Читать онлайн Чужеземец, автора - Гэблдон Диана, Раздел - Глава 18 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Чужеземец - Гэблдон Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 7.24 (Голосов: 25)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Чужеземец - Гэблдон Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Чужеземец - Гэблдон Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гэблдон Диана

Чужеземец

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 18
Разбойники среди скал

Что сказал капитан Рэндалл? — спросила я. С Дугалом с одной стороны и с Джейми с другой нам едва хватало места, чтобы все три лошадки ехали рядом по узкой дороге. Моим спутникам приходилось то немного отставать, то выдвигаться вперед, иначе копыта наших пони могли запутаться в густой траве, грозившей окончательно заполонить и так едва заметную дорогу.
Дугал взглянул на меня и вновь перевел взгляд на дорогу, огибая большой валун. По его лицу медленно расплывалась озорная ухмылка.
— В восторг он не пришел, — осторожно сказал Дугал. — Но я не уверен, что должен дословно передавать тебе его речь — есть пределы даже твоей терпимости к грязному языку, мистрисс Фрэзер.
Я не обратила внимания ни на язвительную интонацию, с которой он употребил мое новое имя, ни на попытку оскорбить меня, хотя заметила, что Джейми напрягся.
— Я… гм… надеюсь, он не собирается предпринимать никаких шагов? — уточнила я. Невзирая на все заверения Джейми, мне то и дело мерещились одетые в алое драгуны, которые выскакивают из-за кустов, убивают шотландцев и уволакивают меня в берлогу Рэндалла, причем я подозревала, что у Рэндалла может быть довольно творческий подход к допросу, чтобы не сказать больше.
— Не думаю, — небрежно отозвался Дугал.
— Ему есть о чем тревожиться и без бродячей девчонки-сасснек, пусть она даже и прехорошенькая. — Он вскинул бровь и изобразил в мою сторону поклон, словно извинялся за комплимент. — Кроме того, у него достаточно мозгов, чтобы не сердить Каллума, похитив его племянницу, — добавил он весьма уверенно.
Племянница. По спине пробежал холодок, несмотря на теплую погоду. Племянница Маккензи из Леоха. Не говоря уже о военном вожде, который так беспечно едет рядом со мной. Более того, теперь я связана родственными узами с лордом Ловатом, главой клана Фрэзеров, с аббатом могущественного французского монастыря и великим множеством других Фрэзеров. Нет, вряд ли Джон Рэндалл решит, что имеет смысл продолжать меня преследовать. А именно ради этого и затевалось все нелепое соглашение.
Я украдкой кинула взгляд на Джейми, скачущего сейчас впереди со спиной прямой, как молодая ольха, и волосами, сверкающими под солнечными лучами, как шлем из полированного металла.
Дугал перехватил мой взгляд.
— Могло быть и хуже, точно? — спросил он, иронично выгнув бровь.


* * *


Два дня спустя мы остановились на ночлег на вересковой пустоши, неподалеку от этих странных обнажений камня, вылизанных ледником. Путешествие тянулось долго, мы ели наскоро, прямо в седле, и все очень обрадовались возможности остановиться и приготовить что-нибудь. Я еще раньше пыталась помочь кашеварам, но мою помощь относительно вежливо отклонил неразговорчивый шотландец, чьей обязанностью, очевидно, и была стряпня.
Кто-то убил утром оленя, и свежее мясо, сваренное с луком и прочими приправами, оказалось исключительно вкусным. Чуть не лопаясь от сытости и удовольствия, мы расположились у костра, чтобы послушать истории и песни. Как ни странно, коротышка Муртаг, редко открывавший рот, чтобы сказать хоть слово, обладал красивым и чистым тенором. Его с трудом уговорили спеть, но результат того стоил.
Я угнездилась рядом с Джейми, пытаясь как можно удобнее устроиться на твердом граните. Мы разбили лагерь на краю скалы. Широкий зеленоватый гранитный выступ стал для нас природным очагом, а нагромождение камней оказалось удачным укрытием для пони. Я спросила, почему бы нам не переночевать на более удобной весенней траве вересковой пустоши, но Нед Гован объяснил, что мы находимся недалеко от южной границы земель Маккензи, то есть рядом с землями Грантов и Чизхолмов.
