Читать онлайн Прекрасная обманщица, автора - Гэфни Патриция, Раздел - 24 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прекрасная обманщица - Гэфни Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.57 (Голосов: 76)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прекрасная обманщица - Гэфни Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прекрасная обманщица - Гэфни Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гэфни Патриция

Прекрасная обманщица

Читать онлайн


Предыдущая страница

24

«Утренняя звезда» была прочным, но ничем не примечательным рыбацким суденышком с двумя парусами на носу и на корме. В ее корпусе помещались камбуз и каюта на четверых. Владельцами шхуны были братья Дерн, угрюмые, неразговорчивые уроженцы Южной Шотландии. Они не задавали вопросов, с них было довольно и того, что на перевозе этой странной пары в Кале им предстояло за неделю заработать больше, чем за целый год вылавливания трески в Северном море. У них не вызывало любопытства то, что господин выглядит полумертвым, а заплатившая им дама день и ночь напролет ухаживает за ним в каюте. Так было даже лучше: пассажиры не доставляли им никакого беспокойства. Из уважения к леди братья повесили гамаки на палубе и спали под звездами, тем более что погода стояла прекрасная.
Увидев, в каком состоянии находится Бэрк, Иннес стал настаивать, что поплывет вместе с ними, но Кэтрин его отговорила, уверяя, что Мэри ждет его возвращения через два дня и сойдет с ума от беспокойства, если он не вернется. Таковы были ее доводы; на самом же деле ей не хотелось брать верного домоправителя с собой, потому что это было слишком опасно. Иннес и без того уже рисковал жизнью, спасая совершенно незнакомого ему человека только потому, что она его об этом попросила. Если им повезет, их будут искать на Гебридах:
type="note" l:href="#n_36">[36]
лейтенант Уилер согласно договоренности должен был заявить, что – как следовало из подслушанного им разговора – беглецы направляются именно туда. Однако на слово подобного человека никак нельзя было полагаться всерьез. Если их поймают, то скорее всего повесят на месте. Кэтрин готова была рискнуть собственной головой, но не хотела подвергать опасности верного друга. Поэтому она в последний раз обняла Иннеса на берегу и простилась с ним навек. Оба не удержались от слез, Кэтрин ощутила жгучий прилив любви к прямому и честному старому горцу, верой и правдой служившему ей на протяжении всей жизни. Он был последним звеном, связывающим ее с семьей и с родным домом. Единственным утешением в минуту расставания ей послужила вера в существовавшую между ними особую духовную связь, неподвластную времени и расстоянию.
На вторую ночь в открытом море Кэтрин, напоив Бэрка водой, присела на шатком трехногом табурете у его изголовья и устало оперлась спиной о переборку каюты. Она понимала, что ей следует прилечь на койке у противоположного борта и попытаться уснуть, но не могла себя заставить расстаться с ним. Ей хотелось быть все время рядом, прикасаться к нему. Накануне она его вымыла и обработала раны, а потом туго перебинтовала ему ребра, приходя в ужас от чудовищных надругательств, которым подверглось его тело. Вспыхнувшая в ее душе исступленная ненависть к палачам, сотворившим такое немыслимое зверство, пришлась как нельзя кстати: только благодаря ей Кэтрин не упала в обморок в первую же минуту при виде некоторых повреждений. В наихудшем состоянии оказались рваные раны на шее (они были самыми свежими), но ее встревожила и припухлость на правой половине живота. Бэрк был беспокоен и метался в лихорадке, да к тому же так слаб, что едва мог глотать крепкий мясной бульон, который она вливала в него буквально по ложке, пользуясь малейшей возможностью.
Протянув руку к его сильно отросшим волосам, Кэтрин принялась легонько массировать кожу головы. При этом глаза у нее невольно закрылись. Она была измучена, а шум моря и легкое покачивание судна успокаивали, навевая сонливость, но мысленным взором она по-прежнему видела убийственную ярость в его глазах, когда он двинулся к ней, вытянув вперед руки, и придушенным голосом прохрипел: «Ты!», словно посылая ей вечное проклятие. Как непохоже было это путешествие на то, что рисовалось ей в мечтах все последние недели! В своих фантазиях Кэтрин видела, как они вдвоем стоят рука об руку на палубе некоего гордого корабля, глядя, как расходятся за кормой вскипающие белой пеной волны, смеясь и плача над всеми своими злоключениями, оставшимися позади. Как она могла быть такой наивной дурочкой, так слепо поддаться самообману? Разумеется, он ее ненавидит, разве могло быть иначе? Стоило только посмотреть, что они с ним сотворили, и все из-за нее! В ту волшебную ночь в борделе она вообразила, будто Бэрк что-то к ней испытывает, помимо простого плотского влечения, и ее фантазия буйно разыгралась за долгие и трудные последующие месяцы, пока она чуть не убедила себя, что они подошли к решающему объяснению: всего несколько верных слов, и вот оно, желанное примирение! Теперь же она ясно поняла, что его враждебность в тысячу раз сильнее, чем когда-либо раньше. Да, она спасла его от виселицы, рискуя собственной головой и жизнью своего лучшего друга, но в его глазах это, по-видимому, ничего не значило. По крайней мере не в тот момент, когда он узнал ее. Но может быть, со временем, после того, как он обо всем хорошенько поразмыслит…
