Читать онлайн Прекрасная обманщица, автора - Гэфни Патриция, Раздел - 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Прекрасная обманщица - Гэфни Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.57 (Голосов: 76)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Прекрасная обманщица - Гэфни Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Прекрасная обманщица - Гэфни Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гэфни Патриция

Прекрасная обманщица

Читать онлайн

Аннотация

Ненависть к англичанам, погубившим ее семью, толкает шотландскую графиню, красавицу Кэтрин Макгрегор на опасный путь. Она решает выдать себя за проститутку, чтобы выкрасть документы у английского офицера. Но рискованный план провалился – девушку арестовывают и поручают молодому виконту Холистоуну конвоировать ее в Ланкастер. Теперь жизнь Кэтрин зависит от того, сумеет ли она хорошо сыграть свою роль. Но могла ли она предположить, что безумная любовь к своему тюремщику спутает все ее карты!


Следующая страница

1

Инвернесс
Лето 1741 года
Царившую в долине тишину нарушало лишь беспрестанное гудение шмелей в зарослях вереска. Распластав свои могучие крылья, в небе парил орел, описывая большие круги. Умиротворенное затишье, установившееся в природе, выманило целое семейство оленей пощипать свежей травки на берегу ручья, но вдруг самец вскинул голову, его чуткие уши вздрогнули, ноздри затрепетали. В одно мгновение настороживший его отдаленный гул превратился в топот и крик, словно целая ватага непослушных ребятишек шумно ворвалась в кафедральный собор. Бессловесные обитатели долины бросились прятаться кто куда. Из зарослей в дальнем ее конце показались трое всадников.
Впереди скакала девушка с разгоряченным лицом и летящими по ветру рыжими волосами. Хохоча как безумная, она то и дело понукала своего громадного черного жеребца. За нею по пятам на кобыле поменьше следовал подросток с такими же, как у девушки, огненно-рыжими волосами и комическим выражением мужественной решимости на полудетском мальчишеском лице. Нагонявший его высокий красивый мужчина на гнедом скакуне добродушно выругался, когда на полном ходу с него слетела шляпа.
– Эй, Рори, дай дорогу! – прокричал он.
– Не дождешься! Сперва догони меня! – задиристо ответил мальчик.
– Ну держись!
Третий всадник пришпорил коня и стал обходить маленькую кобылку Рори с правого фланга. Вскоре гнедой вырвался вперед.
– Вот я тебя и догнал, – бросил через плечо молодой человек и усмехнулся, когда на взмокшем от усердия лице мальчика отразились недоумение и досада. – Ну, а теперь твой черед, Кэт Макгрегор!
Простоволосая и босоногая, с белыми икрами, бесстыдно мелькающими из-под подола шелкового розового платья, впереди него скакала Кэтрин Роза Леннокс Броуди Макгрегор, дочь лорда Брэйморэя. Но она и не собиралась уступать Майклу Армстронгу победу в скачке.
– К свиньям собачьим! – прокричала в ответ Кэтрин, совершенно не заботясь о приличиях и решительно выпятив нежный девичий подбородок. – Вперед, на Бугор!
– Что? – переспросил Майкл.
– На вершину Ройсова Бугра! А кто проиграет, тот дурак!
Ее задорный, ничем не стесненный хохот заставил сердце Майкла Армстронга затрепетать. Смотреть на Кэтрин, на его прекрасную Кэт, припавшую к шее черного жеребца и грациозно летящую по воздуху подобно лебедю или античной богине, было куда интереснее, чем думать об исходе скачки.
Что до самой Кэтрин Макгрегор, то она не замечала ничего вокруг, от души наслаждаясь чистой чувственной радостью момента. Напоенный запахом цветов ветер трепал ее волосы и обдувал разрумянившиеся щеки, она ощущала себя единым целым с могучим скакуном, и даже предвкушение победы над женихом позабылось в упоении вольным полетом. Время, место, обстоятельства – все идеально и щедро сошлось, чтобы подарить ей мгновение ничем не омраченного счастья, даже экстаза. Впоследствии, когда так много было потеряно, ей не раз вспоминались именно эти минуты: вот какая была скачка, вот как Майкл ухаживал за нею, вот как промелькнула и оборвалась ее беспечная юность.
В дальнем конце долины возвышался невысокий, словно обрубленный, но довольно крутой холм, на вершине которого росли несколько деревьев. Их высокие кроны торчали, как клок волос на абсолютно лысой голове. Это и был Ройсов Бугор. Бросив торопливый взгляд через плечо, Кэтрин пустила коня вскачь по каменистому склону, моля Бога, чтобы жеребец не споткнулся. На ровном грунте она запросто могла обскакать Майкла, ее вороной был резвее, но зато он уступал гнедому в выносливости. Все ближе и ближе у нее за спиной раздавался топот гнедого, слышно было, как каменная осыпь летит у него из-под копыт. Майкл ее нагоняет! Девушка задрожала от азартного возбуждения. «Вперед, Принц! Давай, мальчик мой!» – упрашивала она вороного. Громадный жеребец, словно почувствовав ответственность момента, ответил на призыв, оттолкнувшись в последний раз могучими задними ногами, и одним великолепным прыжком достиг вершины холма. Майкл добрался до цели несколькими секундами позже. Его гнедой негодующе отфыркивался и бил копытом, словно понимая, что задета его гордость.
На миг прелестное девичье личико омрачилось внезапно набежавшим облачком сомнения.
– Ты что, нарочно отстал, Майкл? В поддавки со мной играешь? – спросила она.
– Вот уж нет! Хотя это отличное оправдание: жаль, что я сам до него не додумался, – ответил он, утирая пот с лица большим носовым платком.
– Ха! Я так и знала!
Кэтрин порывисто склонилась к круто выгнутой шее жеребца и обняла ее обеими руками, охваченная восторгом.
– Мой Принц! Мой красавчик! Какой же ты славный малый!
– Эх, если б ты меня любила хоть вполовину так сильно, как это животное, Кэт, – с шутливо-сокрушенным видом вздохнул Майкл.
