Читать онлайн Роковое сходство, автора - Гэфни Патриция, Раздел - Глава 27 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Роковое сходство - Гэфни Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.58 (Голосов: 116)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Роковое сходство - Гэфни Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Роковое сходство - Гэфни Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гэфни Патриция

Роковое сходство

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 27

– Ник опять сегодня не пришел?
Анна оторвалась от расписания поставок, на котором безуспешно пыталась сосредоточиться, и увидела в дверях О’Данна.
– Добрый день, Эйдин. Нет, он не пришел. Он… не совсем здоров.
Машинально сжимая в пальцах перо, она ощутила холодное презрение к себе за только что произнесенную ложь.
О’Данн вошел в кабинет и закрыл за собой дверь.
– С Броуди все в порядке? – спросил он, понизив голос. – Он что, серьезно заболел? Вот уже третий день его нет на работе!
– Нет-нет, ничего серьезного, он просто… неважно себя чувствует. Возможно, он появится уже завтра.
«Очень возможно, что завтра он будет уже далеко отсюда, – подумала она с горечью. – Может, он сейчас уже в пути, откуда ей знать?»
– Анна? Прошу прощения, но вы тоже выглядите неважно. Почему бы вам самой не взять полдня отдыха? Вы слишком много работаете.
– Не беспокойтесь обо мне, Эйдин, я прекрасно себя чувствую.
Но он был прав: на самом деле она чувствовала себя ужасно. К тому же у нее было зеркало, она знала, как выглядит. Даже временное расставание с Джоном дало ей представление о том, что за жизнь у нее будет, когда он уйдет навсегда. Тяжкая, изнурительная, безысходная. Бесконечно одинокая. С пустотой в сердце.
Она откашлялась и наконец задала вопрос, мучивший ее все последнее время:
– Есть какие-нибудь новости от мистера Дитца?
– Нет, но думаю, ждать осталось не долго. Я удивляюсь, почему они тянут до сих пор. Если бы не тот случай на «Александре», полагаю, они забрали бы его уже давным-давно. Он так ничего и не выяснил.
Анна сидела неподвижно, уставившись прямо перед собой.
– Насколько я понимаю, человек, которого вы послали расследовать убийство Мэри Слоун, так ничего и не обнаружил?
О’Данн положил руку поверх ее холодной руки.
– Нет. Но, по правде говоря, я и не ожидал положительных результатов. Поверьте, Анна, мне очень жаль. Клянусь вам, если бы я только мог предвидеть, как далеко все это зайдет, я никогда не дал бы своего согласия.
– Я тоже, – сказала она.
– Надеюсь, вы не влюблены в него?
Анна отдернула руку.
– Что вы, конечно, нет!
О’Данн ласково улыбнулся. Она не могла бы сказать с уверенностью, поверил он или нет.
– Все скоро кончится, моя дорогая.
Эта мысль не принесла ей ни малейшего утешения. Анна поднялась, чувствуя, что больше не в состоянии продолжать этот разговор.
– Да, скоро… А знаете, Эйдин, вы, пожалуй, правы. Я действительно пойду домой. Видит бог, толку от меня здесь никакого.
– Вот и хорошо, отдых вам необходим. Передайте от меня привет Джону.
– Да, непременно.
Еще одна ложь: за три дня они с Броуди не сказали друг другу ни слова, и она не собиралась начинать разговор сейчас, хотя ощущение недоговоренности преследовало ее, усугубляя боль, нанесенную его предательством. Им надо было поговорить: то, что случилось, не могло оборваться просто так. И в то же время ее ужасала мысль о новом столкновении, о той боли, которую оно неизбежно должно было причинить.
К тому же сам Броуди не желал с ней разговаривать. Он старался не оставаться в одной комнате с ней, не появлялся на работе, чтобы избежать встречи, и уходил из дому, когда Анна обедала или ужинала с семьей. Если тетя Шарлотта и обратила внимание на его нарочитое отсутствие, то вслух ничего не сказала. Точно так же вел себя и Стивен: наблюдал, выжидал и ничего не говорил.
Хуже всего было по ночам. Измученная, разбитая, Анна лежала без сна, прислушиваясь к звукам за стеной, стараясь услышать хоть что-нибудь: кашель, скрип мебели, все, что угодно, лишь бы удостовериться, что он все еще там.
Каждое утро она ожидала, что не найдет его на месте, и всякий раз, убедившись, что он еще не сбежал, ощущала такой прилив облегчения, что ей становилось дурно. А следом за облегчением приходила злость на саму себя, потому что это безумие, поселившееся у нее в душе, не давало ей убить, изгнать, уничтожить свою глупую любовь к нему.
В его глазах она тоже видела гнев – сумрачно тлеющий, грозный – и пугалась, потому что не находила для него причин. Уж ему-то за что сердиться? Разве она не предоставила ему полную возможность объяснить все, что он пожелает? Просто объяснять было нечего: он оказался вором – в точности как и его брат. Пятьдесят тысяч фунтов представляли собой громадную сумму денег, но компания ее отца – ее компания! – могла выдержать такую потерю и не разориться. Анну смущало другое. Он похитил не только деньги, но и ее сердце. Она не знала, сможет ли пережить эту утрату.
