Читать онлайн Леди Удача, автора - Гэфни Патриция, Раздел - 8. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леди Удача - Гэфни Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.75 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леди Удача - Гэфни Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леди Удача - Гэфни Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гэфни Патриция

Леди Удача

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

8.

– Больше ничего не нужно, мисс?
– Спасибо, Мадлен, ничего больше не нужно.
– Доброй ночи, мисс, желаю хорошенько выспаться. Вам это не помешает.
Мадлен отличалась изысканностью манер, да и дело свое знала отлично, но, улыбнувшись хорошенькой камеристке и проводив ее взглядом, Кассандра подумала, что ей все-таки не хватает остроумия (иногда невольного) и грубоватого прямодушия маленькой верной Клары. К тому же Клара наверняка получила бы гораздо больше удовольствия от многотрудного и стремительного путешествия, чем сама Кассандра.
В то утро, когда Уэйд явился к ней и предложил эту немыслимую вылазку, она намекнула ему на желательность присутствия горничной, но он ее высмеял и заявил, что дуэнья ей ни к чему: в почтовой карете, которую он нанял, будет столько людей, что они все смогут приглядывать друг за другом, а по приезде в Лэдимир (так называлось его поместье) прислуги у нее будет сколько душе угодно.
Откинувшись на спинку удобного мягкого кресла, Кассандра откусила кусочек печенья и протянула босые ноги поближе к огню, который Мадлен развела в небольшом камине, чтобы разогнать сырость. Весь последний день путешествия непрерывно шел дождь; по мере того как дороги превращались в непролазную грязь, путников все больше охватывало уныние. Однако к вечеру у шести леди и джентльменов, ехавших вместе с ней в головной карете, заметно улучшилось настроение: они выиграли импровизированное состязание и добрались до великолепного поместья Уэйда в Ланкашире гораздо раньше двух остальных карет, с которыми одновременно выехали из Лондона.
По слухам, один из отставших экипажей застрял в грязи где-то в окрестностях Стоука-на-Тренте, судьба другого вообще терялась в тумане. Кассандре так и не удалось понять, в чем состоит очарование непрерывной тридцатишестичасовой езды с остановками только для еды и уплаты дорожных пошлин.: ей показалось, что лучший момент путешествия наступил именно сейчас, когда она осталась одна в удобном кресле и смогла наконец собраться с мыслями.
Ей хотелось верить, что она поступила правильно, согласившись принять участие в этой безумной эскападе. У нее не было времени посоветоваться с Риорданом или с Куинном, пришлось полагаться на собственное чутье. Но ведь ей, рассудила Кассандра, платят именно за то, чтобы она выведала как можно больше о частной жизни Колина Уэйда! Разве она могла отказаться от возможности узнать, не входит ли кто-нибудь из гостей, приглашенных в Лэдимир на эти выходные, в круг особых друзей хозяина, другими словами, не является ля кто-то из них членом возглавляемого им тайного общества политических заговорщиков.
Кассандра оглядела просторную удобную, изысканно отделанную спальню в голубых, желтых и светло-зеленых тонах. Как почетной гостье Уэйда ей досталась лучшая из гостевых спален, однако все комнаты, увиденные ею во время беглого и неполного осмотра дома в этот вечер, показались ей большими, величественными и роскошно обставленными. Интересно, как Уэйд ухитряется примирить такой стиль жизни со своими предполагаемыми революционными идеалами? Денег у него не меньше, чем у Риордана, чье богатство он сделал предметом своих постоянных насмешек. Может быть, подобно Риордану, он тоже играет роль? Живет в роскоши и предается излишествам, пряча свои истинные цели? И все же, как сам он оправдывает подобное противоречие?
Она подозревала, что в отличие от Риордана Уэйд действительно получает удовольствие от излишеств и распутства. А может, не стоит этому удивляться? Ведь его идеалы оправдывали и насилие, и даже политическое убийство! Если ей когда-нибудь удастся завоевать его доверие, возможно, она спросит о разрыве между его принципами и образом жизни, но до тех пор ей оставалось только гадать.
Было уже очень поздно, она совершенно выбилась из сил. Поставив на стол опустевшую чашку чаю, Кассандра встала и потянулась. Кровать так и манила прилечь. Она задула свечу, откинула мягкое покрывало и с усталым вздохом забралась под простыню. Лунный свет отбрасывал на потолок причудливый узор ветвей дерева за окном. Где сейчас Риордан? Это была не новая мысль: тот же вопрос она задавала себе за время путешествия по крайней мере сотню раз. Получил ли он ее записку, оставленную у тети Бесс? А если получил, забеспокоился ли он, узнав, что она уехала с Уэйдом? Да нет, вряд ли.
Они не виделись вот уже четыре дня; такой долгой разлуки у них не было ни разу за все время знакомства. Возможно, он даже рад расставанию: теперь у него появится возможность больше времени проводить с Клодией. А вдруг они вместе прямо сейчас? Может быть, танцуют на балу или гуляют рука об руку в залитом лунным светом саду. Или вдвоем слушают музыку. Да, скорее всего они слушают музыку: ведь оба они так музыкальны! Мысленным взором она видела блестящие золотисто-каштановые волосы Клодии, ее снисходительную улыбку и безупречную осанку. И слышала голос – богатый модуляциями голос прекрасно образованной женщины, восклицающий: «Вся эта напыщенная театральщина так забавна!» Ей самой в жизни не добиться такой изысканной и утонченной светскости. Она со стоном перевернулась на бок и подтянула колени к животу.
Можно сколько угодно делать вид, будто она приехала сюда следить за Уэйдом, – в глубине души Кассандра отлично понимала, что на самом деле ей просто необходимо было выбраться из Лондона, уехать подальше от Риордана. В бессчетный раз за последние четыре дня ей вспомнилось жгучее унижение, пережитое в тот последний вечер, когда он ее бросил и уехал к Клодии. Это ощущение становилось еще ужаснее при мысли о том, что в тот вечер она ему чуть не уступила. Боже, как она хотела его! Она даже не подозревала, что это возможно – так желать мужчину. Никто ей никогда не говорил, что так бывает. Любили ли вот так друг друга ее родители? Кассандра от души надеялась, что да. А тетя Бесс? Неужели она тоже испытывала эту неудержимую, всепоглощающую страсть к каждому из своих многочисленных любовников? Возможно ли это? Внутреннее чутье подсказывало ей, что нет. То, что она сама испытывала к Риордану, было совершенно не похоже на тетушкины торопливые шашни украдкой.
