Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 35 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 35
ЛУННЫЙ СВЕТ

Начались приготовления к предстоящему отъезду. Все поместье было охвачено волнением. Оружие, тайно хранимое с 1715 года под соломенными крышами, в стогах сена, в очагах, срочно извлекалось наружу и приводилось в боевую готовность. Под горячим августовским солнцем мужчины собирались группами, вели серьезные разговоры. Глядя на них, женщины становились молчаливыми.
Дженни стала замкнутой, как и ее брат. Я же, никогда не умевшая скрывать свои мысли и настроения, порой завидовала ей. Поэтому, когда однажды утром она попросила меня привести Джейми к ней в пивоварню, я никак не могла взять в толк — на что он ей там понадобился.
Джейми остановился позади меня возле двери, выжидая, когда глаза привыкнут к полумраку. Он с видимым удовольствием вдохнул горький влажный аромат.
— О-о… — мечтательно произнес он. — Здесь можно опьянеть от одного только запаха.
— Ну тогда задержи дыхание на минуту, — посоветовала сестра, — ты нужен мне трезвый.
Он послушно набрал воздух в легкие и надул щеки в ожидании.
— Клоун, — сказала она незлобливо и ткнула его в живот ручкой мешалки, при этом Джейми сложился пополам, шумно выпустив из себя воздух.
Он взял пустое ведро с полки, поставил его на пол вверх дном и сел. Слабый свет, проникавший сквозь окно, заклеенное вощанкой, придавал его волосам медный оттенок.
Теперь настала очередь Дженни набрать побольше воздуха в легкие.
— Джейми, я хотела поговорить с тобой насчет Айена.
— Что с ним такое?
От широкого чана, стоявшего в пивоварне, исходил аромат зерна, хмеля и спирта.
— Я хочу, чтобы ты взял Айена с собой.
Брови Джейми поползли вверх, но он медлил с ответом. Взгляд Дженни был прикован к чану с суслом, в котором она ловко орудовала мешалкой. Он сидел в расслабленной позе, уронив свои большие руки между колен и задумчиво глядя на сестру.
— Устала от замужества? — доверительно спросил он. — Тогда, может быть, лучше вывести его в лес и пристрелить там ради твоего удовольствия? — Взгляд его голубых глаз, казалось, прожигал ее насквозь.
— Если мне понадобится, чтобы кто-нибудь был подстрелен, я сделаю это сама. Но в любом случае моей мишенью будет не Айен.
Джейми фыркнул, скривив губы:
— В чем же тогда дело?
Ее плечи задрожали.
— В том, о чем я тебя прошу.
Джейми принялся с нарочитой тщательностью разглядывать кривой шрам на среднем пальце правой руки.
— Но ведь это опасно, Дженни, — спокойно возразил он.
— Я знаю.
Джейми медленно покачал головой, продолжая рассматривать свою руку. Рука полностью зажила, но шрам и грубый рубец заметно деформировали ее.
— Разумеется, знаешь. — Он оставил руку в покое и теперь смотрел в упор на сестру, начиная терять терпение. — Я знаю, что Айен рассказывал тебе всякие истории о боях во Франции, но реально ты все-таки не представляешь себе, что такое война. Это не облава на скотину. Это война, и не исключено, что каждый из нас может стать ее кровавой жертвой. Это…
Мешалка с силой стукнулась о стенку чана и упала в перемешиваемую массу.
— Не смей говорить, будто я не знаю, что такое война! — вскричала Дженни. — Истории, говоришь? А кто ухаживал за Айеном, когда он вернулся домой из Франции, оставив там полноги, в лихорадке, которая чуть не свела его в могилу?
Она стукнула рукой по скамейке. Напряженные до предела нервы дали сбой.
— Это я-то не знаю? Я обирала червей с его культи, потому что у его собственной матери не хватало мужества на это! Я прижимала раскаленный нож к его ноге, чтобы дезинфицировать рану! Я чувствовала запах его горящей плоти, подобный запаху поджариваемой свинины, и слушала при этом его отчаянные крики! И ты после этого смеешь говорить мне, что я понятия не имею о войне!
