Читать онлайн Прекрасная обманщица, автора - Гэфни Патриция, Раздел - 19 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прекрасная обманщица - Гэфни Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.57 (Голосов: 76)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прекрасная обманщица - Гэфни Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прекрасная обманщица - Гэфни Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гэфни Патриция

Прекрасная обманщица

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

19

– За короля! – провозгласил кто-то.
– За короля! – дружно подхватили тост друзья лорда Ротбери.
Бэрк машинально опрокинул в рот содержимое своего бокала, без особого интереса разглядывая созвездие окружавших его сиятельных особ. Это было привычное, примелькавшееся сборище графов и графинь, пара герцогов, несколько баронетов,
type="note" l:href="#n_32">[32]
а также превеликое множество богатых, но не титулованных гостей, с которыми его мачехе гораздо легче (хотя и не столь лестно) было общаться. Наметанным глазом он выхватил в толпе двух или трех хорошеньких женщин, с которыми не был знаком, но ни одна из них не показалась ему настолько привлекательной, чтобы выманить его из угла, где он провел последние полчаса возле чаши с пуншем, охваченный безнадежной тоской. Все равно Оливия скоро прицепится к нему и потащит танцевать, в этом можно было не сомневаться. Свою историю об ожидании нового назначения он рассказывал каждому, кто готов был слушать, хотя в большинстве своем гости воспринимали его приезд домой на Рождество как нечто само собой разумеющееся и не требующее объяснений. Захватив еще один полный бокал, Бэрк отошел от стола прежде, чем лорд Клифтон, один из самых скучных друзей отца, успел его перехватить, и остановился у колонны неподалеку от возвышения, на котором играл оркестр. Тут ему опять вспомнилась Оливия, и он решил, что надо переменить дислокацию: движущуюся мишень поразить труднее.
Его блуждающий взгляд остановился на знакомой черной головке. Бэрк замер от неожиданности. Диана!
Диана танцует! И, видит Бог, она прекрасна! А кто ее кавалер? Он выждал, пока танцоры не выстроились в ряд парами. Стало быть, Эдвин? Что ж, отлично. Разумеется, из этого ничего путного не выйдет, но пусть она будет счастлива хотя бы сегодня.
Однако чем же заняться ему самому? Выбор был невелик. Можно опрокинуть еще рюмку и начать напиваться всерьез или, скажем, отыскать Оливию, пригласить ее на танец, поговорить с приятелями отца, познакомиться с новыми женщинами и поухаживать за одной из них. Не раздумывая больше ни минуты, Бэрк направился обратно прямиком к чаше с пуншем.
На середине пути он снова замер, увидев прямо перед собой Кэт, неторопливо вплывающую в бальный зал под золоченой аркой, величественную, как герцогиня, и несравненно более прекрасную, чем любая другая из присутствующих женщин. Онемевшими пальцами Бэрк поставил бокал и уставился на нее во все глаза. Можно было подумать, что появляться на балах, ослепляя всех своей внешностью, для нее привычное дело.
Слава Богу, что она первая его заметила, думала между тем Кэтрин, лихорадочно отыскивая глазами Диану в толпе танцующих и стараясь не подавать виду, насколько ей страшно. Ей не следовало спускаться вниз, это была ошибка, и не важно, что она дала слово Диане. Может, ей стоит вернуться, пока никто, кроме Бэрка, ее не видел…
Тут ей вспомнилось площадное ругательство, которым частенько пользовался Рори, так как именно в эту минуту к ней подлетел дородный, но франтовато разодетый молодой человек:
– Э-э-э… извините, вы и в самом деле еще без кавалера?
Монокль выпал у него из глаза, когда он осознал, насколько крупно ему повезло.
– Приветствую вас, как поживаете?
Это был уже другой, полная противоположность первому, изнеженный и тощий, как щепка, в небесно-голубом жилете. Сзади, шумно отдуваясь, набежал еще один, годами постарше: толстый, одышливый, в черном парике. Еще кто-то, и не один, подходил сбоку, Кэтрин едва различала их краем глаза. Танец кончился. Господи, хоть бы Диана поскорее ее заметила!
– Миссис Пелл, я вас ждал.
Она обернулась и увидела перед собой Бэрка. Он взял ее под руку и, не говоря больше ни слова, отвел в сторонку от поклонников, издавших дружный вопль разочарования. Кэтрин не знала, смеяться ей или плакать, но ее душа сама собой переполнилась ощущением чистой, ничем не омраченной радости.
Бэрк провел ее во временно пустующий конец бального зала и отпустил ее руку. Хмурясь, он пытался придумать, что бы такое сердитое ей сказать, но ему ничего не приходило в голову. Кэт выглядела бесподобно. Кроме того, она смотрела на него с нежной и вроде бы – можно было даже поклясться, что это так! – искренней благодарностью.
– Что ты тут делаешь? – начал он наконец, стараясь говорить бесстрастно, раз уж сурово не получалось.
– Диана настояла, чтобы я спустилась. Эта мысль принадлежала не мне, уверяю тебя.
Она окинула бальный зал таким взглядом, словно он кишел тараканами, а не пэрами Англии.
– Ты прекрасна.
Слова вырвались у него непроизвольно, сами собой только слепец мог бы удержаться от подобного замечания. Кэт вспыхнула, не поднимая глаз от кружевного воротг его рубашки, и Бэрк почувствовал себя совсем размякшим.
– Но тебе не следовало спускаться.
– Да, наверное.
– Возможно, среди гостей есть кто-то из знакомых полковника Денхольма или кто-то, слышавший о моем задании. Не исключено, что тебя могли узнать.
Ее очаровательный ротик приоткрылся в тревоге:
– Я об этом не подумала!
Потом она нахмурилась в раздумье, и Бэрк тотчас же понял, что совершил ошибку.
– Но, Бэрк, – удивилась Кэтрин, – что тут страшного, даже если меня узнают? Что ты им сказал?
Он еще больше помрачнел и разозлился оттого, что ему никак не удавалось с ходу придумать для нее какой-нибудь правдоподобный ответ. В эту минуту к ним подошли Диана и Эдвин, избавив его от необходимости сочинять.
Женщины расцеловались с таким видом, будто не виделись несколько недель, и стали восхищаться туалетами друг друга, словно не вместе одевались, готовясь к балу. Они великолепно смотрелись вместе: золотые волосы рядом с черными, прелестные девичьи лица, горящие затаенным возбуждением глаза, понимающие друг друга без слов и ведущие разговор на каком-то таинственном сестринском языке, непостижимом для мужчин. Бэрк и Эдвин чувствовали себя исключенными из этого загадочного общения, но их тянуло внутрь, как мотыльков на пламя.