Ей страстно хотелось с кем-нибудь поделиться. Эйдин был единственным другом, посвященным в их тайну, но к нему Анна обратиться не могла. Ей требовалось женское участие и понимание. Короче, ей нужна была Милли. Однако она чувствовала себя не готовой, несмотря ни на что, довериться своей ближайшей подруге, рассказать ей, что живет во лжи со дня венчания… нет, гораздо дольше, если учесть, как долго она пребывала в состоянии самообмана.
Когда-нибудь, решила Анна, она расскажет Милли все, но не сейчас. Потом, когда Броуди уже не будет. Означает ли это, что она по-прежнему защищает его? А может быть, себя? Ответа Анна не знала: в голове у нее царила сумятица, к тому же она была слишком истерзана, чтобы разбираться в подобных тонкостях.
Вернувшись домой, Анна обнаружила, что дверь в гардеробную полуоткрыта: верный признак того, что Броуди нет в его комнате. Через раскрытую дверь она увидела Перлмана за работой. Он прилежно наводил порядок на письменном столе хозяина.
– Где мистер Бальфур? – спросила Анна с порога.
– В саду, мэм, вместе с сэром Томасом. Они там с самого полудня, мэм.
– Спасибо, Перлман.
Она переоделась, хотя и сама себе не смогла бы объяснить, с какой целью. Джудит нигде не было видно. Ничего удивительного: она не ожидала возвращения своей хозяйки в столь ранний час. Анну это устраивало; ее горничная нравилась ей не больше, чем самому Броуди. Ей вспомнилось то утро, когда он ворвался в ванную и уволил Джудит, но она поспешила прогнать это воспоминание, повлекшее за собой множество других.
Анна надела свое любимое платье с зеленым и желтым цветочным узором: оно прекрасно сидело и подчеркивало тонкость талии. Около зеркала она задержалась, разглядывая свое бледное лицо, темные круги под глазами, оставленные тревогой и бессонницей. Потом покусала губы и несколько раз ущипнула себя за щеки, но вызванный такими ухищрениями румянец показался ей неестественным.
Анна с отвращением отвернулась от зеркала. Какая разница, что он о ней подумает? Что ей за дело? Она отправилась его искать. Нет, искать отца, напомнила она себе.
* * *
Броуди откатил кресло сэра Томаса под дерево, чтобы избежать лучей послеполуденного солнца. Старый джентльмен задумчиво моргал, но не произнес ни слова. В этом не было ничего необычного: им частенько случалось проводить предвечерние часы в дружеском молчании, слушая пение птиц и жужжание пчел в кустах. У Броуди почти прошла головная боль, во рту пропало ощущение, будто он набит ватой, смоченной в уксусе. О прошлой ночи у него сохранились довольно отрывочные воспоминания, но он не забыл основное: вчера вечером он ушел из дома и напился вдрызг в компании Нила Вогана.
Все началось достаточно невинно. Они отправились на Роу-стрит в заведение под названием «Королевский тир», где мишенями служили портреты королевы Виктории, принца Альберта и других коронованных особ. Но потом они посетили несколько пивных и танцевальных залов; ему смутно вспоминалось какое-то кабаре с раздеванием и непристойные «живые картины» в некоем безымянном клубе на берегу реки.
После этого в память запало только одно: как они остановились в переулке позади Лайм-стрит, чтобы справить нужду у ближайшей стенки, и Воган предложил ему затянуться из своей трубки. Это была не табачная трубка, а Броуди был, конечно, пьян, но не настолько пьян. Он исколесил весь мир и знал, какое воздействие оказывает на человека жевание или курение измельченных листьев коки <Листья тропического кустарника, содержащие алкалоид кокаина.>. Поэтому он отказался от предложенной трубки, спрашивая себя, как поступил бы Ник на его месте. Этого он угадать не мог, зато сразу получил ответы на множество вопросов относительно Нила Вогана.
И все-таки Броуди по-прежнему не понимал главного: на чем основывалась дружба Нила с его братом. Николас был – по крайней мере внешне старался казаться – респектабельным господином, деловым человеком, преуспевшим только благодаря собственным заслугам, выгодно женившимся на хозяйской дочке, водившим дружбу с такими твердолобыми ретроградами, «столпами общественной морали», как Эдвин Миддоуз. Что у него могло быть общего с Нилом Воганом, который – если уж называть вещи своими именами – был подонком и отщепенцем?
Было уже очень поздно, когда они отправились в публичный дом, причем у Броуди не сохранилось никаких воспоминаний о том, как он туда добрался. Он помнил только, как последовал за одной из девиц наверх. Ах да, у нее были длинные черные волосы. И еще он помнил, как растянулся рядом с ней на постели прямо в одежде, а она была уже голая и возилась с пряжкой ремня у него на брюках. Потом он впал в забытье.