Однако в эту минуту Кассандра не находила в своей душе ни нежности, ни страсти. Она чувствовала себя рассерженной и обиженной, мучилась ревностью и надеялась, что смертельный недуг, которым страдал отец Клодии, окажется заразным.
И как только такое может прийти в голову? Ужаснувшись собственным мыслям, Кассандра свернулась клубочком и начала повторять, обращаясь к своему полусказочному Богу, образ которого рисовался ей довольно туманно: «Господи, прости, Господи, прости, Господи, прости! Я этого не хотела, Господи!» Какой же она еще ребенок! И когда она наконец повзрослеет? Была у нее смутная надежда, что, начав носить очки и читать умные книжки, она сумеет стать взрослой, но оказалось, что для этого требуется нечто большее.
Ей хотелось совершить какой-нибудь героический поступок, чтобы Риордан ее полюбил. Она знала, что это ребяческая мечта, но фантазия была такой захватывающей, что от нее невозможно было отказаться. Надо стать героиней трагедии, например… например, умереть за свои идеалы. Кассандра увидела себя храбро всходящей на гильотину с гордо поднятой головой. Она пожертвует жизнью, но не выдаст Риордана. Беснующаяся толпа умолкнет, потрясенная ее отвагой. А он будет стоять в отдалении и смотреть на нее, сраженный отчаянием и горем. И в самую последнюю минуту он крикнет, что любит ее. И каким-то чудом ей удастся спастись. А потом они навек будут вместе, и он будет ее обожать. Она заснула, воображая, как он везет ее, обняв обеими руками, на белом скакуне, и оба они без страха смотрят в будущее…
На следующий день Кассандра проснулась поздно, как, впрочем, и все остальные гости. Горничная подала ей чай с гренками прямо в постель, потом она приняла ванну. Уже одетая, она сидела перед зеркалом в своей гардеробной, и Мадлен укладывала ее волосы, когда раздался стук в дверь.
– Колин, доброе утро! Вернее, уже добрый день. Входи, я почти готова. Мадлен меня причесывает.
У нее мелькнула мысль, что тетю Бесс следовало бы поблагодарить хотя бы за одно доброе дело: она научила племянницу, как правильно держать себя с мужчиной, которого пускаешь в свой будуар во время совершения туалета. К великому облегчению Кассандры, он не отослал горничную, а предпочел понаблюдать за нею в зеркало, прислонившись к столбику кровати. Она также не могла не отметить, как безупречно он выглядит в камзоле цвета бутылочного стекла и светло-желтых панталонах.
– Доброе утро, моя дорогая. Нет нужды спрашивать, хорошо ли ты спала, это видно по лицу. Ты просто сияешь. О, как я завидую здоровью и бодрости молодежи!
Она скорчила ему рожицу.
– Вы только посмотрите, кто это говорит! О, ты такой ветхий старец, я просто удивляюсь, как ты не испустил дух, добираясь сюда! Дай мне еще минуту, и я помогу тебе спуститься по лестнице.
Уэйд одобрительно рассмеялся и сунул руку в жилетный карман.
– Вот возьми, – сказал он, положив маленькую коробочку перед нею на туалетный столик, – это тебе. Открой ее.
Кассандра с вежливой улыбкой открыла коробочку. Мадлен почтительно отступила назад.
– О, это… это…
Она понятия не имела, что это за предмет, похожий на щепку. Уэйд вновь рассмеялся, радуясь ее замешательству, потом наклонился и тихо прошептал ей на ухо:
– Я тебе позже объясню, что это такое, возможно, сегодня вечером. Нам нужно о многом поговорить, Кассандра. – Он прижался губами к ее щеке и тотчас же выпрямился. – А теперь поспеши вниз, любовь моя. В столовой подан легкий полдник. Немного перекусим и отправимся на охоту.
Она проводила его взглядом; интересно, о чем он хочет с ней поговорить? Потом они с Мадлен вместе принялись изучать заостренный и плоский кусочек древесины, уложенный на подушечку жатого белого бархата, но, сколько ни ломали голову, так и не сумели догадаться, что он должен означать.
Час спустя Кассандра брела вместе с другими дамами и господами по кочковатому, покрытому жнивьем полю в дальнем конце поместья Уэйда. Одна из отставших карет добралась наконец до места, таким образом компания увеличилась вдвое. Теперь их было четырнадцать человек. Весьма странное сборище, подумала Кассандра, с трудом припоминая их имена. Большинство из них наверняка были именно тем, чем казались, – полновесными представителями скучающего и праздного сословия богачей: виконт и его подружка, парочка молодоженов, неприлично липнущих друг к другу прямо у всех на глазах, три легкомысленные незамужние сестрички по фамилии Ллойд (имена у всех трех тоже начинались на Л) и соответствующее им число неженатых кавалеров.
Только двое не подходили под общее определение: некий мистер Шервуд, мужчина около пятидесяти, молчаливый и просидевший всю дорогу, уткнувшись носом в книгу, а также мистер Слоун, молодой и бедный клерк из какой-то адвокатской конторы, который хвостом ходил за Уэйдом и ловил каждое его слово. А сейчас рядом с нею шел по стерне мистер Эвертон, или Тедди, как он просил себя называть, один из неженатых молодых людей, который явно предпочел ее общество компании сестричек Ллойд и упорно не отходил от нее на протяжении двух дней. За ними следовала целая стая слуг, нагруженных оружием и амуницией, а также стульями, зонтами, громадными корзинами с едой – словом, всем, что могло потребоваться для услады и развлечения господ.
– А во что мы будем стрелять? – спросила Кассандра, чтобы завести разговор.
