Читать онлайн Леди Удача, автора - Гэфни Патриция, Раздел - 7. в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Леди Удача - Гэфни Патриция бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.75 (Голосов: 24)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Леди Удача - Гэфни Патриция - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Леди Удача - Гэфни Патриция - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гэфни Патриция

Леди Удача

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7.

– Это бесполезная трата времени, Филипп, совершенно бесполезная. За все то время, что они встречаются, она не добилась от него ничего, заслуживающего внимания.
– Я это знаю.
– Выходит, мы даем ему гораздо больше, чем от него получаем. Это совсем не то, чего я ждал.
– Прошло всего несколько недель, Оливер.
– Прошло уже больше месяца.
– Она должна действовать осторожно, иначе он может заподозрить неладное.
– Согласен. Но уж теперь-то, я полагаю, они успели освоиться друг с другом? Если она с ним спит, почему мы не видим результатов? Почему у нас нет ни одного имени?
Безо всякого выражения на лице Риордан расцепил свои длинные ноги и, опираясь на руки, поднялся с неудобного стула. В тесной комнатушке, кроме второго такого же стула, занятого Куинном, сидеть больше было не на чем. Подойдя к окну, он выглянул в крошечный дворик, расположенный двумя этажами ниже. Окруженный с четырех сторон совершенно одинаковыми каменными зданиями двор напоминал колодец.
Свой тесный кабинет вместе с еще более тесной спальней, отделенной от рабочего помещения лишь портьерой, маскирующей стенной проем без двери, Куннн арендовал в Линкольнз-инн. Ему прислуживал единственный слуга, исполнявший любые поручения. Куинн жил так не потому, что не мог себе позволить более комфортабельных условий; просто эта крошечная квартирка, почти лишенная мебели и напоминавшая монашескую келью, устраивала его как нельзя лучше.
Риордан отвернулся от скучного вида за окном и оперся на подоконник, глубоко засунув руки в карманы. Молчание затянулось. Он заставил себя заговорить, хотя вовсе не хотел слышать ответ на свой вопрос:
– Откуда ты знаешь, что она с ним спит?
Куинн изумленно выпрямился.
– Да как же может быть иначе? Ты хочешь сказать, что они еще не стали любовниками?
Облегчение обрушилось на Риордана, словно вода, прорвавшая плотину. Значит, не исключено, что они все еще не любовники! Сама Касс это отрицала, когда он спросил ее несколько дней назад, но он подумал, что она лжет. Он вел себя так отвратительно, что не стал бы ее винить, если бы она сошлась с Уэйдом ему назло.
– Я точно не знаю, стали они любовниками или нет, – сказал он Куинну, с отвращением кривя губы, когда пришлось произносить ненавистное слово.
– Ну так узнай ради всего святого! Ей слишком хорошо платят, теперь отступать уже поздно! Разберись с ней, Филипп. Игра зашла слишком далеко! Я не потерплю никаких капризов.
Риордан потер раскрытой ладонью подбородок, на котором уже пробивалась щетина, потом расчесал обеими руками волосы и уставился в потолок.
– В чем дело? Ты со мной согласен или нет?
Выдержав долгую паузу, он перевел взгляд на старшего друга.
– Оливер…
– Да?
Ну как объяснить Куинну, что он не может приказать Касс спать с Колином Уэйдом? Что сама мысль об этом кажется ему непереносимой? Конечно, они именно для этого ее наняли, Риордан это прекрасно понимал, но… Он ухватился за соломинку.
– До тебя не доходили слухи насчет Уэйда?
– Слухи? – нахмурился Куинн. – Какого рода?
Он уперся своими острыми локтями в торчащие вперед колени, напомнив Риордану изготовившегося к прыжку кузнечика.
– О том, что он… не вполне нормален в отношениях с женщинами. О том, что он дурно обращается с ними.
– Нет, ничего подобного я никогда не слышал. А в чем дело?
– Да так, ничего особенного. Просто слыхал какую-то болтовню в трактире.
Ответ Куинна его, конечно, немного успокоил, но в то же время уничтожил последнее законное основание для возражений.
Куинн распрямился и привычным жестом прижал молитвенно сложенные пальцы к губам.
– Филипп!
Риордан внутренне содрогнулся, как и двадцать лет назад, услышав строгий голос своего наставника; этот тон означал, что сейчас он получит нагоняй.
– Что?
Ну вот, теперь и в его собственном голосе послышались упрямые интонации нашкодившего мальчишки.
– Ты что, питаешь какие-то чувства к этой девице?
Судя по тому, как Куинн произнес это слово, можно было подумать, что оно иностранное и немного неприличное. Риордан вновь посмотрел на потолок. Ну что тут скажешь? Он попытался ответить правдиво.
– Она молода, Оливер, и против воли втянута в дело, которое может оказаться опасным. Она помогает нам, потому что обстоятельства не оставили ей иного выбора. Я чувствую себя в ответе за нее.
– Это все?
Оттолкнувшись от окна, Риордан вновь опустился на жесткий стул.
– Да, – ответил он решительно, прекрасно сознавая, что говорит не правду.
Он домогался Касс, но Оливеру об этом знать вовсе не обязательно. К тому же это не имело отношения к делу. Ни малейшего.
– И твои отношения с ней остаются чисто профессиональными?
– Абсолютно. Чисто профессиональными.
– Я очень рад это слышать, потому что мы привели в движение механизм, который невозможно остановить. Ни одного из вас уже нельзя заменить. К тому же связаться с такой женщиной, как эта Мерлин, было бы губительно для тебя, Филипп. Просто губительно. Все, ради чего ты трудился…
– Я это знаю, черт побери! Я же тебе сказал: между нами ничего нет. Почему ты ее так называешь? «Эта Мерлин»! Как будто она не человек!
– Понятия не имею, о чем ты.
«Он точно так же относится ко всем женщинам, – вдруг сообразил Риордан. – К женщинам вообще. Это весьма странно, если хорошенько подумать».
Как будто подслушав его мысли, Куинн вдруг спросил:
– Да, кстати, как поживает леди Клодия?
В его лице ничего нельзя было прочесть, кроме самого невинного интереса.