— Лазутчики Дугала говорят, что поблизости никого нет, — говорил Нед, взобравшись на большой валун и любуясь закатом, — но никогда нельзя быть уверенным. Лучше перестраховаться, чем потом жалеть.
Когда Муртаг заявил, что с него хватит, Руперт начал рассказывать истории. Он не умел так же элегантно обращаться со словами, как Гвиллин, зато обладал неиссякаемым запасом сказок о феях, привидениях, tannasg (или злых духах) и других обитателях шотландских гор, например, водяном коне. Эти создания, как мне дали понять, живут в любых водах, особенно любят мелководья, но поселяются и в глубоких озерах.
— Есть на восточной стороне озера Лох Гарв местечко, — говорил он, обводя взглядом всех присутствующих, чтобы убедиться, что его внимательно слушают, — которое никогда не замерзает. Там всегда стоит черная вода, даже если все остальное озеро сковано льдом, потому что это — дымоход в жилище водяного коня.
Водяной конь из Лох Гарва, как и многие другие его родственники, похитил юную деву, пришедшую к озеру за водой, утащил ее в глубины озера и сделал своей женой. Проклята будет каждая дева (или каждый юноша), встретившая на берегу красивого коня и решившая прокатиться на нем, ибо всадник, раз сев верхом, спешиться уже не может, и конь утащит его под воду, превратится в рыбу и уплывет в свой дом со злополучным всадником, накрепко соединенный с ним.
— Да, а под водой у водяного коня будут зубы, как у рыбы, — продолжал Руперт, изображая рукой, как плывет рыба, — и питается он улитками, и водорослями, и всякой холодной, мокрой дрянью. И кровь его становится холодной, как вода, и не нужен ему огонь, а ведь человеческая женщина теплее, чем он. — Тут Руперт подмигнул мне с возмутительным вожделением, к восторгу остальных слушателей. — Так что жене водяного коня было грустно и голодно в ее новом доме, укрытом волнами, потому что ей не очень нравилось ужинать улитками и водорослями. А водяной конь, будучи добрым, вышел на берег озера рядом с домом человека, который славился тем, что он — хороший строитель. Человек пришел к реке, увидел прекрасного золотистого коня с серебряной уздечкой и не удержался — схватился за уздечку и сел верхом. Понятное дело, водяной конь понес его прямо в воду, в глубину, к своему холодному рыбьему дому. И сказал строителю, что если он хочет освободиться, должен построить здесь хороший очаг и трубу, чтобы жена водяного коня могла разводить огонь, греть возле него руки и жарить себе рыбу.
Я положила голову на плечо Джейми, ощущая приятную сонливость и с предвкушением дожидаясь, когда можно будет лечь спать, пусть даже на простое одеяло, расстеленное на твердом граните. Внезапно его тело напряглось. Он положил руку мне на шею, предупреждая, чтобы я сидела спокойно. Я огляделась — вроде бы все в порядке, но в воздухе ощущалось напряжение, переходящее от одного к другому, словно по беспроводной связи.
Я глянула на Руперта. Он кивнул, поймав взгляд Дугала, но невозмутимо продолжал свой рассказ.
— И вот строитель, не имевший выбора, выполнил то, что от него потребовали. А водяной конь сдержал слово и доставил этого человека на берег, к его дому. А жене водяного коня стало тепло, и она была счастлива и сыта рыбой, которую жарила себе на ужин. А вода с восточной стороны озера Лох Гарв теперь не замерзает, потому что тепло от дымохода растапливает льды.
Руперт сидел на камне, правым боком ко мне. Продолжая говорить, он наклонился, словно почесывая ногу, очень спокойно поднял кинжал, лежавший рядом с ним на траве, и плавно переложил его себе на колени, прикрыв килтом.
Я придвинулась ближе и прижала к себе голову Джейми, будто переполненная любовью.
— Что случилось? — шепнула я ему на ухо.
Он прикусил мочку моего уха зубами и прошептал в ответ:
— Пони беспокоятся. Кто-то рядом.
