Читать онлайн Похищение Софи, автора - Гэбриел Сара, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Похищение Софи - Гэбриел Сара бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.38 (Голосов: 16)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Похищение Софи - Гэбриел Сара - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Похищение Софи - Гэбриел Сара - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гэбриел Сара

Похищение Софи

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Новобрачная отстала и дернула за веревку, чтобы привлечь внимание Коннора. Макферсон замедлил шаг и обернулся. Их путь лежал в замок Глендун. Коннор шел довольно быстро, а девушка едва не падала от усталости. Ее изможденный вид тревожил Коннора, но ему хотелось как можно скорее привести Кэтрин в безопасное место.
– Мне холодно, – пожаловалась она. – Я устала. Мои туфли порвались, юбки намокли. И я хочу есть. К тому же я не знаю, куда вы меня ведете. Откровенно говоря, я даже не представляю себе, кто вы такой! – Последние слова она выпалила, уже не в силах сдержать охватившую ее ярость.
Положив одну руку на эфес меча, Коннор сжал веревку другой.
– Думаю, вы хотите немного отдохнуть.
– Я хочу домой.
– Это невозможно.
– Тогда отведите меня к себе домой, чтобы я смогла отдохнуть. Одна, – добавила она, бросив на своего спутника хмурый взгляд.
– У меня нет дома.
Коннор и сам не знал, зачем это сказал. Обычно он ни с кем не делился своими мыслями, никому не рассказывал о своей жизни и о своих чувствах. Очень немногие знали о его делах и могли заглянуть в его сердце.
– Никакого? – поразилась новобрачная. – Даже у разбойника и вора должен быть свой дом. Наверняка и у вас есть какая-нибудь хижина или пещера.
– Есть одно место, где я обычно бываю, но я не называю его домом.
– Если там есть стены и очаг, то оно вполне сойдет, – сварливо проворчала девушка. – Мне просто нужно где-то поспать, почувствовать себя в безопасности. И еще я хочу чашку чаю.
Чаю? Может, она ждет, что он заварит ей чай, разотрет уставшие ноги и споет колыбельную перед сном?
Коннор достал из складок пледа фляжку с виски.
– А пока нам обоим не помешает сделать глоток uisge beatha
type="note" l:href="#n_5">[5]
. Только чуть-чуть, – предупредил горец.
Она с готовностью схватила флягу и поднесла к губам. Взяв флягу из рук Кэтрин, Коннор глотнул виски сам и вытер губы тыльной стороной ладони.
И они снова тронулись в путь. Пленница ускорила шаг и догнала Коннора, так что связывавшая их веревка повисла.
– Простите меня, мистер Макферсон, – смущенно произнесла она. – Я стараюсь сдерживать свою вспыльчивость.
– Ну, особого беспокойства она вам, похоже, не доставляет, – сухо заметил Коннор.
Кэтрин Маккарран смотрела на него широко открытыми глазами. Ее прическа окончательно растрепалась, волосы свободно рассыпались по плечам. Не выдержав ее обреченного взгляда, Коннор хмуро отвел глаза. Его и так терзало чувство вины.
– И все же простите меня, пожалуйста. Вы были ко мне так добры. Я это ценю.
Коннор растерянно заморгал. Извинения девушки казались искренними. Не зная, что сказать в ответ, он опустил глаза и промолчал, испытывая мучительную неловкость оттого, что ведет свою спутницу на веревке.
– Нам осталось идти совсем недолго, – заметил он. – Меньше двух миль.
Она вздохнула, отбросила назад волосы и побрела дальше. Истерзанная и изможденная, она не утратила своего природного очарования. От Кэтрин по-прежнему исходил удивительный внутренний свет, которым так восхищался Коннор.
– Мистер Макферсон, мне нужно передохнуть. В противном случае вам придется волочь меня остаток пути на этой ужасной веревке или тащить на себе, словно мешок с шерстью.
Коннор замер.
– Если вам нужно остановиться, здесь поблизости есть кусты. Видите, вон те, покрытые цветами? Там легко можно уединиться.