Диана неожиданно попросила брата пригласить ее на следующий танец, и Эдвин тотчас же пригласил Кэтрин. Она любезно согласилась, сделав вид, что польщена, хотя и ощутила плеснувшую на сердце холодную волну легкого разочарования: ей гораздо больше хотелось бы потанцевать с Бэрком. Он послал ей грозный предупреждающий взгляд, но она демонстративно отвернулась и ушла под руку с Эдвином. Несносный упрямец! Он уже хочет отравить ей краткий миг счастья! Оно и так скоро кончится, без вмешательства со стороны!
Оркестр играл превосходно, ей понравилось кружиться в танце среди расфранченных кавалеров и дам, чувствуя себя так, будто она принадлежала к их обществу. Но она вскоре утомилась и попросила Эдвина вывести ее из круга танцующих, не выполнив и половины положенных фигур.
– Вам нездоровится? – спросил он, озабоченно заглядывая ей в лицо, когда они оказались на краю зала и укрылись в нише.
– Нет, – заверила его Кэтрин, – просто я не привыкла танцевать. Как вы думаете, мы не могли бы выпить по бокалу пунша?
Пока он ходил за напитками, она приняла решение. Завтра Эдвин уезжает в Лондон. Конечно, она сильно рискует, заводя с ним такой разговор, но если промолчит, то не простит себе, что упустила прекрасную возможность помочь подруге.
Эдвин протянул ей бокал с пуншем и предложил угоститься закусками с одной тарелки, которую захватил с буфетной стойки. Кэтрин стала наблюдать, с каким аппетитом он ест, восхищаясь мужественной красотой его лица, дышащего здоровьем и жизнерадостным весельем. Потом она вскользь упомянула о том, что, насколько ей известно, он вроде бы собрался уезжать.
– Ну да, на время. Понимаете, отцу стало лучше.
Похоже, его не слишком тянуло в дорогу.
– Я рада это слышать. Диана будет скучать без вас.
– Видит Бог, я тоже буду по ней скучать, – искренне признался Эдвин. – Встреча с Дианой – это самое лучшее, что меня ждет всякий раз, как я возвращаюсь домой.
Кэтрин поставила свой бокал на маленький столик и стиснула руки.
– Эдвин, – нерешительно начала она, – мы с вами едва знакомы, и все же я уже… у меня сложилось высокое мнение о вас. О вашей порядочности.
– Спасибо на добром слове, – удивленно ответил он. – У меня сложилось такое же впечатление о вас.
– Мне кажется, вы человек добрый и честный. Полагаю, что и в делах сердечных опыта у вас не меньше, чем у любого другого.
Он ответил ей слегка озадаченной улыбкой.
– Надеюсь, вы меня извините за столь откровенный разговор, но мы оба скоро уезжаем, поэтому у нас просто не остается времени на церемонии… вернее, на общепринятый и размеренный ход событий. Мне придется отбросить сдержанность и говорить прямо.
Появившееся на лице у Эдвина выражение замешательства заставило ее рассмеяться и заверить его, что она не собирается объясняться ему в любви. Ему хватило воспитанности не выдать своего облегчения:
– Сударыня, я глубоко разочарован.
– И еще я должна извиниться за то, что завожу разговор о предмете, который меня совершенно не касается. Мне самой не верится, что я на это способна! Уверяю вас, если бы кто-то другой вместо меня мог взять на себя эту миссию…
Кэтрин с трудом перевела дух. Эдвин смотрел на нее терпеливо, но озадаченно. Ей ничего иного не оставалось, как перейти к сути дела:
– Диана была необычайно добра ко мне во время моей болезни. Мы с нею очень сблизились, несмотря на краткость нашего знакомства. Она живая, непосредственная, очаровательная женщина с нежным, любящим сердцем. Она на редкость умна и рассудительна не по годам. В ней нет ни капли тщеславия, хотя она настоящая красавица и могла бы возгордиться.
Она опять умолкла. Боже, что, если от ее вмешательства станет только хуже?
– Я с вами совершенно согласен и готов подписаться под каждым словом, – охотно поддержал ее Эдвин. – Диана – очаровательное дитя.
Кэтрин наклонилась к нему поближе и заговорила со всей серьезностью:
– Нет, она не дитя, Она женщина. И в своем женском сердце прячет секрет, свято веря, что никто о нем не знает, кроме нее самой. Но она слишком чиста, чтобы удержать в тайне самое важное, что у нее есть в жизни. Эдвин… – Кэтрин коснулась его рукава, моля Бога, чтобы не совершить ошибки, – Диана глубоко и страстно влюблена в вас.
Смысл ее слов дошел до него не сразу, а когда он наконец понял, на его лице отразилось полнейшее смятение. Как она и ожидала, новость оказалась для Эдвина потрясением: он ни о чем не подозревал. И как такой неглупый вроде бы мужчина может быть таким слепцом? – подивилась про себя Кэтрин, сохраняя, впрочем, благоразумное молчание.
Эдвин продолжал смотреть на нее невидящим взглядом.
– Вы хотите сказать, она любит меня как брата, видит во мне друга…
– Нет, она любит вас как женщина мужчину.
– Но она же совсем еще ребенок!
Бросив взгляд в бальный зал, Эдвин сразу увидел Диану, беседующую с двумя мужчинами. Она вовсе не выглядела ребенком, да и ее собеседники держались с нею на равных, а не нянчились, как с малым дитятей.
– Боже милостивый… – прошептал он упавшим голосом.
Кэтрин устало прислонилась к стене. Она сделала все, что могла, больше говорить было не о чем. Она лишь надеялась, что не сказала ничего лишнего. Но все-таки Эдвин настоящий джентльмен! Она не сомневалась, что если он не в силах ответить на любовь Дианы, то по крайней мере не станет сознательно причинять ей боль и уж, безусловно, ни словом, ни намеком не выдаст содержания только что состоявшегося разговора.
Он все еще стоял, не произнеся ни слова, и выглядел словно всадник, выброшенный из седла норовистой лошадью. Тут Кэтрин увидела Бэрка, приближавшегося к ним с самым воинственным видом. Она торопливо извинилась перед Эдвином, который едва ли даже заметил ее уход, и попыталась слиться с толпой по краю бального зала. Эта жалкая попытка, разумеется, потерпела полный провал. Бэрк догнал ее прежде, чем она успела сделать десяток шагов. Скверное предчувствие охватило Кэтрин, как только его рука опустилась ей на плечо. Она повернулась к нему с деланным спокойствием, но при виде его лица сердце у нее отчаянно заколотилось.
– Бэрк, не надо. Я не…
– Заткнись. Я ведь тебя предупреждал: не трогай мою сестру, а не то пожалеешь.
– Но я не…
– Раз ты настолько окрепла, чтобы танцевать, значит, и путешествие тоже выдержишь. Я все устрою, чтобы через два дня тебя здесь не было. А пока запомни: если ты еще раз близко подойдешь к Эдвину Бальфуру, я сломаю тебе руку.