Нет, решила Кэтрин, больше она не станет тешить себя иллюзиями, разочарование слишком болезненно. К тому же у нее тоже есть гордость. Она будет ждать и посмотрит, что из всего этого выйдет. Что еще ей оставалось делать? Но, если Бэрк не сумеет ее простить, она ни за что не расскажет ему правды о себе, даже если потеряет его навсегда.
Это было мудрое решение. Оставалось только придерживаться его, но она с сомнением спрашивала себя, достанет ли у нее сил.
На третий день лихорадка у Бэрка спала. Теперь ему дольше удавалось оставаться в сознании и бодрствовать. Кэтрин встретила перемену со смешанными чувствами. Конечно, она не могла не радоваться тому, что он поправляется, но его ледяной, полный затаенной ненависти взгляд следовал за нею повсюду, а в его угрюмом молчании ей чудилась нескрываемая угроза. И тем не менее теперь он казался более беспокойным, когда она покидала каюту. Однако она больше не могла находиться при нем безотлучно, как в первые дни: явственно ощутимые волны исходившей от него неприязни пугали ее. Ей невольно хотелось отойти на безопасное расстояние. Однажды, когда она меняла ему повязку на шее, Бэрк схватил ее за руку, стиснул ее до боли (даже в своем немощном состоянии он все-таки был сильнее ее) и отвел от себя подальше, словно давая понять, что даже ее прикосновение ему ненавистно. Кэтрин, не дрогнув, встретила его злобный взгляд.
– Когда же ты наконец прозреешь? – возмутилась она вслух. – Неужели ты решил всю свою жизнь прожить слепцом?
Ей не хотелось, чтобы он видел ее плачущей, поэтому она заставила Бэрка разжать пальцы, а сама поднялась на палубу, оставив его наедине со своими мыслями. Они были далеко не радужными.
Да кем она, разрази ее гром, себя воображает? Еще слепцом смеет называть! Бэрк попытался сесть, подложив подушку под спину, но боль в ребрах оказалась слишком велика, и он опять откинулся назад, испустив бессильное проклятие. И какого черта она от него ждет? Благодарности? А по чьей милости он вообще валяется на этой убогой койке? Он осторожно откашлялся. Уже лучше, гораздо лучше. Вот и отлично. Очень скоро он сможет сообщить ей во всех подробностях, что именно он о ней думает.
Чертова ведьма. Обзавелась новыми нарядами, порхает вокруг него, как птичка, ухаживает за ним, все время прикасается к нему под любым предлогом и делает вид, будто ей на него не наплевать. Но он слишком много раз обманывался ее умело разыгранной невинностью. Довольно, уж теперь-то он видит ее насквозь. Новая роль участливой сестры милосердия не введет его в заблуждение. Да откуда ему вообще знать, что они плывут во Францию? Может, она решила, что виселица слишком хороша для него, и хочет его утопить, протащив под килем?
type="note" l:href="#n_37">[37]
С нее станется! Его уже ничем не удивить. Ну ладно, допустим даже, что она и в самом деле его спасла. А по чьей вине его жизнь оказалась висящей на волоске? Он бы не нуждался в спасении, если бы она его не предала!
Так что пусть убирается к дьяволу. Надо все время быть начеку. Скорее в аду мороз ударит, чем он еще хоть раз повернется спиной к Кэт.
* * *
Они достигли Кале на пятый день после обеда. Кэтрин послала одного из братьев Дерн за доктором, как только шхуна пришвартовалась в порту, хотя лихорадка больше не мучила Бэрка, а его раны быстро заживали. Даже припухлость на животе, так тревожившая ее в первые дни, совершенно опала, а сам он утверждал, что боли его больше не мучают. Врач нашел его ослабевшим, но быстро идущим на поправку, и Кэтрин наконец смогла перевести дух.
Она решила, что, несмотря на все неудобства, им лучше пока оставаться на борту «Утренней звезды». Это было безопаснее, чем снять квартиру: а вдруг английские лазутчики разыскивают беглеца во Франции? Стояла прекрасная погода, вообще весна в этом году выдалась на редкость теплая и сухая. Бэрк обрел дар речи, хотя и пользовался им лишь для того, чтобы изредка что-нибудь отрывисто и грубо буркнуть хриплым шепотом. Кроме того, он начал вставать с койки, но быстро утомлялся и нуждался в помощи, чтобы лечь обратно в постель.
На третий день пребывания в порту он впервые совершил медленное и осторожное восхождение по трапу на палубу, чтобы подышать свежим воздухом. Кэтрин с беспокойством хлопотала вокруг него. Братья Дерн сошли на берег, и, хотя вероятность несчастного случая представлялась весьма смутной, ей все-таки было страшно. Она бы не знала, что делать, как ему помочь, если бы он вновь что-нибудь себе повредил, споткнувшись или потеряв сознание. Но Бэрк добрался до палубы без всяких происшествий и опустился на стул с подлокотниками прямо на солнышке. У Кэтрин отлегло от сердца.
Ей пришла в голову мысль постричь его, поэтому она захватила с собой на палубу свои швейные ножницы. В ответ на ее предложение Бэрк равнодушно пробормотал что-то невнятное, но вроде бы не похожее на протест, и Кэтрин приступила к делу. Вообще-то опыт у нее был невелик, ведь до сих пор ей приходилось стричь только Рори, а длинные прямые волосы Бэрка ничем не напоминали буйные рыжие кудри ее брата. И все же она считала, что главное правило одинаково для всех: надо просто чикать и чикать ножницами, пока волосы не станут выглядеть как следует. Ей нравилось держать в руках прохладные шелковистые пряди, пропуская их сквозь пальцы, нравилось осторожно и тщательно подравнивать ему волосы вокруг ушей и на затылке, придавая им нужную форму. Солнце приятно пригревало, морской соленый ветер доносил откуда-то запах цветов. В тонком платье бледно-розового шелка с расшитым цветами лифом и кружевными рукавами Кэтрин чувствовала себя легко и свободно, как сама весна. Какое счастье – вылезти наконец из шерстяных и бархатных нарядов, распрощаться с ними до следующей зимы! Однако она уже тосковала по Шотландии и готова была променять весну во Франции и многое, многое другое на возможность вернуться домой. Но, увы, теперь она была такой же изгнанницей, как Бэрк. Возвращение домой стало для нее невозможным.