– Хорошо, – коротко ответил Риордан.
– Вот и чудесно. Очаровательная девушка. Из хорошей семьи.
Риордан промолчал.
– Не так давно я говорил о тебе с сэром Лоренсом Трильби, Филипп. Он очень доволен твоей работой. Очень доволен. Полагаю, его признательность будет весьма значительной, когда все это кончится.
Трильби был одним из приближенных и самых влиятельных советников короля, человеком, чье слово много значило в Уайтхолле
l:href="#note_30" type="note">[30]
. Риордан пожал плечами.
– Хотел бы я знать, что еще от меня потребуется, чтобы сохранить его признательность в будущем, – угрюмо проворчал он. – Неужели мне придется до конца дней своих плестись в хвосте королевской свиты?
– Чушь! – отмахнулся Куинн. – Независимость ума – качество, необходимое для государственного мужа. Оно всегда приветствуется и высоко ценится.
Насмешливое фырканье Риордана он пропустил мимо ушей.
– Так ты поговоришь с мисс Мерлин насчет Уэйда? Будь добр, сделай это поскорее.
Риордан замер.
– Да, я поговорю с ней.
– Когда?
Потирая переносицу, он пропустил воздух сквозь стиснутые зубы.
– Сегодня вечером. Мы собираемся в оперу.
* * *
– Он в библиотеке, мисс. Позвольте мне…
– Спасибо, Джон, не нужно меня провожать. Я хорошо помню дорогу.
– Разумеется. Если позволите, мисс Мерлин, должен заметить, что сегодня вы особенно прекрасны.
– Спасибо, Джон. Это очень мило с вашей стороны.
Он поклонился, а она улыбнулась и проследовала по скудно освещенному, обшитому Темными дубовыми панелями коридору к библиотеке. На полпути до нее стали доноситься приглушенные звуки струнной музыки; с каждым шагом они становились все отчетливее. Добравшись до дверей, Кассандра остановилась. Свет в комнате не горел; в жемчужно-серых сумерках, льющихся через раскрытые застекленные двери, выходившие в сад, она не сразу различила фигуру Риордана. Он стоял боком к окну в расстегнутом жилете, еще не надев камзола, и играл на альте. Она затаила дыхание в надежде, что он ее не заметит и не прервет игры. В воздухе, причудливо смешиваясь с нежными мечтательными звуками музыки, витал слабый, еле различимый запах роз.
Кассандра взглянула на серьезное, сосредоточенное лицо Риордана. Его глаза были полузакрыты. В сумеречном полумраке седые пряди в его волосах вызвали у нее в уме образ могучего и стройного дерева с засыпанной снегом кроной. Пальцы левой руки гибкими и точными движениями прижимали струны к грифу инструмента, в правой он держал смычок, легко порхавший по струнам. Она подумала, что никогда в жизни не видела никого прекраснее. Постепенно, словно следуя замирающим звукам мелодии, ей открылось собственное сердце. Она поняла, что влюблена в него. И это чувство, подобно звукам мелодии, показалось ей невыразимо печальным.
Но вот последняя исполненная светлой грусти нота растаяла в воздухе, Риордан заметил Кассандру, когда повернулся, чтобы положить инструмент. Она стояла в дверях – высокая, стройная, изящная. Он вспомнил, как увидел ее в первый раз на церковном дворе возле убогой могилы отца, и двинулся ей навстречу.
– Касс.
Как печален устремленный на него взгляд прекрасных серых глаз!
– Что-то случилось?
Она отрицательно покачала головой. В полумраке он не мог разобрать цвет ее платья. Что-то светлое, пастельное, оттеняющее непроницаемую тайну густых и черных, как ночь, волос. Гладко зачесанные назад, они струились водопадом по спине, как в вечер их первой встречи в клубе «Кларион». Риордан взял ее руки и поцеловал.
– Как ты прекрасна.
Он стал гладить большими пальцами ее ладони, и в душе Кассандры проснулось неудержимое желание.
– Ты тоже.
Она боялась, что непременно расплачется, если он и дальше будет к ней так прикасаться, смотреть на нее таким взглядом.
Он улыбнулся ее словам. Как легко было поцеловать ее сейчас! Ее прелестный рот так и манил к поцелую. В глазах блестели непролитые слезы.
– Ничего не случилось? – переспросил Риордан.
Ему хотелось еще раз увидеть, как движутся ее губы.
Кассандра стояла совершенно неподвижно, боясь даже вздохнуть. Его рубашка смутно белела в темноте, кружевные рукава были засучены, оставляя на виду сильные худощавые запястья. Она нервно облизнула губы, не зная, куда смотреть. Ей хотелось сказать ему, хотелось признаться…
– Касс?
Она все же нашла в себе силы отнять руки.
– Все в порядке. Я чувствую себя хорошо. Ты просил прийти пораньше, потому что хотел со мной поговорить.
Слава Богу, хоть можно опереться о дверной косяк! Она едва не совершила непоправимую ошибку, и теперь ее била дрожь от пережитого напряжения.
Он опустил руки.
– Я так сказал?
– Ты прислал записку.
– Правда?
Кассандра кивнула, глядя в какую-то точку за его плечом, чтобы не смотреть ему в глаза. Не удержавшись от искушения, Риордан коснулся ее лица.
– Странно, – прошептал он. – Не помню, о чем я хотел поговорить.
Это было не правдой, но у него не выговаривались те слова, что Куинн велел ей передать. Они просто застревали в горле.
Она вздохнула. Ей хотелось повернуть голову и поцеловать раскрытую ладонь, легко обхватившую ее щеку. Вместо этого Кассандра отступила на шаг.
– Тогда нам пора идти.
В темном коридоре она казалась ему неясной расплывчатой тенью. «Теперь волшебство должно развеяться, – подумал он, – я ее даже не вижу…» Но оно не развеялось.
– Касс…
– Не забудь камзол. Застегнись… Я подожду в холле.
Он проводил ее взглядом, пока она торопливо убегала от него прочь по коридору. Вот уже и звук ее шагов затих вдали… «Ну вот, теперь уж точно все кончилось», – сказал себе Риордан.