Кэтрин лукаво улыбнулась и уже готова была ответить, но как раз в эту минуту ее брат на своей кобыле по кличке Растяпа, наделенной удивительным умением оправдывать свое прозвище, с трудом вскарабкались на вершину холма. Оба тяжело дышали, а Рори к тому же был еще и зол как черт.
– Я как раз собирался обогнать вас обоих, а тут паскудная кобыла погналась за этим проклятым кроликом, туды его растуды!
Рори исполнилось тринадцать: он только-только открыл для себя всю прелесть непристойной ругани и всякий раз, когда родителей или учителей не было поблизости, не упускал случая уснастить свою речь, о чем бы она ни шла, таким количеством замысловатой брани, что порой, увлекшись, терял нить разговора. Кэтрин давно уже поняла, что возмущаться бесполезно (это лишь раззадоривало Рори, и он сыпал все новыми и новыми непристойностями), поэтому она просто перестала обращать на него внимание.
– На будущий год, когда папа подарит тебе настоящую лошадь, ты побьешь нас обоих, – успокоила она брата, и Рори вспыхнул от радости. – Ну а пока что проигравший должен выгулять лошадей, – добавила Кэтрин.
– Черта лысого! Такого уговора не было!
– Был! Разве мы не договаривались, Майкл?
– Верно. Проигравший выгуливает лошадей. Был такой уговор, – с важностью кивнул Майкл.
– Дерьмо вонючее, навозная куча! – вскричал Рори, спрыгнув с лошади и подхватив под уздцы черного жеребца Кэтрин. – Я думаю, оба вы врете к свиньям собачьим. Просто хотите от меня избавиться! Вас хлебом не корми, только дай потискаться наедине. Сейчас усядетесь в обнимку и начнете городить всякий вздор. Ну так вот: ни черта у вас не выйдет! Я просто поведу проклятых кляч по кругу, а вы будете в самой середке! А теперь живо слезайте, чтобы я мог начать.
Они спешились. Кэтрин нашла под сосной поросль вереска и опустилась на нее, как на ковер.
– О, Майкл, взгляни на небо! Ты видел когда-нибудь нечто подобное?
Майкл в эту минуту глядел на нечто совершенно бесподобное: на свою невесту, откинувшуюся к стволу дерева у его ног в самой свободной позе и являвшую собой неотразимое сочетание невинности и соблазна.
– Никогда! – ответил он с чувством.
Тесный корсаж ее серовато-розового шелкового платья подчеркивал и без того тонкую талию и щедрую округлость уже по-женски определившейся груди. Выше среднего роста, стройная, но крепкая, Кэтрин двигалась с бессознательной и непринужденной грацией полуженщины-полуребенка. Персиковый цвет лица был безупречен, если не считать легкой россыпи веснушек, выступивших под летним солнцем на изящном, тонко вылепленном носике. Сказать, что глаза у нее синие, значило бы ничего не сказать: с таким же успехом и море можно назвать синим. Цвет глаз Кэтрин менялся в зависимости от обстоятельств и настроения. При дневном свете они казались бирюзовыми, при комнатном темнели до фиалкового, и то же самое происходило, когда она сердилась, ну а посредине была еще целая гамма не поддающихся описанию цветов и оттенков. Ее переполняла радость жизни, настолько сильная и неукротимая, что окружающим просто невозможно было за нею угнаться. Наделенная нежным, любящим, верным и преданным сердцем, она к тому же – о чудо из чудес! – была напрочь лишена тщеславия.
– До чего же мне в жизни повезло! – воскликнул Майкл, как бы размышляя вслух.
Они были обручены с детства, и он всегда относился к ней с нежностью, но даже в самом счастливом сне не мог вообразить, что худенькая, голенастая, как жеребенок, девчонка-сорванец превратится в ослепительную красавицу, чье прелестное лицо заставляло его грезить наяву, а наливающееся тело не давало покоя по ночам.
Слегка смутившись под его страстным взглядом, Кэтрин выпрямилась и похлопала по земле рядом с собой.
– Присядь, Майкл. Уж если хочешь «городить всякий вздор», как говорит Рори, постарайся, чтобы только я могла его услышать.
– Не беспокойся, я уже наслушался, – с отвращением вставил Рори. – От вашего сюсюканья блевать хочется.
– Ну так скорее отойди подальше, – улыбнувшись, предложил Майкл, опускаясь на землю рядом с Кэтрин. – По мне, так можешь прогуляться хоть до самого Абердина, – добавил он вполголоса.
Кэтрин прыснула.
– А я сегодня опять видел дорожных солдат, – как ни в чем не бывало продолжал Рори. – Они были на берегу Туи, поили своих проклятых лошадей. Я им сказал, чтобы убрали свои жирные вонючие зады с нашей земли, пока целы, вот они и отправились подобру-поздорову.
– Да ну тебя, Рори, все ты врешь. Ничего подобного ты не говорил, – поддразнила его сестра.
– А вот и говорил! Ну… сказал бы, да только они уже ушли, когда я подъехал поближе.
– Папа говорит, что они опасны, Рори. Никогда больше не подходи к ним близко.
– Твой отец прав, – посерьезнев, подтвердил Майкл.
– А мне плевать, – упрямо ответил Рори. – Гнусные английские ублюдки! Думают, они до нас доберутся со своей дорогой, но Шотландия всегда будет свободна!
Кэтрин улыбнулась: Рори рассуждал точь-в-точь как их мать, страстно ненавидевшая англичан.
– Интересно, что они тут делали? Зачем забрались так далеко на север? – озабоченно спросила она. – Думаешь, они собираются проложить сюда дорогу от самого Инвернесса?
type="note" l:href="#n_1">[1]
Это была тревожная мысль. Последние тридцать лет
type="note" l:href="#n_2">[2]
англичане, которыми командовал генерал Уэйд, строили дороги в горной Шотландии, в то время как местные лорды скрежетали зубами, справедливо полагая, что дороги ущемляют их суверенитет и лишают одного из самых сильных преимуществ – неприступности.
– Ну нет, вряд ли, – успокоил ее Майкл.
– Скорее всего они просто заблудились. Чего еще ждать от англичан? – фыркнул Рори.
Он оставил лошадей щипать редкую травку и присел на корточки рядом с сестрой и ее женихом.
– Майкл, расскажи нам еще раз про Красавчика принца Чарли,
type="note" l:href="#n_3">[3]
– заискивающе попросил Рори, устремив на молодого человека умоляющий взгляд. – Про то, как он каждый день занимается стрельбой и выездкой. Это правда, что он совершает усиленные марш-броски с полной выкладкой, чтобы держать себя в форме? Он высокий красавец и ждет только подходящей минуты, чтобы вернуться из изгнания и возвратить себе корону Стюартов, так? Расскажи нам, Майкл!