Бэрк сидел, слепо уставившись на другой конец бухты и крепко сжимая деревянные ручки стула в попытке не погрузиться с головой в море чувственного наслаждения. Вот чертовка! Она что, нарочно дышит ему в ухо? Неужели она не понимает, что с ним происходит, когда ее волосы, подхваченные легким теплым бризом, щекочут ему щеки и шею? Аромат цветов, растворенный в весеннем воздухе, смешивался в его сознании с ее собственным пленительным запахом. Господи, как ей удается все это с ним проделывать? Он же взрослый мужчина, а не мальчишка-подросток! И все же в эту минуту ему казалось, что он вот-вот задохнется от страсти. Сам себе поражаясь, он все-таки каким-то нечеловеческим усилием воли удерживался от желания повалить ее прямо на палубу и овладеть ею тут же. А ведь он мог бы это сделать, с каждым днем к нему все быстрее возвращались силы. И слава Богу: ему уже до смерти надоело, что она хлопочет над ним как наседка.
Так, что еще она задумала? Отрезает кусочек ленты, которой перехвачены ее собственные волосы, и завязывает ему бантик. Отлично, теперь их будут принимать за близнецов, подумал он с досадой. Ну вот, хвала Господу, с прической покончено. Отступив на шаг, Кэт придирчиво осмотрела его, удовлетворенно кивнула и, отойдя к поручню, ограждавшему борт, стала смотреть на воду. Пора было выложить ей, что у него на уме, хотя Бэрк гораздо охотнее предпочел бы просто сидеть и любоваться ее головокружительной красотой. Он все еще чувствовал, что ненавидит ее, потому и молчал так долго, но откладывать дальше было невозможно.
Он окликнул ее по имени, и она рассеянно повернулась к нему. Ее волосы ослепительно пламенели, словно подожженные лучами солнца.
– Подойди поближе.
Ему по-прежнему трудно было говорить: в горле першило, и звуки выходили из горла похожими на заржавленный хрип. Кэт сделала несколько шагов по направлению к нему. Жаль, что на палубе не было второго стула: она возвышалась над ним, как башня, и это выводило его из себя.
– В чем дело? – спросила она, видя, что он продолжает молчать.
Бэрк свирепо хмурился; Кэтрин терялась в догадках, что он собирается ей сказать, и в ожидании судорожно стиснула руки на груди.
– Все это… – он неопределенно повел рукой по воздуху, как бы охватывая жестом и море и небо, но тут же умолк.
Потом он потер глаза, почесал затылок, сделал глубокий вдох и, наконец, остановив взгляд на ее полном недоумения лице, заговорил:
– Десять дней назад я и вообразить не мог, что окажусь здесь, Кэт. Я попрощался со всеми, кого любил, и попытался, насколько это было в моих силах, примириться с близкой смертью. Я сузил весь свой мир до размеров одной лишь темной, тесной и вонючей тюремной камеры, населенной кучкой гнусных изуверов. Это немного облегчило боль расставания с жизнью. А теперь… все это похоже на чудо. Иногда мне кажется, что я сплю и вижу сон. Или умер и попал в рай.
Ему пришлось отвернуться от ее сияющих глаз, чтобы закончить.
– Знаю, в последние дни я не слишком-то усердно проявлял свою благодарность. Хочу извиниться за свое поведение. Не знаю, как тебе это удалось, но понимаю, что ты рисковала жизнью, чтобы меня вытащить. Не могу даже выразить словами, как я тебе благодарен.
Как бедно и скудно это прозвучало! Как чопорно и неудовлетворительно! Это было совсем не то, что он хотел выразить словами. Но весь ужас состоял в том, что он и сам не знал, что именно хочет сказать ей. Подавив стон, Бэрк поднялся со стула и, подойдя к поручню, стал следить за полетом чаек, без устали круживших над водой. Обернувшись, он увидел, что Кэт по-прежнему стоит на том месте, где он ее оставил, слепо уставившись на его опустевший стул.
– Кэт, ты можешь кое-что для меня сделать?
Она подняла голову. На этот раз он не смог разобрать, что выражает ее лицо.
– Да, – ответила она безучастно.
– Не могла бы ты срезать с меня этот проклятый бандаж? Боли от него больше, чем толку.
Кэтрин подошла, не говоря ни слова. Бэрк расстегнул рубашку, и она помогла ему стащить ее с плеч, а потом швейными ножницами разрезала полотняные бинты, которые стягивали его торс, приказывая своим пальцам не дрожать и стараясь вести себя, как подобает настоящей сестре милосердия. Как это невыносимо: быть от него так близко и не иметь возможности прикоснуться к нему! Одного лишь взгляда, брошенного на его широкую мускулистую грудь, оказалось довольно, чтобы наполнить ее душу невыразимым томлением. Под грудью у него красовался громадный багровый синяк. Ослушавшись приказа, ее рука потянулась и осторожно погладила кровоподтек. Бэрк замер, напрягшись всем телом, и как будто перестал дышать. Не смея поднять на него глаз, Кэтрин начала вновь натягивать рубашку ему на плечи. Был момент, когда она могла бы обвить его шею руками и прижать его к груди. Она сдержалась, но едва устояла на ногах, таких неимоверных усилий ей это стоило. Отступив на шаг, девушка бессильно прислонилась спиной к поручню. Через несколько минут, решив, что пора ответить на его маленькую речь, она заговорила:
– Бэрк, я хочу, чтобы ты знал одно: ничего подобного я не желала и не ожидала. Я знала, что у тебя будут неприятности, но думала, что все ограничится порицанием. Мне сказали, что тебя… просто шлепнут по рукам. Если бы я только могла предположить, что произойдет на самом деле, я бы никогда этого не сделала. Клянусь.
Что ж, Кэт и раньше давала ему лживые клятвы. Вот и сейчас она говорила лишь то, что ему хотелось услышать, но Бэрк решил, что больше не даст себя одурачить.
– Зачем же ты все-таки это сделала? – сурово спросил он.
Оба они смотрели прямо перед собой, не глядя друг на друга. Его голос заставил Кэтрин поежиться.
– Я это сделала, чтобы помочь делу якобитов.
Он бросил на нее полный недоверия взгляд, и она рассмеялась коротким, почти истерическим смешком:
– Нет, конечно же, это неправда. Я это сделала, чтобы расквитаться с тобой за все то зло, что ты мне причинил. Я сделала это из мести.
Страшное слово как будто повисло в воздухе между ними. Бэрк наклонил голову. Он знал, что это и была истинная причина, но одно дело – знать, а услышать признание – совсем другое. Ее слова пронзили его острой болью.
Кэтрин приложила ладонь к горлу, стараясь проглотить застрявший в нем комок. Страшно не хотелось плакать при нем, но глубокая печаль разрывала ей сердце.
– Хочешь, я напишу твоим родным? – спросила она сдавленным голосом. – Расскажу им, что с тобой все в порядке…
– Хочешь рассказать им о моих видах на будущее? – перебил ее Бэрк с внезапно нахлынувшей горечью. – Сообщить им о том, что я бездомный беглец? Без имени, без состояния, без гроша в кармане… Что меня повесят, если я вернусь в Англию, что никогда больше не увижу родного дома, отца, Дианы?
Увидев ее лицо, покрывшееся пепельной бледностью, он отвернулся:
– И вообще, я думал, что ты не умеешь писать.
– Ты много чего обо мне думаешь, и все это неправда!
– Ну так скажи мне правду, чтобы я мог исправить свое мнение о тебе!
Кэтрин тихо, но решительно покачала головой:
– Не стоит.
Выражение ее глаз заставило Бэрка похолодеть. В ней происходила какая-то роковая перемена, а он не понимал, в чем дело. Она сделала движение, чтобы уйти, и он схватил ее за руку.
– Не уходи.
– Ты хочешь сказать мне что-то еще?
– Я не хочу, чтобы ты уходила.
Сам не сознавая, что делает, Бэрк провел ладонями вверх и вниз по ее рукам.
– Я не хочу знать, что будет дальше, Кэт, не хочу заглядывать в будущее, но хочу, чтобы ты была со мной. Будешь моей любовницей?
Ему тут же пришло в голову, что, возможно, не следовало так говорить. Он явно неловко выразился, но… он ведь и сам не знал, что скажет это, пока слова не сорвались с языка. А теперь, когда они были произнесены, Бэрк решил, что все сделал правильно и жалеть не о чем.
– Твоей любовницей?
Когда он кивнул, она рассмеялась:
– Никогда! Никогда!
Бэрк не мог поверить своим ушам. Кэт рассмеялась ему в лицо!
– Но почему? – вот и все, что он мог сказать, сжимая обеими руками ее плечи.
– Почему? – переспросила Кэтрин.
Он стиснул зубы, чувствуя, что просто вышвырнет ее за борт, если она еще хоть раз повторит за ним его же собственные слова.
– Запомни, Бэрк: чтобы меня заполучить, тебе придется на мне жениться!
Теперь настал его черед смеяться. Бэрк расхохотался от души, едва не сгибаясь пополам, хватаясь за поручень, чтобы удержаться на ногах. Взглянув на ее лицо, он зашелся в новом приступе смеха. Кэтрин отвернулась и стремительным шагом направилась к трапу, ведущему в каюту.
– Кэт, Кэт! – задыхаясь, окликнул ее Бэрк и последовал за нею.
В сущности, у него вовсе не было намерения ее обидеть. Он попытался взять ее за руку.
– Не смей ко мне прикасаться! Никогда! – закричала она. – Самодовольная свинья! Терпеть тебя не могу! Меня тошнит от одного твоего вида! Да что ты вообще о себе возомнил? Кто ты такой?
– Никто! – хрипло и зло прокричал он в ответ. – Я никто, и все по твоей милости!
Кэт съежилась под его взглядом и отшатнулась, но не к трапу, а к фальшборту, выходившему на мол. Сходен не было: чтобы покинуть «Утреннюю звезду», приходилось либо спускаться по веревочной лестнице, либо прыгать. Увы, Бэрк не сразу догадался, что Кэтрин выбрала именно второй путь. Он выкрикнул ее имя, но было уже поздно: она ловко и стремительно перебросила ноги через ограждение, на секунду застыла в воздухе и прыгнула, словно в пропасть, прямо на доски мола, находившиеся на расстоянии семи футов ниже палубы. Приземлившись на ладони и колени на занозистые доски, Кэтрин на мгновение замерла, но тотчас же вскочила и бросилась бежать. Бэрк перелез через фальшборт далеко не так проворно, непрерывно чертыхаясь по дороге. Испустив последнее проклятие, он согнул колени, отпустил поручень и ощутил свист воздуха в ушах, а потом страшный удар. Ощущение было такое, словно он напоролся животом на свои же собственные ноги. Упав на бок на молу, он на мгновение застыл, приходя в себя, потом поднялся на колени и наконец на ноги. Фигура Кэт мелькала в виде размытого бледно-розового пятна где-то далеко впереди. Согнувшись пополам и спотыкаясь чуть ли не на каждом шагу, Бэрк бросился ее догонять.
Его хриплый крик заставил Кэтрин замереть на бегу. Она резко развернулась. О, Господи, нет, не может быть, чтобы это он за ней бежал! Однако оказалось, что это он, именно он и никто другой. Держась за бока и ковыляя, Бэрк все-таки тащился за нею с непреклонной настойчивостью гончего пса. Убежать от него было бы проще простого, но Кэтрин моментально выбросила эту мысль из головы, увидев, как он зацепился ногой за свернутый канат, лежавший на молу, и упал на колени. Внутри у нее все похолодело. Кто-то заговорил с нею по-французски, прозвучало явно двусмысленное замечание, которое она пропустила мимо ушей. Бэрк между тем поднялся на ноги и опять поплелся к ней. Забыв про обиду, Кэтрин сама кинулась ему навстречу:
– Ты что, разбиться захотел, несчастный остолоп? Ради всего святого…
– На себя посмотри! Совсем из ума выжила? Ты хоть понимаешь, что нельзя оставаться одной в порту? И что только тебе в голову взбрело…
– …только-только встал на ноги, и надо же было выкинуть такой номер…
– …хочешь привлечь к себе внимание? Можно было придумать способ попроще…
– …из какого-то дурацкого удальства! Погеройствовать захотелось…
Вот так, беспрерывно переругиваясь и не слушая друг друга, они проделали обратный путь: то ли он тащил ее за собой, то ли она подпирала его. Когда они добрались до «Утренней звезды», Кэтрин окликнула пару матросов, чинивших сети на судне, пришвартованном по соседству. С их помощью Бэрк поднялся по веревочному трапу, всю дорогу уверяя, что подмога требуется не ему, а его спутнице, но, поскольку она хромает на голову, они при всем желании ничем не смогут ей помочь.
По возвращении на корабль спор перекинулся на другую тему: следует ли ему немедленно спуститься в каюту и прилечь. Бэрк упорно стоял на том, что ему необходимо остаться на палубе, чтобы отражать полчища ее новоявленных поклонников. Странные у нее вкусы, заметил он попутно, уверяя, что раньше и не подозревал о ее удивительной благосклонности к портовым грузчикам. Слишком раздраженная, чтобы отвечать, Кэтрин торопливо прошла на нос шхуны. Там она вцепилась скрюченными, как когти хищной птицы, пальцами в поручень и устремила невидящий взгляд на заходящее солнце.
Ей придется уехать. Враждебность Бэрка слишком велика. Если она здесь задержится, его неприязнь убьет ее. У нее пропала всякая охота рассказывать ему правду о себе. Если она должна превратиться в графиню Брэйморэй, чтобы его завоевать, то на таких условиях приз ей не нужен.
Упорно вглядываясь в воду, словно надеясь прочесть ответ в ее темной глубине, Кэтрин бесконечно задавала себе одни и те же вопросы. Как она сможет его оставить? Как прожить жизнь без него? Можно, конечно, отправиться в американские колонии, найти место гувернантки, начать какую-то новую жизнь… Но все это казалось ей таким унылым и безнадежным, таким немыслимым, что она всерьез даже думать не могла о подобных планах. Душой и телом Кэтрин принадлежала Бэрку, она отдала ему свою любовь, а ему, как оказалось, нужно было только ее тело! Крепко зажмурившись, девушка попыталась удержаться от жгучих слез. Когда она вновь открыла глаза, Бэрк стоял рядом с нею.
Он уже успел отдышаться после приключения на берегу, стереть с лица пот, и ему больше не надо было держаться за бока, чтобы не развалиться на части. Не говоря ни слова, Бэрк стал смотреть на смешанные цвета заката в западной части неба: багровые, лиловые, светло-оранжевые… Минуты тянулись за минутами, а он все молчал.
– Кэт, – проговорил он наконец.
Он что, собирается извиняться? Выглядит вроде бы достаточно смущенным. Кэтрин молча застыла в ожидании.
– Прости, что я засмеялся. Это было обидно, но… просто твое предложение застало меня врасплох. Я никогда… мне это как-то не приходило в голову.
– О, в этом я не сомневаюсь.
Кэтрин сделала быстрое движение, чтобы уйти, в полной уверенности, что не желает слушать никаких дальнейших объяснений, но он успел положить руку поверх ее руки и остановить ее.
Протекла еще одна томительная пауза. Бэрк вздохнул поглубже, чтобы успокоиться:
– Но теперь, когда у меня было время немного поразмыслить… видишь ли, эта идея уже не кажется мне такой… невероятной.
Она стояла, отвернувшись от него. Он крепче сжал ее руку, взятую в плен, и еще раз судорожно перевел дух.
– Кэт, ты согласишься… – Опять у него не хватило дыхания.
Нет, он просто не мог это выговорить. Жениться на Кэт? Невозможно. Это казалось абсолютно нелепым, фантастичным, просто смехотворным! Хорошо еще, что она на него не смотрит: рот у него открывался и закрывался совершенно беззвучно, и Бэрк понимал, что со стороны похож на рыбу.
– Соглашусь на что? – спросила Кэтрин, поражаясь, как это ей удается не упасть в обморок, когда в легких совершенно нет воздуха.
Каким-то чудом Бэрк все-таки сумел закончить фразу:
– Выйти за меня замуж.
– Извини, я не расслышала.
Конечно, он говорил тихо, но оба они прекрасно знали, что это неправда. Скрипнув зубами со злости, Бэрк повторил свое предложение чуточку громче.
Ну вот они, те самые слова, которых Кэтрин так долго от него ждала. Но теперь ей не понравился его тон. Вот так, наверное, приговоренный к обезглавливанию с досадой говорит палачу: «Хватит тянуть, поторопись!», увидев, что тот в решающую минуту решил поточить топор.
– А почему, собственно, ты хочешь на мне жениться? – спросила она, нарочно желая его помучить, но голос у нее, несмотря на все усилия, предательски дрогнул. – Ты же меня терпеть не можешь! Ты говоришь, что я тебя погубила, и считаешь меня продажной тварью. Так зачем же тебе на мне жениться?
Если так рассуждать, подумал Бэрк, то он и сам не знал зачем. Она была права во всем, кроме одного: насчет того, что он ее терпеть не может. Тут она здорово ошибалась.
– Это… это не так-то легко объяснить, Кэт. Есть многое такое… Да повернись ты, ради Бога, и посмотри на меня!