Но он по-прежнему ощущал над собой власть ее чар и не знал, сумеет ли когда-нибудь от них освободиться.
* * *
Риордан невольно поморщился, ощутив впившиеся в запястье ногти.
– Что он теперь говорит? – нетерпеливо прошептала Кассандра.
Он разжал ее пальцы и сам крепко взял ее за руку.
– Он говорит: «Эвридика, Эвридика, ответь мне! Твой верный муж зовет тебя! Безмолвие смерти, напрасная надежда. Какое страдание, какая пытка разрывает мне сердце!»
– О!
Слезы безудержно покатились у нее по щекам. Захваченная божественной красотой музыки, она позабыла обо всем на свете.
– А что он теперь говорит?
– Он собирается покончить с собой. Его горе невыразимо и безгранично.
Кассандра зарылась лицом в платок.
– Погоди, вот пришла богиня любви, она его останавливает. Она говорит: «Подожди, Орфей!» Она воскрешает Эвридику. Эвридика жива!
– О! О! – воскликнула Кассандра, радостно улыбаясь сквозь слезы.
– Моя Эвридика, – перевел Риордан.
– Мой Орфей, – догадалась Кассандра, умиротворенно вздыхая.
Музыка волной взмыла ввысь, пока счастливые любовники на сцене обнимались в последний раз, и занавес опустился. Кассандра бессильно откинулась на спинку стула.
– О, как это было прекрасно! Я хочу все послушать еще раз с самого начала!
Риордан засмеялся, и она мечтательно улыбнулась в ответ. Ресницы у нее заострились от слез.
– Разве тебе не понравилось?
– Конечно, понравилось! – тотчас же отозвался он, хотя и сам не смог бы сказать, что доставило ему большее наслаждение – оперный спектакль или тот восторг, с которым его воспринимала Касс. – Мы можем идти?
– Да, наверное. Но после такого зрелища нелегко вернуться к действительности, правда? Как я выгляжу? Она прижала ладони к своим разгоряченным щекам.
– Ты выглядишь просто потрясающе!
Это была чистая правда. Она была одной из тех редких женщин, которые еще больше хорошеют от слез.
Кассандра благодарно улыбнулась, когда он укутал ее плечи тончайшей, как дымка, шалью и вывел из ложи. Приятно было опираться на его сильную и теплую руку. Толчея заставила их двигаться, прижимаясь друг к другу, пока они шли по ярко освещенному фойе к лестнице. Чтобы толпа их не разлучила, они обнялись и двинулись к выходу мелкими, семенящими шажками.
– Надо было подождать, – громко сказала Кассандра, стараясь перекрыть стоявший вокруг шум.
Риордан кивнул, хотя его вполне устраивало все, как было. Наконец они достигли нижнего холла. Он оглядел толпу, пользуясь преимуществом своего роста, и сразу же заметил знакомую золотисто-каштановую головку. Клодия. Она увидела его почти в тот же момент и весело помахала рукой. Он помахал в ответ, но улыбка у него вышла кривоватой.
– Кто это? – спросила Кассандра. У них уже было много общих друзей.
– Ты ее не знаешь.
Он хотел идти не останавливаясь, но Клодия уже подзывала его жестами, приглашая присоединиться к себе и своему спутнику (кажется, это был Марчмейн). Риордан и сам не смог бы с точностью определить, что чувствует, и понимал лишь одно: он отдал бы все на свете, чтобы избежать предстоящей церемонии знакомства. Они с трудом пробрались сквозь толпу к ожидавшей их паре.
– Леди Клодия Харвеллин, позвольте представить вам мисс Кассандру Мерлин.
Это имя вызвало вспышку интереса в золотисто-карих глазах Клодии, тут же, впрочем, спрятанную за приветливой улыбкой. Она протянула руку Кассандре:
– Как поживаете, мисс Мерлин? А это мистер Марчмейн. Вы ведь знакомы с Грегори, не правда ли, Филипп?
Он мог бы и догадаться, что Клодия непременно возьмет бразды правления в свои руки, после чего колеса попадут в наезженную колею и покатятся сами собой. Как только обряд знакомства был завершен, она легко и непринужденно заговорила о только что закончившемся спектакле:
– Музыка чудесна, спору нет, но вот чего я никогда не могла понять, так это почему бедняга Орфей не может прямо сказать Эвридике, что она умрет, если он оглянется на нее. Вы только подумайте, скольких хлопот можно было бы избежать! – Клодия весело рассмеялась. – Вся эта напыщенная театральщина так забавна! Вы не согласны со мной, мисс Мерлин?
Кассандра заколебалась.
– Нет, – призналась она с робкой улыбкой. – Мне все это показалось трогательным до слез. Я даже всплакнула.
Клодия удивленно подняла свои тонко выписанные брови, но сохранила на лице милостивую улыбку.
– Неужели? – воскликнул Марчмейн, вставляя в глаз монокль, чтобы разглядеть ее получше.
Вспомнив сцену, разыгравшуюся в аптеке между Кассандрой и леди Селеной Стронг, Риордан поспешил вмешаться:
– Честно говоря, я сам чуть не прослезился. К тому же, согласитесь, Клодия, если бы он просто сказал ей, в чем дело, у нас бы не было этого чудесного музыкального финала! «Che faro senza Euridice!»
l:href="#note_31" type="note">[31]
– отважно пропел он.
Все засмеялись, однако смех Клодии прозвучал несколько натянуто. Марчмейн извинился и пошел искать карету. Риордан подумал, что надо бы пригласить их в свою, но ему хотелось как можно скорее завершить эту странную встречу, хотя до сих пор все шло благополучно. Они еще немного постояли втроем, обмениваясь вежливыми, ничего не значащими репликами, потом двинулись к выходу.
Клодия спросила у Кассандры, как она находит свою новую жизнь в Лондоне, старательно избегая какого бы то ни было упоминания об обстоятельствах, заставивших ее вернуться в родную страну. Впервые за все время знакомства с Клодией у Риордана возникло неприятное ощущение: ему показалось, что ее любезность имеет несколько покровительственный оттенок. Он посмотрел на Кассандру. Она держалась скованно, но на каждый вопрос отвечала прямо и просто, с безукоризненной вежливостью. Через минуту Клодия пристала к нему, желая точно знать, будет ли он у них в гостях в ближайший вторник, дескать, бабушка особо спрашивала о нем. Такая навязчивость, да еще в присутствии Кассандры, покоробила его. Неужели она наконец ревнует? Куда больше, чем сама догадка, его поразило то, что долгожданное событие не принесло ему ни капли законного удовлетворения, о котором он мечтал.