– Вот ты сам все и сказал. Что ж тут еще рассказывать? – рассмеялась Кэтрин.
Майкл снисходительно улыбнулся.
– Верно, Рори, принц Карл – видный мужчина. Как только большинство кланов открыто выступят на его стороне, он вторгнется в Англию и прогонит короля Георга
type="note" l:href="#n_4">[4]
обратно в Ганновер, в этом я не сомневаюсь.
– Вот если бы отец тоже выступил на его стороне, – с грустью протянул Рори.
Кэтрин покачала головой.
– Наш папа не боец. Он твердо решил держать нейтралитет, когда начнется война.
– А я не буду держать нейтралитет, – уверенно заявил Рори. – Может, к тому времени ты будешь командовать полком, Майкл, и возьмешь меня к себе? Но когда же кланы выступят, как ты думаешь? А вдруг это будет раньше, чем меня призовут на службу?
– Вряд ли, братец. Шотландские якобиты
type="note" l:href="#n_5">[5]
не выступят за принца в открытую, пока Франция не заявит о своей поддержке, а французы не станут его поддерживать, пока здешние якобиты не проявят себя. Это порочный круг. Сейчас самое подходящее время для выступления, но предводители наших кланов слишком ленивы и не доверяют друг другу. Маккензи не желает иметь ничего общего с Ловатом, сэр Джеймс Кэмпбелл не в ладах с Маклинами, а Маклафлины с Макдональдами…
Такого рода разговоры Кэтрин слышала с самого детства, и до недавних пор они неизменно завораживали ее. Она была такой же страстной сторонницей Карла Стюарта, Красавчика принца Чарли, как и ее брат Рори, и с неменьшим упоением предавалась романтическим фантазиям о возвращении Стюартов на престол. Однако в последнее время ее голова была больше занята другими вещами. В мае ей исполнилось шестнадцать, и на этот раз таинственные силы природы, ежегодно украшавшие землю весенним цветением, пробудили нечто новое в ней самой. Она взглянула на мир другими глазами и увидела то, чего не замечала раньше. Вот сегодня, к примеру, пока Майкл рассказывал, а Рори то и дело перебивал его взволнованными и не к месту вставленными замечаниями, Кэтрин вдруг отметила про себя, что больше прислушивается к звуку голоса своего жениха, чем к смыслу его слов. Мечтательно улыбаясь и почти не следя за ходом повествования, она задумчиво любовалась его кожей, прямыми и светлыми, как лен, волосами, разворотом плеч и формой сильных мужских рук. Через год им предстояло пожениться. Кэтрин знала об этом с самого детства и ждала венчания с радостным предвкушением, хотя и без особого волнения: ведь она знала об этом заранее! Но в последнее время мысли о свадьбе приобрели для нее особый, совершенно новый интерес. У нее имелось верное по сути, хотя и вызывавшее весьма смутные чувства, представление о том, чем мужчины и женщины занимаются наедине, когда поженятся. И вот совсем-совсем скоро волнующая загадка должна разрешиться самым непосредственным образом! Эта мысль наполняла ее душу пугливым и радостным трепетом.
Однако сперва, с досадой спохватилась Кэтрин, наморщив носик и опустив книзу уголки широкого, красиво очерченного рта, ей предстоит еще целый год промучиться в школе. Ну почему, почему отец не хочет позволить ей и Рори учиться дома, вместе с друзьями и соседями? Почему он упорно отсылает их каждый год то в Париж, то во Флоренцию, то в Амстердам, где им приходится преодолевать языковой барьер и налаживать отношения с незнакомыми одноклассниками? В этом году опять придется ехать в Париж. Одна мысль об этом приводила ее в содрогание. До чего же тоскливо и скучно в парижской школе! Только и дела, что читать книги, переодеваться к обеду и говорить по-французски. К тому же французский язык казался ей до ужаса жеманным. С куда большей охотой она предпочла бы изъясняться на гэльском наречии,
type="note" l:href="#n_6">[6]
донашивать старые охотничьи штаны Рори и гонять на лошадях по вересковым пустошам.
Увы, в этом вопросе ее отец был непреклонен. Когда Кэтрин было двенадцать лет, в ночь перед отправкой на учение в Милан она проплакала горючими слезами до самого утра, умоляя оставить ее дома еще хотя бы на год; она даже пообещала, что будет заниматься с частным репетитором, если отец позволит ей учиться в деревенской школе вместе с другими детьми. Но он лишь грустно покачал головой и, положив руки ей на плечи, сказал:
– Бедняжка Кэт, ты ведь совсем еще ребенок, ты не можешь прочесть надпись на стене.
type="note" l:href="#n_7">[7]
Вам с Рори необходимо получить европейское образование, потому что здесь, в Шотландии, у молодых нет будущего.
– Но почему? Почему?
Кэтрин была сбита с толку. У нее просто в голове не укладывалось, как может ее отец высказывать столь кощунственные мысли. Но он ничего не пожелал объяснить, а на следующий день, невзирая на мольбы и слезы, отправил ее в школу.
С тех пор прошло четыре года, и постепенно она осознала, чего именно так сильно опасается ее отец: по его глубокому убеждению, любая попытка шотландских горцев возвести на британский престол принца-изгнанника Карла Стюарта должна была окончиться неминуемой катастрофой. Они с Майклом спорили об этом до хрипоты, и ни один не отступал от своих позиций ни на шаг. Как ни горько было для Кэтрин оказаться в разладе со своим добрым, чудаковатым, вечно погруженным в научные изыскания отцом, но, когда речь заходила о Красавчике принце Чарли, она всем сердцем была на стороне своего жениха и с нетерпением ждала восстановления власти Стюартов.
– Посмотри, как солнце заходит над нашим домом, Кэт, – воскликнул Рори.
– Красота, – машинально отозвалась Кэтрин. – О, какая красота! – воскликнула она, оторвавшись от изучения золотистых волосков на руках Майкла и действительно взглянув на старинный фамильный замок Дарраф.