Один человек встал и неторопливо прошел к краю скалы, чтобы облегчиться. Вернувшись, он сел на другое место. Еще один поднялся, заглянул в котелок и вытащил кусочек оленины. Руперт все продолжал рассказывать, а по всему лагерю происходили такие почти незаметные перемещения.
Сидя в объятиях Джейми и внимательно наблюдая, я, наконец, сообразила, что все они передвигаются ближе к месту, где сложили оружие. Все они спали с кинжалами, но сабли, пистолеты и круглые кожаные щиты оставляли аккуратными кучками на краю лагеря. Оба пистолета Джейми вместе с его саблей лежали на земле в нескольких футах от нас.
Я видела, как пламя костра играло на дамасской стали лезвия. Пистолеты у Джейми были самыми обычными, как и у большинства, но вот сабля и шотландский палаш были довольно необычными. Он как-то с гордостью показывал их мне на стоянке, любовно поворачивая сверкающие лезвия.
Шотландский палаш был завернут в мое одеяло — я видела большую рукоятку в форме буквы Т. Джейми натирал ее песком, чтобы она стала шероховатой и не скользила в сражении. Я тогда попробовала поднять его и едва не уронила. Джейми говорил, что он весит почти пятнадцать фунтов.
Шотландский палаш был темным и выглядел смертоносным, а вот сабля была просто прекрасна. Она весила на треть меньше, чем тот, второй, и была беспощадным, сверкающим оружием с восточным узором, извивающимся по всей длине голубоватого стального лезвия до самого спирально оплетенного эфеса, украшенного красной и синей эмалью.
Я видела, как Джейми действовал ею, упражняясь, сначала правой рукой, с одним из воинов, потом — левой, с Дугалом. Я упивалась, любуясь им тогда — быстрым, уверенным и грациозным, что особенно впечатляло из-за его крупных размеров. Но при мысли о том, что это умение придется применить на практике, у меня пересохло во рту.
Джейми наклонился ко мне, запечатлел на щеке нежный поцелуй и незаметно развернул меня в сторону нагромоэждения камней.
— Думаю, уже скоро, — пробормотал он, снова целуя меня. — Видишь вон ту расселину между камнями?
Я видела — укрытие высотой не больше трех футов, образованное двумя упавшими друг на друга глыбами.
Он взял мое лицо в ладони и любовно потерся о щеку носом.
— Когда я скажу «иди», забирайся туда и не высовывайся. Кинжал с тобой?
В ту ночь в гостинице он настоял, чтобы я оставила кинжал себе, хотя я доказывала, что не имею ни умения, ни желания пускать его в дело.
Но тут Дугал не ошибался — Джейми был упрямым и умел настоять на своем.
Соответственно, кинжал лежал в глубоком кармане моего платья. Я целый день с неприязнью чувствовала его вес, а потом почти забыла о нем. Джейми игриво провел рукой мне по бедру, проверяя, на месте ли кинжал.
И вдруг поднял голову, словно кот, принюхивающийся к ветру. Я тоже вскинула глаза и увидела, что он посмотрел сначала на Муртага, потом на меня. Маленький человек не сделал никаких ответных знаков. Он просто встал и с удовольствием потянулся, а когда снова сел, оказался на несколько футов ближе ко мне.
За спиной тревожно заржал пони. Словно это послужило сигналом, они с воплями начали перепрыгивать через камни. Не англичане, чего я боялась, и не бандиты. Горцы, завывавшие, как баньши. Гранты, подумала я. Или Чизхолмы.
На четвереньках я поползла к утесу, ударилась головой, расцарапала колени, но сумела втиснуться в расселину. С колотящимся сердцем я нащупала в кармане кинжал, едва не проткнув при этом саму себя. Я понятия не имела, как обращаться с этим длинным, гибельным ножом, но, нащупав его, почувствовала себя немного лучше.
В рукоятку был вделан лунный камень, и я с удовольствием ощущала ладонью эту выпуклость.