– Во все, что движется, – улыбнулся Тедди.
Он был привлекательным и словоохотливым малым; в Париже Кассандра знала десятка два ему подобных. С Тедди она чувствовала себя в безопасности.
– Ты стрелять умеешь? – поинтересовался он.
– Нет, в Пале-Рояль для этого почти не было возможности, – ответила она с непроницаемым выражением лица.
Через несколько минут, когда они добрались до парка, Кассандра поняла, что с Тедди тоже надо держать ухо востро. Оказалось, что под «всем, что движется», подразумевались кролики, белки и птицы. Дамам это занятие быстро наскучило, и они уселись на расстеленных одеялах подальше от стрельбы. Тут Тедди предложил, что научит ее стрелять, и она охотно согласилась, устав от глупой женской болтовни. Положив руку ей на талию, он увел ее прочь от остальных и указал на высокий пень, торчавший из земли на расстоянии двадцати футов.
– Для начала он послужит нам мишенью.
Тедди обнял ее сзади обеими руками, якобы для того, чтобы показать ей, как держать ружье, и украдкой поцеловал в щеку. Кассандре было не привыкать к подобным вольностям; она не рассердилась и лишь по-дружески велела ему перестать. Прицелившись в пень, она выстрелила, промахнулась, но неожиданно сильная отдача в плечо отбросила ее назад, прямо в его объятия, и он живо воспользовался ситуацией, чтобы поцеловать ее в губы.
– Прекрати, Тедди, – сказала она решительно. Так как он продолжал ее удерживать, ей пришлось добавить:
– Колин придет в ярость.
– А я его уже спросил, – беспечно возразил Тедди, пытаясь поцеловать ее в шею, – он сказал, что можно.
Кассандра оцепенела.
– О чем ты его спросил?
– Ну… ты же знаешь.
– Нет, не знаю. Может быть, ты мне скажешь?
Ему хватило совести изобразить замешательство.
– Я спросил, будет ли он возражать, если мы с тобой… познакомимся поближе.
Тут он заразительно улыбнулся и подмигнул:
– Колин – человек щедрый. Она не ответила на улыбку.
– О, да, очень щедрый. Но он страдает забывчивостью. Он меня забыл спросить.
С этими словами Кассандра оттолкнула Тедди и вернулась к дамам с твердым намерением не покидать их круга до самого конца пикника. И почему этот случай ее совсем не удивил? Она знала, что Уэйд не питает к ней никаких подлинных чувств, но полагала, что обычное мужское самолюбие, за неимением лучшего, заставляет мужчин оберегать то, что они считают своей собственностью, и требовать от женщин хотя бы притворной верности. Колин Уэйд был для нее головоломкой; чем дольше продолжалось их знакомство, тем больше кусочков мозаики она обнаруживала, но они никак не складывались в единое целое.
* * *
Обед вышел шумным и чересчур обильным. Кассандре казалось, что даже голодный полк солдат не справился бы с неимоверным количеством еды, поданным на стол, однако каждый новый поднос быстро пустел. Очевидно, отстрел мелких зверюшек пробуждает зверский аппетит, решила она, глядя, как на огромном столе появляются все новые и новые блюда. Пиршество сопровождалось обильными возлияниями, и к концу трапезы все стали чрезвычайно веселы.
Кассандра сидела справа от Уэйда, по другую руку от нее расположился Тедди Эвертон. Ее категорический отказ от более близких отношений не произвел на него ни малейшего впечатления, он отчаянно флиртовал с ней, как будто ничего не произошло. Она почти не обращала на него внимания, старательно наблюдая за другими гостями.
Кто из них участвует в заговоре Уэйда? Дам и ухаживающих за ними молодых кавалеров она сразу отбросила: они были слишком глупы и легкомысленны. Мистер и миссис Гонн? Безусловно нет. Эти молодожены были так увлечены друг другом, что вряд ли сумели бы улучить минутку на свержение монархии. Виконт Сент-Обэн? Скорее всего нет. Он казался воплощением английского сословного высокомерия, и Кассандра не могла вообразить, что могло бы его подвигнуть к низвержению той самой общественной пирамиды, на вершине которой он пребывал столь горделиво. Может быть, мистер Слоун, юный служащий юридической конторы? Возможно, но маловероятно. Слишком юн, слишком незрел, слишком… консервативен.
Оставался только молчаливый мистер Шервуд. По ее подсчетам, он был ровесником ее отца, может быть, немного старше. Были ли они знакомы? А вдруг он был сообщником Патрика Мерлина и тоже рисковал головой? Если так, можно ли ему доверять? Друг он ей или враг? В эту самую минуту он вдруг поднял голову от тарелки, словно ощутив на себе ее пристальный взгляд. Она покраснела, улыбнулась ему и торопливо отвернулась.
После обеда дамы поднялись из-за стола. Отвратительная традиция, подумала Кассандра, выходя из столовой вслед за остальными. Несомненно, теперь мужчины заговорят о политике; если бы она могла остаться, то, вероятно, узнала бы что-то важное. Но нет, ей пришлось удалиться в гостиную, где разговор был нестерпимо глуп и скучен. Женщины как будто впали в умственную спячку, ожидая, когда же мужчины вернутся и жизнь начнется вновь. Ей вспомнились беседы с Риорданом. Какой контраст! Он находил удовольствие в ее обществе и уважал ее взгляды. Она могла бы побиться об заклад, что уж он-то не стал бы отсылать ее из столовой после обеда, как какое-нибудь неразумное дитя.
Наконец мужчины присоединились к ним, и слуги начали расставлять в гостиной карточные столы. Поставив два фунта, Кассандра села играть в мушку и отошла от стола, унося восемнадцать фунтов выигрыша. Ее уговаривали продолжить игру, но она отказалась. Слава Богу, страсть к азартным играм не входила в число ее пороков.
Сестрички Ллойд пожаловались на отсутствие музыки и танцев. Уэйд галантно обещал послать за музыкантами завтра же с утра и вечером устроить бал. Его слова вызвали у дам восторженные аплодисменты. Кассандра заметила, что в этот вечер он пил больше обычного, говорил громко и был чрезвычайно словоохотлив. Его глаза возбужденно блестели. Когда он предложил ей уединиться в бильярдной, чтобы поговорить, она едва сумела скрыть свой испуг.