Он стоял на высоком скалистом холме над притоком Финдхорна, позади него простиралась живописная и дикая Давская пустошь. Вся срединная часть дома представляла собой сохранившуюся с незапамятных времен крепостную башню, справа и слева к ней лепились более поздние постройки. Вид у дома был грозный и неприступный, как у настоящей крепости. Кэтрин знала, что многие находят его слишком мрачным, даже уродливым, но сама она до боли в сердце обожала эти суровые, источенные ветрами, дышащие угрюмой стариной стены. В этот миг, в лучах заката, они словно пылали огнем.
– Ты любишь его, правда, Кэт? – спросил Майкл, улыбаясь новой, особенной улыбкой, от которой у нее слегка кружилась голова.
– Да, люблю, – простодушно призналась Кэтрин. – Нам пора возвращаться домой, – напомнила она через минуту, меняя тему. – Ехать придется шагом, а не то Иннес будет нас бранить. Он всегда велит беречь лошадей.
Официально Иннес считался в доме Ангуса Макгрегора чем-то вроде сторожа, на деле же он управлял не только замком Дарраф, но и всем огромным имением. Отец Кэтрин был весьма доволен сложившимся положением, так как оно освобождало его от необходимости заниматься делами и позволяло проводить дни и ночи напролет за книгами в библиотеке.
– Сюда, Принц! – позвала Кэтрин, вскакивая на ноги.
Майкл и Рори с кряхтеньем последовали ее примеру.
– О, дьявол! Подлючая тварь, сифилитичка чертова, сукина дочка…
– Рори! – вскричала Кэтрин, потеряв терпение. – Можешь ты толком сказать, в чем дело?
– Растяпа! Поганая кривоногая кобыла опять куда-то запропастилась! О, дьявольщина! И ничего тут смешного нет! Небось спустилась к Туи и воду хлещет. Раздуется, как старая свинья, и веди ее домой на поводу, чтоб ей лопнуть!
– Ну так пойди и разыщи ее! Мы сейчас спустимся следом за тобой.
Оскальзываясь на крутом склоне и бормоча проклятия себе под нос, Рори отправился на поиски кобылы.
Кэтрин бросила веселый взгляд на Майкла, но тут же в смущении уставилась на свои босые ноги. Минуту спустя она вновь подняла глаза на жениха, подумав, что могла ошибиться и неверно истолковать выражение его лица. Оказалось, что ошибки не было.
– Что ты на меня так смотришь, Майкл?
Ее голос звучал тихо и напевно. Похоже, она даже не догадывалась о силе собственных чар.
– О, Боже, Кэт, неужели ты не понимаешь?
Только теперь до него дошло, что она, возможно, и в самом деле не понимает. Майкл напомнил себе, что она еще ребенок и ей невдомек, какое воздействие оказывает на него бесхитростный взгляд этих дивных глаз, цветом напоминавших сирень в угасающем свете дня, и этот подвижный, выразительный рот, как будто созданный для поцелуев.
Кэтрин провела пальцем по серебряной пряжке, скреплявшей уздечку Принца, и сделала вид, что изучает его черную гриву. Майкл оказался прав лишь наполовину. В свои шестнадцать лет она была невинна, но ей уже не раз представлялся случай понаблюдать, как воздействует на мужчин ее расцветающая женственность.
– Может, и понимаю… – призналась Кэтрин, но смелость тотчас же покинула ее. – Нет-нет, ничего я не понимаю!
Поразительно длинные и черные, как уголь, ресницы затрепетали и опустились. Кэтрин отвела взгляд. Майкл больше не в силах был сдерживаться.
– Что ж, придется, как видно, тебе растолковать, – пробормотал он, подойдя к ней и взяв ее обеими руками за плечи. – С самого утра я молил Бога в надежде, что Рори уберется куда-нибудь подальше хоть на минутку, чтобы я мог сделать вот так.
Он наградил ее долгим и страстным поцелуем. Этот поцелуй был у них не первым, но Кэтрин про себя решила, что в сравнении с прежними он, пожалуй, самый лучший. Она обвила руками шею Майкла и прижалась к нему всем телом, наслаждаясь его близостью и одновременно чувствуя себя в полной безопасности. Ей было отлично известно, что он не сделает ей ничего плохого и, как всегда, успеет вовремя остановиться прежде, чем дело зайдет слишком далеко.
– Я люблю тебя, Майкл, – простодушно призналась Кэтрин, когда поцелуй прервался и он отстранил ее от себя, чтобы заглянуть ей в лицо.
– О, Боже, Кэт, как я люблю тебя! – восторженно ответил Майкл и, оторвав от земли, принялся кружить ее по воздуху. – Как мечтаю сделать тебя своей! Как мне пережить этот год?
Именно эта часть их разговоров казалась Кэтрин наиболее интригующей. Что он имел в виду, когда говорил, что хочет «сделать ее своей»? Разумеется, речь шла о брачных отношениях, о том, что священник называл «совокуплением». Ей не раз приходилось видеть спаривание скота в отцовском поместье, но, уж конечно, у них все будет не так, как у животных! Нет-нет, у людей это, безусловно, бывает совсем по-другому! Когда Майкл говорил, что сделает ее «своей», его голос обещал так много… Ей смутно представлялось некое мистическое слияние тел, душ, сердец, сулящее радость, которую разум просто не в силах был вообразить. Настоящий рай на земле.
– Я тоже не хочу ждать, – честно призналась Кэтрин. – Но ничего не поделаешь, придется. Таков обычай. И все-таки мне почему-то кажется, что это неправильно.
– Это просто ужасно, – с жаром согласился Майкл.
Они долго стояли, обнявшись. Наконец Кэтрин с тяжелым вздохом нехотя разжала руки.
– Нам надо идти.
– Да, наверное, уже пора. Твой отец с меня шкуру спустит, если я не приведу тебя домой засветло.
– Иннес мог бы спустить, – со смехом поправила она его, – а папа даже не заметит.
Они свели лошадей вниз по крутому склону и двинулись по лугу к зарослям деревьев и кустарников, тянувшимся сколько хватало глаз по обоим берегам Туи, тихой речушки, скорее напоминавшей ручей.
– Поужинаешь с нами сегодня? – спросила Кэтрин, вновь послав жениху неотразимую улыбку.
– Хотел бы, да не могу.
– Да ну тебя! Почему нет?
– Я должен встретиться с моим кузеном.
– С Юэном Макнабом?
– Да.