Слезы градом катились по ее лицу. Она вытирала их прямо руками, не удосуживаясь отыскать платок в кармане своего платья.
Стиснув зубы, Джейми поднялся, достал платок из рукава и протянул его Дженни. Он знал, как успокоить ее, и стоял молча, выжидая, когда она выплачется.
— Итак, ты знаешь, что такое война, и тем не менее хочешь, чтобы я взял Айена с собой?
— Да. — Она высморкалась, вытерла нос платком Джейми и спрятала его в карман. — Он прекрасно знает, что его ждет. Даже слишком хорошо знает. И все же он хочет ехать с тобой. У него есть лошадь. Ему не придется идти пешком. — Дженни сделала нетерпеливый жест рукой. — Мужчина имеет право исполнить свой долг так, как он его понимает. На каком основании ты решаешь за него?
Вновь разволновавшись, она вытащила мешалку из чана и встряхнула ею. Коричневые капли сусла упали в бадью.
— Он не просил тебя, не так ли? И не спрашивал, понадобится он тебе или нет?
— Нет. — Она вновь опустила мешалку в чан и принялась мешать сусло. — Он думает, что ты отвергаешь его потому, что он хромой и тебе не будет от него никакой пользы. — Ее голубые глаза, точь-в-точь такие, как у Джейми, выражали боль и тревогу. — Ты знал Айена прежнего. Сейчас он совсем другой.
Джейми кивнул, вставая на ноги.
— Другой, но ничуть не хуже прежнего. Так, сестра? — Он смотрел на нее и улыбался. — Он счастлив с тобой, Дженни. С тобой и с детьми.
Она кивнула, тряхнув черными кудряшками.
— Да, счастлив, — растроганно проговорила она. — Но это потому, что для меня он — единственный настоящий мужчина и таким останется всегда. — Она взглянула прямо в глаза брата. — Но если он поймет, что не нужен тебе, он будет не нужен и себе самому. Поэтому я прошу тебя взять его с собой.
Джейми упер локти в колени, крепко сцепил руки и положил на них подбородок.
— Здесь будет не так, как было во Франции, — задумчиво сказал он. — Сражаясь там, ты рисковал потерять жизнь в борьбе. Здесь… — Он помолчал немного, потом продолжал: — Дженни, здесь совсем другое. Если Стюарты потерпят неудачу, все их сторонники пойдут на эшафот.
Ее и без того белое лицо сделалось мертвенно-бледным, но руки продолжали двигаться в привычном ритме.
— У меня нет выбора, — продолжал Джейми, устремив взгляд на сестру. — Но зачем тебе рисковать нами обоими? Ты хочешь увидеть Айена на виселице, хочешь увидеть, как потом огонь будет пожирать его плоть? Ты готова ради удовлетворения его самолюбия воспитывать детей без отца? — Его лицо сделалось таким же бледным, как у Дженни. Движения мешалки замедлились, но голос прозвучал твердо:
— Мне нужен настоящий мужчина — или никакой, — решительно заявила она.
Джейми долго сидел молча, наблюдая за методичным движением мешалки в руках сестры.
— Хорошо, — наконец тихо произнес он. Она не взглянула на него и не замедлила темпа мешалки, но белый чепчик на голове, казалось, чуть-чуть качнулся в его сторону.
Джейми шумно вздохнул, затем поднялся и резко повернулся ко мне.
— Пошли отсюда, Саксоночка, — сказал он. — Сегодня я должен напиться.
— Почему ты решил, что имеешь право приказывать мне? — Вены на висках Айена вздулись и посинели. Дженни крепко сжала мою руку.
Сообщение Джейми о том, что Айен должен отправиться вместе с ним, чтобы сражаться на стороне Стюартов, было воспринято вначале с недоверием, потом с подозрением и, наконец, с гневом.
— Ты — дурак! — вспылил Айен. — Я — калека, и ты это прекрасно знаешь.