Если бы нечто подобное случилось с Джоном Броуди, они обобрали бы его до нитки, а после вышвырнули бы на улицу. Но Николас Бальфур был джентльменом. Ему дали проспаться в постели шлюхи до рассвета, а потом деликатно посоветовали отправляться домой к жене. И даже угостили на прощание чашкой кофе.
– Добрый день, папа.
Броуди вскинул голову. Смотреть на нее – маленькую и пленительную, похожую на сказочного эльфа, – всегда было упоением, но в последнее время при виде ее затравленных горем, обведенных темными кругами глаз у него все переворачивалось внутри, поэтому он старался ее избегать. Только на этот раз она застала его врасплох. Он попытался отвернуться, но не смог.
Солнце пронизало золотыми стрелами ее рыжевато-русые волосы, уложенные в строгую прическу. Эффект получился драматический, хотя, наверное, не совсем тот, какого она добивалась. Броуди знал, что для него Анна навсегда останется прекраснейшей из женщин и никакой другой никогда уже не будет. При одном взгляде на нее ему стало невыносимо больно.
Она наклонилась к отцу, поцеловала его в щеку и что-то тихо сказала ему на ухо. Старик рассеянно улыбнулся и кивнул, глядя в пространство. Потом она выпрямила спину и перевела вечно серьезный, а с недавних пор трагический взгляд на Броуди. Он поднялся на ноги и, еле волоча ноги, ни разу не оглянувшись, поплелся к дому.
Анна ощутила приближение истерики. Ну почему бы ему просто не взять нож и не всадить его ей в сердце? Она тихонько попрощалась с отцом, хотя он вряд ли обратил внимание на ее присутствие. Решительным шагом, размахивая руками, как солдат на марше, Анна направилась к дому. Зайдя в комнату мисс Фитч, она обнаружила сиделку за чтением книги и отправила ее в сад к отцу. Джона она нашла в библиотеке.
Опять она чуть не упала, наткнувшись на модель парового двигателя, все еще валявшуюся на полу и успевшую покрыться изрядным слоем пыли: Броуди забросил ее, как и все остальные свои занятия, с того самого дня, когда Анна обвинила его в краже. Он сидел в кресле у открытого окна и делал вид, будто читает газету, даже не замечая ее присутствия. Это стало последней каплей: Анна потеряла терпение.
– Чего ты ждешь? – потребовала она, воинственно подбоченившись и сверкая глазами. – Почему ты все еще здесь? Почему бы тебе просто не исчезнуть?
Броуди опустил газету на колени. Его взгляд оказался под стать улыбке: такой же ледяной. Он решил сказать ей правду.
– Я жду четвертого августа.
Это заставило ее замолчать. Смятение и тревога промелькнули у нее на лице. Он ощутил злобное удовлетворение: ему нравилось ставить ее в тупик.
– Почему? – спросила она наконец.
«Потому что, прежде чем уйти, я хочу посмотреть, какое выражение будет у тебя на лице, Энни». Вслух он сказал:
– Почему бы и нет?
Анна гневно отвернулась и отошла к книжным полкам на дальней стене библиотеки. Четвертое августа наступало через два дня. Неужели он нарочно выбрал именно этот день, двадцать пятый день ее рождения, чтобы ее бросить? Если так, значит, в нем есть изощренная жестокость, о существовании которой она не подозревала. Анна заставила себя повернуться к нему лицом.
– Я знаю: меня ты и в грош не ставишь. Но ты подумал о том, как твое внезапное исчезновение отразится на моей семье, на репутации компании моего отца? Неужели ты ненавидишь нас так сильно, что тебе будет приятно погубить всю семью?
Такая постановка вопроса его взбесила, и в то же время ему захотелось ее успокоить. Джон поднялся с кресла и подошел к ней. Чем ближе он подходил, тем сильнее Анна прижималась спиной к полкам книжного шкафа, словно хотела пройти насквозь. Это доставило ему удовольствие. Подойдя к ней вплотную, он произнес тихо и холодно:
– Не тревожься о своей драгоценной репутации. Я позабочусь, чтобы она не пострадала.
Анна провела языком по губам, испуганная и взволнованная его близостью.
– Каким образом?
Броуди пропустил вопрос мимо ушей. Ему самому не терпелось спросить ее кое о чем.
– Почему ты никому не рассказала про деньги? Почему Дитц до сих пор не арестовал меня?
Она смутилась и покраснела, попыталась обойти его стороной, но он уперся руками в книжную полку по обе стороны от нее, не давая ей уйти.
– Ну? Что скажешь, Энни? Почему ты меня не выдала? Ты ведь даже Эйдину не сказала, не так ли?
Анну охватила дрожь. Она не ожидала, что он задаст ей такой вопрос. Вот ублюдок! Почему он не может просто взять то, что она ему дала, и оставить ее в покое? Неужели он хочет еще и помучить ее напоследок?
– Стивен всем расскажет. Он сказал, что подождет несколько дней, а потом объявит об этом во всеуслышание.
– Но почему не ты сама? – упорствовал Джон, наклоняясь ближе к ней. – Почему не сейчас?
Он прекрасно знал, почему! Анна чувствовала себя беспомощной, она не в силах была солгать или вообще хоть что-нибудь сделать, просто стояла, не глядя ему в глаза, и ждала, что вот-вот он ее поцелует. Ей так хотелось, чтобы он ее поцеловал! Она мечтала об этом! Может, ей только почудилось, или она сама действительно наклонилась вперед, тихонько поднимая лицо к нему навстречу? Если бы он коснулся ее сейчас, она бы исцелилась, пусть хоть на минуту. Дело стоило бы того.