– Нет.
Повернуться к нему? Об этом не могло быть и речи!
– …Ну так объясни мне почему.
О, теперь Бэрк точно знал, что она желает услышать! Нет уж, дудки, не дождется!
– А почему ты хочешь за меня замуж? – уклончиво ответил он вопросом на вопрос, стараясь выиграть время.
– Кто сказал, что я хочу?
– Ты же сама говорила, что мне придется на тебе жениться…
– Я сказала «пришлось бы»! И я ничего не говорила о себе!
– Ну ладно, допустим. Ну а все-таки, если бы ты захотела, то почему?
– А может, я и не захотела бы!
Кэтрин высвободила свою руку и сделала шаг в сторону от него, но Бэрк обхватил ее за талию и вернул на прежнее место. Он подтащил ее к грот-мачте и прижал спиной к толстому столбу, упершись в него руками по обе стороны от ее головы.
– Ну давай сделаем вид, что ты этого хочешь, – настойчиво повторил Бэрк, близко-близко склонившись к ее лицу. – Ну просто шутки ради. Итак, если бы ты захотела, то почему?
Он нежно провел пальцами вверх-вниз по ее шее:
– Не ради моих денег, это мы знаем, и не ради моего завидного положения в обществе.
Когда она попыталась заговорить, Бэрк склонился еще ниже и легонько коснулся губами ее губ, заставив их раскрыться от неожиданности.
– Тут годится только одно объяснение, Кэт, – заговорил он, не отрывая губ от ее рта и принимаясь гладить ее плечи. – Ты захотела бы выйти за меня замуж, только если бы любила меня.
Кэтрин начала дрожать, твердя себе, что терпит все это и не оказывает сопротивления только чтобы ему не повредить. Пусть он делает что хочет, в конце концов его оттолкнет ее холодность. К тому времени, как несовершенство этого плана стало для нее очевидным, уже поздно было изобретать новую тактику. Она пыталась устоять, не шевелясь и не произнося ни звука, но Бэрк целовал ее так жарко, так страстно, что она растаяла и с радостным трепетом услышала свой собственный бессильный стон.
– Ведь ты любишь меня, правда? – страстно прошептал он ей на ухо. – Скажи, что любишь. Скажи мне, Кэт, умоляю тебя, скажи, потому что я так безумно тебя люблю, что не переживу отказа.
– О, Господи… – Кэтрин не верила своим ушам. – Ты говоришь неправду. Этого не может быть.
– Я люблю тебя. Я тебя боготворю. Ты – лучшее, что у меня есть, ты для меня все. Как же я могу тебя не любить?
Она отчаянно цеплялась за него, крепко-накрепко зажмурив глаза, боясь заглянуть ему в лицо:
– Но ведь я предала тебя, Бэрк! Все, что ты говорил…
– Кончено. Забыто. Выходи за меня, Кэт. Я люблю тебя.
Кэтрин осторожно оттолкнула его и сделала глубокий вдох. Ее глаза были переполнены непролитыми слезами.
– Конечно, я люблю тебя, – призналась она, словно речь шла о чем-то совершенно очевидном. – Я всегда тебя любила. Но послушай, Бэрк…
Он прижался губами к ее руке в неистовом поцелуе и воскликнул «О, Кэт!» с такой неподдельной радостью, что в груди у нее вскипел хмельной, бесшабашный смех.
– А ты как думал? – изумилась она. – Зачем бы я стала рисковать жизнью, чтобы тебя спасти?
Бэрк задумался:
– Из чувства вины?
Она скорчила рожицу, заставившую его запрокинуть голову и расхохотаться. Он вновь привлек ее к себе, улыбаясь ей в лицо.
– Только одно объяснение. Должно быть, ты от меня без ума.
– Да, должно быть, я сошла с ума!
– Нет, ты просто любишь меня… невероятно сильно, просто до безумия, – торжествующе пояснил Бэрк. – И все-таки это ничто по сравнению с тем, как я тебя люблю.
Ее улыбка задрожала и угасла.
– Это невозможно, Бэрк. Ты – вся моя жизнь. Знаешь, перестав злиться, я бы согласилась стать твоей любовницей, – не стыдясь, призналась Кэтрин. – Я бы не смогла с тобой расстаться.
– Каким же я был болваном! И как мне только в голову пришло предложить такое! Но я бы тоже ни за что не смог расстаться с тобой, Кэт.
Он снова поцеловал ее и еще крепче обнял.
– А знаешь, мне ужасно нравится этот спор. Лучший из всех, что у нас когда-либо были. Давай всегда будем спорить только об этом: кто кого сильнее любит.
В знак согласия Кэтрин испустила блаженный вздох. Какое счастье – всем телом ощущать его длинное, поджарое, крепкое тело! Оно принадлежало ему целиком и полностью. И как это чудесно – держать друг друга в объятиях и признаваться в любви вместо того, чтобы ссориться и кричать. Наконец-то! И все же…
– Но, Бэрк, послушай…
– Никаких «но». Я наслаждаюсь покоем. Впервые за долгое время.
– Да, но я хотела спросить…
Он притворно застонал:
– Ну что еще?
– Как ты можешь жениться на женщине, у которой было так много любовников?
Если бы Бэрк в эту минуту заглянул ей в глаза, он заметил бы в них озорной огонек. Вместо этого он замер, уставившись невидящим взглядом на чистую, словно ножом отрезанную линию горизонта, темно-синюю на фоне желтого неба.
– Когда мы поженимся, Кэт, – ответил он тихо, но твердо, – мы принесем друг другу клятву любви и верности. И с этой минуты будем принадлежать только друг другу. Все, что мы делали в прошлом, перестанет существовать.
Наконец-то слезы выплеснулись и заструились по ее лицу:
– О, Бэрк! Дорогой мой, единственный…
Кэтрин казалось, что она ничего не весит, что сейчас оторвется от земли и улетит, подхваченная беспредельным счастьем.
– А как же насчет «Единорога»? – всхлипывая, продолжала она с необъяснимым упрямством, словно какой-то бес понукал ее, вынуждая говорить о себе самые ужасные вещи. – Как ты можешь…
– Ты никогда там не работала, – ответил Бэрк, только в эту минуту до конца осознав, что так оно и есть.
Она испустила дрожащий вздох, не зная, смеяться ей или плакать:
– Нет, не работала. Разумеется, нет.
Она вскинула голову:
– А ты знаешь, что я умею читать по-гречески?
Бэрк покачал головой, улыбаясь со сдержанным удивлением.
– Нет, но я рад это слышать. Я бы не мог жениться на женщине, не умеющей читать по-гречески.
– И по-латыни тоже. Мой отец был замечательным человеком, выдающимся ученым. Я хочу рассказать тебе о нем.
– Я очень хочу о нем услышать, Кэт. Ах, милая, я столько всего хочу тебе дать, но у меня ничего нет, – внезапно с горечью воскликнул он, обнимая ее. – Так что подумай хорошенько, прежде чем за меня выходить, потому что мы не сможем…
– О, у меня куча денег! Я собиралась все отдать тебе, а потом уехать куда-нибудь. Но так даже гораздо лучше.
Бэрк пристально взглянул на нее, словно решив, что она шутит. По виду было не похоже.
– Сдается мне, что нам предстоит долгий разговор, – заметил он.
– Но только, надеюсь, не сейчас. Тебе не кажется, что мы и так уже слишком долго разговариваем?
Он поцеловал палец, который она прижала к его губам.
– А когда нам ждать возвращения братьев Дерн?
– Еще не скоро. О, Бэрк, я так счастлива! Поцелуй меня, я больше не могу ждать.
Он повиновался. Полушутливый, преувеличенно страстный поцелуй наполнился искренней нежностью по мере того, как опадали последние звенья старой брони, так долго отделявшей его сердце от самых заветных чаяний и чувств.
– Я так люблю тебя, – прошептал Бэрк, нежно и в то же время беспокойно прижимая ее к себе. – Пойдем со мной, Кэт, милая, дорогая моя, давай спустимся в каюту, я хочу ощутить тебя рядом на этой узкой койке и показать тебе, как сильна моя любовь.
У Кэтрин подогнулись колени:
– А как насчет твоего бедного тела? Я не хочу причинять тебе боль, Бэрк, и мы не можем…
Его веселый смех заставил ее замолчать.
– Ох, Кэт, что за старомодные рассуждения! – Он поцеловал ее еще раз. – К тому же женщина с твоим громадным опытом, безусловно, найдет способ все сделать так, чтобы я не пострадал. Ты ведь знаешь немыслимое множество поз, не так ли?
Конечно, он ее просто поддразнивал, но она хотела быть твердо уверенной:
– Ты же знаешь, что это неправда, верно? Что мой опыт совсем не велик?
Бэрк заговорил серьезно:
– Конечно, знаю, хотя было время, когда я попрекал тебя, уверяя, что ты переспала с половиной английской армии. Теперь мне наплевать, даже если бы это оказалось правдой.
И в самом деле, что за женщина его обнимает? – спросил Бэрк самого себя. Ведь он о ней ровным счетом ничего не знает, и самое удивительное, что ему совершенно все равно. Он любит ее и никогда больше от себя не отпустит. Что еще нужно для счастья?
– Мне почему-то с трудом в это верится, – проговорила между тем Кэтрин, сияя ослепительной улыбкой, – хотя с твоей стороны, конечно, очень мило так думать.
Они в обнимку двинулись по направлению к трапу, ведущему в каюту.
– А если бы я сказала, что ты был моим первым и единственным любовником, как бы ты к этому отнесся? – спросила она, улыбаясь и положив голову ему на плечо.
Бэрку она казалась прекрасной, как никогда. В последних лучах заходящего солнца ее волосы полыхали огнем, а персиковая кожа налилась золотисто-розовым румянцем.
– Я бы сказал, что за таким поразительным утверждением кроется некая долгая и захватывающая история. В один прекрасный день я с удовольствием ее выслушаю.
– В один прекрасный день?
– Угу. Думаю, в конце концов нам все-таки придется подняться, чтобы глотнуть свежего воздуха. Где-нибудь ближе к четвергу.
День стоял воскресный.
– Боже, – прошептала Кэтрин, дрожа от сладостного предвкушения.
Крошечная каюта показалась обоим роскошными палатами. Вскоре им должна была понадобиться лампа, но пока тесное помещение заливал кроткий вечерний свет. Они целовались, упиваясь вновь обретенной нежностью, шепча друг другу чистые, безыскусные, правдивые слова любви.
– Как ты думаешь, когда мы поженимся, – прошептал Бэрк, не отрывая губ от ее шеи, – ты сможешь назвать меня по имени? Меня зовут Джеймс, на случай если ты забыла.
– А тебе этого хочется? Наверное, смогу. Но только при одном условии.
– Какая у тебя сладкая кожа, Кэт, – рассеянно пробормотал Бэрк, – так бы и съел. Что? – переспросил он, подняв голову, когда до него дошло. – Какое еще условие?
Какое? Теперь, когда он потихоньку стягивал платье с ее плеча, преследуя отодвигающуюся ткань страстными поцелуями по всему завоеванному пространству, ей стало трудно сосредоточиться на том, что она хотела сказать.
– У-условие такое: ты должен узнать, как меня зовут.
Подобные тонкости показались ему чересчур сложными для осмысления. Впрочем, это не имело значения. Бэрк потянул платье и спустил его еще ниже, обнажив одну безупречную грудь, едва прикрытую кружевом сорочки.
– Я знаю, как тебя зовут, – проговорил он охрипшим от волнения голосом, глядя ей в лицо, пока его руки ласкали ее сквозь тонкий шелк.
– Ты – Кэт, моя прекрасная Кэт, моя любовь и моя жизнь. Я жить без тебя не могу.
Ее бирюзовые глаза подернулись дымкой страсти.
– Значит, мне придется тебе уступить. Но только один раз.
Бэрк глухо зарычал.
– Да ты никак с ума сошла, женщина! Сто тысяч раз – и то мало!
Он нетерпеливо подтолкнул ее к койке и прижал ее голову к подушке.
– Мне всей жизни не хватит, чтобы насытиться тобою, Кэт.
Его поцелуй был глубоким, жадным и сладким до боли.
– Мне тоже, – откликнулась она, когда обрела способность говорить. – Но запомни: в последний раз ты проводишь время с Кэтти Леннокс. Зато потом я буду твоей навсегда!