Бильярдная находилась на втором этаже. Слуги принесли вина, зажгли по просьбе Уэйда канделябры и поспешили оставить их вдвоем.
– Ты играешь? – спросил он, натирая кий мелом и поставив на сукно три шара: два белых и один красный.
Она ответила отрицательно. Он пожал плечами и отхлебнул из своего бокала с кларетом, потом поставил его на край стола красного дерева и начал гонять шары в одиночку. Кассандре уже не раз приходилось видеть, как мужчины играют в бильярд, но она так и не смогла понять, в чем смысл игры, хотя ей объяснили правила. Вот и сейчас она следила за ним в привычном недоумении, терпеливо ожидая, пока он сам не начнет разговор по существу.
– Ты еще не разгадала загадку моего маленького подарка? – спросил он наконец, посылая красный шар вдогонку за белым.
– Нет, Колин, я не смогла ее разгадать и просто сгораю от любопытства. Объясни, пожалуйста. Он улыбнулся.
– Ну ладно, так и быть. Я подарил тебе вещь, которая очень мне дорога, и надеюсь, что ты будешь беречь ее как зеницу ока.
– Если эта вещь много значит для тебя, значит, мне она тоже будет дорога, – предупредительно ответила Кассандра, в то же время спрашивая себя, уж не разыгрывает ли он ее. – Но что же это?
– Это кусочек Бастилии
l:href="#note_34" type="note">[34]
.
– Кусочек Бастилии?
Кассандра с трудом подавила едва не прорвавшийся смешок и изобразила на лице священный трепет.
– Правда? Честное слово? О, Колин!
– Один мой близкий друг вытащил его из обломков в восемьдесят девятом и прислал мне в подарок. Я решил передать его тебе.
– Колин, я так тронута, просто не знаю, что сказать. Это была чистая правда.
– Я наблюдал за тобой эти несколько недель, Кассандра. Мне хотелось о многом тебе рассказать, но я не был до конца уверен, можно ли тебе доверять. А теперь никаких сомнений у меня не осталось.
– Ты можешь мне доверять! – с жаром заверила его Кассандра, положив руку ему на локоть.
Мгновенная судорога пробежала по его лицу, но он отвернулся к бильярдному столу прежде, чем девушка смогла уловить, в чем дело.
– Я как-то раз сказал тебе, что немного знал твоего отца, – заговорил Уэйд, рассматривая кончик кия. – Это не так. На самом деле я хорошо его знал. Мы вместе работали, у нас с ним были общие цели.
Он положил кий и повернулся к ней.
– Я хочу сказать, что лишь по чистой случайности в мае был арестован только Патрик. На его месте мог бы с легкостью оказаться и я.
Изумление Кассандры было непритворным: такого признания она не ожидала.
– Ты… ты хочешь сказать, что ты один из них? – ахнула она. – Один из друзей моего отца, которые пытались…
– Я не просто один из них. Я их предводитель.
Она зажала рот рукой.
– Колин!
– Что ты теперь обо мне думаешь? – спросил он с любопытством. – Что ты чувствуешь?
– Я? Мне страшно и… я так взволнована… И я так рада! О, Колин, это же замечательно! Мне так хотелось внести хоть какой-то вклад в дело моего отца, и я надеялась, что с твоей помощью… а оказалось, что все это время я помогала именно тебе! Если бы я только знала, что это ты, я могла бы сделать гораздо больше!
– Как раз на это я и рассчитывал. Уэйд подошел к ней и взял ее за руку.
– Надеюсь, нет нужды объяснять, что я бы скорее умер, чем подверг тебя какому-то риску, но у нас мало времени. Если Англия объявит Франции войну, нашему делу придет конец. К тому же у меня есть основания полагать, что власти начинают подозревать меня.
Кассандра взглянула на него в тревоге.
– Бояться пока нечего, но это означает, что мы должны их опередить.
Она заговорила нерешительно, моля Бога, чтобы не переусердствовать и не спугнуть его, но все-таки не удержалась и спросила:
– А цель по-прежнему… все та же, что была у моего отца?
– Да, – с готовностью подтвердил он.
Сердце Кассандры наполнилось почти непереносимым волнением. Именно это хотели узнать Риордан и Куинн: является ли намеченной жертвой заговорщиков по-прежнему король или они выбрали кого-то еще – Питта, либо одного из яро антифранцузски настроенных членов кабинета. Впервые почти за два месяца ей удалось разузнать нечто по-настоящему ценное! Она не могла дождаться часа, когда вернется в Лондон, чтобы все рассказать Риордану.
– Чем я могу помочь? – спросила она совершенно искренне.
– Делай то же, что и до сих пор: оставайся с Филиппом Риорданом и старайся выкачать из него побольше сведений о предстоящей сессии парламента.
– Да-да, конечно. Значит, у вас есть план?
– Да, у нас есть план. Я не могу изложить тебе его суть прямо сейчас, но, чтобы его осуществить, нам нужны сведения, которые можно получить только от члена парламента.
Ей пришлось прикусить язык, чтобы удержаться от искушения и не забросать его новыми вопросами.
– Колин, для меня это огромная честь – помогать тебе. Не могу выразить, как я тебе благодарна! Ты дал мне шанс в меру моих слабых сил нанести ответный удар людям, убившим моего отца.
– Ну не таких уж и слабых! – снисходительно возразил Уэйд, завладев и второй ее рукой. – Если мы добьемся успеха, моя дорогая, это будет означать, что ты помогла свергнуть жестокую и кровавую тиранию.
На мгновение в его страшных красновато-коричневых глазах затлели тусклые огоньки фанатического безумия, но он тотчас овладел собой и, отступив от нее на шаг, заговорил обычным, даже деловитым тоном:
– Теперь я должен задать тебе один вопрос. Надеюсь, он тебя не встревожит. Ты совершенно уверена, что наш друг Риордан и в самом деле такой беспечный прожигатель жизни, каким кажется на вид?