Он с такой силой сжимал ее локоть, что она поверила в серьезность угрозы. Грубо оттолкнув ее, Бэрк повернулся спиной и ушел.
Почти тотчас же кто-то пригласил ее танцевать, и Кэтрин согласилась, даже не глядя своему кавалеру в лицо, показавшееся ей размытым пятном, и не слушая его голоса, отдававшегося в ушах неясным гулом. Бэрк подхватил с подноса, с которым официант обходил гостей, бокал вина и опрокинул его в себя одним духом. Вскоре его нашла Оливия. Он стоял, прислонившись к стене возле буфета с напитками, и угрюмым взглядом следил за танцующими. То ли по глупости, то ли из безрассудства она предприняла попытку взять его под руку и вытащить в общий круг. Бэрк посмотрел на нее так, словно не мог вспомнить, кто она такая. Когда в голове у него наконец прояснилось, он нетерпеливо отмахнулся от нее.
– Сдается мне, что ты малость перебрал.
Оливия говорила кокетливым, но слегка дребезжащим от беспокойства голосом. Казалось, она собирается сказать ему нечто важное.
– Я вернусь, когда ты придешь в себя.
Сзади подошли ее друзья. Бэрк смутно припомнил, что фамилия молодого человека – Уорзи, а девицу зовут леди Аннабел де Что-То Там.
– А вот и счастливая парочка! – радостно и громогласно возвестил Уорзи. – Поздравляю, Джеймс, везучий ты, сукин сын! Когда же настанет великий день?
– О каком великом дне речь? – негромко спросил Бэрк, обращаясь к Оливии.
Под слоем рисовой пудры Оливия стала багровой, как свекла, рот у нее открывался и закрывался совершенно беззвучно, словно у рыбы, вытащенной из воды. Она подняла руку в безнадежной попытке остановить Уорзи.
– Да-да, я знаю, это пока секрет, – продолжал тот со снисходительной улыбкой, – но Оливия не удержалась и намекнула нам с Аннабел, что скоро вы объявите о помолвке. Ведь мы такие старые друзья.
– Джеймс, – прощебетала Оливия неестественно громким голосом, – давай потанцуем!
Она лихорадочно дернула его за рукав, но это ни к чему не привело.
– О помолвке? – с растущим интересом повторил Бэрк.
При других обстоятельствах он, конечно, поступил бы великодушно: принял бы как ни в чем не бывало поздравления ее друзей, а потом задал бы ей хорошую взбучку с глазу на глаз. Но Оливия подоспела на редкость не вовремя со своей выходкой. Она попалась на чудовищной лжи как раз в ту минуту, когда Бэрк был уже полупьян и в самом скверном расположении духа. Уж лучше бы она попыталась заигрывать с ядовитой змеей.
– Должно быть, я несколько старомоден, – проговорил он самым что ни на есть язвительным тоном, – но мне казалось, что обычай требует спросить мнения жениха на сей счет.
– Да будет тебе, Джеймс!
Смех Оливии прозвучал нестерпимо фальшиво. Выпустив его руку, она начала потихоньку пятиться назад, зато Уорзи и леди Аннабел остались на месте. Они слушали, открыв рот.
– Жаль, что не смогу услужить тебе, дорогая. Но я желаю тебе удачи. Надеюсь, тебе еще повезет, и ты найдешь кого-нибудь, кто будет к тебе добрее, чем ты сама.
Хорошо еще, что у Оливии не было в руках бокала, а не то его содержимое угодило бы Бэрку прямо в голову. Но за неимением лучшего она выпрямилась, собрав воедино все остатки своего достоинства, и заявила ему, что он может убираться ко всем чертям. Уорзи и леди Аннабел куда-то исчезли, а Бэрк с циничным удовлетворением поднял бокал, словно салютуя честь в спину удаляющейся Оливии.
– Скатертью дорога, – угрюмо пробормотал он.
Ему надоел винный пунш, и он велел проходившему мимо официанту принести бутылку бренди, после чего принялся методически напиваться, глядя, как Кэт танцует с каждым, кто ее приглашал. Она уже побледнела и выглядела больной и утомленной, но упорно продолжала танцевать, не отказывая никому. Через некоторое время Бэрк заметил, что он не единственный, кто следит за нею. В зале появился омерзительный Джулиан, очевидно только что вернувшийся откуда-то, потому что он был в костюме для верховой езды и рассеянно постукивал хлыстиком по голенищу сапога, не сводя глаз с Кэт. Музыка смолкла, и он стремительно направился к ней, как стрела, выпущенная из лука. Она стояла боком к Бэрку, но он увидел, как она дважды отрицательно покачала головой в ответ на слова Джулиана. Он наклонился ближе и что-то прошептал ей на ухо. На мгновение она словно оцепенела, потом позволила ему взять себя за руку и вывести из зала. Сам не сознавая, что делает, Бэрк невольно последовал за ними. Они покинули бальный зал и направились через главный холл к служебному, слабо освещенному коридору. Бесшумно, соблюдая дистанцию, он шел за ними по пятам и увидел, как Джулиан открывает дверь, пропуская Кэт вперед. Дверь тут же закрылась, и Бэрк остался один в темном коридоре, прислушиваясь к бешеному стуку собственного сердца и гадая, стошнит его сейчас или нет. Перед его мысленным взором зримо, как наяву, пронеслось все то страшное, жестокое, просто чудовищное, что ему хотелось бы сотворить с этой парой. Потом он медленно повернулся кругом и направился обратно в бальный зал. Он не станет вмешиваться. В конце концов, эти двое вполне стоят друг друга. А главное, ему хотелось выпить. Больше всего на свете.
* * *
– Моя дорогая, ты поступила очень мудро, не надев драгоценностей. Твое платье обрамляет фигуру такими чудесными скульптурными складками, что никаких других украшений не требуется.
– Что вы хотели мне сказать, Джулиан?
– К тому же твои волосы столь ослепительны, а румянец так нежен, что драгоценности лишь отвлекали бы от них внимание.
– Прекратите! Что вы хотели сказать?
В зале он прошептал ей на ухо, что если она не пойдет с ним, то увидит, как Бэрка посадят в тюрьму за измену. Разумеется, это было нелепо и смешно, просто абсурдно! И все же она встревожилась.
– Хочешь знать, где я был? – спросил между тем Джулиан.
Они находились в каком-то кабинете, заставленном книжными полками. Всю остальную меблировку составляли письменный стол, мягкие кресла и кушетка. Джулиан подошел к окну и драматическим жестом опустил тяжелые шторы. Ему удалось напугать Кэтрин, но она сохранила самообладание и не отвела взгляда. Он прошел к столу и налил себе рюмку шерри из графина.
– Ну как? Разве тебе не хочется об этом узнать?
– Вовсе нет. Чего мне хочется, так это узнать, что вы имели в виду, когда несли весь этот вздор насчет тюремного заключения. Говорите, что вы задумали, Джулиан, или я ухожу.
Он радостно загоготал:
– А знаешь, мне это нравится, ужасно нравится! Так приятно слушать, когда ты говоришь мне, что я должен делать! А знаешь почему? Потому что очень скоро это прекратится, и ты будешь делать именно то, что я скажу.
Отойдя от окна, Джулиан двинулся к ней и остановился, лишь когда подошел вплотную. Кэтрин еле удержалась от желания отступить на шаг. Ей стало страшно, но ему вовсе необязательно было об этом знать.
– Ты так прелестна, – прошептал он, прикасаясь к ее волосам.
Она подняла руку, чтобы отмахнуться, но Джулиан схватил ее за запястье и удержал с силой, которой Кэтрин в нем и не подозревала.
– Ничего удивительного, – продолжал он уже другим тоном, – что Джеймс никак не мог решиться передать тебя военным властям в Ланкастере.
Она побледнела, но сделала вид, что ничего не понимает:
– Что?
Он опять рассмеялся:
– Отлично, отлично! Ты превосходно разыгрываешь замешательство. Нет, ты мне, ей-Богу, нравишься, Кэтти Леннокс!
– Я не знаю, о чем вы говорите, – пролепетала она.
– Разве?
Джулиан выпустил ее запястье и отступил на шаг назад, потягивая шерри.
– Я только что вернулся из Дамфриза. Тебе это о чем-нибудь говорит? Нет? Возле города стоит драгунский полк. Они встали там на всю зиму в надежде, что весной Чарли предпримет еще один поход на юг. Этим драгунским полком командует некий полковник Денхольм. Полагаю, именно он – непосредственный начальник Джеймса. Ну как? Что скажешь? Я имел долгую и чрезвычайно любопытную беседу с милейшим капралом по фамилии Блейни. Кажется, его звали Фредди. Он мне много чего порассказал о девице, которую Джеймс должен был доставить в Ланкастер больше месяца назад.
Значит, он знает. Ладно, ничего не поделаешь, но не стоит ударяться в панику. Конечно, разразится скандал, для Бэрка и его семьи это будет большая неприятность, но тем все и кончится.
– Вы закончили?
Желтые глаза Джулиана сощурились:
– Вовсе нет, сладость моя, я как раз подхожу к самому интересному.
Он опрокинул в глотку остатки шерри, поставил рюмку на стол и вновь подошел к ней.
– Самое интересное, – продолжал он, понизив голос до гнусавого, насмешливого мурлыканья, – заключается в том, что тебе придется делать, чтобы я не сообщил полковнику Денхольму о твоем местонахождении.
Кэтрин недоуменно нахмурилась, и тонкие губы Джулиана расплылись в ехидной улыбке:
– Ты будешь моей любовницей.
Она расхохоталась ему в лицо. Не расслышав в этом смехе ни единой нотки страха, Джулиан грозно сверкнул глазами.
– Да ты с ума сошел, – сказала Кэтрин, переводя дух почти с облегчением. – Я знакома с Денхольмом, он человек разумный. Не знаю, что Бэрк ему сообщил, чтобы объяснить наше опоздание, но мы задержались, безусловно, не по его вине. Даже если Денхольм сердит, он смягчится, когда мы наконец прибудем в Ланкастер на следующей неделе. Мы уезжаем через два дня, Джулиан.
Она посмотрела на него чуть ли не с жалостью и повернулась, собираясь уходить.
Джулиан, как тисками, схватил ее за плечо и грубо развернул лицом к себе.
– Может, ты и уезжаешь через два дня, но только не в Ланкастер, – яростно прошипел он. – Денхольму небезынтересно будет узнать, что ты делаешь в этом доме! Ведь Джеймс написал ему, что ты мертва!
– Что?
– Мертва!
Он толкнул ее назад с такой силой, что она больно ударилась плечом о дверной косяк. Прижав дрожащую руку к груди, Кэтрин бессильно прислонилась спиной к стене. Мертва, он сообщил им, что она мертва! Что это значит? Мысли еле шевелились у нее в голове. Это значит, что он не собирался отправлять ее назад в тюрьму, это значит… о, Господи! Это значит, что он решил ее отпустить! Слезы горячим потоком хлынули по ее щекам, она закусила костяшки пальцев, чтобы не разрыдаться в голос. Джулиан снова подошел к ней, и она увидала в его волчьих глазах подлинное бешенство. Он заставил ее отнять руки от лица и дважды, трижды ударил по щекам, разъяренный ее слезами.
– Прекрати! – в бешенстве заорал он.
В конце концов до него дошло, что она не перестанет плакать, если он будет продолжать ее бить. Тогда он взял ее за плечи и встряхнул.
– Только я буду заставлять тебя плакать! – бесновался Джулиан. – Я и никто другой!
Он вытащил платок и принялся грубо тереть ее покрасневшие, горящие от слез и побоев щеки.
– Приведи себя в порядок! – крикнул он, с отвращением повернувшись к ней спиной.
«Да он с ума сошел, не иначе», – подумала Кэтрин. Она высморкалась и несколько раз глубоко вздохнула, стараясь собрать воедино разбегающиеся мысли. Он ее шантажирует, это ясно, но она так и не поняла, каковы его условия. Ее трясло от страха, но едва слышный голос в глубине ее души радостно пел: «Он отпустил меня на волю!»
– Чего тебе надо, Джулиан? – спросила она тихо, когда ей удалось немного успокоиться.
Джулиан медленно повернулся к ней. На его отвратительной физиономии опять заиграла улыбка. Его хлыстик валялся на кресле. Теперь он поднял его и подошел поближе.
– Для начала, – зашипел он, – ты прекратишь указывать мне, что делать. Это ясно?
Она судорожно сглотнула и кивнула в ответ:
– Извини.
Он затряс головой, как капризный ребенок.
– Нет-нет, не так! Ты поторопилась. К тому же я знаю, что ты врешь. Ты еще пожалеешь, но это будет позже.
Подняв хлыстик, Джулиан опустил его ей на плечо.
– Слушай меня, Кэтти. Завтра утром мы с тобой отправимся в Лондон. Ты будешь оставаться в моем городском доме, пока мне этого хочется, и будешь делать все, что я тебе прикажу. Капрал Блейни утверждает, что ты шлюха, хотя мне трудно в это поверить. Но если это так, тем лучше. Это значит, что ты быстро усвоишь правила моих маленьких забав. Кое-какие из них могут тебя удивить, даже если у тебя и в самом деле большой опыт.
Кэтрин содрогнулась.
– А что ты предлагаешь взамен? – спросила она, сама не узнавая своего голоса.
– Я сделаю так, что Джеймс не попадет под трибунал. Как видишь, все очень просто.
Кровь отлила от ее лица. «Думай, думай!» – твердила она себе.
– Только попробуй донести на него, и его отец лишит тебя наследства. Он выбросит тебя из дома!
– Но он не узнает, что это я! Тебе не следовало показываться на балу, моя дорогая. Сотня людей тебя видели, а такое лицо, как твое, не забывается. Любой из гостей мог бы рассказать Денхольму о рыжеволосой красотке, проводившей рождественские праздники в Уэддингстоуне.
Именно это имел в виду Бэрк, когда говорил ей, что она не должна была спускаться вниз из своей комнаты! Теперь она горько пожалела об этом, но было уже слишком поздно.