— Я знаю, что ты отличный боец, и никого другого, кроме тебя, я не хотел бы видеть рядом с собой в сраженье, — продолжал гнуть свою линию Джейми. Он дал обещание Дженни и должен исполнить его во что бы то ни стало. — Мы всегда действовали заодно. А сейчас ты оставишь меня одного?
Айен нетерпеливо махал рукой, отвергая это обвинение:
— Во время сражения всякое может случиться. А что, если моя нога вдруг соскочит или подвернется, хороший же из меня будет боец! Я буду лежать на земле словно червяк и ждать, когда первый же красномундирник
type="note" l:href="#FbAutId_1">[1]
заколет меня. И кроме того, — при этих словах Айен сердито нахмурился, — кто, по-твоему, будет здесь работать вместо меня, пока ты отвоюешься и наконец соблаговолишь вернуться?
— Дженни, — ответил Джейми не задумываясь. — И потом, здесь останется достаточно мужчин, которые будут работать и присматривать за хозяйством. А вести счета она умеет.
Брови Айена подскочили вверх, и он произнес что-то грубое по-гэльски.
— Ты хочешь, чтобы я оставил ее здесь одну с тремя маленькими детьми? Парень, да ты просто спятил! — Всплеснув руками, Айен указал в сторону шкафа, где хранилось виски.
Дженни, сидящая с Кэтрин на коленях рядом со мной на диване, слабо ахнула. Ее рука отыскала мою под складками наших юбок, и я сжала ее пальцы.
— Почему ты считаешь, что имеешь право приказывать мне?
Джейми хмурым взглядом окинул плотную спину шурина. Внезапно его рот тронула чуть заметная улыбка.
— Потому что я выше тебя ростом, — нарочито серьезным тоном произнес он, продолжая хмуриться.
Айен недоуменно уставился на Джейми. Но нерешительность его длилась не более секунды. Айен расправил плечи, вскинул подбородок.
— А я старше тебя, — парировал он, тоже хмурясь.
— А я сильнее.
— Нет, я.
— Неправда, я.
Сквозь напускную серьезность в их голосах угадывалась шутка. Они наскакивали друг на друга, как когда-то в детстве. В голосе Джейми звучал все тот же вызов, как и много лет назад. Он расстегнул рукав рубашки и стал его закатывать.
— Докажи! — крикнул он, одним движением руки смахивая фигуры с шахматного стола, затем сел и поставил локоть на стол, демонстрируя готовность к предстоящей борьбе. Его голубые глаза в упор смотрели в карие глаза Айена, горевшие тем же неукротимым азартом.
Айену потребовалась одна секунда, чтобы оценить ситуацию, и он согласно кивнул.
Он пригладил упавшую на лоб прядь волос, расстегнул манжету рукава и стал так же медленно закатывать рукав, не сводя глаз с Джейми.
Оттуда, где я стояла, мне было хорошо видно лицо Айена, слегка порозовевшее под загаром, его решительно вскинутый острый подбородок. Лица Джейми мне не было видно, но, судя по осанке, он был настроен не менее решительно.
Теперь Айен и Джейми, сидя друг против друга, выверяли подходящую точку опоры для локтя и надежность столешницы.
В соответствии с правилами Джейми растопырил пальцы. Айен сделал то же самое, и их ладони сдвинулись, прижавшись друг к другу. Затем пальцы рук сомкнулись и скользнули вправо, сцепившись в замок.
— Готов? — спросил Джейми.
— Готов, — ответил Айен. Голос его был спокойным, но глаза под густыми бровями горели.
Мускулы противников напряглись, напружинились, пока они ерзали на стульях, усаживаясь поудобнее.
Дженни встретилась со мной глазами и отвернулась. Она ожидала от Джейми чего угодно, но только не этого.
Внимание обоих мужчин было сфокусировано на сцепленных пальцах, все окружающее перестало для них существовать. Лица их сделались пунцовыми от напряжения, волосы на висках взмокли от пота. Вдруг я заметила, что Джейми ослабил хватку, заметив, как Айен еще крепче стиснул зубы. Айен недоуменно взглянул на Джейми, их глаза встретились, и они дружно прыснули со смеха.