Сражение проходило настолько беспорядочно, что сначала я вообще ничего не понимала. Небольшая полянка наполнилась орущими мужчинами, они метались туда-сюда, катались по земле и бегали в разные стороны. К счастью, мое убежище оказалось немного в стороне от общей битвы, так что пока я опасности не подвергалась. Оглядевшись, я увидела совсем рядом небольшую скорчившуюся фигурку, прижавшуюся в тени к моим камням. Я крепче вцепилась в кинжал, но почти тут же сообразила, что это Муртаг.
Так вот что означал взгляд Джейми. Он приказал Муртагу охранять меня. Самого Джейми я нигде не видела. Основное сражение проходило среди камней и теней, возле повозок.
Разумеется, именно пони и повозки были целью набега. Из того немногого, что я могла разглядеть в свете гаснущего костра, стало ясно, что атакующие — организованная банда, хорошо вооруженная и сытая. Если это Гранты, они, вероятно, жаждут трофеев, а также хотят отомстить за скот, который Руперт со своими соратниками украл несколько дней назад. Поставленный тогда перед фактом Дугал рассердился — не из-за налета, а из-за того, что скот задержит нас в пути, однако избавился от него почти сразу, на небольшом рынке в одной из деревень.
Вскоре стало ясно, что нападающие не собираются наносить особого вреда нашему отряду — они просто прорываются к пони и повозкам.
Один или двое преуспели. Я прижалась к земле, увидев, как неоседланный пони перепрыгнул через костер и исчез в темноте. К его гриве прижался пронзительно кричавший мужчина.
Еще двое или трое помчались прочь, прихватив мешки с зерном Каллума. Их преследовали разъяренные Маккензи, выкрикивая гаэльские проклятья. Судя по всему, битва затихала. Потом в свете костра появилась группа спотыкающихся мужчин, и все началось сначала.
Похоже, это было серьезное сражение. Впечатление усиливалось из-за сверкания лезвий и того, что сражающиеся не столько кричали, сколько мычали.
В конце концов я сумела разобраться, что происходит. В центре битвы находились Джейми и Дугал, сражаясь спиной к спине. Каждый держал в левой руке саблю, в правой — кинжал. Насколько я могла судить, оба не зря махали оружием.
Их окружили четверо — или пятеро, из-за теней я сбилась со счета. Все вооружены короткими мечами, хотя у одного из них на поясе висел палаш, а как минимум у двоих были пистолеты.
Они хотели не то Дугала, не то Джейми, не то обоих сразу. Желательно живыми. Для выкупа, предположила я. Именно поэтому они пользовались короткими мечами, которыми можно ранить, но не убить, а не более опасными палашами или пистолетами.
Дугал и Джейми не были столь щепетильны и сражались с угрюмой деловитостью. Спина к спине они образовали угрожающий круг, прикрывая более слабые стороны друг друга. Впрочем, увидев, как Дугал резко взмахнул кинжалом, я решила, что «более слабые» — не совсем верное определение.
Вся эта ворчащая, мычащая и ругающаяся группа перемещалась в мою сторону. Я попятилась как можно дальше, но вся расселина была не глубже двух футов. Краем глаза я уловила какое-то движение. Муртаг решил принять в битве более деятельное участие.
Я боялась отвести взгляд от Джейми, но все же заметила, как маленький человечек в своей обычной неторопливой манере вытащил пистолет, из которого пока не стрелял. Он тщательно проверил спусковой механизм, потер пистолет о рукав, прицелился и застыл в ожидании.
И он ждал. Я дрожала от страха за Джейми, который забыл про изящество и теперь яростно разил направо и налево, не подпуская к себе двоих, наступавших на него с откровенной кровожадностью. Какого черта он не стреляет? — в бешенстве подумала я. И тут же поняла, почему. И Джейми, и Дугал находились на линии огня. Я припомнила, что эти древние пистолеты не отличались особенной точностью.
Это предположение подтвердилось в следующую же минуту. Неожиданный выпад одного из противников Дугала задел того за запястье. Лезвие вспороло предплечье, и Дугал упал на одно колено. Почувствовав, что дядя упал, Джейми быстро сделал два шага назад, прижавшись спиной к скале, а Дугал оказался под защитой его сабли. Но этот же маневр заставил сдвинуться нападавших, и они попали под прицел пистолета Муртага.