Ее глаза закрылись.
Она ничего не услышала, но что-то подсказало ей, что его нет рядом. Когда Анна открыла глаза, Броуди удалялся быстрым шагом и был уже на полпути к двери.
– Джон! – тихо окликнула она, надеясь, что он не услышит, и втайне молясь, чтобы услышал. Он не остановился.
* * *
– Но ведь когда-то ты его любила, Милли? Хоть в самом начале, когда вы поженились!
– Ну разумеется, я была в него влюблена. Он мне казался божеством, я любила его безумно! И я искренне верила, что он спасет меня от одуряющей скуки, царившей у меня дома.
– Неужели тебе так плохо жилось дома?
– Ты же знаешь, как это было: гораздо хуже, чем у тебя до свадьбы с Николасом. Визиты, ответные визиты, прием визитеров, оставление карточек. Написание писем и чтение писем вслух. Прогулки. Рукоделие! Шкатулки из ракушек, гербарии с водорослями, восковые цветы…
Анна прервала подругу горьким смехом, вспоминая, как все это было.
– Но работать по-настоящему, – продолжала Милли, – делать что-то полезное, привнести какой-то смысл в свою жизнь – боже сохрани! Не ровен час, люди подумают, что ты нуждаешься в деньгах!
– Ужас!
– Поэтому вся суть жизни высшего сословия заключается в абсолютной праздности.
Подруги обменялись понимающими взглядами.
– Разве твою тетку не возмущает, что ты чуть ли не каждый день отправляешься на верфи вместе с Николасом, а теперь у тебя есть даже собственный кабинет?
– Да, она просто в шоке. Даже говорить об этом не может, – кивнула Анна.
– Видит бог, Анна, я тебе завидую. У тебя есть все: замечательный муж, не мешающий тебе делать любимую работу, а когда-нибудь будут и дети…
Анна попыталась улыбнуться, но безуспешно. Ей хотелось сказать Милли, что завидовать нечему, тогда подруга могла бы ее утешить. Никогда у нее не будет детей. Мужа у нее тоже нет. А снисходительное отношение Николаса к ее работе объяснялось не добротой, а равнодушием.
Она опустила чашку на блюдце и поставила на столик. Гостиная на Лорд-стрит была скудно обставлена старой, разнокалиберной мебелью, но тем не менее казалась тесной. Здесь всегда было сыро и почти всегда полутемно. От полного убожества обстановку спасали только мелочи, отвечавшие тонкому, хотя несколько эксцентричному вкусу самой Милли: забавные картинки, вырезанные из журналов и приклеенные к обшарпанным стенам, индийский ковер с экзотическим орнаментом, в основном скрывающий обивку старого дивана, коллекция свечей всех цветов и размеров на каминной полке, самодельная этажерка для книг.
Постоянной прислуги не было, только одна молоденькая служанка приходила после полудня на час с небольшим, чтобы прибраться и принести Милли обед из соседнего ресторанчика. Но несмотря на все неудобства и разительную перемену, наступившую в условиях жизни подруги по сравнению с прежними временами, в этот день Анна подметила в Милли некую оживленность – и это было не просто нервное возбуждение, а настоящая радость жизни, которой она не видела уже долгое время.
– А как у тебя все складывалось с Джорджем в первое время? – робко спросила Анна, старательно расправляя складки платья на коленях. – Каково это было – чувствовать себя влюбленной?
– Ну это уж тебе лучше знать, – усмехнулась Милли. – Ты восемь лет была влюблена в Николаса.
Анна на секунду прервала свое занятие.
– А как ты… У тебя было…
Господи, что за нелепость – она не могла связать двух слов в разговоре со своей лучшей подругой!
– Ты когда-нибудь испытывала плотское наслаждение? – спросила она напрямую, слегка краснея, но радуясь, что вопрос наконец-то прозвучал.
Вместо ответа Милли встала и подошла к накрытому салфеткой трехногому столику у окна. Она открыла шкатулку и что-то вынула. У Анны рот открылся от изумления, когда она увидела, что это пахитоска <Дамская папироса.>.
– Хочешь попробовать?
Не переставая удивляться, Анна отрицательно покачала головой.
Милли чиркнула спичкой по кирпичной стенке камина, зажгла пахитоску, затянулась и выдохнула облачко дыма.
– Вообще-то это манерность. На самом деле мне вовсе не нравится курение.
Она повернулась спиной к камину, скрестив руки на груди и держа пахитоску поверх левого плеча.
– Когда я вышла замуж за Джорджа, мне было меньше лет, чем тебе сейчас, а главное, я была гораздо более невежественной.
– Разве такое возможно?
– Это невероятно, правда? – воскликнула Милли. – Просто не верится, насколько женщины невежественны во всем, что касается вопросов пола! Но я твердо убеждена, что именно такими мужчины и хотят нас видеть. Это дает им еще большую власть над нами. Извини, мы отклонились от темы.
Она взмахнула пахитоской в воздухе, словно давая понять, что больше не оседлает своего любимого конька, потом снова глубоко затянулась, но на этот раз не выдохнула сразу. Анна следила зачарованным взглядом, как дым короткими, как будто рублеными, порциями выходит у нее изо рта и из ноздрей при каждом слове.