В следующую же минуту сцепленные руки упали на стол.
— Значит, ничья, — сказал Джейми, отбрасывая назад волосы, мокрые от пота. И добродушно кивнул Айену. — Значит, так, дружище, если я не имею права приказывать тебе, то я могу попросить. Ты пойдешь со мной.
Айен отер рукой мокрую шею, обвел взглядом комнату, остановив его на Дженни. Ее лицо было бледнее обычного, но мне была видна голубая жилка, пульсирующая у нее на шее. Айен внимательно смотрел на нее, осторожно опуская рукав своей рубашки. Я заметила, как темная краска начинает заливать ее лицо и шею.
Айен в раздумье потер подбородок, затем повернулся к Джейми и покачал головой.
— Нет, старик, — мягко сказал он. — Здесь я тебе нужнее, и я остаюсь. — Его глаза задержались на Дженни с маленькой Кэтрин, прильнувшей к ее плечу, и на маленькой Мэгги, вцепившейся в юбку матери крохотными ручонками. — Я останусь здесь, — повторил он, — защищать твою слабую сторону.
— Джейми?
— Да? — Он ответил сразу, и я знала, что он не спит, хотя и лежал неподвижно, словно каменное изваяние. Комната была залита лунным светом, и, поднявшись на локте, я могла видеть его лицо. Взгляд был устремлен вверх, как будто сквозь тяжелые балки потолка он мог увидеть небо, усыпанное звездами.
— Ты ведь не оставишь меня здесь одну, правда? — До сегодняшней сцены с Айеном я не осмеливалась спрашивать Джейми об этом. Коль скоро было решено, что Айен остается, Джейми уединился с ним, чтобы сообща решить, кому отправляться под знамена принца, а кто останется, чтобы обеспечить нормальное функционирование поместья Лаллиброх.
Я знала, что решать эти вопросы было непросто в данной ситуации, несмотря на то что Джейми с видимым спокойствием обсуждал с шурином, сможет ли тот отпустить кузнеца Росса, и в конце концов решили, что сможет, при условии, что до выступления в поход будут починены все лемехи плугов. Когда дошла очередь до Кирби Фрэзера, было решено, что он должен остаться, поскольку является единственной опорой не только собственной семьи, но также и семьи своей овдовевшей сестры. Брендан был старшим из мальчиков в обеих семьях и в свои девять лет должен будет заменить отца Джозефа, если тот не вернется.
К решению подобных вопросов следовало подходить с особой деликатностью. Сколько мужчин необходимо взять с собой, чтобы оказать влияние на исход борьбы? Дженни была права: у Джейми не было иного пути, кроме как помочь Карлу Стюарту добиться победы. А значит, ему предстоит собрать как можно больше мужчин и оружия. Но с другой стороны, была я и моя полная неосведомленность в хозяйственных делах. Мы сумели помешать Карлу собрать деньги для финансирования восстания, но тем не менее безрассудный и бездарный этот Младший Претендент решился заявить притязание на трон. Он уже высадился в Гленфиннане и объединил под своими знаменами тамошние кланы. Из очередного письма Джареда мы узнали, что Карл пересек Ла-Манш с двумя небольшими фрегатами, предоставленными в его распоряжение неким Энтони Уолшем, бывшим работорговцем, и отнюдь не бескорыстно. Видимо, авантюра Карла показалась ему менее рискованной, чем торговля рабами, где он может выиграть, а может и проиграть. Один фрегат был захвачен англичанами, другой с Карлом на борту благополучно добрался до острова Эрискей.
Карла сопровождали семеро приверженцев, включая владельца небольшого банка по имени Эйнес Макдоналд. Не в состоянии субсидировать всю экспедицию, он предоставил необходимую сумму для покупки небольшого количества палашей, которые и составляли все вооружение Карла. Джаред делал вид, что восхищается Карлом, в действительности же приходил в ужас от безрассудства его затеи, но, будучи настоящим якобитом, старался скрыть недобрые предчувствия.