– Я не имела в виду… впрочем, хорошо. Но я же не могу пойти туда вместе с вами. Развяжите меня, пожалуйста. – Она вытянула вперед связанную руку. Коннор помедлил, но принялся развязывать узлы.
– Если выдумаете убежать…
– Я прекрасно знаю, что вы сделаете. Спасибо, – прошептала она, когда веревка немного ослабела. – Вы очень добры.
Макферсон смерил девушку настороженным взглядом, не выпуская из рук ее запястья.
– Уж больно вы любите благодарить, даже когда в этом нет нужды.
– Меня учили быть вежливой. В монастыре обращали особое внимание на то, чтобы воспитанницы всякий раз выражали свою признательность. Теперь это вошло у меня в привычку.
– В монастыре? – удивленно переспросил Коннор.
– Мой отец был изгнан из Шотландии много лет назад. Мы с братом и сестрой получили образование во Франции и Фландрии. Девочки в нашей семье ходили в монастырскую школу.
– Теперь понятно. – Кейт и Роберт Маккарраны вернулись в Шотландию пару лет назад. «А еще ведь одна их сестра осталась в монастыре», – вдруг вспомнил Коннор. – Я тоже провел некоторое время во Франции, – признался он. – Многие шотландцы-якобиты предпочли на время перебраться туда или в Рим, ко двору Якова Стюарта.
– Это правда, – согласилась новобрачная, пока похититель развязывал веревку. – А где ваш дом, сэр?
Коннор справился с узлом, но вопрос девушки заставил его мгновенно замкнуться в себе. Ему не хотелось рассказывать ей о своем детстве в Киннолл-Хаусе. Признаваться, что когда-то он был наследником виконта, что его отец лишился земель, принадлежащих теперь сэру Генри Кэмпбеллу. Тому самому, который мог бы сделать Кэтрин Софию Маккарран хозяйкой Киннолла.
Теперь у Коннора не осталось ничего, кроме пустого титула. Он женился на Кэтрин отчасти ради того, чтобы досадить сэру Генри, но ему нечего было предложить своей молодой жене. У него не было даже дома. Рядом с ней, изысканной и утонченной, он вдруг особенно остро почувствовал себя жалким и никчемным. Но Макферсон не собирался искать жалости и сочувствия, рассказывая девушке свою печальную историю. Никакие свалившиеся на его голову несчастья не смогли бы отнять у Киннолла его гордость.
Кожа ее казалась такой нежной, что у Коннора захватило дух. Развязав веревку, он спрятал ее в складках пледа и потер запястье девушки там, где краснел след от пеньки.
– Я потерял дом и семью, – произнес он после долгого молчания. – Теперь я сам себе хозяин. Где ночь застанет, там и голову приклоню. Сегодня ночью я приготовлю вам уютное гнездышко из одеял и вереска на склоне холма.
– Спасибо. – Она робко улыбнулась одними уголками губ. – Но я так устала! Думаю, засну где угодно, мне бы только найти место для ночлега, и я буду счастлива.
– Уверен, мы его найдем. – Он отступил в тень. – Ну вот, теперь вы свободны. Во всяком случае, пока. Но будьте осторожны! Это кусты колючего утесника, там полно шипов.
Она ответила ему красноречивым взглядом, затем походкой королевы направилась к кустам утесника и скрылась за ними.
– Не думайте, что без веревки вам удастся сбежать, миссис Макферсон, – весело крикнул Коннор ей вслед.
– Мистер Макферсон! Это не мое имя. Коннор невольно усмехнулся про себя.
Они прошли еще милю, и шум водопада стал громче. Теперь в воздухе явственно ощущалась влага. Коннор взял жену за руку, чтобы помочь ей перейти через груду камней. Их взгляды невольно встретились. В лунном свете он увидел незабываемую чарующую улыбку Кэтрин. Такой же мимолетной улыбкой она одарила Эндрю за несколько диких цветов, сорванных на холмах.