Ей пришлось подавить приступ паники.
– Как? Что ты хочешь сказать?
– Возможно, я ошибаюсь, но иногда у меня появляется ощущение, что некоторые из его излишеств – всего лишь притворство.
– Тебе так кажется?
Кассандра отвернулась, словно обдумывая ответ, потом решительно покачала головой.
– Нет, Колин, я так не думаю. Если бы он притворялся, я бы знала. Нет, это не может быть притворством.
– Почему ты так уверена?
– Потому что я много раз видела его пьяным. Таким пьяным, что приходилось доставлять его домой с помощью слуг. Трое дюжих лакеев тащили его на руках! До такой степени никто притворяться не может. Нет-нет, ты ошибаешься. У него такое сильное похмелье, что он пьет даже по утрам, Колин, не вылезая из постели.
Прекрасно понимая, что должно означать подобное признание в глазах Уэйда, она торопливо продолжала:
– Представляешь? Он сам говорит, что выпивка по утрам помогает ему прочистить мозги после вчерашнего.
Уэйд скептически поднял брови.
– Возможно, ты права, но за ним стоит присмотреть.
– Я с него глаз не спущу, не беспокойся.
От нетерпения и досады Кассандра едва могла устоять на месте. Пора было прекратить расспросы, но она не могла остановиться.
– Неужели ты не можешь рассказать мне поподробнее о вашем плане? У меня такое чувство, что, если бы я знала, о чем речь, я могла бы оказаться тебе гораздо полезнее. Например, я бы точно знала, о чем спрашивать Риордана.
Уэйд опять подошел к ней вплотную. Его глаза возбужденно горели.
– Я хочу тебе рассказать, – признался он, – и когда-нибудь непременно расскажу. Но пока это слишком опасно.
Она обиженно надула губки. Он улыбнулся и положил руки ей на плечи.
– Одно я могу тебе сказать прямо сейчас.
– Что?
– Это произойдет в ноябре.
– В ноябре!
Уэйд кивнул и вдруг крепко притянул ее к себе. Он гораздо сильнее, чем можно предположить, судя по его виду, мелькнуло в голове у Кассандры за миг до того, как его губы смяли ее нежный рот с той же жестокостью, что и в первый раз. К ней мгновенно вернулся прежний страх перед ним. Он прижал ее к краю бильярдного стола и, схватив за запястья, заломил ей руки за спину.
– Тебе нравится, когда тебя привязывают, Кассандра? – как ни в чем не бывало спросил Уэйд, не сводя глаз с ее лица.
– Нет, мне это не нравится.
Он заставил ее так сильно отклониться назад, что она едва не коснулась затылком зеленого сукна. При каждом слове его дыхание обдавало ее винным перегаром.
– А ты когда-нибудь пробовала?
Кассандра машинально покачала головой, но потом ответила:
– Да, один раз. Мне это не понравилось, мне стало страшно. Отпусти меня, Кохин.
Уэйд улыбнулся одними губами. Его глаза остались холодными, как морская галька. Но, выждав еще минуту, он выпустил ее руки и отошел на шаг, позволив ей выпрямиться.
– В таком случае нам с тобой лучше остаться просто друзьями, моя дорогая, – сказал он тихо.
Потирая распухшие и покрасневшие запястья, Кассандра опустила взгляд, чтобы скрыть овладевший ею ужас.
– Да, – согласилась она, когда пришла в себя настолько, чтобы заговорить без дрожи в голосе, – нам лучше остаться просто друзьями.
В следующий миг дверь распахнулась, и в комнату ворвались все три сестры Ллойд, громко требуя, чтобы их обучили играть в бильярд. Кассандра извинилась и отправилась наверх к себе в спальню. Последние слова Уэйда несколько успокоили ее, но в эту ночь, как только ушла Мадлен, она заперла дверь.
* * *
На следующее утро Кассандра встала рано. Умывшись и выпив чашку шоколаду, она спустилась вниз в надежде, что в столь ранний час все, кроме прислуги, еще в постели. Ее надежда оправдалась.
– Могу я выпить чаю в библиотеке? – спросила она у одного из слуг.
Таким образом она определила свое местопребывание на ближайшие полчаса. Ожидая, пока ей подадут чай, Кассандра принялась бродить по комнате и изучать корешки на книжных полках. У Риордана библиотека гораздо лучше, подумала она в приливе глупейшей гордости. А здесь некоторые тома даже не разрезаны! Увы, все это не имело отношения к делу. Она не нашла ничего такого, что могло бы уличить хозяина в грехах более тяжких, чем отсутствие интереса к чтению. Чего-то вроде «Руководства по цареубийству для начинающих», к примеру. Осмотр библиотеки вызвал у нее вздох разочарования.
Вошла горничная с подносом. Кассандра поблагодарила ее и выждала, пока ее шаги не затихли в коридоре, а потом подошла к двери. Коридор был пуст. Она на цыпочках пробежала к двери расположенного напротив кабинета, проскользнула внутрь и бесшумно прикрыла дверь за собой. Только после этого ей пришло в голову, что сначала надо было постучать: а что, если Уэйд здесь и сидит сейчас за письменным столом? Но, слава Богу, в кабинете его не было. Она прислонилась к двери, чтобы отдышаться.
Кабинет был мал; если не считать стола и незапертого шкафчика под окном, искать было негде. Она ретиво принялась за работу, стараясь не обращать внимания на взмокшие от пота ладони, которые приходилось то и дело вытирать о платье, и на нехватку воздуха в легких. Конечно, ей пришлось пойти на страшный риск, но она не могла упустить такую возможность.