И тем не менее Карлу сопутствовал успех. От «Хайленд грейпваин» мы узнали, что он причалил к острову Эрискей, затем с несколькими большими бочками бренди отправился в Гленфиннан и ждал, откликнутся ли кланы на его призыв встать под его знамена. И после нескольких томительных часов ожидания он увидел наконец спускающихся по крутым зеленым холмам триста человек из клана Камерон, но предводительствовал не вождь клана — он находился в отъезде, а его сестра, Дженни Камерон.
Камероны были первыми, но вслед за ними прибыли и другие, все, кто были перечислены в Соглашении о сотрудничестве. Если, несмотря на все усилия, Карлу суж-дена неудача, надо как можно больше народу оставить в поместье и спасти Лаллиброх от упадка.
Айен по крайней мере уцелеет, и Джейми сможет не беспокоиться о доме.
Дома остается Айен. Уже одно это придавало ему уверенности и поддерживало бодрость духа. А как другие шестьдесят семейств, живших в Лаллиброхе? Решать, кто пойдет воевать, а кто останется, было равносильно выбору заведомых смертников. Мне приходилось видеть командиров, которых война вынуждала делать подобный выбор, и знала, чего это им стоило.
Джейми сделал выбор — у него не было иного выхода, — но в своем решении он придерживался двух принципов: в его войске не будет ни одной женщины и юношей младше восемнадцати лет. Айен был удивлен такому решению Джейми. Женщинам с маленькими детьми в принципе естественно оставаться дома, однако для большинства шотландских женщин было также естественным сопровождать мужей, отправляющихся на войну, — готовить им еду, заботиться о них и делить с ними все тяготы армейской жизни. И юноши, которые уже в четырнадцать лет считают себя мужчинами, будут смертельно оскорблены таким решением. Но Джейми отдавал свои приказания тоном, не терпящим возражений, и Айен после минутной заминки согласно кивнул и подписал приказ. Я не хотела в присутствии Айена и Дженни спрашивать Джейми, распространяется ли его приказ относительно женщин и на меня тоже, потому что, хочет он того или нет, я все равно отправлюсь с ним, чего бы это мне ни стоило.
— Оставить тебя? — спросил он, и я увидела, что он широко улыбается. — Думаешь, мне это удастся?
— Нет, — ответила я, с облегчением вздохнув и прижавшись к нему. — Не удастся. Но, может быть, ты втайне помышляешь об этом?
Он засмеялся и крепче прижал меня к себе:
— О да, конечно, помышляю. Но в то же время я прекрасно сознаю, что для этого мне пришлось бы приковать тебя цепями к перилам лестницы. Иначе тебя не удержишь. Таким образом, мне поневоле придется взять тебя с собой. К тому же ты еще и прекрасный лекарь. И я не хочу лишать своих людей твоей помощи, а она им наверняка понадобится.
Он дружески потрепал меня по плечу и добавил:
— Я хотел бы оставить тебя здесь, в безопасности, но не могу. Поэтому ты поедешь со мной, ты и Фергюс.
— Фергюс? — удивилась я. — Но ты ведь решил не брать с собой юношей младше восемнадцати лет.
Он снова глубоко вздохнул, а я приложила руку к его груди, слушая, как гулко, толчками бьется его сердце.
— Да, но Фергюс — это совсем другое. Другие парни… я не хочу брать их потому, что они принадлежат этому месту, здесь их дом, и если все провалится, они помогут своим семьям спастись от голода, будут работать на полях и ухаживать за скотом. Им придется до времени стать взрослыми, но это полбеды. Что касается Фергюса, то его дом не здесь, и ему без меня здесь нет места.
— Его место рядом с тобой, — мягко, с пониманием сказала я. — Как и мое.
Он долго молчал, затем нежно привлек меня к себе.
— Да, ты права, — спокойно сказал он. — А сейчас спи, mo duinne. Уже поздно.