Кэтрин внутренне содрогнулась. Ей до ужаса не нравился Юэн, разнузданный кутила, дуэлист и задира, относившийся к якобитскому делу как к азартной игре. В этом смысле отец был с нею заодно. Он терпеть не мог Юэна Макнаба и сокрушался, видя, что Майкл поддерживает с ним отношения. Кэтрин не знала, о чем говорят двоюродные братья, оставшись наедине, и могла лишь строить предположения. Ее так и подмывало задать жениху прямой вопрос о его связях с якобитским движением, о том, что он делает или собирается сделать для объединения северных кланов. Но стоило ей проявить любопытство, как Майкл сводил все к шутке или искусно менял тему разговора. Кэтрин обижалась, чувствуя себя маленьким ребенком, которого взрослые не посвящают в свои дела. Ей оставалось лишь молить Бога, чтобы Майкл не оказался замешан во что-либо действительно опасное.
Они достигли противоположного конца луга и углубились в заросли. Тропа была такой узкой, что приходилось идти гуськом.
– Рори! – прокричал Майкл звучным баритоном.
Солнце только что село. На лугу все еще было светло, но здесь, в обрамлявших берега реки лесных зарослях, царил полумрак. Река была совсем близко, Кэтрин уже различала ее приглушенное журчание. За следующим поворотом тропинки должна была открыться небольшая поляна, песчаный бережок под сенью ивовых деревьев. Именно там она ожидала найти Рори.
– Ну что вы встали, как две сонные клячи? – удивленно спросил Майкл, не понимая, почему Кэтрин и ее лошадь вдруг замерли на месте.
– Майкл!
Тревога, прозвучавшая в ее голосе, заставила Майкла бросить поводья и подойти к ней.
Рори нигде не было видно, однако поляна не была пуста. На ней расположились трое мужчин, и было в них что-то до того зловещее, что у Кэтрин перехватило дух, а руки похолодели. Все трое уставились на нее осоловелыми от пьянства, но явно недобрыми взглядами. Как только Майкл оказался рядом, она вздохнула с явным облегчением. Рори назвал их «дорожными солдатами»; на самом деле они были просто чернорабочими, оборванцами, непригодными для несения регулярной службы в английской армии. Двое валялись на земле, третий стоял, притулившись к дереву с полупустой бутылкой джина в руке. «Это главарь», – неожиданно для себя подумала Кэтрин. Хамоватый, пожалуй, даже смазливый, он выглядел моложе остальных, в его аспидно-серых глазах, хоть и затуманенных винными парами, тускло горел вызывающий, нахальный огонек.
– Глянь-ка, Билли, кто к нам пожаловал, – сказал он негромко, обращаясь к одному из лежавших на земле.
Тот, кого звали Билли, – смуглый жилистый крепыш с лоснящейся от сала кожей и злобно поджатыми губами – приподнялся на локте и окинул Кэтрин немигающим взглядом мертвенных черных глаз, свойственным скорее рептилии, нежели человеческому существу. Третий – дряблый, обросший жиром великан со светло-голубыми глазками и слюнявыми красными губами – так и остался валяться в грязи, вытянувшись во весь рост. При виде Кэтрин его лицо расплылось в бессмысленной ухмылке. Все трое следили за нею с какой-то нездоровой жадностью, словно голодные псы на цепи, рвущиеся достать кость.
Она украдкой бросила взгляд на Майкла. Он весь напрягся, на щеке у него дергался мускул, глаза горели так, что Кэтрин пришла в ужас. Вообще-то Майкл был человеком миролюбивым, даже кротким, но стоило вызвать его на драку, как он превращался в дикого зверя. А сейчас было не время для драки, в этом Кэтрин не сомневалась ни минуты. Успокаивающим жестом она положила руку ему на плечо, откашлялась и проговорила:
– Прошу меня извинить, но вы забрели в частные владения.
Ее голос задрожал и сорвался, а слова не произвели на компанию ни малейшего впечатления. С таким же успехом можно было обращаться к окружавшим поляну деревьям.
Они продолжали пожирать ее глазами. После долгого молчания смуглый поднялся на ноги, а толстяк опять расплылся в улыбке слабоумного. Главарь одним глотком вытянул из бутылки остатки спиртного, перевернул ее вверх дном и посмотрел сквозь нее на свет, словно желая убедиться, что она пуста. Потом он перевел взгляд с бутылки на Кэтрин. Его улыбка и взгляд темно-серых глаз подсказали ей, что он собирается сделать, за миг до того, как его рука молниеносным взмахом взлетела кверху и бутылка со звоном разбилась о ствол дерева в трех футах от ее головы.
Кэтрин обхватила себя руками, стараясь унять дрожь. В ушах у нее отдавался гогот оборванцев, краем глаза она заметила, как Майкл сделал шаг по направлению к ним. Потом ее взгляд вновь упал на главаря: вместо пояса у него на талии была намотана веревка, а из-за нее торчала рукоять пистолета.
– Майкл, остановись!
– «Майкл, остановись», – пропищал толстяк, неуклюже, как боров, поднимаясь на ноги.
– Что вам здесь нужно? – тихо спросил Майкл.
Видимо, он заметил пистолет; мысленно Кэтрин возблагодарила Бога.
– Да просто отдыхаем, своячок. Разве это незаконно? – Главарь ухмыльнулся, словно намекая на некую, ему одному понятную шутку. – А где ж ты свою юбку забыл? Я-то думал, что все вы, шотландские придурки, щеголяете с голой задницей.
Он опять загоготал. Толстяк подхватил его смех; крепыш Билли, сохраняя непроницаемое выражение, не сводил остановившегося взгляда с Кэтрин.
Толстяк вразвалочку подошел поближе, глядя на нее как зачарованный. Кэтрин вся сжалась, но он остановился в четырех шагах и застыл. Она, вздрогнув, заметила, что в правой руке, похожей на медвежью лапу, он сжимает короткую толстую дубинку.
– Черт, до чего же лакомый кусочек, – пробубнил толстяк, пуская слюни. – А можно нам ее поиметь, Уэллс? – заныл он, как капризный ребенок. – Можно?
Увидев, как изменилось лицо Кэтрин, Уэллс опять осклабился в кривоватой ухмылке.
– Молодец, Томас! Раз в жизни и в твою дурацкую башку пришло что-то путное…
Майкл мгновенно выступил вперед и загородил собой Кэтрин. Она прикоснулась к нему, просто чтобы ощутить что-то надежное.
– Я вас предупреждаю, если вы тронете ее хоть пальцем…
– А что ты сделаешь?
Уэллс не спеша вытащил пистолет и прицелился прямо в голову Майкла.