Вчера вечером Уэйд признался ей во всем, но для мистера Куинна слова ничего не значили. Ему потребуются улики, вещественные доказательства, и теперь у нее впервые появился шанс их отыскать. Она искала тщательно и прилежно, постоянно прислушиваясь к звукам в коридоре. Ей нужно было изобличающее его письмо, документ, какая-нибудь шифрованная записка… Хоть клочок бумаги…
Но ничего такого не было. Ничего, кроме счетов, квитанций, конторских книг, относящихся к ведению хозяйства в Лэдимире. Она нашла счета от сиделки, которая ухаживала за миссис Уэйд в Бате. Жену Уэйда звали Мэри. Кассандре стало жаль незнакомую ей Мэри Уэйд. Она огляделась по сторонам. Больше ничего. Ни фамильных портретов, ни личных вещей, которые могли бы что-то рассказать о владельце дома. Правда, он бывал здесь только наездами. Голова оленя над камином свидетельствовала о том, что он любил стрелять в животных, но законом это не запрещалось.
Вдруг в коридоре послышался шум, заставивший ее похолодеть. Шаги, и, судя по звуку, мужские. Кто-то идет прямо сюда! Комната слишком мала, спрятаться негде. Кассандра втиснулась в крошечный простенок позади двери и прижалась к нему спиной. Сердце у нее в груди стучало молотом, дыхание стало частым и неровным.
– Кассандра?
Это Уэйд! Он ищет ее! Вот он зашел в библиотеку… Вот за дверью кабинета послышался какой-то звук… Она совсем перестала дышать, глядя на поворачивающуюся ручку двери, потом в ужасе закрыла глаза и застыла, как стоящий на ногах труп, пока дверь отворялась. Прошло несколько секунд. Дверь закрылась. Только услыхав в коридоре удаляющиеся шаги, Кассандра вновь открыла глаза и убедилась, что в комнате никого нет. Колени у нее заколотились друг о дружку, и ей пришлось присесть.
Несколько минут спустя, никем не замеченная, она выскользнула из кабинета и вернулась в библиотеку. Ей пришло в голову, что для правдоподобия надо было бы отпить хоть немного чаю. Когда Уэйд обнаружил ее немного погодя, она гуляла по саду, прижимая к носу цветок камелии и углубившись в «Путешествие пилигрима»
l:href="#note_35" type="note">[35]
.
В полдень мужчины занялись игрой в крикет. При этом они подкреплялись пивом, пока дамы, наблюдавшие за игрой со стороны, потягивали лимонад. Незаметно подошло время обеда. В этот день обед был назначен на ранний час, потому что хозяин дома объявил, что во второй половине дня состоится особое мероприятие: петушиные бои. Еще одна отвратительная английская традиция, подумала Кассандра, твердо решив, что перед самым началом состязаний у нее внезапно заболит голова. Она опять сидела между Уэйдом и неутомимым Тедди Эвертоном, а обед оказался таким же обильным и бесконечным, как и вчерашний. Но где-то на середине он был неожиданно прерван шумом в дверях. Из холла донеслись хриплые крики и смех.
– Это Воган и МакЛиф наконец-то выбрались из грязи у Стоука! – предположил Тедди. – Давайте зададим им жару! Пусть выпьют по штрафной!
Все головы повернулись к дверям, где показались двое ухмыляющихся мужчин. Они спотыкались на ходу и подпирали друг друга, чтобы удержаться на ногах. Никто их не приветствовал, поэтому Кассандра догадалась, что это не Воган и МакЛиф. Но они показались ей знакомыми. Она их уже где-то видела! Следом за ними в столовой, семеня и хихикая, появились две растрепанные дамы. Все вдруг встало на свои места, она вспомнила, кто это: Уолли и Том, лорд Дигби-Холмс и лорд Сеймур со своими пассиями. Пассии, впрочем, были другие, но особой разницы не ощущалось. Особенно самими Уолли и Томом. Кассандра страшно обрадовалась, увидев их всех, и уже хотела поздороваться, когда в дверях, потеснив остальных, возник пятый член компании. Риордан.
Сердце Кассандры перестало биться. В течение нескольких секунд, пока оно вновь не застучало с удвоенной силой, чтобы восполнить временную остановку, она сидела неподвижно, ожидая, что вот-вот упадет в обморок. Все померкло у нее перед глазами, она ничего вокруг не замечала, кроме горячо любимого лица. У него была двухдневная щетина, подернутые серебром черные волосы растрепались и стояли дыбом. Он выглядел грязным и измученным, но мгновенный свет, вспыхнувший в его глазах, когда они встретились взглядами, согрел ее до глубины души. Не было никого на свете прекраснее его, и никто никогда не сумел бы убедить ее в обратном.
Обняв за плечи Уолли и Тома, Риордан втиснулся между ними и, медленно выговаривая слова с педантичностью пьяного, провозгласил:
– Добрый день! Уолли и Том хором повторили приветствие следом за ним, после чего вся троица внезапно качнулась влево и с трудом восстановила равновесие. Дамы, хихикая, выглядывали из-за их спин.
– Мы проезжали тут по соседству, – ничуть не смущаясь, объяснил Риордан, – и решили засвидетельствовать свое почтение.
Он послал Кассандре широкую ухмылку и тут же ухватился за дверной косяк: ноги явно отказывались ему служить.
Уэйд медленно поднялся с места. На губах у него появилась еле заметная снисходительная улыбка человека, привыкшего все воспринимать философски.
– Риордан, – невозмутимо заметил он, – я, кажется, незнаком с вашими друзьями.
Риордан живо представил их, запнувшись только на именах дам (как выяснилось, их звали Кора и Тэсс), и тотчас же спросил, не найдется ли в доме крошки хлеба и глотка воды для усталых путников. С обреченным вздохом Уэйд дал знак слугам принести стулья и приборы для вновь прибывших, а затем представил им всех, сидевших за столом. Риордан отвесил фатовской полупьяный поклон каждому. Как только принесли стулья, он выхватил один у ошеломленного лакея и втиснул его между Кассандрой и Тедди Эвертоном.
Испустив громкий блаженный стон, он плюхнулся на стул и обнял Кассандру за плечи. Она благоухала, как райский сад, и выглядела так, что ее хотелось съесть. У Риордана были веские причины на нее сердиться, но в эту минуту он не мог припомнить ни одной. Он заметил, что она сжимает губы, еле сдерживая улыбку, и без долгих размышлений поцеловал ее.