Выстрел на таком близком расстоянии прозвучал оглушающе. Он застал нападавших врасплох, в особенности того, которого поразил. Человек еще мгновенье постоял, растерянно мотая головой, очень медленно осел, неловко завалился назад и покатился вниз по склону в тлеющие угли костра.
Воспользовавшись их растерянностью, Джейми выбил меч из руки другого нападавшего. Дугал уже поднялся на ноги, и Джейми отодвинулся, чтобы дать ему место для фехтования. Один из сражавшихся покинул место стычки и помчался вниз, чтобы вытащить из костра раненого соратника. Но оставались еще трое, а Дугал ранен. Я хорошо видела темные капли, шлепавшиеся на скалу, когда он взмахивал саблей.
Теперь они были настолько близко, что я видела лицо Джейми, спокойное и собранное, полностью поглощенное азартом битвы. Внезапно Дугал что-то крикнул ему. Джейми на какую-то долю секунды отвел взгляд от противника и посмотрел вниз. Он вновь вскинул глаза на противника как раз вовремя, чтобы не дать пронзить себя, нырнул в сторону и бросил саблю.
Противник с изумлением смотрел, как сабля пронзает ему ногу. Потом ошеломленно схватился за эфес и вытащил лезвие. Судя по легкости, с какой он это сделал, я заключила, что рана была неглубокой. Все еще пребывая в недоумении, он поднял глаза вверх, словно в поисках причин такого непонятного поведения.
Он вскрикнул, выронил меч и побежал, сильно прихрамывая. Испуганные этим криком, его соратники оглянулись, повернулись и тоже помчались прочь, а следом бежал Джейми, неотвратимый, как лавина. Он успел выдернуть из одеяла огромный шотландский палаш и теперь вращал его двумя руками, образовав смертоносную дугу. Сзади его прикрывал Муртаг, оравший по-гаэльски что-то совсем нелестное и потрясавший саблей и перезаряженным пистолетом.
После этого все разворачивалось с такой скоростью, что уже через четверть часа отряд Маккензи подсчитывал убытки.
Их оказалось немного: пропали два пони и три мешка зерна. Погонщики, спавшие на мешках, предотвратили дальнейшее разграбление повозок, а воины преуспели, оттеснив потенциальных конокрадов. Самой большой потерей оказался один из людей.
Сначала, когда его хватились, я решила, что он ранен или убит, но тщательные поиски показали, что он пропал.
— Похитили, — мрачно бросил Дугал. — Проклятье, выкуп обойдется мне в месячный доход.
— Могло быть и хуже, Дугал, — заметил Джейми, вытирая лицо рукавом. — Подумай, что сказал бы Каллум, забери они тебя.
— Если б они забрали тебя, парень, я бы разрешил им оставить тебя у себя. Поменял бы имя на Гранта, — огрызнулся Дугал, но настроение в отряде сразу улучшилось.
Я вытащила небольшую медицинскую шкатулку и рассортировала раненых по тяжести повреждений. К счастью, ничего особенно плохого не обнаружилось. Самой тяжелой, пожалуй, была рана Дугала.
Нед Гован сверкал глазами и буквально бурлил, опьяненный восторгом битвы, так что он почти не заметил, что ему выбили зуб рукояткой кинжала. Однако ему хватило рассудительности, чтобы сохранить зуб под языком.
— Так, на всякий случай, — объяснил он, выплюнув его в ладонь. Корень не сломался и ранка все еще слегка кровоточила, так что я просто вставила зуб на место и сильно вдавила его. Маленький человечек побелел, но не издал ни звука, потом с удовольствием прополоскал рот виски и проглотил полоскание.
Я перетянула рану Дугала жгутом, а когда развязала жгут, с радостью обнаружила, что кровотечение почти прекратилось. Рана была глубокой, не меньше дюйма глубиной, но чистой. Слава Богу, не задело ни один серьезный сосуд, но зашить все равно придется.