Тревожные завывания ветра заставили меня проснуться третий раз за эту ночь. У маленькой Кэтрин резались зубки, и ее плач разносился по всему дому. Из спальни Дженни, расположенной внизу, до моего слуха долетало сонное бормотание Айена и голос Дженни, успокаивающей ребенка.
Потом я услышала осторожные шаги в коридоре и поняла, что это Джейми, которому, по-видимому, так и не удалось уснуть в эту ночь, шлепает босиком по коридору.
— Дженни? — Он говорил тихо, стараясь никого не беспокоить, но его голос гулко раздавался в сонной тишине дома. — Я слышу, что малышка плачет. Видно, она не может уснуть, как и я. Если она сухая и сыта, то мы могли бы составить друг другу компанию, а ты ступай поспи.
Дженни сдержала зевок, и мне в ее голосе почувствовалась улыбка.
— Джейми, дорогой, ты как материнское благословение. Да, она сыта по горло, и я только что переодела ее. Бери ее, и сколько угодно наслаждайтесь обществом друг друга.
Дверь закрылась, и я снова услышала тяжелые осторожные шаги, ведущие в нашу комнату, и тихий голос Джейми, нежно разговаривающего с Кэтрин.
Я глубже зарылась в пуховые перины и снова задремала, вполуха слушая ее всхлипы, перемежающиеся громким плачем, и приглушенный голос Джейми, что-то нашептывающий ей. Его голос, преломлявшийся в моем сонном сознании, напоминал мне жужжание пчел в улье.
— Почему плачет маленькая Китти? Кто ее обижает?
Звук шагов Джейми то удалялся, то приближался. Меня снова стало клонить в сон, но я удерживалась от этого, так как хотела слышать, что еще станет говорить Джейми. Может быть, когда-нибудь он будет вот так же держать своего собственного ребенка — маленькая круглая головка покоится на его огромной ладони, крепкое тельце прижато к его плечу. И он будет баюкать свою собственную дочь вот так же, среди ночи, нашептывая ей нежные, ласковые слова.
Постоянная боль в моем сердце растворилась в глубокой нежности. Ведь я забеременела однажды, значит, смогу это сделать снова. Вера вселила в меня надежду, а в Джейми — мужество. Я обхватила груди руками, ощутив их упругость, и окончательно уверовала в то, что настанет день и я прижму к сердцу своего ребенка. Я уснула, а отголоски нежного воркования Джейми еще долго звучали у меня в ушах.
Не знаю, сколько времени прошло. Я проснулась, открыла глаза и увидела, что вся комната залита лунным светом. Все предметы, находящиеся в комнате, были отчетливо видны, но выглядели странно, словно были совершенно плоскими — двухмерными и не отбрасывали тени.
Ребенок не плакал, но из холла по-прежнему доносился голос Джейми, все еще продолжавшего говорить, но значительно тише, вернее, совсем тихо. И совсем другим тоном. Это уже была не та монотонная, маловразумительная песенка, которой обычно баюкают младенцев, а выразительная, эмоциональная речь, в которой человек изливает душу.
Заинтригованная, я вскочила с кровати и подошла к двери. Я увидела их в конце холла. Джейми в одной рубашке сидел на полу, опираясь спиной о подоконник и уперев ступни в пол. А на коленях у него, словно на стуле, сидела маленькая Кэтрин и без устали колотила Джейми в живот своими маленькими ножками.
Личико Кэтрин было безмятежным и светлым подобно лику луны, но бездонные темные глаза жадно внимали его словам. Он водил пальцем по округлой линии ее щечек, снова и снова шепча слова душераздирающей нежности.
Он говорил по-гэльски и так тихо, что я все равно ничего не поняла бы, если бы даже знала этот язык. Но голос его был осипшим, а лунный свет, лившийся из окна за его спиной, позволил мне разглядеть слезы у него на лице.
Это был тот самый случай, когда не требуется постороннее вмешательство. Поэтому я поспешила в постель, все еще хранившую мое тепло, запечатлев в памяти образ полунагого лэрда Лаллиброха, сидящего на полу и при свете луны изливающего душу перед младенцем, олицетворяющим будущее его клана.