Коннор подозревал, что на этот раз оживленный блеск в ее глазах вызван не столько его присутствием, сколько содержимым фляги. Кэтрин опустошила где-то треть, хотя всякий раз кашляла, когда делала глоток.
Коннор тоже пару раз прикладывался к фляжке, чтобы согреться и набраться сил, но не слишком усердствовал. Виски расслабляло его. Он начинал думать о том, как ему хочется поцеловать Кэтрин, прикоснуться к ней, а нужно было думать только о том, как поскорее доставить ее в безопасное место.
Девушка споткнулась и тяжело вздохнула.
– Я очень устала. Не очень-то близко этот ваш разбойничий притон.
– Осталось совсем немного, обещаю.
– А вы всегда держите свои обещания? Если мой брат потребовал, чтобы вы сдержали слово, я требую от вас того же. И лучше бы мы действительно поскорее пришли.
– Доверьтесь мне. Осторожно, Кэтрин. – Он протянул руку и помог ей перейти через небольшой ручей по скользким камням.
– Не обращайтесь ко мне так. Никто меня так не зовет. Нас обвенчали этой ночью, но мы не настолько хорошо знакомы, чтобы обращаться друг к другу запросто, по имени.
– Тогда «миссис Макферсон», или даже «миссис Маккарран», по шотландскому обычаю.
– Мисс Маккарран, – спокойно возразила она. – Женщины в Шотландии часто сохраняют девичьи имена и после замужества. К тому же, – робко добавила она, – я не знаю, как долго мы с вами останемся женаты.
– Если вы ждете, что родня поможет вам скоро овдоветь, уверяю вас, этого не случится.
– У моих кузенов есть все основания гневаться на вас, но я не настолько жестока, чтобы желать вам смерти. Даже, несмотря на все, что случилось этой ночью… и то, что вы собираетесь сделать со мной.
Коннор остановился и окинул свою спутницу внимательным взглядом.
– И что же, как вы думаете, я собираюсь сделать с вами? – поинтересовался он убийственно-спокойным тоном. – Она не ответила, но в выражении ее глаз трудно было ошибиться. Он медленно привлек ее к себе. Дыхание девушки участилось, ночные тени отчетливо обрисовали ее грудь. – Похоже, вы думаете, что в моей голове водятся дурные мысли.
На горле Кэтрин затрепетала жилка.
– Я знаю, что произойдет сегодня ночью. – Она надменно вздернула подбородок.
Никогда еще Коннору не доводилось видеть такого прелестного создания. Меньше всего ему хотелось испугать ее, хотя, возможно, думать об этом следовало раньше. Искушение крепко сжать ее в своих объятиях было так велико, что он просто не мог ему противиться.
– Если бы я был таким испорченным, как вы думаете, мадам, – мягко прошептал он, – я бы уже совершил свое черное дело, воспользовавшись зарослями вереска вместо кровати. Зачем же мне было так долго тащить вас в свой дьявольский вертеп? Сами рассудите…
Она не отшатнулась, не вздрогнула. Только смотрела на него, не отводя глаз. Ее губы пылали, грудь вздымалась и опадала. Казалось, в этом хрупком теле живут отчаянная храбрость и стальная воля.
Коннор провел рукой по ее разметавшимся волосам. Его пальцы скользнули по щеке девушки, задержались на подбородке и погрузились в прохладную густую массу ее волос, таких нежных и шелковистых, что он с трудом перевел дух.
– Скажите мне, что, по-вашему, случится сегодня ночью? – шепнул он, гладя ее по щеке. – И чего бы вы хотели?
Она склонила голову ему на ладонь, закрыла глаза и замолчала. Коннор знал, о чем она думает, словно мог читать ее мысли. Он почувствовал, как бьется ее сердце, вторя биению его собственного.
Веки ее дрогнули.
– Если бы вы поцеловали меня еще разок, – пробормотала она, – возможно, мне стало бы понятно… что случится.
Словно волна, сметающая все на своем пути, его захлестнуло желание. Он обхватил ее за плечи, склонился над ней и поцеловал. Сердце бешено колотилось у него в груди, а все тело пылало огнем.