Их кареты были поданы одновременно. Клодия слишком проворно протянула Риордану руку для поцелуя и задержала его пальцы в своих гораздо дольше обычного. Он проводил ее озадаченным взглядом, пока Марчмейн подсаживал ее в наемную карету, и еще долго смотрел вслед, когда они отъехали.
Кассандра заглянула ему в лицо и сразу отвернулась, терпеливо ожидая, пока он опомнится и поймет, что его собственная карета стоит у тротуара в полной готовности. Риордан рассеянно помог ей забраться внутрь; большую часть пути они проделали в молчании.
Наконец она заметила, что он смотрит на нее, и заставила себя заговорить.
– Леди Клодия очень хороша собой, – проронила она без особого восторга.
– О, да.
– И очень умна.
– Очень.
Кассандра перевела дух.
– Она твой особый друг, верно?
– Почему ты так думаешь? – спросил он, уклоняясь от прямого ответа.
В самом деле, почему? Какой черт ее попутал начать разговор, причинявший ей боль?
– Судя по тому, как ты с ней обращаешься… – стоически продолжала Кассандра. – С ней ты не прикидываешься, не играешь роль, позволяешь ей видеть, какой ты есть на самом деле. И потом… она так явно влюблена в тебя.
Риордан натянуто рассмеялся. Если Клодия и влюблена в него, то только на сегодняшний вечер.
– Ты ошибаешься.
Его тон ясно дал понять, что разговор окончен, и ей расхотелось его продолжать. Он не стал отрицать, что эта женщина – его «особый друг». Кассандра уставилась в окно, чувствуя, как на нее наваливается сокрушительное ощущение одиночества. Она сама виновата в своем несчастье. Влюбилась в человека, который ей никогда не достанется, и не знает, как его разлюбить. Теперь она ясно видела, насколько он выше ее во всех отношениях – по положению в обществе, образованности, по тому уважению, которое он вызывал у окружающих. И еще она увидела женщину, на которой он в один прекрасный день женится. Если не на ней, то да такой, как она. Честно сравнив себя с Клодией Харвеллин, Кассандра едва не застонала от боли, которую причиняло ей ощущение собственной никчемности.
Если бы только она могла удрать! Ежедневные встречи с ним уже превратились для нее в настоящую пытку, а дальше будет еще хуже. Чтобы унять сердечную боль, надо перестать видеться с тем, кто ее вызывает. Но для нее этот простой выход закрыт. Ей придется не только выносить общество Риордана, но и притворяться на людях, что они любовники. Это несправедливо! Сколько она себя помнила, Кассандра мечтала полюбить, отдать свое сердце доброму, ласковому мужчине, который спасет ее от одиночества и будет лелеять до конца своих дней. Вместо этого ее сердце выбрало именно того, кто способен доставить ей больше всего страданий. Может, с ней что-то не так? Может, ей нравится страдать? Или она просто дура?
Она проглотила слезы, комом подступавшие к горлу, и расправила плечи. Она выдержит. Она всегда все сносила, снесет и это. И потом – что ей еще остается? У нее нет иного выбора, кроме как продолжать копить деньги и ждать того дня, когда она будет свободна и сможет начать новую жизнь где-то в другом месте. В одиночестве. Ну, а пока она, насколько возможно, будет защищать свое сердце.
Карета остановилась. Только когда Риордан помог ей сойти с подножки, Кассандра сообразила, что они стоят веред его, а не перед ее домом.
– Я вспомнил, что хотел сказать тебе раньше, – пояснил он и повел ее внутрь.
Они застали секретаря в библиотеке за писанием писем.
– Боже милостивый, Джон, вы все еще здесь? Неужели вы никогда не уходите домой?
Уокер смущенно улыбнулся.
– Я заканчивал кое-какую работу, сэр. Я могу уйти прямо сейчас, если вы…
– Нет-нет, заканчивайте свою работу. Мы пойдем в гостиную. Да, вот еще что, Джон: мы не хотим, чтобы нас беспокоили.
– Да, сэр, – пробормотал Уокер вслед их удаляющимся спинам.
Позволив Риордану увести себя по коридору в гостиную, Кассандра всю дорогу ломала голову над тем, что он хочет ей сказать. Он вдруг стал таким деловитым! Она никак не могла понять, что означает такая перемена настроения.
Хрустальные настенные бра по обе стороны от дверей были зажжены. От одного из них Риордан зажег тонкую сальную свечку и коснулся ею всех светильников, находившихся в комнате. Парадная гостиная запылала огнями, словно вот-вот должны были прийти гости. Затем он снял камзол, бросил его на диван, а сам подошел к высоким окнам, на ходу расстегивая жилет. Кассандра ждала, что он задернет шторы, но он к ним не притронулся. Вместо этого он повернулся к ней лицом.
– Подойди ко мне, Касс. Я хочу, чтобы ты меня поцеловала.
Глаза у нее стали круглыми от удивления. Несколько мгновений прошли в молчании. Потом она сделала слабый жест рукой в сторону окон.
– Да, я знаю, нас могут увидеть с улицы. В том-то и вся соль! У Уэйда есть свои соглядатаи, за нами наверняка следят. Я не хочу, чтобы они думали, будто мы обнимаемся только на людях, для виду.
Кассандра рассмеялась коротким нервным смешком.
– Ты меня разыгрываешь.
– Ни в коем случае. Ну иди же сюда, милая, это все ради нашего дела! Не заставляй меня стоять здесь одного, я чувствую себя набитым дураком.
– Я тебе не верю, – заявила Кассандра, хотя в ту же самую минуту ноги сами собой понесли ее к нему.
Она все-таки сумела остановиться шагах в четырех от него, и ему пришлось преодолеть это расстояние прыжком, чтобы дотянуться до нее и привлечь к себе.