– Ты пойми, старина, мы с парнями давным-давно уже бабы не нюхали, и нам страсть как приспичило! – проговорил он с фальшивым сожалением. – Эта красотка, видать, к тебе неровно дышит, и ты, уж конечно, рад-радехонек, но тут вот какое дело: с ближними надо делиться. Разве я не прав, а, Билли?
Билли на мгновение перевел свой мертвенный взгляд на Уэллса и тут же вновь, не мигая, как змея, уставился на Кэтрин. Уэллс сокрушенно вздохнул.
– Наш Билли не мастак языком чесать, – снисходительно пояснил он. – Так на чем я остановился?
Словно во сне Кэтрин услыхала щелчок взведенного курка и голос Уэллса, продолжавшего свою речь дружелюбным, слегка сочувственным тоном:
– Ах да! Предлагаю выбор, свояк. Все по-честному, по-благородному, можно сказать. Или я тебя сейчас пристрелю, или позабавишься с нами вместе. Считаю до десяти.
Кэтрин ухватилась за руку Майкла и, выйдя из-за его спины, встала рядом с ним. Во рту у нее пересохло, ноги дрожали, но она стояла и смотрела, как трое негодяев подходят ближе и встают полукругом, отрезая им путь к отступлению. За спиной у них были лошади, бежать и в самом деле было некуда. Она попыталась перевести дух.
– Вы с ума сошли, – говорил тем временем Майкл. – Послушайте, я могу дать вам денег.
Уэллс протянул руку ладонью кверху.
– У меня с собой нет, черт вас побери, но я могу их достать!
Прозвучавшее в его голосе отчаяние напугало Кэтрин больше, чем все остальное.
Уэллс как будто призадумался на минуту, взвешивая предложение, но тут же отрицательно покачал головой. Он посмотрел на Кэтрин и плотоядно облизнул губы.
– Нет, так не пойдет. Да у тебя навряд ли и есть столько.
– Но…
– Сказано нет, значит, нет! Ну давай, решай, уж больно нам надоело ждать.
– Я знаю, что бы я сделал, – вдруг заговорил Билли, и зловещая улыбка промелькнула на его лишенном выражения лице.
– Я знаю, что бы я сделал, – как попугай, повторил за ним слабоумный Томас.
На миг Майкл повернул искаженное мукой лицо к Кэтрин и тотчас же отвернулся. Когда он заговорил, она услыхала его вымученный голос, но смысл его слов дошел до нее не сразу и вдруг бомбой взорвался у нее в мозгу:
– Я присоединюсь к вам, только не убивайте меня. Ради Бога, не убивайте.
Кэтрин ахнула и в ужасе закрыла лицо руками. «Нет, нет, этого не может быть», – бессмысленно повторяла она про себя. Черная бездна разверзлась перед нею, внутри все похолодело. Безмолвно, сама не сознавая, что делает, и почти не слыша сорвавшегося с губ Уэллса удовлетворенного «Ага!», она отступила на шаг от Майкла. Именно в этот момент, когда всеобщее внимание было приковано к ней, Майкл бросился вперед. Одним гигантским прыжком он пересек поляну, и его руки сомкнулись на шее главаря. Пистолет выстрелил. Кэтрин завизжала.
– Беги! – крикнул Майкл, повалив наземь ставшего багровым Уэллса.
Уэллс вслепую ударил его разряженным пистолетом, но тот безобидно отскочил от плеча Майкла.
– Беги! – прокричал он еще раз, но Кэтрин не двинулась с места, парализованная страхом.
Билли переминался с ноги на ногу, словно пребывал в нерешительности. Но тут Томас, передвигавшийся с буйволиной тяжестью и медлительностью, подошел к дерущимся и высоко занес над головой дубинку. Панический крик вырвался из груди Кэтрин, Майкл услыхал его и поднял голову, но было уже поздно. С жутким хрустящим звуком дубинка спустилась ему на правый висок. Он упал лицом вперед и безжизненно распластался на земле.
Уэллс вскочил на ноги, держась за горло и чертыхаясь. Полуслепая от слез, Кэтрин попыталась проскочить мимо него к Майклу, но, оказавшись у нее за спиной, главарь схватил ее за волосы и рывком подтащил к себе, а другой рукой обхватил за талию.
– Э, нет, так не пойдет! Да брось брыкаться, дурочка! Тебе понравится, вот увидишь! Стой, я сказал! Черт! Ах ты, сука…
Выпустив ее волосы, он повернул Кэтрин лицом к себе и крепко ударил по лицу. Шок от удара заставил ее позабыть о страхе, она ощутила ослепительную вспышку неимоверной ярости. Шипя и отплевываясь, пустив в ход локти, колени, кулаки, ногти, Кэтрин бросилась на Уэллса, как дикая кошка, и ему пришлось отступить.
– Эй, уберите ее от меня! – вскричал Уэллс, закрывая лицо руками.
У него пошла носом кровь, на шее остались глубокие борозды. Остальные двое смотрели, раскрыв рот и отступив на почтительное расстояние. Томас все еще сжимал в руке деревянную дубинку.
Кэтрин, рыча, изготовилась к новому прыжку, но вдруг замерла на месте, и весь полыхавший в ней яростный огонь внезапно угас. Следуя за ее обезумевшим взглядом, Уэллс обернулся и увидел на краю поляны мальчика с перепуганным и растерянным лицом. Тот сделал один робкий шаг по направлению к ним.
– Беги, Рори! Беги! – пронзительно закричала Кэтрин.
– Взять его, – рявкнул Уэллс, повернувшись к Билли.
На долю секунды Кэтрин показалось, что Рори собирается вступить в драку, но, когда Билли повернулся волчком и бросился на него с ловкостью обезьяны, Рори метнул на нее последний отчаянный взгляд и скрылся среди деревьев. Билли проворно последовал на ним. Вскоре хруст веток у них под ногами смолк, и наступила тишина.
«Он бегает быстро, – уговаривала себя Кэтрин, стараясь подавить растущий в душе панический страх, – он сумеет удрать».
Уэллс ухмыльнулся, словно прочитав ее мысли.
– Кто бы он ни был, Билли его достанет. Билли у нас самый шустрый.
Он сделал шаг к ней.
– А я вот, к примеру, совсем не шустрый. Не люблю спешки.
Кэтрин попятилась. Позади нее вновь послышалось бессмысленное хихиканье Томаса, и вдруг его огромные лапы ухватили ее за локти. Ни о чем не думая, она согнулась в поясе и что было сил впилась ему в руку зубами, пока не прокусила до крови. Он взвыл и отскочил назад, зажав руку между колен и плача, как малое дитя.
– Болван! – в ярости выругался Уэллс.
Он пристально оглядел Кэтрин сквозь прищуренные щелочки век, потом его лицо разгладилось.