Он целовал ее снова и снова, не в силах остановиться, оторваться от ее губ. И с каждым поцелуем огонь в его груди все разрастался. Жажда душила его. Он ненасытно втягивал в себя вкус Кэтрин – аромат цветов, смешанный с горным воздухом и легким привкусом виски. Она тяжело дышала, все теснее прижимаясь к нему. И Коннор забыл обо всем на свете. Ему захотелось одного – целовать ее. Их больше ничто не разделяло. Не было ни неловкости, ни опасности, ни сомнений. Они больше не были чужими друг другу, не были незнакомцами, чьи судьбы случайно переплелись этой ночью.
Она запрокинула голову и обвила руками его шею. Из груди ее вырвался вздох. Губы раскрылись навстречу его губам, и Коннор ощутил их упоительную теплую влажность. Все его тело напряглось, наполняясь желанием продлить это восхитительное чувство, изведать его остроту.
Неистовый огонь сжигал Коннора изнутри. Теперь он уже не мог довольствоваться одними поцелуями. Ему хотелось большего. Он провел дрожащей рукой по шее девушки, коснулся гладкой округлости плеча. Скользнув пальцами вниз, к нежному полукружию, ее груди в вырезе платья, он нащупал жесткую ткань корсажа. Тонкую гибкую талию стягивали планки корсета и атлас. Пылая как в лихорадке, он просунул руку под плащ Кэтрин и нашел прореху на платье там, где еще совсем недавно сам надрезал ткань, пытаясь ослабить шнуровку.
Коннор не понимал, что с ним происходит. Неужели он пытается овладеть Кэтрин здесь, на камнях, словно грубое животное, которым она его считает? Нет, он не позволит вожделению взять над ним верх, ослепить его и лишить разума.
Коннор задыхался, кровь бешено стучала в висках. Губы девушки дрогнули и доверчиво потянулись к его губам, требуя новой ласки. Коннор призвал на помощь всю свою волю и прервал поцелуй.
Обхватив девушку за талию, он прижался пылающим лбом к ее лбу и замер, стремясь выровнять дыхание. Кэтрин нежно коснулась его щеки. Прикосновение ее пальцев напоминало легкий трепет крыльев бабочки. Оно несло в себе горечь и дарило прощение. Коннор зажмурился. Дыхание с хрипом вырывалось из его груди.
Он не заслуживал прощения, благодарности, недостоин был целовать ее. И все же только что он это сделал.
– Я даже не знаю вас, Коннор Макферсон, – мягко шепнула она. – Вам, конечно, не следовало бы вообще прикасаться ко мне… но когда вы это делаете, у меня возникает странное чувство… что именно так и должно быть.
Он невесело рассмеялся. Внутренний голос подсказывал ему, что Кэтрин права. Он представил, как, должно быть, упоительно любить ее, баюкать в своих объятиях. Какое острое наслаждение способна она дарить! Каждый раз, целуя ее, он ощущал, как в ее теле разгорается ответная страсть.
Коннор молчал, не находя достойного ответа. Пережитая вспышка неукротимого желания застала его врасплох. Никогда прежде он не испытывал ничего подобного. Он ожидал, что Кэтрин Маккарран окажется озорной и вспыльчивой девчонкой-сорванцом. С такой он бы легко справился, смог бы укротить приступы гнева и буйный нрав своей невесты. Но ее неожиданная мягкость, доброта и всепрощение обезоружили его. Пленница готова была благодарить своего похитителя. И похититель, потерянный и обескураженный, пытался разобраться в своих чувствах.
Жениться на воинственной амазонке, пытаясь защитить ее, – это одно, и совсем другое – ступить на зыбкую почву, не зная, что ждет тебя дальше.
– Хочу, чтобы вы знали, – призналась она. – Я не боюсь того, что может произойти. – Она явно храбрилась, но голос ее слегка дрожал. – Если мой брат хотел, чтобы мы поженились, у него, должно быть, имелись на то свои причины. Возможно, он стремился помочь мне избавиться от сэра Кэмпбелла, лорда Киннолла, которому обещал меня отец.