Проснувшись на следующее утро, я ощутила рядом с собой какой-то незнакомый запах и неудобство оттого, что кто-то больно тянул меня за волосы. Я открыла глаза и обнаружила рядом с собой Кэтрин. Ее розовые губки сладко причмокивали у самого моего носа, а пухлые пальчики вцепились в волосы. Я попыталась осторожно высвободить волосы, но малышка все равно почувствовала, перевернулась на живот и, свернувшись калачиком, снова уснула.
Джейми лежал по другую сторону от ребенка, уткнувшись лицом в подушку. Он открыл один глаз, синий, словно утреннее небо.
— Доброе утро, Саксоночка, — тихо, чтобы не разбудить ребенка, сказал он. И улыбнулся. — Вы, спящие вот так вдвоем, смотритесь очень мило.
Я пригладила рукой растрепанные волосы и невольно рассмеялась, глядя на попку Китти, смешно торчавшую кверху.
— Казалось бы, так спать неудобно, а ей, видимо, нравится. Посмотри, как сладко она спит. Когда ты пришел с ней сюда? Я не слышала, как ты лег в постель.
Он зевнул и взъерошил себе волосы. Вид у него был счастливый, хотя под глазами залегли темные круги.
— Не знаю, сколько было времени, но еще до того, как зашла луна. Мне не хотелось будить Дженни, вот я и принес малышку к нам и положил посередине. Она даже не проснулась.
Кэтрин заворочалась, упираясь пяточками в матрац. Судя по всему, приближалось время ее утреннего кормления. Мое предположение подтвердилось в следующий же момент, когда, еще не открыв глаз, она подняла головку и исторгла громкий здоровый вопль. Я быстро подскочила к ней и взяла на руки.
— Сейчас, сейчас, — бормотала я, нежно похлопывая ее по спинке. Я свесила ноги на пол, потом снова забралась на кровать и погладила Джейми по голове. — Я отнесу ее к Дженни. А ты поспи. Еще рано, — сказала я на ходу.
— Я и сам могу это сделать, Саксоночка, — ответил он, очнувшись, и тут же согласился: — Ну ладно. Тогда увидимся за завтраком. — Он перевернулся на спину, принял свою любимую позу, сложив руки на груди, и глубоко задышал еще до того, как мы с Кэтрин дошли до двери.
Кэтрин отчаянно крутилась в поисках соска и отчаянно вопила, не находя его. Навстречу мне уже спешила Дженни, заслышавшая крик своей дочурки, запахивая на ходу зеленый халат. Я протянула ей малышку, которая гневно размахивала своими крошечными кулачками.
— Тише, тише, моя крошка, успокойся, — твердила Дженни. Она взяла у меня из рук малышку и, поведя бровью, пригласила последовать за ней в комнату, что я и сделала.
Я присела на край кровати, а Дженни на стул возле очага и вынула из лифа грудь. Маленький ротик тут же впился в сосок, и мы облегченно вздохнули от внезапно воцарившейся тишины.
— Наконец-то, — вздохнула Дженни, расслабившись, как только Кэтрин начала сосать. — Успокойся, мой маленький поросеночек. — Дженни улыбнулась, взглянув на меня своими лучистыми, как у брата, глазами. — Спасибо, что взяли к себе малышку на ночь. Я спала как убитая.
Я пожала плечами, с умилением наблюдая за матерью и ребенком, расслабившимися от удовольствия. Головка ребенка точно повторяла форму высокой, округлой груди Дженни, малышка энергично причмокивала, укладываясь поудобнее на коленях матери.
— Это была идея Джейми, не моя. Кажется, дядя и племянница неплохо провели время вместе. — Перед моим мысленным взором снова возник Джейми, серьезным, приглушенным тоном что-то рассказывающий малышке, и слезы, текущие у него по лицу.
Дженни кивнула, внимательно глядя на меня:
— Мне кажется, они благотворно подействовали друг на друга. Джейми плохо спал эти дни.