– Когда мы впервые занимались любовью после свадьбы, мне это не понравилось.
Анна сочувственно кивнула, вспоминая свой собственный опыт. Потом она улыбнулась, предвкушая продолжение истории.
– А во второй раз? Что было потом?
Милли швырнула пахитоску в камин и отвернулась.
– Потом… Потом стало неизмеримо хуже. Стало просто невыносимо.
Улыбка Анны угасла.
– О, Милли…
Она встала, не зная, что делать дальше. Не по этой ли причине Милли оставила Джорджа? Анна подошла к подруге, взяла ее за руку, отбросила темный локон со щеки, чтобы заглянуть ей в лицо.
– Он делал тебе больно? Да, Милли?
Милли рассмеялась коротким горестным смешком:
– Да. Иногда. Нарочно. Я была так наивна, что даже не знала… поверишь ли, в течение многих лет я не подозревала, что с ним не все в порядке. Я думала, все мужчины такие.
Губы у нее задрожали, но глаза остались сухими. Она опять отвернулась.
– Возможно, они действительно все такие, откуда мне знать?
Анна подумала о Джоне. Даже в худшие свои минуты, когда он бывал груб и жесток, он все-таки заботился о том, чтобы доставить удовольствие ей, а не только себе самому.
– Нет, не все, – тихо, но решительно сказала она вслух.
– Я рада, что поделилась с тобой, – заявила Милли, стряхивая пепел с юбки и вновь возвращаясь в обычное бодрое состояние. – Я хотела рассказать раньше, много раз пыталась начать, но мне было стыдно. – Она горделиво вздернула подбородок. – Это совершенно нелепо: ведь я же не делала ничего дурного!
– Конечно, нет. И ты молодец, что оставила его. Он чудовище – надо было бросить его раньше.
– Надо было. Это единственное, о чем я жалею: я слишком долго терпела.
– А что говорит мистер Мактавиш? У тебя будут какие-нибудь затруднения с разводом? – спросила Анна после небольшой паузы, чтобы переменить тему.
У нее сложилось впечатление, что Милли еще не готова делиться с ней подробностями своего замужества. По крайней мере не сейчас.
Милли направилась к дивану, села, закинув одну руку на спинку, и заговорила небрежным тоном, но не глядя в глаза подруге:
– Об этом я тоже хотела с тобой поговорить.
Анна вопросительно посмотрела на нее:
– Мистер Мактавиш больше не является моим адвокатом.
– Нет? А мне казалось, он тебе нравится…
– Я… Он мне действительно нравится. И даже очень. Очень сильно нравится.
Анна заморгала. Через минуту она опустилась на диван рядом с подругой.
– Насколько сильно? – спросила она, понизив голос.
Лицо Милли как будто окаменело. Анна угадывала в нем отражение внутренней борьбы, столкновение тревоги и радостного волнения, надежды и отчаяния.
– Мистер Мактавиш и я… – Милли рассеянно провела ногтем по ковру, следуя за извивами прихотливого орнамента, – мы с ним стали друзьями.
– Друзьями?
– Да.
– Близкими друзьями?
– Да.
Она наконец заставила себя встретиться глазами с Анной.
– Мне кажется, я в него влюбилась. Он говорит, что тоже влюблен в меня. При… подобных обстоятельствах он больше не мог оставаться моим адвокатом.
– Нет, конечно, не мог, я это понимаю. – Анна вдруг радостно засмеялась и схватила Милли за руку. – Но это же замечательная новость! Я так рада за тебя! Его зовут Мэйсон, я не ошибаюсь? Каков он из себя? Расскажи мне все.
Милли осторожно высвободила пальцы из ее восторженного пожатия и снова встала, словно намереваясь держаться подальше от подруги.
– В чем дело? – спросила наконец Анна, удивленно нахмурившись.
Милли прислонилась к каминной полке и воинственным жестом, как показалось Анне, скрестила руки на груди.
– Возможно, ты не станешь так бурно радоваться за меня, когда узнаешь, что я сделала. По правде говоря, я не исключаю, что ты… будешь меня презирать.
Сбитая с толку Анна едва не рассмеялась снова.
– Мне это представляется маловероятным. И что же ты такое сделала?
– Я… мы с ним… были близки. И я… не жалею об этом. У меня нет желания снова выходить замуж, хотя он и сделал мне предложение. Но и расставаться с ним я тоже не хочу. Ты понимаешь, о чем я говорю?
– Думаю, да, – тихо ответила Анна, встретив пристальный и серьезный взгляд Милли с полным пониманием и сочувствием. – Ты собираешься сделать мистера Мактавиша своим любовником. На неопределенное время.
– Совершенно верно. Итак, – голос Милли дрогнул, – я вижу, ты не знаешь, что на это ответить. Зато теперь ты понимаешь, почему я пыталась тебя защитить. Ведь ты не рассчитывала услышать подобное признание? Если о моих отношениях с Мэйсоном станет известно в обществе, твоя репутация пострадает почти так же сильно, как и моя, просто потому, что ты была моей подругой. Я не вправе требовать такой жертвы, а ты не готова ее принести. Полагаю, что теперь ты…
– Милли, прекрати немедленно, а не то я рассержусь. Подойди сюда и сядь.
Помедлив несколько секунд, Милли повиновалась. Анна закрыла глаза и откинула голову на спинку дивана.