Уэйду такое поведение не понравилось. Он встал и наклонился вперед, опираясь обеими руками о край стола.
– Послушайте, Риордан, – сказал он решительно, – вы находитесь в моем доме, а мисс Мерлин – моя гостья. Будьте добры не распускать руки, пока вы здесь.
Кассандре приходилось слышать куда более галантные выступления в защиту своей чести, но и этого на какое-то время оказалось достаточно, чтобы остудить пыл Риордана. Он смущенно улыбнулся и пробормотал какое-то невнятное извинение: дескать, простите, ничего не могу с собой поделать. Но самой Кассандре от этого ничуть не стало легче. Ей по-прежнему безумно хотелось обнять его и никогда больше не отпускать.
Потянувшись за бокалом вина, Риордан опрокинул его неловким движением локтя. На белой скатерти расплылось ярко-красное пятно. Кассандра бросила быстрый взгляд на Уэйда. Он многозначительно прищурился ей в ответ, словно намекая: «Вот посмотрим, сколько он действительно проглотит!» Ее охватила тревога. Надо было срочно переговорить с Риорданом по секрету, предупредить его о подозрениях Уэйда и о том, что их трюк с подменой бокалов здесь не сработает. Но как это сделать прямо под носом у Уэйда?
Слуги подали еще еды, это немного разрядило обстановку. Однако Риордан твердо вознамерился удовлетворить свой аппетит, и привлечь его внимание теперь можно было разве что пушками, но отнюдь не шепотом. Не сводя с него влюбленных глаз, Кассандра следила, как жадно он вгрызается в ножку жаренной на вертеле индейки, как азартно его сильные белые зубы рвут мясо на куски. На душе у нее стало легко. На противоположном конце стола Уолли, Том и их дамы насыщали голод с таким же зверским аппетитом. Интересно, когда они в последний раз останавливались в дороге, чтобы поесть?
Общий разговор постепенно возобновился: вновь прибывших приняли в компанию как старых друзей. Конец обеда отнюдь не означал конца попойки: шум в столовой стал оглушительным. Кассандра дождалась, пока Уэйд отвернется, чтобы поговорить с сидевшей слева от него подружкой виконта, дамой по имени мисс Клуни. Только после этого ей удалось потихоньку обратиться к Риордану.
– Уэйд следит за тобой, – сказала она вполголоса, сохраняя на лице вежливую улыбку, словно делала комплимент по поводу удачно выбранного шейного платка. – Он не верит, что ты и вправду пьян.
Кассандра сразу же отвернулась, невольно содрогаясь при мысли о том, что Уэйд мог ее услышать. Едва она успела договорить, как он поднялся, словно по команде, с бокалом в руке и предложил тост за короля. Риордан посмотрел на него – их взгляды скрестились в молчаливом поединке.
– За короля! – подхватили все за столом, послушно и охотно опрокидывая в глотки содержимое своих бокалов.
Уэйд выпил, не сводя глаз с Риордана. Кассандра смотрела прямо перед собой, нервно комкая в руках край скатерти.
– За короля.
Риордан закрыл глаза и опустошил свой бокал в четыре глотка, весь сосредоточившись на том, чтобы не закашляться. Он впервые прикоснулся к спиртному за последние одиннадцать месяцев.
Тосты следовали один за другим без перерыва: за короля, за королеву, за принца Уэльского, за союз с Ирландией, за равноправие для католиков, за Кору и Тэсс. При каждом тосте Уэйд устремлял на Риордана холодный насмешливый взгляд и не отводил его до тех пор, пока тот не выпивал все до последней капли. Кассандра умирала от страха, но ничего не могла придумать, чтобы остановить попойку. Когда она напомнила Уэйду об обещанных петушиных боях, он снисходительно отмахнулся и сказал, что не хочется прерывать столь приятное застолье, а петушиные бои могут подождать и до завтра.
Риордан чувствовал, что пьянеет. Самое замечательное заключалось в том, что, когда он напивался, ему море было по колено. Он начинал всех любить. Какие прекрасные, дружелюбные люди его окружают, какие забавные истории они рассказывают! Он сам рассказал несколько анекдотов. Все дружно расхохотались и стали хлопать его по плечу. И этот Эвертон тоже чертовски славный малый: как здорово он передразнивает премьер-министра! Напротив него за столом сидели три сестры, вроде бы их фамилия Ллойд… Они пели мадригал на три голоса. Петь они совершенно не умели, и это показалось ему безумно смешным. Он сполз со стула и чуть не свалился на пол от хохота, а немного придя в себя, решил сам предложить тост.
– За самую прекрасную женщину на свете! – провозгласил он, поднимаясь. – За Касс Мерлин.
Послышались добродушные возгласы «Слушайте, слушайте!», и все выпили. Риордан сел и улыбнулся Кассандре, заметив, что только она одна почему-то не веселится. Ей надо бы успокоиться, подумал он, положив тяжелую руку ей на плечо и придвинувшись так близко, что они едва не стукнулись лбами. Вид у нее был несчастный, казалось, она вот-вот заплачет. Его душа наполнилась глубокой, безрассудной нежностью. Ему захотелось ее утешить. Нимало не задумываясь о том, что все на них смотрят, он коснулся пальцами ее лица и поцеловал ее.
Господи, до чего же сладко было ее целовать! Уэйд нес какую-то белиберду над ухом, но Риордан решил не обращать на него внимания. Одной рукой он притянул ее к себе, а другую положил ей на бедро. Как приятно ее обнимать… Что они вообще здесь делают среди чужих, никому не нужных людей? Им надо подняться наверх, уединиться в одной из роскошных гостевых спален Уэйда. Завалиться с ней на широкую кровать…
Он почувствовал, как кто-то крепко сжал его плечо, и поднял голову.
– Я же вас предупреждал, Риордан, держитесь подальше от Кассандры, черт бы вас побрал! – проворчал Уэйд.
Казалось, он нетвердо держится на ногах, но Риордан подумал, что, возможно, это у него самого неладно со зрением. Касс что-то невнятно пробормотала, пока он с трудом поднимался со стула.