– Придется тебя стреножить, – с улыбкой заметил Уэллс. – Мне нравятся норовистые кобылки, но ты, милочка, заходишь уж слишком далеко.
С этими словами он размотал веревку, служившую ему поясом, и, свернув ее петлей, помахал перед округлившимися от ужаса глазами Кэтрин, весьма довольный произведенным впечатлением. В следующую секунду он бросился на нее. Она сопротивлялась изо всех сил, но на сей раз он был к этому готов. Не успела она нанести удар, как он стал теснить ее назад, заставляя отступать, а потом сбил с ног ловкой подсечкой. Упав на спину, Кэтрин ударилась так сильно, что не смогла быстро перевести дух. Уэллс перевернул ее, как куль, и ткнул лицом в песок, одновременно заломив ей руки за спину. Он связывал ее, а у нее не осталось сил сопротивляться. Сама не понимая, откуда что берется, Кэтрин осыпала его грязной бранью, пока не задохнулась от пыли и собственных слез. Когда он вновь перевернул ее навзничь, ее ярость угасла, уступив место слепому первобытному страху. Уэллс уселся на нее верхом и ударил по лицу тыльной стороной ладони.
– Это тебе за мой нос, – деловито сообщил он и вдруг поднял голову. – А вот и Билли!
Смуглый крепыш Билли подошел и встал над ними, тяжело дыша.
– Ну как? – спросил Уэллс.
– Я его прикончил. Он был совсем сопляк.
Кэтрин обреченно закрыла глаза, словно какая-то пружина лопнула у нее внутри. Она слышала их гнусный говор, чувствовала, как их грязные руки ощупывают ее и срывают с нее одежду, но все это происходило будто во сне и виделось ей сквозь лиловый туман. Все, что они делали с нею, уже не имело значения, и даже мысль о том, что после этого они ее убьют, больше не пугала. Все это не важно, не имеет смысла, твердила она себе. Только бы сохранить отчуждение, только бы удержаться на этом лиловом облаке, вдали от ужаса…
Но Уэллс сжал ее лицо ладонями и заорал:
– Смотри на меня, смотри!
Кэтрин с трудом открыла глаза, и ей показалось, что она смотрит в лицо Сатаны.
– Назови мое имя!
Она покачала головой, ничего не понимая. Он ударил ее еще раз.
– Уэллс! – сдавленно прорыдала она, едва различая его за пеленой слез.
– Уэллс, – самодовольно подтвердил он.
Желчь поднялась к горлу и стала душить ее, когда непристойное тисканье причинило ей боль. Кэтрин почувствовала, что ее вновь захлестывает ярость, и в отчаянии впилась ногтями в веревку, связывающую ее руки. Узлы были затянуты так сильно, что запястья онемели и распухли. Она задергалась, пытаясь освободиться от пут. Веревки впились ей в руки, они жгли, сдирали кожу, затягивались все туже, перекрывая кровоток. Лиловая пелена у нее перед глазами сменилась вспышкой ярко-красного света, а мерзкий голос Уэллса затерялся в оглушительном гуле крови, стучавшей в ушах.
Но внезапно хрупкий барьер, воздвигнутый ею между собой и окружающим миром, разрушил звук выстрела. Открыв глаза, Кэтрин увидела, что Томас медленно и беззвучно валится наземь, как подрубленное дерево. Земля содрогнулась, когда он упал, и она заметила у него на шее черную дырку, из которой начала литься кровь. Толстяк Билли испустил какой-то птичий крик, когда Иннес, управляющий ее отца, выстрелом из второго пистолета попал ему прямо в сердце.
Уэллс медленно распрямился. В его глазах не было страха, даже нахальная ухмылка все еще держалась на губах. Кэтрин вдруг поняла, что он безумен.
Теперь Иннес был безоружен. С высоты своего коня он следил, как Уэллс, осклабившись, достает из-за голенища нож. Потом управляющий тронул лошадь и шагом направил ее на край поляны, прямо к полусогнутой фигуре бандита. Кэтрин попыталась приподняться и предупредить его, что это не человек, а сам дьявол, но не сумела даже сдвинуться с места, а из ее горла вырвался лишь жалкий хрип. Иннес подъехал поближе. Когда он оказался в трех шагах от Уэллса, тот прыгнул и вонзил нож в шею лошади. Послышался булькающий звук, леденящий кровь, несчастное животное рухнуло на колени и безжизненно завалилось на бок.
Нога Иннеса оказалась прижатой к земле лошадиным боком. Пока он отчаянно пытался высвободиться, Уэллс медленно попятился туда, где остался Принц, вороной жеребец Кэтрин. Как только управляющий поднялся на ноги, Уэллс с легкостью вскочил на коня и разразился безумным хохотом. Иннес замер на полпути к нему, различив в смехе убийцы отчетливо слышные завывания буйнопомешанного.
– Ты меня не забудешь, верно? Меня зовут Уэллс!
И, повернув взбрыкивающего жеребца, галопом скрылся в лесу.
* * *
– Они меня связали, Иннес. Они связали меня.
– Тише, тише, милая, я знаю.
Иннес укрыл ее своей курткой и помог сесть. На мгновение он крепко обнял ее, потом принялся развязывать варварски затянутые узлы у нее на запястьях.
– Черт! Ты вся в крови от этих веревок.
– Они меня связали.
– Ну все уже, все, не плачь, все в порядке.
– Они убили Рори.
– Не может быть! О, Господи!
Слезы показались у него на глазах и покатились по морщинистым щекам. Они плакали вместе, обнявшись и не говоря ни слова.
– Майкл убит? – спросила Кэтрин после долгого молчания, хотя давно уже знала ответ.
– Да, девочка моя, он мертв.
Луна поднялась выше, посеребрив поляну холодным призрачным светом. Где-то в черной гуще леса заухала сова. Кэтрин плакала оттого, что осталась в живых. Ей стоило лишь повернуть голову вправо, чтобы увидеть белую рубашку Майкла, простертого на земле в нескольких футах от нее. А где-то в лесу лежало изуродованное и безжизненное тело Рори, ее дорогого брата, любимого товарища ее детства.
Постепенно, пока луна взбиралась все выше над испещренным пятнами теней лесом, отчаяние в ее душе уступило место ненависти, горе сменилось жаждой мести.
Прежней Кэтрин, чистой и невинной, больше не существовало. На месте цветущей розы остался сухой шипастый стебель, там, где текла живая кровь, поднялась черная желчь. Когда пришел отец, у нее уже не осталось слез. Слова, напоенные ненавистью, сорвались с ее губ подобно острым камням:
– Отец, мы должны их убить!