– Насколько я поняла, ты ждешь, что я буду осуждать тебя за это? Сейчас вскочу и уйду, никогда больше не буду с тобой встречаться и разговаривать, так? Ты этого от меня ждала?
– У тебя есть все основания так поступить. Ты всегда придавала больше значения условностям, чем я. Ты всю свою жизнь прожила, строго следуя правилам. Твой муж – воплощенная респектабельность, а твоя тетя…
Она умолкла, удивленная грустной усмешкой подруги. Анна посмотрела ей прямо в глаза, не пытаясь скрыть свою печаль.
– У меня нет ни малейшего желания осуждать тебя за то, что ты любишь этого человека, за все, что с ним связано. Я хочу только одного: чтобы ты была счастлива. И если Мэйсон Мактавиш может дать тебе счастье, вот тебе мой совет – бери его, не раздумывая. Бери свое счастье, пользуйся им, пока можешь, сколько можешь, любым доступным тебе способом.
Глаза Милли наполнились слезами.
– О, Анна, – прошептала она, всхлипывая и нащупывая в кармане носовой платок. – Спасибо. Прости, я не знала, как ты к этому отнесешься, не знала, чего ждать. Мне следовало догадаться, что ты поступишь именно так. Что бы я без тебя делала?
Часы на камине пробили два раза. Анна встала, смахивая слезы со своих собственных глаз.
– Полагаю, ты бы справилась сама, без моей помощи. Мне очень не хочется уходить, нам столько всего нужно обсудить… например, почему ты не хочешь выходить замуж за любимого человека, хотя он просит твоей руки? Но у нас будут гости к чаю, и я уже опаздываю, а тетя и без того на меня сердита за многое, и если я не появлюсь вовремя…
– Ничего страшного, я прекрасно понимаю, что тебе пора уходить. Мы еще успеем наговориться всласть.
Милли встала, а Анна порывисто и крепко обняла ее. – Как мне не хочется оставлять тебя здесь! Если бы ты могла переехать ко мне жить насовсем!
– Твоя тетя была бы без ума от радости.
– А меня уже не волнует, что она подумает. Честное слово, Милли, я больше не принимаю такие вещи близко к сердцу.
– Да, я вижу: ты говоришь серьезно. В последнее время я тебя просто не узнаю, Анна. И я благодарна тебе за приглашение, но предпочитаю остаться здесь. Сказать по правде, мне здесь даже нравится. Я все больше и больше привязываюсь к этому месту. Раньше я даже представить себе не могла, как это чудесно – жить одной. Если ты будешь навещать меня время от времени, мне больше нечего будет желать.
Они вместе дошли до двери, держась за руки.
– Я тоже должна рассказать тебе кое-что, – тихо призналась Анна. – Не сегодня, но в скором времени.
– Я знаю.
Анна удивленно вскинула взгляд:
– Знаешь?
– Знаю, что тебя что-то тревожит. Это Николас?
Не зная, смеяться ей или плакать, Анна прислонилась к дверному косяку. Она закрыла глаза и кивнула:
– То, что я должна рассказать, займет много времени. Это очень долгая история.
– Он плохо с тобой обращается? Мне казалось… – Милли помедлила. – Во время пикника он показался мне таким милым… В тот день он мне понравился гораздо больше, чем когда-либо раньше. Признаться, я… удивлена.
Анна судорожно втянула в себя воздух. Похоже, спор между смехом и плачем должен был решиться в пользу последнего.
– Ох, Милли… Мне лучше уйти.
Милли удержала ее за руку.
– Послушай меня. Я не знаю, в чем дело, но заклинаю тебя: не совершай той же ошибки, какую сделала я.
– А что ты сделала?
– Мне было страшно взглянуть в глаза правде, поэтому я годами внушала себе, что между мной и Джорджем ничего особенного не происходит. Я оттягивала решительный момент, сколько могла.
– По-моему, я ничего подобного не делаю.
– Слушай, что говорит тебе сердце, а не рассудок, – настойчиво продолжала Милли, не обратив внимания на слова подруги. – Сердце знает, оно мудрее. И оно не лжет.
Она до боли сжимала руку Анны, ее темные глаза исступленно горели.
– Ты понимаешь, о чем я говорю? Борись за себя. Верь своим чувствам и поступай, как они велят.
Анна отвернулась.
– Если бы я могла поступить, как велят мне чувства… – начала она с вымученным смешком.
– Что бы ты сделала? – нетерпеливо спросила Милли.-
– Я пошла бы к нему прямо сейчас, – вздохнула Анна.
Только теперь, когда слова были сказаны, она поняла, что в этом и состоит ее желание. «Я пошла бы к нему, сказала бы, что деньги не имеют значения, потому что я люблю его, я его прощаю, я почему-то до сих пор верю, что он хороший человек. О боже, но зачем, зачем он взял эти деньги?»
– Ну так ступай к нему, – решительно сказала Милли и тут же осведомилась: – Он все еще дома, по-прежнему плохо себя чувствует?
– Нет, он… кажется, собирался после полудня пойти на работу.
Она бы так и не узнала, что он собирается на работу, если бы утром случайно не услышала, как он говорит об этом Стивену. Анна тогда еще удивилась, зачем он решил вернуться: может быть, захотел повидаться с друзьями в последний раз? Четвертое августа наступало завтра.
– Ну так пойди и перехвати его, пока он на работе.