— Да. Он много размышлял.
— Конечно, — сказала Дженни, бросив взгляд на кровать.
Айен встал на рассвете и ушел приглядеть за скотом. Нужно было решить, какие лошади останутся, а какие заберет Джейми, заново подковать их, починить сбрую.
— Знаешь, с детьми можно говорить обо всем на свете, — вдруг сказала Дженни, прервав ход моих мыслей. — Вполне серьезно. Ты можешь рассказать им все, даже то, что взрослому человеку может показаться глупостью.
— Значит, ты слышала, о чем он говорил сегодня ночью? — спросила я.
Она кивнула, не отрывая взгляда от розовой мордашки Кэтрин, самозабвенно сосавшей грудь, смежив от удовольствия густые черные ресницы.
— Да, но ты не переживай, — добавила Дженни, ласково улыбаясь мне. — Это совсем не значит, что он не может обо всем говорить с тобой. Может. И он это знает. Но говорить с ребенком — совсем другое дело. Ребенок — это маленький человек. Ты понимаешь, что рядом с ним ты можешь не беспокоиться о том, что он о тебе подумает или что при этом почувствует. Ты можешь излить перед ним душу, не заботясь о выборе слов и ничего не скрывая. И это принесет успокоение.
Она говорила уверенно, как о чем-то само собой разумеющемся. Я поинтересовалась, часто ли она сама разговаривает с детьми таким образом. Уголок большого рта, так похожего на рот ее брата, чуть приподнялся.
— Это все равно что разговаривать с еще не родившимся ребенком, — тихо добавила Дженни. — Ты это познаешь в свое время.
Я положила руки одна на другую на живот, вспоминая:
— Мне это знакомо.
Легким движением большого пальца она высвободила сосок из ротика малышки.
— Я часто думала над тем, почему женщины часто выглядят печальными после рождения ребенка, — задумчиво, словно размышляя вслух, произнесла Дженни. — Ты думаешь о нем, разговариваешь с ним, ощущаешь его у себя под сердцем. А когда он появляется на свет, это уже совсем другое дело. Ты любишь его, конечно. Видишь, как он растет… И все-таки ты постоянно вспоминаешь о ребенке, которого ты носила под сердцем и которого там уже нет. И даже когда ты держишь в руках новорожденного, он все равно не может тебе заменить того, что был у тебя под сердцем. — Она наклонилась и нежно поцеловала темноволосую головку дочери.
— Да, — сказала я, — до этого… все проблематично. Это может быть сын, а может быть дочь. Обычный ребенок или красавец. А когда он появляется на свет, все иллюзии, связанные с ним, исчезают. Он уже есть, и другого не дано.
Дженни тихонечко покачивала дитя, и через некоторое время крошечные ручки, крепко вцепившиеся в ворот зеленого халата, постепенно разжались — девочка уснула.
— И если ты думала, что у тебя будет сын, а рождается дочь, то тебе начинает казаться, что сын, которого ты носила под сердцем, умер, — продолжала спокойно размышлять Дженни. — А прекрасный мальчик, прильнувший к твоей груди, словно бы убил маленькую девочку, которую ты ждала. И ты начинаешь плакать, сама не сознавая о чем, пока не поймешь, что ты держишь в руках того самого ребенка, которого носила под грудью. И другого быть не могло и не может. И ты начинаешь испытывать не боль, а только радость. При этом ты все равно можешь заплакать, но это уже будут радостные слезы, слезы счастья.
— А мужчины… — начала было я, думая о Джейми, изливавшем душу ничего не понимающему ребенку.
— Мужчины тоже. Когда они впервые берут своего ребенка на руки, они тоже думают о том, что на его месте мог бы быть другой ребенок, противоположного пола, но изменить уже ничего нельзя. Но мужчины не плачут об этом. Нельзя плакать о том, чего не изведал. А мужчины не носят дитя под сердцем.




Часть шестая
ПЛАМЯ БОРЬБЫ


загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100