– Итак? – С какой-то извращенной лаской Джулиан провел рукоятью хлыста по ее горлу. – Ты согласна?
– Нет.
Он задохнулся от возмущения:
– Что значит «нет»? Думаешь, я этого не сделаю? Позволь тебя заверить…
– Я не сомневаюсь, что сделаешь. Но я не согласна на твои условия. Я поеду с тобой завтра и буду твоей любовницей или рабыней, или чем захочешь. Но только на один месяц, Джулиан. Не больше.
– Опять ты говоришь мне, что ты намерена делать! – капризно протянул Джулиан, подталкивая ее хлыстиком. – Учти, это в последний раз!
Внезапно его инфантильное раздражение улетучилось, сменившись лихорадочным возбуждением.
– Месяц, говоришь? Ладно, пусть будет месяц. Все равно, мне раньше надоест. Пошли, давай-ка выпьем за наш уговор. Не качай головой, Кэтти, ты будешь пить, когда я скажу. На, держи.
От тягучего сладкого шерри ее чуть не вырвало, но она все-таки сумела сделать глоток. Джулиан взял ее за руку и отвел прочь от двери.
– Тебе не страшно, а? – спросил он, сложив губы бантиком в жеманной улыбочке. – Небось думаешь, что сумеешь меня перехитрить, удрать от меня? Так знай: ничего у тебя не выйдет! Даже если возможность представится, ты ею не воспользуешься, потому что тебе отлично известно, что я предприму в этом случае.
– Как ты узнал, что я люблю его? – вдруг спросила Кэтрин. – Я сама этого не знала.
– Мы больше не будем о нем говорить, – терпеливо пояснил Джулиан, словно учитель, объясняющий задачу нерадивой ученице. – А может, ты пытаешься отвлечь мое внимание? Тянешь время? Зубы мне заговариваешь? Распростись с этой мыслью раз и навсегда. Наш единственный в своем роде договор вступает в силу с этой минуты.
Он швырнул хлыст на кушетку.
– Хорошо, что твое платье расстегивается спереди. Мне нравится видеть лицо женщины, когда я ее раздеваю. Особенно если это против ее воли.
Кэтрин осталась недвижима, когда он положил руки ей на грудь; это заставило его улыбнуться. Он расстегнул первую пуговицу.
– Нет, я передумал. Хочу, чтобы ты сделала это сама. Так будет лучше на первый раз – как знак твоей покорности. Да, Кэтти, расстегни платье, чтобы я мог посмотреть на тебя.
Дрожа всем телом, она принялась сверху вниз расстегивать платье. Дыхание вырывалось у нее из груди прерывистыми глотками, частыми и неглубокими. Лицо Джулиана маячило перед нею неясно, как в тумане.
Он остановил ее прежде, чем она дошла до последней застежки.
– Стоп! Вот так. Соски еще не совсем видны – отлично! Намек на наготу почему-то выглядит более соблазнительно и непристойно, чем сама нагота. А теперь позволь рассказать тебе о том, что мне особенно нравится делать.
Когда он закончил, Кэтрин сказала:
– Все это смехотворно. Я постараюсь не смеяться.
Злобная судорога перекосила лицо Джулиана. Он стремительно наклонился и схватил хлыст.
– О, тебе будет не до смеха, поверь мне.
С этими словами он провел ременным концом хлыста вверх и вниз по ее груди. Ей пришлось напрячь все силы, чтобы не закричать. Джулиан сунул руку за вырез расстегнутого платья.
– Я уже однажды это делал, ты знаешь? Потискал тебя, пока ты спала. Схожу по тебе с ума с тех самых пор. А теперь ложись на кушетку. Лицом вниз.
Несмотря на всю свою решимость, Кэтрин начала плакать. Но в эту самую минуту, пока он все еще стоял, обхватив ладонью ее грудь, дверь распахнулась и с оглушительным грохотом ударилась о стену. Испуганный крик Кэтрин резко оборвался, когда она поняла, что на пороге стоит, раскачиваясь, Бэрк, сжимая в руке горлышко бутылки и глядя на них налитыми кровью глазами.
Ей хотелось броситься к нему, но этот убийственный взгляд удержал ее на месте. Кэтрин отступила на шаг от Джулиана, прикрываясь руками и спрашивая себя, кто же заговорит первым. На мгновение ей показалось, что все это происходит уже не впервые. Но нет, в тот раз появление Юэна помешало им с Бэрком на полу амбара. Неизменным и тогда, и сейчас осталось лишь одно: Бэрк все понял превратно. «Так что же хуже, – спросила она себя с растущим ощущением безнадежности в душе, – жить в плену у Джулиана или быть спасенной Бэрком?»
Бэрк бесконечно проигрывал в уме варианты, чем они тут занимаются, и все же не верил своему воображению до самой последней минуты. Ему тошно было смотреть, как она стоит полуголая, с широко раскрытыми глазами, словно ждет от него чего-то. Что ж, скоро она своего дождется. Он швырнул бутылку из-под бренди об стену у нее за спиной и довольно усмехнулся, увидев, как она подскочила на месте, с трудом подавив в груди новый панический возглас. Ему понравилось, как она теперь выглядит: перепуганная до полусмерти, пытающаяся что-то ему сказать молящим взглядом своих громадных синих глаз. Впрочем, ему еще больше понравилось, как выглядит Джулиан: точно крыса, угодившая в капкан. «Так тебе и надо, червяк, извивайся», – с удовлетворением подумал Бэрк, двинувшись к нему, но тотчас же вынужден был остановиться и удивленно заморгал: этот мерзкий слизняк вытащил из кармана и навел на него пистолет. Маленький серебряный дамский пистолетик. Кэт стояла, прижав обе руки ко рту, из ее груди вырывались какие-то слабые, неясные звуки. Бэрк вдруг вспомнил, что она сделала в прошлый раз, когда на него был наставлен пистолет, и в голове у него немного прояснилось.
– Не подходи ближе, Джеймс, а не то мне придется стрелять.
Испитое, потасканное лицо Джулиана вытянулось в нервном напряжении.
– Я вообще не понимаю, из-за чего весь этот переполох, дорогой мой братец? Можешь получить ее обратно, когда она мне надоест, – продолжал он. – Ну, скажем, через месяц. Я же ее не насилую, она пошла со мной по собственной воле. Не правда ли, миссис Пелл?
Он искоса бросил злобный взгляд на Кэтрин, по-прежнему держа Бэрка на мушке. Она не двинулась и не произнесла ни слова.
– Зачем? – сквозь стиснутые зубы поинтересовался Бэрк.
Кэтрин опустила руки и попыталась заговорить, но губы у нее слишком сильно дрожали. Наконец ей удалось выговорить:
– Из-за денег.
Звук ее голоса словно эхом отдался в маленькой комнате. На какой-то миг все трое оцепенели, не двигаясь и даже как будто не дыша. Потом Бэрк, сцепив пальцы, заложил руки за голову и посмотрел на потолок. Джулиан расслабился и бросил на Кэтрин взгляд, полный злорадного торжества. Именно в этот момент Бэрк выбил у него из рук пистолет и ринулся в атаку.
Схватка оказалась короткой, но кровавой.
– Ты его убьешь! – завизжала Кэтрин.