– Разве я способен лгать? – спросил он тихо, положив обе руки ей на талию.
– Еще как!
Огонек желания, горевший в его темно-синих глазах, волновал ее неудержимо. В голове били набатные колокола тревоги, но она отказалась к ним прислушаться. Это всего лишь поцелуй! Впереди ее ожидает столько мук, неужели она не может себе позволить немного радости? Лицо Риордана заполнило собой все пространство, какое она могла охватить взглядом. Их губы встретились в легчайшем прикосновении, и тут Кассандра закрыла глаза. Она старалась не двигаться, вкусить сполна тонкой сладости их перемешанного дыхания и опьяняющего ощущения его губ у себя на губах, но ей уже хотелось большего. Ее руки обвились вокруг его шеи, пальцы вплелись ему в волосы. Как давно она об этом мечтала! Ей хотелось сказать: «Мне нравятся твои волосы», но она постеснялась.
Он начал осыпать поцелуями ее лицо, что-то шептать ей на ухо, потом провел языком по скуле и шутливо, совсем легонько укусил за подбородок. Его губы скользнули вниз, к ямочке у основания горла.
– Я ждал этого весь вечер…
Кассандра хотела сказать, что она тоже ждала, что влюблена в него, что умирает от желания, но она прошептала вслух только его имя. Риордан нашел ее рот по этому зову и поцеловал глубоко и страстно. Она дрожала. Обхватив ее затылок, он проник в нее языком, упиваясь наслаждением и требуя большего.
– О Боже, Касс, я устал притворяться, что не хочу тебя!
Радость согрела ее изнутри теплым огнем.
– Обними меня, Филипп.
Неужели она сказала это вслух? Или только про себя? Это не имело значения, так или иначе – он услышал. Его рука коснулась ее груди, и она благодарно вздохнула. Они оба одновременно вспомнили об окнах и, не размыкая объятий, отступили назад, как танцоры, выполняющие заданное па.
– Я соврал насчет соглядатаев Уэйда.
– Я знаю. Мне все равно.
Не спуская глаз с ее лица, он начал ласкать ее обеими руками и почувствовал, как ее груди оживают под его ладонями. Кассандра попятилась назад, пока не уперлась плечом в стену. На какой-то краткий миг к ней вернулся разум.
– Мы не должны этого делать, – прошептала она еле слышно. – Зачем ты так поступаешь со мной?
– Потому что я ничего не могу с собой поделать. И ты тоже.
Он начал расстегивать сзади ее платье, непрерывно продолжая ее целовать, шепча безумные слова нежности.
– Нет, не надо…
Но Кассандра знала, что говорит не всерьез, знала, что, если он сейчас послушает ее и остановится, она сама этого не вынесет.
Риордан стянул платье с ее плеч; под ним обнаружилась только кружевная сорочка. Никакого корсета. Благослови Господь Марию-Антуанетту! – мелькнула у него богохульная мысль. Он склонил голову и стал целовать ее грудь сквозь шелковую ткань, пока у нее не подогнулись ноги. Потом обхватил за талию и впился поцелуем ей в губы, обезумев от желания.
– Куинн хочет, чтобы ты стала любовницей Уэйда, Касс, но я этого не допущу! Переезжай ко мне жить. Я о тебе позабочусь.
Ее глаза были закрыты, она молча покачала головой из стороны в сторону.
– Это означает «да»?
– Да. Нет!
Пытаясь собраться с мыслями, Кассандра оттолкнула его, внезапно смущенная тем, что сорочка на груди у нее стала влажной.
– Да! – стоял на своем Риордан. – Переезжай ко мне жить, Касс. Твоя тетка обращается с тобой как с какой-то бедной родственницей. Мы…
– А я и есть бедная родственница, – возразила она с дребезжащим смехом, стараясь удержать его руки на месте.
– Ты ведь тоже этого хочешь.
– Я не могу.
– Почему?
– Потому что это не правильно.
Ей наконец удалось поймать и отстранить от себя его руки. Ее голос, когда она вновь заговорила, зазвенел:
– Если ты меня хочешь, Риордан, тебе придется на мне жениться!
Невольный смех вырвался из его груди раньше, чем он успел овладеть собой. Кассандра высвободилась и успела бы убежать, но ей пришлось остановиться, чтобы натянуть платье. Риордан удержал ее, прижал к стене и обхватил ладонями ее лицо. Прекрасно понимая, что извиняться бесполезно, он поцеловал ее, погрузив пальцы в шелковистую гущу волос, вдыхая ее тонкий аромат.
– Господи, как ты прекрасна! – прошептал он, осыпая ее ласками и заставляя откликнуться на свои поцелуи.
Спустив сорочку с одного плеча, он принялся поглаживать обнаженную грудь, пока нежная кожа вокруг напрягшегося соска не порозовела под его пальцами. Кассандра трепетала, стараясь не поддаться искушению, а Риордана охватило нетерпеливо-страстное желание заставить ее уступить. Когда она открыла рот, чтобы что-то сказать, он безжалостно поцеловал ее, притянул к себе, обхватывая руками бедра, ягодицы, и сам крепко прижался к ней.
Раздался негромкий стук в дверь.
Не веря своим ушам, загораживая ее всем телом, Риордан повернул голову и увидел, как дверь медленно отворяется. Не успел он набрать в рот достаточно воздуха, чтобы заорать, как Уокер заговорил дрожащим от смущения голосом:
– Мне ужасно жаль, сэр… пришло срочное сообщение… только что…
– Вон отсюда!
Прорвавшееся в его голосе бешенство заставило Кассандру подскочить, а Уокера попятиться.
– Слушаюсь, сэр. Записка от леди Клодии. Я оставлю ее здесь.
Он положил конверт на столик у дверей и поспешно закрыл за собой дверь.
Кассандра скрестила руки на груди и попыталась унять дрожь. Она зажмурила глаза, когда он прижался лбом к ее лбу, прекрасно зная, что за этим последует.
– Я должен узнать, в чем там дело.
Неудержимый озноб сотрясал ее тело. Она оттолкнула его и заглянула ему в глаза.