– Сэр Генри – не лорд Киннолл, – взревел Коннор. – Он лишь арендует это проклятое место. И у него нет на вас никаких прав.
– Теперь нет. Уверена, сэр Генри – достойный человек, но я никогда не хотела стать его женой. Я собиралась поговорить с ним об этом, когда обедала у него сегодня, но он не дал мне возможности завести этот разговор. Да и вообще весь вечер почти не слушал меня.
– Потому что он отнюдь не достойный человек, мадам! – в бешенстве прорычал новобрачный.
– У каждого человека есть свои сильные стороны, мистер Макферсон. Сэр Генри проявлял ко мне искреннее внимание и принял близко к сердцу несчастья, постигшие мою семью. Но я благодарна вам за то, что вы спасли меня от этого брака.
Коннор угрюмо нахмурился:
– Никакой я не герой! Не стоит думать так. Пленница лукаво склонила голову набок:
– Должна сознаться, мистер Макферсон, что мне понравилось быть похищенной.
– Понравилось?
– Это такое волнующее, захватывающее чувство… – В ее глазах мелькнуло смущение. – У меня возникают порой дурные желания, сэр, но прежде мне никогда не удавалось их осуществить. – Лучше бы она этого не говорила. От ее слов Коннора снова бросило в жар. – Я люблю риск и питаю склонность к приключениям. Это довольно опасное качество в сочетании с моим буйным нравом. Но до сегодняшнего дня мне не приходилось давать волю этой стороне своей натуры.
Любовь к приключениям? Эта девчонка больше года была якобитской шпионкой, по крайней мере так утверждает ее брат. Так неужели ей не хватает в жизни остроты и риска? Коннор озадаченно почесал в затылке.
– В этой жизни нам всем нужна твердость духа. И вам ее не Занимать, можете мне поверить.
Она упрямо покачала головой:
– Нет, это не обо мне, но я хотела бы извиниться за свою излишнюю порывистость. Мне не всегда удается держать себя в узде. И еще я не согласна с вами насчет сегодняшнего ночного приключения.
– Что ж, значит, мы по-разному смотрим на вещи.
Ее настроение поминутно менялось. Эта женщина казалась непостоянной и переменчивой, как ветер, а Коннор с трудом привыкал к переменам. Она то пылала ненавистью, то принималась благодарить своего похитителя. Одновременно робкая и храбрая, чопорная и страстная, она была чертенком и ангелом. «Непредсказуемая и непостижимая колдунья, – мрачно подумал Коннор. – Никогда не знаешь, чего от нее ожидать».
Он взял ее за руку и повел за собой.
– Вперед, мадам!
– Куда мы идем? В разбойничье логово? Должно быть, это пещера? А там можно согреться у огня и раздобыть какую-нибудь пищу?
– Вот еще! Это излишняя роскошь. А потом вы, чего доброго, потребуете горячую ванну и горничную? Или вам больше по душе мушкет и пороховница? – Коннор насмешливо изогнул бровь. – Как далеко способна завести вас страсть к приключениям?
– Мне не следовало упоминать об этом. Это всего лишь глупые фантазии. У меня храбрости не больше, чем у комара.
Макферсон искоса взглянул на нее.
– Я бы сказал, побольше, чем у нескольких комаров.
– Все, чего я хочу сейчас, – это оказаться наконец в постели… одной. Пожалуйста, помогите мне в этом, сэр. Если, конечно, у вас есть кровать.
Коннор застыл, скованный мучительным волнением.
– Поросшее вереском логово грабителя-горца.
– Ни теплой постели, ни очага, ни родного дома? Так вы и в самом деле бродяга? Настоящий разбойник?
– Лютый и свирепый, как волк. А теперь замолчите.
И все же ему все больше нравилось слушать ее голос, нежный и мелодичный, особо звучащий на безлюдных холмах, овеваемых легким ночным ветерком. Коннор с удивлением признался себе, что ему даже нравится ее болтовня. Во всяком случае, пока она не ворчит.