Нашлась единственная иголка, больше похожая на тонкое шило, которой гуртовщики чинили упряжь. Я с сомнением оглядела ее, но Дугал просто протянул мне руку и отвернулся.
— Я вообще не против крови, — объяснил он, — но не люблю видеть собственную.
Пока я шила, он сидел на камне, так сильно стиснув зубы, что дрожали челюсти. Ночь выдалась холодная, но по его высокому лбу катились капли пота. В какой-то миг он вежливо попросил меня остановиться, отвернулся, и его вырвало за камнем. Потом Дутал вернулся и снова положил руку на колено.
Нам повезло: один владелец пивной выплатил свою долю небольшим бочонком виски, и спиртное очень пригодилось. Я дезинфицировала им открытые раны, а потом разрешала пациентам лечиться по своему вкусу. Более того, завершив врачевание, я и сама выпила целый кубок, осушила его с удовольствием и рухнула на одеяло. Луна уже садилась, и я дрожала, то ли от холода, то ли наступила реакция на пережитое. Было так чудесно, когда Джейми лег рядом и крепко прижал меня к своему большому, теплому телу.
— Как по-твоему, они вернутся? — спросила я, но он помотал головой.
— Нет. Это Малькольм Грант и два его сына — я пропорол ногу старшему. Они уже дома, в своих постелях. — Он погладил меня по голове и сказал совсем другим тоном: — Ты сегодня здорово потрудилась, девочка. Я горжусь тобой.
Я перекатилась в сторону и обвила его шею руками.
— Не так, как я горжусь тобой. Ты был великолепен, Джейми. Я никогда ничего подобного не видела.
Он презрительно фыркнул, но мне показалось, что он остался доволен.
— Это просто налет, Сасснек. Я привык к этому с четырнадцати лет. На самом деле это просто развлечение. Все совсем по-другому, когда противостоишь тому, кто по-настоящему хочет тебя убить.
— Развлечение, — слабым голоском произнесла я. — Да, действительно.


* * *


Утром все вели себя, как обычно, разве что двигались немного скованнее после сражения и сна на камнях. Все были в веселом настроении, даже раненые.
Общее настроение еще улучшилось, когда Дутал объявил, что мы пойдем только до леса, который уже был виден с нашего утеса. Там мы дадим нашим пони напиться и попастись и сами отдохнем.
Я подумала, не помешает ли такое изменение планов свиданию Джейми с таинственным Хорроксом, но он, похоже, ничуть не взволновался.
День выдался облачным, но теплым и не дождливым. После того, как разбили лагерь, обиходили пони, а я проверила раны, каждый занялся, чем хотел — кто лег спать на траву, кто пошел охотиться или рыбачить, кто просто воспользовался возможностью вытянуть ноги после стольких дней в седле.
Я сидела под деревом и разговаривала с Джейми и Недом Гованом, когда подошел один из воинов и бросил что-то Джейми на колени. Кинжал с вделанным в рукоятку лунным камнем.
— Твой, парень? — спросил он. — Нашел сегодня утром среди камней.
— Должно быть, со всеми этими волнениями я его уронила, — объяснила я. — Оно и к лучшему: все равно я не знаю, как с ним обращаться. Могла бы пропороть себя, если б решила им воспользоваться.
Нед осуждающе посмотрел на Джейми поверх своих полукруглых очков.
— Ты дал ей нож и не научил, как им пользоваться?
— Да времени не было, — начал оправдываться Джейми. — Но Нед прав, Сасснек. Ты должна научиться обращаться с оружием. На дороге все может случиться, сама вчера видела.
Так что меня отвели в центр поляны, и урок начался. Заметив оживление, сразу несколько людей Маккензи подошли поинтересоваться, что происходит, и стали давать советы. В считанные мгновенья у меня появилась сразу дюжина инструкторов, и каждый доказывал, что он лучше владеет техникой. После длительного дружеского обсуждения они все же пришли к выводу, что лучше всех с кинжалом управляется Руперт, и учить меня будет он.
Он нашел довольно ровное место, без камней и сосновых шишек, чтобы показать, как обращаются с ножом.