– Это обязательно?
Риордан догадался по голосу, каких усилий стоили ей эти слова. Он попытался снова привлечь ее к себе, но Кассандра отвернулась и не позволила.
– Да, Касс, – сказал он, – мне придется.
Когда он ее отпустил, она повернулась лицом к стене и обо всем остальном могла судить только на слух. Вот он пересек комнату и подошел к столу, вот послышался треск разрываемого конверта. Пауза, пока он читал. Шуршание сминаемой бумаги. Потом шаги, он возвращался к ней. Прикосновение рук к ее обнаженным плечам.
– Мне надо уйти. Прости, мне очень жаль. Речь идет о ее отце. Она пишет, что он при смерти.
Кассандра начала судорожными движениями натягивать платье на плечи. Риордан помог ей.
– Подожди меня, Касс, – прошептал он, застегивая пуговицы. – Ты дождешься меня?
Ей были ненавистны его утешительные интонации, легкие прикосновения его пальцев к коже. Он уезжает, спешит к своей Клодии. Ощущая, помимо стыда, одно лишь бездонное черное отчаяние, Кассандра с сухими глазами повернулась к нему.
– Нет, – ответила она решительным тоном, заставившим их обоих похолодеть. – Я не стану тебя дожидаться.
* * *
Риордан улыбнулся, глядя сверху вниз на худую, как щепка, фигуру, неподвижно простертую под атласным покрывалом.
– Как вы себя чувствуете, сэр?
Лорд Уинстон Харвеллин заморгал в скудном освещении и попытался улыбнуться.
– Это не дело – беспокоить вас в столь поздний час, Филипп. Женщины склонны впадать в панику. Все, что мне нужно, чтобы привести себя в порядок, это несколько часов крепкого сна.
– Ну, это мы еще посмотрим, – ласково упрекнула его Клодия.
Она сидела на противоположном краю кровати, поглаживая высокий бледный лоб отца.
– Небольшое несварение, вот и все. С утра я уже буду сидеть за своим письменным столом как ни в чем не бывало, вот увидите.
– Я в этом не сомневаюсь.
Риордан пожал костлявую руку, лежавшую на покрывале, и поднялся на ноги.
– А теперь мы вас оставим, чтобы вы могли хорошенько выспаться и завтра встать пораньше. Клодия тоже поднялась со своего места.
– Спокойной ночи, отец.
Она наклонилась и поцеловала впалую щеку.
– Я так рада, что вам лучше! Случись что-то с вами…
– Я намерен еще на некоторое время подзадержаться на этом свете, девочка моя, – со слабой улыбкой заметил лорд Уинстон, похлопав ее по руке.
Его тяжелые веки опустились, и он тотчас же уснул. Клодия тихо сказала несколько слов камердинеру отца, которому предстояло всю ночь дежурить у постели больного, потом вместе с Риорданом на цыпочках вышла из спальни.
– Отец был прав, – сокрушенно призналась она, взяв его под руку, пока они спускались по широкой лестнице в холл. – Мне не следовало вас беспокоить.
– Глупости! Я непременно должен был прийти.
Сам потрясенный своей невероятной ложью, он торопливо спросил:
– Вы, наверное, были страшно напуганы?
– Это правда, Филипп. Я послала за вами чуть ли не раньше, чем за доктором.
– А доктор сказал, что его сердце тут ни при, чем?
– Да, слава Богу. Но в последнее время эти приступы у него участились, и каждый раз они повергают меня в ужас.
– Он выглядит хрупким, но мне иногда кажется, что на самом деле он крепче всех нас.
– Вот и он сам так говорит.
Они стояли в просторном холле под массивной хрустальной незажженной люстрой.
– Спасибо, Чарльз, я сама провожу мистера Риордана, – сказала Клодия, тактично давая понять ожидающему на почтительном расстоянии дворецкому, что его услуги не требуются.
– А как вы себя чувствуете, Клодия? Я могу остаться, если хотите.
– Мне бы очень этого хотелось, – неожиданно для него ответила она, – но в этом нет необходимости, я и без того уже слишком злоупотребляю вашей добротой. И потом… уже очень поздно, это выглядело бы не совсем прилично, не правда ли?
– Я об этом не подумал, – честно признался Риордан, ощущая невольное и постыдное чувство облегчения. – Ну что ж, в таком случае…
Он умолк, когда она провела ладонью по его руке к плечу и заглянула ему в лицо умоляющими, широко раскрытыми глазами.
– Но… вы не обнимете меня перед уходом, Филипп?
Риордан вряд ли удивился бы больше, если бы она попросила взять ее на руки и отнести в спальню. Ему хватило ума пробормотать: «С удовольствием». Он покорно обнял ее и притянул к себе. От нее пахло дорогими духами, им же самим когда-то подаренными, но он вдруг поймал себя на том, что невольно сравнивает их запах с более тонким, волнующе неуловимым ароматом, исходившим от Касс. Его охватило чувство вины. Почему он никогда не вспоминал о Клодии, когда был с Касс, а вот с Клодией… Он выбросил тревожный вопрос из головы и немного отклонился, чтобы взглянуть на нее.
Ее глаза были закрыты. Впервые за все время их знакомства она казалась не испуганной и напряженной, а совершенно спокойной в его объятиях. К тому же она была действительно прекрасна: безупречная кожа, классические черты… Риордан запрокинул ей подбородок. Никакого сопротивления. Он нежно поцеловал ее. Клодия вздохнула и обвила его шею руками. Ни о чем не думая, он заставил ее раскрыть губы. Она сразу же немного напряглась, и он сменил тактику, осыпая легкими нежными поцелуями ее губы и щеки. Она опять успокоилась и крепче обняла его за шею. Скорее в виде опыта, нежели от большого желания, Риордан попытался проникнуть языком ей в рот.
Она отскочила как ужаленная.
– Клодия… О Господи, простите меня…
– Нет-нет, это я во всем виновата.
Она отвернулась, чтобы он не видел, как она вытирает рукой рот.
Проведя рукой по волосам, Риордан уставился на ее окаменевшую спину со смешанным чувством досады, сожаления и разочарования. Только одного, как ни странно, он не ощутил – удивления.