– Я даже не знаю…
– Иди, – настойчиво проговорила Милли. – Верь себе. Не повторяй моих ошибок: не теряй времени. А потом придешь ко мне, когда захочешь, и расскажешь что случилось.
* * *
Анна вышла из кареты, как обычно, на северном дворе. Ее часы показывали два сорок пять. Где он – у себя в кабинете или где-то в доках? И что она ему скажет, когда найдет его? Анна направилась к административному зданию, решив, что найдет нужные слова, когда время придет.
По кирпичным ступеням крыльца навстречу ей спускался какой-то человек. Анна заморгала, не веря своим глазам, и чуть не споткнулась. Неужели это Хорас Арчер? Но что он здесь делает?
– Привет! – закричал он, увидев ее издалека. Они подошли друг к другу. Анна заметила, что он уже успел взмокнуть на жарком августовском солнце.
– Как поживаете? – сердечно спросил Арчер, встряхивая ее руку в своей здоровенной ручище. – Не ожидал увидеть вас сегодня, – добавил он, опередив ее, когда она открыла рот, чтобы сказать ему то же самое.
Он промокнул лицо колоссальных размеров носовым платком, взял ее под руку и отвел в тень, отбрасываемую зданием.
– Наши дела идут на лад, Анна, прямо как по маслу.
– Правда?
– Уверяю вас. А теперь, когда вы сделали ваш взнос, они пойдут еще быстрее. Должен вам признаться, юная леди, мне нравится ваш стиль.
– Наш… простите, как вы сказали? Какой взнос?
– Как это – какой взнос? Ваши пятьдесят тысяч фунтов! Кстати, сколько это будет в долларах? Заметьте, я не сказал «в настоящих деньгах». Ха-ха! Дора наконец-то отучила меня от этого.
– О чем…
– Теперь плюс наши пятьдесят, и фундамент будет заложен – основательный и прочный. Я не предвижу никаких затруднений. У вашего мужа отличная деловая хватка и голова варит не хуже, чем у вас. Поверьте, такая похвала многого стоит. – Арчер простодушно ухмыльнулся: – К тому же мне нравится, как рычит этот новый двигатель, с которым он колупается вместе со своими инженерами. Не вижу, почему бы…
Тут американец остановился, наконец-то заметив выражение ее лица, повернулся боком, покраснел как рак и негромко выругался себе под нос. Потом он дважды стукнул себя по лбу ребром ладони с такой силой, словно намеревался раскроить себе череп.
– Черт бы меня побрал, какой же я болван! Совсем забыл, что это должен быть сюрприз! Надо же, взял и все испортил. Ник собирался сказать вам завтра, я только что это вспомнил! Послушайте, – Арчер заговорщически понизил голос, наклоняясь к ней, – он мне шею свернет, если узнает, что я проболтался. Вы не могли бы завтра сделать вид, что вы удивлены? Что для вас это полная неожиданность?
Когда Анна заговорила, голос ее предательски дрожал.
– В чем именно состоит сюрприз?
Арчер обнажил все свои крупные зубы в широкой и щедрой улыбке.
– Сюрприз состоит в том, – он опять протянул ей руку, – что мы с вами компаньоны.
– Компаньоны, – слабым голосом повторила она.
– В пароходстве «Арчер-Журден». Мы решили поставить мою фамилию вперед, потому что она идет первой по алфавиту, – он добродушно подмигнул, – но первый же лайнер, который сойдет со стапелей, будет называться «Анна» – мы это особо оговорили в контракте. Это была идея Ника. Эй, послушайте, что вы делаете?
– Я плачу.
Анна нащупала в кармане носовой платок и вытерла глаза. Ей хотелось кричать во весь голос и смеяться от радости.
– Так вы не могли бы постараться?
– Постараться?
– Сделать вид, что вы удивлены.
Она покачала головой:
– О, Хорас, боюсь, что у меня ничего не выйдет. Пожалуй, будет лучше, если я поговорю с ним прямо сейчас.
Она обвила руками толстую шею Арчера и крепко обняла его. Его изумленный взгляд так ее рассмешил, что Анна звонко чмокнула Хораса в щеку.
– Простите, но мне надо идти.
И Анна бросилась вверх по ступеням крыльца, оставив своего американского компаньона в самом мучительном недоумении.
– Мистер Бальфур у себя, Джим, или он уже ушел? – спросила она сторожа.
– Я не видел, чтобы он выходил, мэм, стало быть, он у себя. Хорошо, что он вернулся, мэм! – крикнул старик ей вслед, пока она поднималась по лестнице.
Анна готова была шагать через две ступеньки, да только узкая юбка не позволяла этого. Добравшись до вершины лестницы, она совсем запыхалась. Хоть бы только он оказался на месте! «Господи, пожалуйста!» – молила Анна, нетерпеливо вглядываясь сквозь матовое стекло в дверях его кабинета в конце коридора. Она не стала стучать, распахнула двери и вошла в комнату.
И остановилась, оцепенев от ужаса. Броуди сидел на корточках посреди кабинета. Он медленно поднялся, увидев ее. Косой луч солнца отражался от стеклянного пресс-папье, которое он держал в правой руке. Капля крови сорвалась со стеклянного шара – а может быть, с его пальцев? – на тело, неподвижно распростертое на полу. Череп Мартина Доуэрти был расколот, кровь растеклась по всему ковру.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Роковое сходство - Гэфни Патриция



