляделась по сторонам.
— Готов?
— Кэйди…
— Ну ладно, ладно… — Кэйди осторожно, бережно развела в стороны полы сорочки, обнажая грудь. Выжидательная улыбка угасла на губах у Джесса, Он уставился на нее в страхе.
— Милая моя, любимая, что случилось? Детка, ты поранилась…
Он умолк и заморгал, разглядывая ее левую грудь — слишком ярко-розовую, воспаленную кожу и слегка распухшую татуировку под левым соском. Постепенно до него стало доходить, что очертания рисунка изменились, и опять на его губах медленно расплылась улыбка.
— Она все еще немного побаливает. Но мне кажется, что получилось очень мило, — застенчиво проговорила Кэйди. — Тебе нравится?
— Кэйди… — вот и все, что он смог сказать.
— Этим занимается одна женщина в Грантс-Пассе. Ей почти ничего не пришлось делать, только пририсовать ноги, хвост и уши. Да, и еще превратить клюв в нос. Но крылья остались на месте.
— Это же Пег! — удивленно воскликнул Джесс.
— Да, это он. По-моему, похож. А ты как думаешь?
Джесс кивнул. Как странно! Ему бы следовало рассмеяться, а он растрогался чуть ли не до слез.
— Ты всегда не терпел эту чайку, — заметила Кэйди. — Ты хотя и молчал, но я все равно знала.
Это была чистая правда. Джесс наклонился к ней и прижался губами к ее губам, шепча, что любит ее, безумно любит. А потом припал к ее груди и запечатлел легчайший трепетный поцелуй на ее новой татуировке. Когда он поднял голову, на глазах у нее стояли слезы.
— Джесс… О, Джесс, это твое клеймо на мне. Потому что я принадлежу тебе.
Ему пришлось прибегнуть к шутке, чтобы окончательно не расчувствоваться.
— Пег будет страшно горд.
Кэйди вытерла слезы и засмеялась.
— Я как-то не подумала, что придется показывать наколку и ему.
— Обед готов!
— Мы идем! — прокричал Джесс, и затянутая сеткой дверь захлопнулась.
— Помоги мне.
Кэйди принялась неловкими торопливыми движениями натягивать на себя одежду. Джесс попытался помочь, но в четыре руки получалось еще хуже. Они начали хихикать. Минута нежности миновала, но Джесс сделал еще одно признание.
— Господи, Кэйди, как я тебя люблю! Тебе не кажется, что мы в раю?
Кэйди сосредоточенно разглядывала неправильно застегнутые пуговицы. Срочно надо их перестегнуть.
— Я не знаю, Джесс, — рассеянно ответила она, — но могу сказать тебе одно.
— Что?
Он отступил, давая ей возможность первой обогнуть качели. Она обернулась и нежно взяла его под руку.
— Это лучше, чем консервировать лососину.


Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Сердце негодяя - Гэфни Патриция

Разделы:
1.2.3.4.5.7.8.9.10.11.12.13.14.15.

Ваши комментарии
к роману Сердце негодяя - Гэфни Патриция



отличный роман, но не самый лучший этого автора
Сердце негодяя - Гэфни Патрицияарина
28.04.2012, 20.58





Да он просто суперски очаровательный роман, самый мой любимый, приводящий в восторг, очень романтичный, душевный, страстный и чувственный, читаеться легко на одном дыхании! Восхитительный роман красивый яркий, оригинальный, с изюменкой, уникальный и неповторимый!
Сердце негодяя - Гэфни ПатрицияНаталья Сергеевна
1.09.2012, 17.52





Милый аферист, американский О. Бендер, Одурачил весь заштатный городок и первую красавицу - хозяйку салуна. У читателя легкая улыбка на устах. Ни кто не убит, не избит, не похищен. Не снят ни один скальп. Душа и сердце отдыхает.
Сердце негодяя - Гэфни ПатрицияВ.З,.67л.
11.08.2015, 12.21





Девушки, помогите вспомнить исторический роман!)) действие происходит в Америке. Главная героиня- детектив отправляется на поиски ушедшего из дома мужчина ( она думает, что любит его) и по дороге встречает его брата, который не открывает ей своего настоящего имени. Они вместе продолжают поиски и между ними зарождается любовь))) буду ОЧЕНЬ благодарна, если кто-то подскажет название или автора))
Сердце негодяя - Гэфни ПатрицияЛина
19.09.2015, 12.12





Лина, ваш роман "Когда сердце манит" Грегори Джил.
Сердце негодяя - Гэфни Патриция---
19.09.2015, 13.23





Спасибо Вам огромное!)))))
Сердце негодяя - Гэфни ПатрицияЛина
19.09.2015, 15.44





Прекрасный роман!!! Читайте. 10/10
Сердце негодяя - Гэфни Патрициямэри
20.09.2015, 13.44





Миленький романчик, но не более.
Сердце негодяя - Гэфни ПатрицияЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
19.02.2016, 13.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100