Предыдущая страница

Читать онлайн любовный роман - Прекрасная обманщица - Гэфни Патриция

Разделы:
123456789

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

101112131415

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

16171819

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

2021222324

Ваши комментарии
к роману Прекрасная обманщица - Гэфни Патриция



Красиво, местами жестоко,но занимательно.
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияЕлена
4.08.2012, 17.41





Поражает фантезия автора. Читаю уже третий роман и не могу оторваться. Очень нравится, просто дух захватывает!
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияМаша
25.09.2012, 13.27





Считаю, что роман несколько недооценен. На мой взгляд, очень захватывающе и интересно. Единственное, концовка немного смазана.
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияЕлена
22.11.2013, 20.52





Роман просто потрясающий. Читается просто на одном дыхании. Читайте и не пожалеете.
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияМиМаДи
23.11.2013, 13.48





Роман легко читается,некоторые эпизоды смешные. Но мне не понравилось. Очень затянуто и концовка полный бред.
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияGala
28.11.2013, 21.51





отличный роман.есть и юмор.и вообще очень интересный и захватывающий роман.твердая 10.
Прекрасная обманщица - Гэфни Патрициячитатель)
26.04.2014, 0.54





Сильный роман, читать стоит.
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияАлен
23.06.2014, 17.46





Зашибись какой классный роман!
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияАнна Г.
24.06.2014, 22.41





интересно и захватывающе, но к концу ,роман явно затянут и глупые просто чудовищно глупые поступки героини ,которым казалось бы не будет конца,испортили все впечатление.
Прекрасная обманщица - Гэфни Патрицияанна
27.06.2014, 11.12





я это сделала . я дочитала . Хорошо хоть хэппи энд! дура чуть мужика не угробила!
Прекрасная обманщица - Гэфни Патрицияанна
27.06.2014, 11.40





Сюжет книги непредсказуем и "держит" в напряжении до конца. Особого юмора я здесь не увидела. Г-ня конечно дура, но роман от этого только интересней. Советую для романтичных особ.
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияИванна:)
23.08.2014, 13.15





столько приключений - хватило бы на несколько романов!
Прекрасная обманщица - Гэфни Патрицияanonym
31.01.2015, 21.49





средненько, мне не понравилось, что героиня постоянно хамит, не люблю где гг постоянно ругаются
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияЧао
22.06.2015, 18.29





Хорошая книга. У Гэфни нет повторяюшихся сюжетов. единственно , жаль Берка , веть он стал изгоем , человеком вне закона , потеряв все титулы и состояние но это цена которую он заплатил за любовь
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияПривет
11.05.2016, 17.12





Но вот героиня под конец разочаровала , всю жизнь исковеркала герою , спасибо хоть не помер . поэтому перечитывать врядли буду .
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияПривет
11.05.2016, 17.20





Написано неплохо, читается легко, но поступки героев нелогичны и непоследовательны. 6/10.
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияНюша
1.06.2016, 20.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
123456789

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

101112131415

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

16171819

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

2021222324

Rambler's Top100