– Вот как? – ответил он со всей язвительностью, на какую был способен. – С чего вы решили, что у вас на нее больше прав, чем у меня?
– Как я уже говорил, это мой дом, а она моя гостья. А это значит – руки прочь.
– Да неужели?
Кассандра оперлась локтем о стол и обхватила лоб рукой. Бессмысленная перепалка продолжалась поверх ее головы. Было предложено драться на пистолетах, потом на шпагах, потом на кулаках. Том и Уолли вызвались быть секундантами. Ей следовало бы встревожиться, но она не могла воспринять все происходящее всерьез. Она прекрасно видела, что противники и их секунданты свалятся замертво, даже не добравшись до места поединка.
– Я кое-что придумал, – пропищал Тедди Эвертон. – Почему бы вам не сыграть на нее в карты? К чему ссориться и поднимать шум? Дружеская партия в пикет решит ваш спор. И тогда мы сможем опять вернуться к нашим делам.
Он взмахом руки показал на стол, видимо, подразумевая под делами еду и выпивку. Все решили, что это отличная мысль. Уэйд велел слуге принести две колоды.
– С тобой все в порядке, Касс? – заботливо спросил Риордан.
Она по-прежнему держалась рукой за голову и не хотела на него взглянуть. От стыда и неверия в реальность происходящего ее охватило какое-то странное оцепенение. Ей даже захотелось смеяться.
– Только не до сотни, – жалобно протянул Тедди. – Это слишком долго.
– Одну партию, – предложил Уолли. – Победитель получает все.
– Ты не против, Касс? Никакого ответа.
– Думаю, она не возражает. Тянем карту, посмотрим, кому сдавать.
Право сдавать досталось Уэйду. Кассандра безжизненно смотрела, как на столе перед нею разлетаются карты. Уэйд сдал по двенадцать карт каждому, вынимая сразу по две. Взяв карты из колоды, Риордан набрал очко за секанс
l:href="#note_36" type="note">[36]
и терц
l:href="#note_37" type="note">[37]
, но Уэйд объявил, что пики удваиваются, и выиграл первый ход. Игра пошла всерьез, оба подсчитывали свои очки вслух после каждой взятки. Через несколько минут партия была окончена.
Риордан выиграл со счетом двадцать восемь к девятнадцати.
Ухмыляясь, как гиена, он принял шумные поздравления своих друзей. Уэйд скрестил руки на груди, с мужественным видом признавая поражение. Риордан выпил за его здоровье. В эту минуту он не имел ничего против своего соперника.
– За тебя, Колин, ты принял это как солдат! Все выпили.
– Ну, Касс, – продолжал Риордан, откинувшись на спинку стула все с той же широкой улыбкой, – давай-ка отправимся в Ланкастер и найдем себе комнату.
Это предложение всеми было встречено с шумным одобрением. Только после этого Кассандра подняла на него взгляд, и Риордан впервые смутно ощутил, что не все идет так, как ему хочется.
– Ну, – повторил он, – что скажешь?
– Что именно означает эта партия в пикет, как по-твоему? – негромко спросила она.
В комнате воцарилась тишина. О, черт, подумал он, до чего же женщины любят все усложнять!
– Разумеется, она означает, что ты теперь моя, – решительно заявил он.
Его поддержал дружный хор одобрительных мужских голосов.
– Понятно. Означает ли это, что моего мнения на сей счет никто не спрашивает?
Эти слова привели его в замешательство. Он туго соображал и никак не мог найти правильный ответ, чтобы ее срезать и поставить на место.
– Полагаю, ты думаешь, что теперь я соглашусь к тебе переехать и жить с тобой, – безжалостно продолжала Кассандра.
– Совершенно верно, это именно то…
– Попробуй сыграть еще одну партию, если не побоишься, – предложила она с грозной улыбкой, словно посылая ему предупреждение. – На этот раз со мной. Если ты выиграешь, я соглашусь стать твоей любовницей.
Он кивнул, хотя на сердце у него скребли кошки. Черт побери, он ведь уже выиграл ее один раз! Так какого лешего ему снова рисковать?
– А если он проиграет? – внезапно спросил вездесущий Тедди.
– Да, что будет, если он проиграет? – эхом отозвался Том Сеймур.
Кассандра опять улыбнулась, и Риордан зябко поежился. Холодок предчувствия змейкой пробежал у него по позвоночнику.
– Если проиграет, он женится на мне.



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Леди Удача - Гэфни Патриция

Разделы:
1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.

Ваши комментарии
к роману Леди Удача - Гэфни Патриция



оохх....как мне понравился этот роман...rnтут есть очень много таких моментов, которые я ищу в других книгах и безуспешно..))rnспасибо автору))
Леди Удача - Гэфни ПатрицияМаша
4.07.2012, 15.33





10 из 10. Советую почитать!
Леди Удача - Гэфни ПатрицияЛара
7.07.2012, 0.33





Замечательный роман! такой накал страстей! Супер!
Леди Удача - Гэфни ПатрицияМаша
24.09.2012, 20.08





Длинновато. Очень много шпионских заморочек.
Леди Удача - Гэфни ПатрицияКэт
18.06.2013, 14.32





Много шума из ничего. Сюжетные повороты, связанные с Клодией, выглядят надуманно и неестественно для героя. Кроме того, непонятно, кто,кроме автора, мешал герою в конце романа убедиться, что Кассандра не умерла.
Леди Удача - Гэфни Патрициянадежда
21.11.2013, 16.21





Понравилось , любовь , ухаживания .. Бесило , что влюбленные не верили друг другу.. Банальщина на счет шпионажа , концовка подкачала.. Но в целом неплохо, читайте
Леди Удача - Гэфни ПатрицияVita
10.07.2014, 23.22





Да.двойное мнение.7 баллов.вроде все и отлично.но это недосказанности.о каждый раз героиня очень ловко бежит от супруга.нужно было ее стреножить и нет проблем
Леди Удача - Гэфни ПатрицияЛилия
29.02.2016, 16.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100