– На самом деле вам это вовсе не доставляет удовольствия, верно, милая? – осторожно спросил он.
– Мне так неловко. Просто не знаю, что сказать.
– Не нужно ничего говорить.
Риордан обошел ее, чтобы заглянуть в лицо, и снова обнял, сохраняя, однако, безопасную дистанцию.
– Все в порядке, – продолжал он, поглаживая ее по плечу. – Это совершенно неважно.
– Нет, это важно, – возразила она, всхлипывая и прижавшись щекой к его плечу. – Я знаю, что о вас говорят, я слыхала множество историй. А сегодня я видела эту Мерлин… Она такая красивая, такая…
Клодия покачала головой и утерла слезы, стараясь овладеть собой.
– О, Филипп, неужели я вам не противна? Ведь я так холодна!
– Вы вовсе не холодны. Не надо так думать. – Он и сам не знал, кого пытается убедить: ее или себя. – Просто вам нужно время, вот и все. А я умею ждать.
– Не знаю, не знаю…
– Зато я знаю. Честное слово, Клодия, вам не о чем волноваться. Все будет хорошо.
Но прижимая к себе ее одеревеневшее, неподатливое тело, Риордан почувствовал, как опасения охватывают его душу. Что он ей обещает? От чего отказывается? Холод проник ему в грудь и быстро распространился по всему телу. Его взгляд был мрачен, когда он уставился в пространство поверх головы Клодии. Он понимал, что она не сможет его согреть.
* * *
На следующее утро, еще до рассвета, Риордан выбрался из постели и потянулся за халатом. Босиком он вышел из спальни и спустился по лестнице. На его столе в библиотеке стоял графин тепловатой воды. Налив себе стакан, он подошел к банкетке под окном. К любимой банкетке Касс. Ему вспомнилось, как она сидела тут несколько дней назад, углубившись в какую-то книгу. Волосы рассыпались и длинными прядями свисали вдоль щек. Время от времени она отрывалась от чтения, чтобы снять свои новые очки и потереть переносицу.
Отхлебнув глоток воды, Риордан поморщился. Он спустился сюда, чтобы прогнать из головы мысли о Касс, избавиться от навязчивого сравнения ее с Клодией, невольно приходившего ему на ум. Это было безумием. Это было непорядочно по отношению к Клодии. Клодия несравненна – она будет его женой. Это решено. С такими, как Касс, мужчины спят, их берут в любовницы, но на них никогда, никогда не женятся. Почему она этого не понимает? Почему не хочет взглянуть на вещи разумно и стать его любовницей? Все ее разговоры о браке были просто шуткой, неудивительно, что он рассмеялся! Да кем она себя воображает? И кого надеется обмануть, заявляя, что предаваться с ним любви – «не правильно»? Ей всего девятнадцать, и, насколько ему известно, у нее уже было не меньше любовников, чем у него любовниц. Она может все отрицать до хрипоты, он все равно не поверит. Но в чем бы ни состояла ее игра, у нее все равно ничего не выйдет, Он твердо намерен жениться на Клодии.
Поставив стакан на подоконник, Риордан взял свой альт: вчера вечером он оставил инструмент на банкетке под окном, когда заметил стоявшую в дверях и наблюдавшую за ним Касс. Он начал рассеянно перебирать струны большим пальцем и погрузился в воспоминания. Касс хотела сказать ему что-то. Но что? Он тоже должен был кое-что ей сказать, но не смог выдавить из себя ни слова. С внезапной яростью обхватив тонкую шейку инструмента, он поклялся, что скорее умрет, чем уступит ее Уэйду.
Что сказал бы Оливер, если бы узнал, что он не только пренебрег его просьбой передать Касс указания насчет Уэйда, но и открыто пригласил ее переехать к нему в дом? Риордан внутренне содрогнулся, живо представив себе, как разгневается Куннн. Впрочем, его огорчение и разочарование будут, пожалуй, пострашнее гнева. Куинн обладал властью над ним, очень сильной и совершенно реальной. Это началось с его детских лет. Кроме того, на нем висел огромный долг благодарности Оливеру, и часть этого долга можно было вернуть, отдав Касс Уэйду.
Риордан встал, глядя сквозь ветви акации на светлеющее небо. Выбор представлялся ему совсем нетрудным. Он не сделает этого даже для Куинна, каковы бы ни были последствия. Касс принадлежит ему.
* * *
Два дня спустя он громко постучал в дверь дома номер 47 по Илай-Плейс.
– Ба, да это же мистер Риордан к нам пожаловал! Добрый день! – приветствовала его Клара самым «придворным» из своих реверансов. – Почему бы вам в дом не зайти? Молодой мисс дома нету, но вы можете поговорить с ее светлостью, если пожелаете.
– Где она? Я хочу сказать, где мисс Мерлин? – спросил Риордан, следуя за горничной вверх по неосвещенной лестнице.
Дом, как всегда, выглядел мрачным, сырым и тоскливым. Риордан привычно поморщился при мысли о том, что Касс вынуждена жить в таком месте.
– А вот об этом уж лучше бы вам спросить ее светлость, – таинственно закатив глаза, посоветовала Клара после некоторого раздумья.
Она больше не сказала ни слова, пока не ввела его в убогую, казавшуюся особенно тесной от переизбытка мебели гостиную, где леди Синклер, сидя за письменным столом, писала письмо.
– К вам мистер Риордан, миледи, – объявила горничная и тотчас же ретировалась.
Они взглянули друг на друга через всю комнату с взаимной неприязнью: он – из-за того, как она обращалась с Касс, она – потому что ее попытка соблазнить его при первой встрече, пока он дожидался прихода ее племянницы, закончилась позорным провалом.
– Насколько я понял, Касс нет дома, – холодно заговорил Риордан, обойдясь без приветствия. – Будьте добры сообщить мне: когда вы ожидаете ее возвращения?
Леди Синклер негромко рассмеялась и откинулась на подлокотники кресла с таким расчетом, чтобы ее грудь посильнее выпятилась под шелковым капотом янтарного цвета.
– Увы, не могу вам этого сказать, мистер Риордан. Я давно уже оставила всякие попытки уследить за перемещениями своей племянницы.