— Смотри, девица. — Он балансировал кинжалом на среднем пальце, положив его на палец рукояткой на дюйм выше лезвия. — Точка равновесия. Именно так его нужно держать, чтобы руке было удобно.
Я стала искать эту точку на своем кинжале. Когда нашла, Руперт показал мне разницу между ударом сверху и уколом снизу.
— Обычно колешь снизу; сверху стоит бить только в том случае, если можно применить значительную силу. — Он задумчиво осмотрел меня и покачал головой. — Нет. Хоть ты для женщины и высокая и даже сможешь ударить в шею, все равно тебе не хватит силы, чтобы проколоть насквозь. Разве только если твой противник будет сидеть. Лучше учись бить снизу. — Он задрал рубашку, обнажив волосатое брюшко, уже блестевшее от пота. — Сюда, — показал он себе под грудину. — Целиться нужно сюда, если убиваешь лицом к лицу. Целься прямо и бей изо всей силы. Тогда он пронзит сердце, а это убивает за минуту-две. Единственная проблема — не попасть в грудную кость. Она расположена ниже, чем кажется, а твой нож застрянет в мягком кусочке на самом краю и ничем не навредит твоей жертве, зато ты останешься без ножа, и противник тебя убьет. Муртаг! У тебя спина костлявая. Иди сюда, покажем девице, как бить сзади.
Руперт повернул недовольного Муртага, задрал его грязную рубашку и продемонстрировал мне узловатый позвоночник и торчащие ребра, а потом ткнул коротким пальцем под правое нижнее ребро, заставив Муртага пискнуть.
— Вот это место на спине — с другой стороны. Видишь, тут ребра и все такое, поэтому очень трудно задеть что-нибудь жизненно важное, когда бьешь в спину. Если сможешь попасть ножом между ребрами, это одно дело. Но это намного труднее, чем кажется. А вот здесь, под последним ребром, ты бьешь прямо в почку. Бей сильнее, и он упадет, как камень.
Потом Руперт заставил меня бить из разных положений. Он заводился все сильнее, заставляя всех по очереди изображать из себя жертву. Им это казалось очень забавным. Они послушно ложились на траву, или поворачивались ко мне спиной, чтобы я могла напасть из засады, или делали вид, что душат меня, чтобы я попыталась ударить в живот.
Зрители подбадривали меня криками, а Руперт решительно объяснял, что я не должна передумывать в последний момент.
— Бей так, словно собираешься убить, девица, — говорил он. — Когда все произойдет всерьез, ты не сможешь отпрянуть. А если эти увальни не смогут вовремя убраться с твоей дороги, значит, они заслужили именно то, что получат.
Поначалу я действовала робко и исключительно неуклюже, но Руперт оказался отличным учителем, очень терпеливым, и хорошо показывал приемы, все снова и снова. Он закатывал глаза в притворной похоти, когда приближался ко мне сзади и хватал меня за талию, но тут же становился очень деловым, брал меня за запястье и учил, как резануть противника по глазам.
Дугал сидел под деревом, баюкал раненую руку и отпускал язвительные замечания. Однако воспользоваться чучелом предложил именно он.
— Дайте ей что-нибудь, куда можно вонзить кинжал, — сказал Дугал, когда у меня стало немного получаться делать выпады и наносить удары. — В первый раз это всегда страшно.
— Точно, — согласился Джейми. — Отдохни немного, Сасснек, я что-нибудь придумаю.
Он пошел к повозкам вместе с двумя другими воинами, они встали там, прижавшись головами, жестикулируя и вытаскивая что-то из вещей. Совершенно измученная, я рухнула на траву рядом с Дугалом.
Он кивнул, и слабая улыбка озарила его лицо. Как почти все остальные, он не утруждался бритьем во время путешествия, и темная бородка обрамляла его лицо, подчеркивая полную нижнюю губу.
— Ну и как? — спросил он, вовсе не имея в виду мои успехи в кинжальном бою.
— Довольно неплохо, — осторожно ответила я, тоже не про ножи. Взгляд Дугала метнулся к Джейми, занятому делом возле повозок.
— Похоже, что парню нравится быть женатым, — заметил Дугал.