– Предупреждаю вас, надолго я не останусь в грязной разбойничьей пещере. Мне больше по вкусу дом, где я могла бы бесцельно слоняться по комнатам.
– Слоняйтесь сколько влезет, но немного погодя. А теперь – тсс!
И он закрыл ей рот ладонью, но не торопливо и сурово, как прежде, а нежно. Очень нежно.
Это было ошибкой. Ее губы, влажные и теплые, манили Коннора с неодолимой силой. Прикосновение, сладкое, как поцелуй, заставило его вздрогнуть и замереть. «Нет, только не сейчас!» – одернул он себя, отнимая руку. Прежде нужно было разобраться, что происходит, выяснить, какова его роль.
– Вы говорите столько же, сколько и я, – возмутилась девушка.
Разбойник метнул в ее сторону испепеляющий взгляд, но пленница и бровью не повела. Кэтрин Маккарран нисколько не походила на запуганную жертву похитителя.
Вскоре новобрачная тихонько чихнула и закашлялась. Коннор, немного поколебавшись, вытащил флягу и предложил своей спутнице выпить. Девушка сделала два или три глотка, затем Коннор забрал у нее флягу и сам приложился к горлышку.
Они продолжили путь. Следующий ручей пленница резво перескочила сама, без помощи горца. Она весело рассмеялась и широко раскинула руки.
– Тихо, – прошипел Коннор, притягивая девушку к себе.
– А иначе вы снова заткнете мне рот кляпом?
– Можете не сомневаться.
– Свяжете меня? – Она насмешливо склонила голову набок.
– Да! – прорычал Коннор. Похоже, пленнице доставляло удовольствие подтрунивать над ним. – Кажется, виски не только согрело вас, но и добавило храбрости.
– Да, мой страх перед бандитами заметно ослабел.
– Видно, вы теперь вообще ничего не боитесь. «Маленькая тигрица», – усмехнулся про себя Коннор, не сомневаясь, что этой ночью он похитил настоящего дьяволенка. Ухватив девушку за руку, он двинулся вперед.
– Мужчине без домашнего очага не нужна жена. Коннор вздрогнул и обернулся.
– Что?
– Зачем вы добыли себе невесту, если у вас нет дома? Вы не собираетесь обзаводиться домашним очагом? Мы живем не в средние века. Вам нет нужды похищать жену. Мужчине не всегда нужна жена, а лишь для… – Кэтрин пожала плечами.
– Для чего?
– Для любви, – пояснила она. – Соединения двух душ и сердец под благо… благосклонным покровительством небес.
Коннор раздраженно фыркнул.
– Лучше помолчите, а не то быстро узнаете, зачем мужчине может понадобиться жена.
– Для этого мужчине вовсе не всегда нужна жена. В большинстве городов существуют доступные женщины, которые готовы… – Она нерешительно замолчала.
Горец выжидающе поднял брови.
– Готовы к чему?
– Позаботиться о потребностях мужчины, – выпалила Кэтрин. – Вообще-то я слышала, что некоторые мужчины предпочитают сами заботиться о своих потребностях.
– Господи Иисусе, мадам?! – Коннор изумленно вытаращил глаза. – Вы говорите, как распутная девка. Где вы набрались подобных глупостей?
– В монастырской школе. Другие девочки знали довольно много о мужчинах.
– Это я вижу. А теперь вам лучше умолкнуть. – Он осторожно огляделся, но погони не было видно.
– Должно быть, это виски. Я ведь не привыкла прикладываться к бутылке.
– Это заметно, – пробормотал горец и потянул девушку за собой.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Похищение Софи - Гэбриел Сара



почему нет комментарий. хороший роман, немного волшебства, нормальный диалог,прочитала с удовольствием. 10 балов.
Похищение Софи - Гэбриел Саратату
22.05.2015, 21.32





Да, хороший роман, прекрасные герои, сильные чувства, к месту немного магии, роман не напрягает, для души.
Похищение Софи - Гэбриел СараТаня Д
26.09.2015, 17.47








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100