– Да, мне это известно, – невозмутимо согласился он. – Сегодня утром я послал ей записку. Она должна была встретиться со мной в Грин-парке.
– В Грин-парке? Как экстравагантно!
– Вы не знаете, она получила мою записку? – не отставал Риордан, твердо решив не выходить из себя.
– По-моему, его весьма маловероятно. – Леди Синклер постучала по зубам кончиком пера. – Я бы даже сказала, совершенно исключено.
– Это почему же?
– Почему? Да потому, что сегодня утром ее здесь не было.
Ему пришлось стиснуть руки в кулаки.
– Где же она была?
– Сегодня утром? В какое именно время? Риордан мысленно сосчитал до десяти.
– В то время, когда должна была получить мою записку, если бы была здесь, – медленно произнес он.
– Ах вот как! Ну, предположим, около одиннадцати. Теперь давайте посмотрим. Если они где-то остановились на ночь (а я в этом совсем не уверена), полагаю, что к одиннадцати часам сегодняшнего утра они могли бы добраться до Стратфорда-на-Эйвоне
l:href="#note_32" type="note">[32]
. Но учтите, он нанял почтовую карету. В наше время, насколько мне известно, они везут круглые сутки без остановок. Разве это не замечательно? Одним словом, если дела обстоят именно так, как я предположила, стало быть, сейчас они уже где-то около Манчестера. Но сказать наверняка довольно сложно, не так ли? Все зависит от…
– Уэйд!
Лицо Риордана побагровело, его голос задрожал. Он сделал два шага по направлению к сидевшей за столом женщине, и злорадная улыбка у нее на лице несколько померкла.
– Ведь это Уэйд увез ее?
– Н-ну… – она фальшиво засмеялась, – я вижу, от вас ничего нельзя утаить! Совершенно верно, мистер Уэйд зашел за ней вчера рано поутру. Очень рано. Можно сказать, застал ее врасплох. По крайней мере, она так сказала, – добавила леди Синклер со злобной усмешкой. – Они проговорили несколько минут наедине. Не знаю, о чем шла речь, знаю только, что она уложила саквояж и пожелала мне всего хорошего.
– И вы ее отпустили?
Риордану пришлось заложить руки за спину, чтобы удержаться от желания взять ее за горло. Ее светлость удрученно покачала головой.
– Признаюсь вам как на духу, сэр: Кассандра всегда была необузданным, совершенно неуправляемым ребенком. А в том, что касается мужчин, она никогда не отличалась разборчивостью.
– Если это правда, то только потому, что у нее с детства был перед глазами великолепный пример, – прорычал он. – Куда они поехали?
Леди Синклер величественно поднялась с кресла, всем своим видом изображая уязвленное достоинство.
– Я не позволю себя оскорблять в своем собственном доме. Прошу вас немедленно удалиться.
У нее вырвался крик, перешедший в визг, когда он бросился на нее и силой усадил обратно в кресло.
– Я задал вам вопрос. Куда они поехали? Если вы мне не скажете, я сломаю вам руку.
Она ему поверила.
– В Ланкастер. У него там дом.
Глаза леди Синклер горели лютой злобой, она так и плевала ядом при каждом слове.
– А теперь убирайтесь. Если вы еще хоть раз посмеете сунуть сюда нос, я велю вас арестовать.
Риордан отпустил ее плечи и улыбнулся со всей возможной любезностью.
– Ничего не выйдет. Как член парламента я не подлежу аресту ни за одно деяние, кроме государственной измены.
Он церемонно поклонился и направился к двери, по ту сторону которой явственно послышались шаги поспешно удирающей Клары. Уже положив руку на ручку двери, Риордан обернулся и оглядел туго затянутую в корсет фигуру леди Синклер, ее рыжевато-золотистые волосы, щедро выставленную напоказ пухлую белую грудь. Она напоминала ему рубенсовскую
l:href="#note_33" type="note">[33]
обнаженную натуру – обильную плотью, сластолюбивую, развратную.
– Я собираюсь найти Касс и привезти ее назад в Лондон, – сказал Риордан. – После этого, сударыня, я сделаю все, что в моих силах, чтобы вы никогда ее больше не увидели.
Он замолчал, дожидаясь ответа, но такового не последовало. Тогда он вышел, и изуродованное злобой лицо женщины скрылось за дверью.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Леди Удача - Гэфни Патриция

Разделы:
1.2.3.4.5.6.7.8.9.10.11.12.13.14.15.16.17.18.19.

Ваши комментарии
к роману Леди Удача - Гэфни Патриция



оохх....как мне понравился этот роман...rnтут есть очень много таких моментов, которые я ищу в других книгах и безуспешно..))rnспасибо автору))
Леди Удача - Гэфни ПатрицияМаша
4.07.2012, 15.33





10 из 10. Советую почитать!
Леди Удача - Гэфни ПатрицияЛара
7.07.2012, 0.33





Замечательный роман! такой накал страстей! Супер!
Леди Удача - Гэфни ПатрицияМаша
24.09.2012, 20.08





Длинновато. Очень много шпионских заморочек.
Леди Удача - Гэфни ПатрицияКэт
18.06.2013, 14.32





Много шума из ничего. Сюжетные повороты, связанные с Клодией, выглядят надуманно и неестественно для героя. Кроме того, непонятно, кто,кроме автора, мешал герою в конце романа убедиться, что Кассандра не умерла.
Леди Удача - Гэфни Патрициянадежда
21.11.2013, 16.21





Понравилось , любовь , ухаживания .. Бесило , что влюбленные не верили друг другу.. Банальщина на счет шпионажа , концовка подкачала.. Но в целом неплохо, читайте
Леди Удача - Гэфни ПатрицияVita
10.07.2014, 23.22





Да.двойное мнение.7 баллов.вроде все и отлично.но это недосказанности.о каждый раз героиня очень ловко бежит от супруга.нужно было ее стреножить и нет проблем
Леди Удача - Гэфни ПатрицияЛилия
29.02.2016, 16.01








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100