Она испугалась, что голова Джулиана расколется на части, если Бэрк еще раз ударит его затылком о стену. С большой неохотой Бэрк выпустил его, однако Джулиан оказался куда крепче, чем оба они ожидали. Вместо того чтобы шлепнуться на пол, он, кренясь на бок, кинулся к двери. Бэрк поймал его уже в коридоре. Кэтрин зажала уши ладонями, чтобы не слышать ужасных звуков драки. Через минуту они стихли. Бэрк ввалился в комнату и направился к ней. Она отпрянула, не сомневаясь, что теперь настала ее очередь, но оказалось, что его внимание привлек стоявший на письменном столе хрустальный графин с шерри. Он схватил графин и опрокинул содержимое себе в глотку, залив при этом весь перед рубашки, а потом вытер рот содранными до крови костяшками пальцев. Пустой графин постигла та же судьба, что перед тем бутылку из-под бренди: он разбился о стену. Только после этого Бэрк повернулся к Кэтрин.
Она вскинула руки, защищаясь. Он же совершенно пьян! Разговаривать с ним скорее всего бесполезно, но она все же решила попытаться.
– Бэрк…
Вот и все, что ей удалось сказать прежде, чем он схватил ее за запястья и заставил раскинуть руки в стороны, после чего разодрал на ней платье до пупа. Кэтрин закричала во всю мочь. Бэрк лишь рассмеялся в ответ и выпустил ее только для того, чтобы захлопнуть дверь ногой. Она огляделась в поисках какого-нибудь оружия.
– Не надо, не надо, – бормотала она непослушными, онемевшими от страха губами, пятясь от него и прикрывая правой рукой обнаженную грудь, а левую выставив впереди себя как щит.
Он чем-то швырнул в нее. Послышался звон. Взглянув себе под ноги, Кэтрин увидала на полу золотую монету. Бэрк скинул с себя камзол и вновь бросился на нее.
Ей нечем было защищаться, кроме правды.
– Джулиан меня з-з-заставил. – Язык не слушался ее, голос не поднимался выше шепота. – Он сказал, что е-если я с ним не поеду… Нет!
Кэтрин вскинула обе руки, заслоняясь от удара, не вместо этого он повернул ее кругом и молча содрал платье у нее с плеч. Страх и вновь проснувшаяся ярость придали ей сил для сопротивления, но их хватило всего на несколько секунд. Потом она почувствовала, как он стаскивает платье с бедер и швыряет его на пол. Ее охватила паника.
Бэрк с легкостью подтащил ее к кушетке. Она дрожала всем телом, и это еще больше возбуждало его. Страз делал ее уязвимой. Он опрокинул ее на спину и застави; раскинуть ноги, а у нее хватило сил лишь на то, чтобы смотреть на него умоляющим взглядом, бессильно качая головой. «И чего она так мечется из стороны в сторону? Лежала бы тихо, получила бы удовольствие», – неожиданно для себя подумал он, поглаживая нежную кожу ее бедер.
– Если ты это сделаешь, значит, ты ничем не лучше Джулиана, – прошептала она едва слышным шепотом.
– Заткнись, – отозвался он, расстегивая панталоны.
– Бэрк, я люблю тебя!
Перед глазами у него поплыла красная пелена, заволакивая все вокруг. Рыча, как зверь, он накрыл ее своим телом и стремительно овладел ею. Ее короткий полузадушенный крик едва не заставил его остановиться. Несмотря ни на что, ему все-таки хотелось пробудить в ней страсть, но она отвернула лицо вбок и закусила зубами костяшки пальцев.
– Кэт, – прошептал Бэрк, не двигаясь внутри ее, и попытался ее поцеловать.
Даже не сквозь зубы, а через нос она издала стон, в котором, помимо страха, явственно слышалось отвращение, и это вернуло Бэрку ледяную решимость. Несколько коротких, грубых толчков, и все было кончено. Он поднялся на ноги.
Подхватив с полу камзол, Бэрк направился к двери. Ему хотелось уйти как можно скорее. Уже взявшись рукой за дверную ручку, он обернулся и посмотрел на Кэт. Она свернулась в клубок, лежа на боку, растрепавшиеся волосы упали ей на лицо. Он опять окликнул ее по имени, сам не зная, зачем, а она в ответ прикрыла ухо рукой. Теперь уже его начала пробирать дрожь. Он открыл дверь и вышел.
* * *
Диана смотрела на снег за окном, провожая зачарованным взглядом кружащиеся и падающие снежинки. Мечтательная полуулыбка блуждала у нее на губах. Бал продолжался до самого рассвета, и в этот ранний час все еще спали: кроме нее, в столовой не оказалось ни души. Но она была слишком взволнована, чтобы спать, и не хотела завтракать в одиночестве у себя в комнате. Ей надо было с кем-то поделиться.
Ее лицо вспыхнуло радостью, когда в комнату вошел е брат, и тут же разочарованно вытянулось. Даже не заметив ее, он прошел прямо к буфету и начал стакан за стаканом жадно пить воду из серебряного кувшина.
Диана подошла к нему и поморщилась, когда в нос ей ударил винный перегар.
– Я-то думала, ты болен, а ты, оказывается, просто пьян.
Он все еще не переоделся со вчерашнего вечера, но его нарядный камзол был порван и перепачкан пятнами до неузнаваемости, а волосы, обычно аккуратно перехваченные сзади ленточкой, падали на лицо в полном беспорядке. Кожа выглядела землистой, над левым глазом запеклась безобразной коркой непромытая ссадина. Он повернулся на ее голос, однако его пустой взгляд ровным счетом ничего не выражал, и похоже было, что в голове у него так же пусто.
– Да ты и вправду болен, – в тревоге заметила Диана.
Бэрк покачал головой.
– Похмелье, – проговорил он, еле ворочая языком. Казалось, на произнесение одного лишь слова ушли все его силы.
Тут Диана разглядела слипшиеся от крови волосы и громадную шишку у него над ухом.
– Джейми, что с твоей головой?
– Ничего.
– О, Боже, это выглядит просто ужасно, позволь мне…
Он отшатнулся от ее протянутой руки и отвел глаза.
– Говорю тебе, ничего страшного! Оставь меня в покое, Ди.
– Ты уверен?
Бэрк кивнул, морщась от боли.
Диана вздохнула, глядя, как он трясущимися руками наливает кофе в чашку. Большая часть пролилась на стол. Бэрк поднял чашку обеими руками и, громко втягивая, выпил обжигающую жидкость в два больших глотка.
– Джейми, прошу тебя, можно мне с тобой поговорить? Выслушай меня, пожалуйста. Мне надо сказать тебе что-то очень-очень важное, а не то я просто л-л-лопну!
– Ну говори, – с трудом пробормотал он, наливая себе еще кофе.
Она огляделась:
– Только не здесь, а то вдруг кто-нибудь войдет. У меня доверительный разговор.
Бэрк зажмурил глаза от боли:
– Давай в холле.
Диана выпорхнула из комнаты как бабочка. Бэрк прошел за нею следом куда медленнее, двигаясь так, словно все его тело было сделано из хрупкого стекла.
– Ну что? – спросил он, когда они вышли на середину парадного вестибюля и остановились под массивным канделябром, свечи в котором к утру сгорели дотла.