была помешена на двух писателях, джудит макнот и сьюзен э. филлипс, теперь добавился еще один, читайте думаю вам понравится
Роковое сходство - Гэфни Патрицияарина
1.04.2012, 8.58





Роман замечательный, очень эмоциональный и чувственный. Понравилось как выстроена сюжетная линия главных героев, было интересно наблюдать как обиды, недоверие, подозрения превращаются в огромное всепоглощающее чувство любви. И что главный герой, хоть и вспыльчив, но при этом обладает благородством и добротой. Прочитала с удовольствием, 10.
Роковое сходство - Гэфни Патрицияната
9.10.2012, 6.27





Очень понравился роман, написано прекрасно,надо почитать ещё что нибудь этого автора....ставлю 10
Роковое сходство - Гэфни Патрициягалина
28.12.2012, 13.33





Очень понравился роман, написано прекрасно,надо почитать ещё что нибудь этого автора....ставлю 10
Роковое сходство - Гэфни Патрициягалина
28.12.2012, 13.33





Отличный роман.Не жалею о прочитанном.Оценка 10
Роковое сходство - Гэфни ПатрицияЕкатерина
22.02.2013, 23.11





Чудесный роман, в котором есть всё чего душа желает, включая интригу, детективный подтекст, неожиданные сюжетные повороты. Никакой слащавости, всего в меру. Рекомендую!
Роковое сходство - Гэфни ПатрицияItis
3.08.2013, 20.39





замечательный роман.гл.герой и детективная линия в романе понравилось.мне как то не особенно эти убийства,шпионы,и прочее,но здесь все в меру.твердая 10.читайте!!!!!
Роковое сходство - Гэфни Патрициячитатель)
27.04.2014, 0.05





Невзирая на то,что я на данный момент прочитала огромное количество романов - всяких - этот мне очень понравился. Читала и никто не вызывал ни раздражения, ни того чувства, что за ерунду несет автор. Полнейшее удовлетворение и удовольствие от чтения. Супер!!!. 10 .
Роковое сходство - Гэфни ПатрицияВасилиса
17.02.2015, 20.21





Досадная ошибка, автора ли, переводчика ли. в тексте получается, что маркиз по рангу стоит ниже графа, а на самом деле - наоборот. такие ошибки не так безобидны, они разрушают читательский настрой и превращают хорошую работу в поделку.
Роковое сходство - Гэфни ПатрицияАлла
18.02.2015, 3.22





Еще один роман П.Гэфни, которому можно дать высокую оценку, после "Лили" автор опять порадовала неординарным сюжетом великолепными чувственными отношениями
Роковое сходство - Гэфни ПатрицияJane
19.05.2015, 17.14





Мне понравилось. Рекомендую.
Роковое сходство - Гэфни ПатрицияVeta
13.08.2015, 15.24





Классный роман! рекомендую
Роковое сходство - Гэфни ПатрицияЭля
19.09.2015, 9.44





Замечательно !великолепный язык, живые герои , очень красивые без пошлости любовные сцены , увлекательный сюжет !плюс "отлично " переводчику !!!
Роковое сходство - Гэфни ПатрицияПривет
6.05.2016, 19.40





Прочла с удовольствием.
Роковое сходство - Гэфни ПатрицияЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
14.05.2016, 21.05





Супер,не могла оторваться.Давно не попадались такие романы.Читайте обязательно.
Роковое сходство - Гэфни ПатрицияНаталия
13.11.2016, 10.12








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100