Следующая страница

Читать онлайн любовный роман - Прекрасная обманщица - Гэфни Патриция

Разделы:
123456789

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

101112131415

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

16171819

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

2021222324

Ваши комментарии
к роману Прекрасная обманщица - Гэфни Патриция



Красиво, местами жестоко,но занимательно.
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияЕлена
4.08.2012, 17.41





Поражает фантезия автора. Читаю уже третий роман и не могу оторваться. Очень нравится, просто дух захватывает!
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияМаша
25.09.2012, 13.27





Считаю, что роман несколько недооценен. На мой взгляд, очень захватывающе и интересно. Единственное, концовка немного смазана.
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияЕлена
22.11.2013, 20.52





Роман просто потрясающий. Читается просто на одном дыхании. Читайте и не пожалеете.
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияМиМаДи
23.11.2013, 13.48





Роман легко читается,некоторые эпизоды смешные. Но мне не понравилось. Очень затянуто и концовка полный бред.
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияGala
28.11.2013, 21.51





отличный роман.есть и юмор.и вообще очень интересный и захватывающий роман.твердая 10.
Прекрасная обманщица - Гэфни Патрициячитатель)
26.04.2014, 0.54





Сильный роман, читать стоит.
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияАлен
23.06.2014, 17.46





Зашибись какой классный роман!
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияАнна Г.
24.06.2014, 22.41





интересно и захватывающе, но к концу ,роман явно затянут и глупые просто чудовищно глупые поступки героини ,которым казалось бы не будет конца,испортили все впечатление.
Прекрасная обманщица - Гэфни Патрицияанна
27.06.2014, 11.12





я это сделала . я дочитала . Хорошо хоть хэппи энд! дура чуть мужика не угробила!
Прекрасная обманщица - Гэфни Патрицияанна
27.06.2014, 11.40





Сюжет книги непредсказуем и "держит" в напряжении до конца. Особого юмора я здесь не увидела. Г-ня конечно дура, но роман от этого только интересней. Советую для романтичных особ.
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияИванна:)
23.08.2014, 13.15





столько приключений - хватило бы на несколько романов!
Прекрасная обманщица - Гэфни Патрицияanonym
31.01.2015, 21.49





средненько, мне не понравилось, что героиня постоянно хамит, не люблю где гг постоянно ругаются
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияЧао
22.06.2015, 18.29





Хорошая книга. У Гэфни нет повторяюшихся сюжетов. единственно , жаль Берка , веть он стал изгоем , человеком вне закона , потеряв все титулы и состояние но это цена которую он заплатил за любовь
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияПривет
11.05.2016, 17.12





Но вот героиня под конец разочаровала , всю жизнь исковеркала герою , спасибо хоть не помер . поэтому перечитывать врядли буду .
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияПривет
11.05.2016, 17.20





Написано неплохо, читается легко, но поступки героев нелогичны и непоследовательны. 6/10.
Прекрасная обманщица - Гэфни ПатрицияНюша
1.06.2016, 20.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа
123456789

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

101112131415

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

16171819

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

2021222324

Rambler's Top100