Диана уже открыла было рот, но вдруг замерла, так и не сказав ни слова. Она крепко зажмурилась и прижала пальцы к губам, словно пробуя на вкус еще не высказанную новость. Даже в своем теперешнем состоянии Бэрк понял, что новость, в чем бы она ни состояла, действительно замечательная. Он с трудом повторил свой вопрос.
– Эдвин сделал мне предложение!
У него отвисла челюсть.
– Эдвин? – бессмысленно повторил он.
Диана торжественно кивнула и принялась рассказывать все по порядку, пока Бэрк пятился к нижней ступеньке парадной лестницы. Тут он наконец рухнул, бессильно привалившись плечом к перилам. К тому времени, как она закончила, его тело обвисло, словно из него вынули все кости.
– Джейми, да ты действительно болен!
– Кэтрин сказала ему, что ты его любишь?
Его пересохшие губы медленно и мучительно выговорили эти невероятные слова. Он как будто пытался уловить смысл ускользающей от понимания фразы на малознакомом языке.
– Да, но ты не должен ей говорить, что я тебе рассказала, потому что Эдвин говорит, что она сказала ему по секрету, и он не должен был рассказывать даже мне!
Сама запутавшись в головоломных повторах, Диана радостно засмеялась:
– Жду не дождусь, когда можно будет сообщить ей великую новость! Но сперва я хотела поделиться с тобой. Ничего не говори отцу: Эдвин придет сегодня после обеда просить моей руки. О, Джейми, поцелуй меня, я так счастлива!
Он справился с задачей с невероятным трудом. Диана вскочила и помчалась вверх по ступенькам.
– Погоди! Ее там нет.
Девушка удивленно замерла на месте, потом медленно спустилась назад:
– Она не у себя? А где же?
Бэрк беспомощно покачал головой:
– Я думал, она с тобой.
Вдруг он свесил голову между колен, чувствуя, как его прошибает пот, и судорожно сглотнул, но это не помогло: рот заполнялся слюной быстрее, чем он успевал глотать. Наконец ему все-таки удалось побороть приступ тошноты, сделав несколько глубоких и ровных вздохов, но, когда он поднял голову, его лицо было таким же белым, как и мраморный пол у него под ногами.
– Прошу прощения, милорд.
Дворецкий возник возле его плеча, словно появившись из воздуха.
– Да, Ноул, в чем дело? – спросила Диана.
– Мне казалось, что следует тотчас же сообщить его милости. Конюх утверждает, что ваша лошадь пропала, сэр. Речь идет о сером жеребце.
Бэрк еле-еле поднялся на ноги. Если раньше он выглядел больным, то теперь казался просто трупом. Ноул невольно протянул руку, чтобы его подхватить.
– Этого быть не может!
– Боюсь, что это правда, сэр. Седло и уздечка тоже исчезли.
– Господи, нет! О, Боже!
Голос Бэрка пресекся. Судорожно хватаясь за перила и подтягивая себя руками, он начал взбираться по ступеням.
– Живо прикажите седлать другую лошадь! Самую быструю! – прокричал он с верхней ступеньки.
Диана и дворецкий следили за ним в потрясенном безмолвии.
– Живо, я сказал!
Ноул бросился исполнять приказ.
Бэрк неуклюже пробежал по коридору и свернул в другой. Вскоре он запыхался, и его вновь охватила тошнота. На середине лестницы, ведущей на третий этаж, ему пришлось остановиться и извергнуть, как ему показалось, несколько галлонов воды вперемешку с желчью. Шатаясь из стороны в сторону, он все-таки преодолел оставшиеся ступени, пробежал по коридору и распахнул дверь в комнату Кэт. Постель была застелена, кругом царил порядок. Бэрк добрался до гардероба и открыл дверцу. Вот оно: на полу шкафа бесформенной грудой лежало вишневое бархатное платье. По крайней мере то, что от него осталось.
– Что случилось? Где Кэтрин? В чем дело? – раздался позади него голос Дианы.
– Что пропало? – спросил он, взяв сестру под руку и подводя ее поближе к гардеробу.
Она взглянула на него в недоумении.
– Посмотри, чего не хватает! – заорал Бэрк.
Диана принялась торопливо перебирать вещи. Капот абрикосового цвета был на месте. Вот еще один халат, вот ночная рубашка.
– А где то платье, что я ей одолжила, чтобы пойти гулять? – подивилась она вслух. – Я дала его ей несколько дней назад. И ее плащ…
Бэрк в ярости захлопнул дверцу. Диана подскочила от неожиданности.
– Она сбежала!
– Сбежала? Этого не может быть! Ты думаешь, это она взяла твою лошадь? Джейми, это же невозможно! На дворе снег идет, она еще слишком больна, чтобы садиться верхом… Да и зачем ей убегать?
Он посмотрел на нее с таким выражением, какого Диана никогда не видела раньше. Она в ужасе отшатнулась. Ее голос упал до шепота:
– Что ты наделал?
Бэрк уперся кулаком в стену и прижался к нему взмокшим от холодного пота лбом:
– Я… скверно обошелся с нею.
– Ты…
Чувствуя себя страшно напуганной, Диана поняла, что не хочет больше ничего знать.
– Найди ее, – быстро сказала она. – Отправляйся сейчас же, Джейми. Найди ее, ты должен ее спасти.
Он с видимым усилием отлепился от стены и, увидев слезы в глазах сестры, сделал жалкую попытку изобразить на своем измученном лице улыбку.
– Все в порядке, Мышонок, все будет хорошо. Я найду ее.
Но сердце ему щемило тревожное предчувствие, и его никак не удавалось прогнать, хотя Бэрк с головой погрузился в хлопоты, связанные с отъездом. За час он успел умыться, одеться, перекусить и упаковать запас сменной одежды и припасов для путешествия, которому предстояло продлиться неизвестно сколько. В конюшне, уже садясь на коня – резвого черного мерина, – он вдруг увидел входящего в открытые двери Джулиана. Вслед ему летели снежинки. Заметив, что сводный брат выглядит еще ужаснее, чем он сам, Бэрк ощутил хоть и слабое, но все-таки удовлетворение. Лицо Джулиана представляло собой сплошную массу черно-лиловых кровоподтеков, одна рука висела плетью, при ходьбе он волочил ногу. Один глаз опух, зато второй горел неукротимой ненавистью:
– Ты ее никогда не найдешь. Начался буран. Она уехала, и ты никогда…
Бэрк направил лошадь прямо на него, и Джулиану пришлось поспешно отшатнуться, чтобы не попасть под копыта.
– Если ты за ней поедешь, я дам знать Денхольму, что она была здесь! Ты пойдешь под трибунал!
Бэрк остановился.
– Кэтти Леннокс. Вот как ее настоящее имя!
– Откуда ты знаешь?
– Она сама мне сказала! Мы посмеялись над тобой. Она…
– Лжец.
Он вытащил ногу из стремени и пнул Джулиана в грудь. Тот накренился назад и шлепнулся навзничь на усыпанный соломой пол.
– Я напишу Денхольму сегодня же! – завизжал Джулиан ему вслед, цепляясь за дверной косяк. – Ты ее никогда не найдешь! Она мертва!
Вой умалишенного вскоре затерялся в густом снегопаде и свисте ветра, но на протяжении многих миль продолжал отдаваться в ушах Бэрка.




ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ



Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Прекрасная обманщица - Гэфни Патриция

Разделы:
123456789

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

101112131415

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

16171819

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

2021222324

Ваши комментарии
к роману Прекрасная обманщица - Гэфни Патриция



Красиво, местами жестоко,но занимательно.
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияЕлена
4.08.2012, 17.41





Поражает фантезия автора. Читаю уже третий роман и не могу оторваться. Очень нравится, просто дух захватывает!
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияМаша
25.09.2012, 13.27





Считаю, что роман несколько недооценен. На мой взгляд, очень захватывающе и интересно. Единственное, концовка немного смазана.
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияЕлена
22.11.2013, 20.52





Роман просто потрясающий. Читается просто на одном дыхании. Читайте и не пожалеете.
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияМиМаДи
23.11.2013, 13.48





Роман легко читается,некоторые эпизоды смешные. Но мне не понравилось. Очень затянуто и концовка полный бред.
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияGala
28.11.2013, 21.51





отличный роман.есть и юмор.и вообще очень интересный и захватывающий роман.твердая 10.
Прекрасная обманщица - Гэфни Патрициячитатель)
26.04.2014, 0.54





Сильный роман, читать стоит.
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияАлен
23.06.2014, 17.46





Зашибись какой классный роман!
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияАнна Г.
24.06.2014, 22.41





интересно и захватывающе, но к концу ,роман явно затянут и глупые просто чудовищно глупые поступки героини ,которым казалось бы не будет конца,испортили все впечатление.
Прекрасная обманщица - Гэфни Патрицияанна
27.06.2014, 11.12





я это сделала . я дочитала . Хорошо хоть хэппи энд! дура чуть мужика не угробила!
Прекрасная обманщица - Гэфни Патрицияанна
27.06.2014, 11.40





Сюжет книги непредсказуем и "держит" в напряжении до конца. Особого юмора я здесь не увидела. Г-ня конечно дура, но роман от этого только интересней. Советую для романтичных особ.
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияИванна:)
23.08.2014, 13.15





столько приключений - хватило бы на несколько романов!
Прекрасная обманщица - Гэфни Патрицияanonym
31.01.2015, 21.49





средненько, мне не понравилось, что героиня постоянно хамит, не люблю где гг постоянно ругаются
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияЧао
22.06.2015, 18.29





Хорошая книга. У Гэфни нет повторяюшихся сюжетов. единственно , жаль Берка , веть он стал изгоем , человеком вне закона , потеряв все титулы и состояние но это цена которую он заплатил за любовь
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияПривет
11.05.2016, 17.12





Но вот героиня под конец разочаровала , всю жизнь исковеркала герою , спасибо хоть не помер . поэтому перечитывать врядли буду .
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияПривет
11.05.2016, 17.20





Написано неплохо, читается легко, но поступки героев нелогичны и непоследовательны. 6/10.
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияНюша
1.06.2016, 20.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
123456789

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

101112131415

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

16171819

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

2021222324

Rambler's Top100