— Полезно для здоровья… учитывая все обстоятельства, — холодно согласилась я. Он скривил губы.
— Тебе тоже, девочка. Кажется, соглашение получилось удачным для всех.
— Особенно для тебя и твоего братца. Кстати, как по-твоему, что об этом скажет Каллум?
Улыбка стала еще шире.
— Каллум? А, верно. Думаю, он будет только рад получить в семью такую племянницу.
Чучело было готово, и я вернулась к тренировке.
Это оказался большой мешок шерсти, размером с мужской торс, обернутый выделанной бычьей шкурой, которую привязали веревками. На нем я училась колоть. Сначала его привязали к дереву на высоте мужского роста, потом бросали или катили ко мне.
О чем Джейми не упомянул — это о том, что между шкурой и мешком они привязали несколько кусков дерева; как он позже объяснил, они изображали кости.
Первые несколько ударов не имели особых последствий, хотя, чтобы проколоть шкуру, мне пришлось бить несколько раз. Она оказалась грубее, чем мне казалось. Так и с кожей на человеческом животе, объяснили мне. В следующий раз я решила попробовать прямой удар сверху и попала на деревяшку.
В первый момент мне показалось, что рука просто отвалилась. Шок от сотрясения отдался до самого плеча, и кинжал выпал из бессильных пальцев. Все ниже локтя онемело, но неприятное покалывание подсказало, что это ненадолго.
— Господи-ты-боже-мой-и-святой-Рузвельт, — ахнула я, вцепившись в локоть и слушая взрывы восторга. Наконец Джейми начал массировать мое плечо, возвращая хоть какую-то чувствительность руке. Он нажимал на сухожилие у локтя и вдавливал большой палец в ямку на запястье.
— Хорошо, — процедила я сквозь зубы, осторожно сгибая правую руку, которую теперь покалывало просто отчаянно. — И что же делать, если попадешь в кость и уронишь кинжал? Существует ли для этого стандартная действующая методика?
— О да, — ухмыльнулся Руперт. — Вытаскивай пистолет левой рукой, стреляй в ублюдка и убивай его наповал.
Это вызвало новый взрыв восторга, но я и бровью не повела.
— Отлично, — сказала я относительно спокойно и показала на длинный пистолет, висевший у Джейми на левом бедре. — Значит, покажи мне, как его заряжать и как стрелять.
— Нет, — твердо ответил он. Я ощетинилась.
— Это почему же?
— Потому что ты женщина, Сасснек.
Мое лицо вспыхнуло.
— О-о? — саркастически протянула я. — Ты считаешь, что женщинам не достанет ума, чтобы понять, как действует пистолет?
Джейми спокойно выдержал мой взгляд. Уголки его губ дергались, словно он продумывал различные варианты ответа.
— Думаю, я позволю тебе попытаться, — сказал он наконец. — Это будет тебе хорошим уроком.
Руперт раздраженно пощелкал языком.
— Не будь болваном, Джейми. А что касается тебя, девица, — повернулся он ко мне, — дело не в том, что женщины глупы, хотя, несомненно, некоторые — да. Дело в том, что они маленькие.
— А? — тупо уставилась я на него. Джейми фыркнул и вытащил пистолет. Вблизи он показался мне огромным — полные восемнадцать дюймов от рукоятки до кончика дула.
— Смотри, — сказал он, держа оружие передо мной. — Держишь здесь, кладешь на предплечье, смотришь вдоль этого. А когда нажимаешь на курок, пистолет лягается, как жеребец. Я выше тебя на целый фут, тяжелее на четыре стоуна, и я знаю, что делаю. Когда я стреляю, у меня остается здоровенный синяк. Тебя он просто собьет с ног, а то и вовсе ударит в лицо.
Он крутанул пистолет и вернул его на место.
— Я бы дал тебе самой убедиться, — вскинул он бровь, — но ты мне больше нравишься со всеми зубами. У тебя прелестная улыбка, Сасснек, хотя ты немножко чересчур смелая.
Немного смирившись после этого эпизода, я без спора согласилась с мужчинами, что даже легкий меч для меня слишком тяжел, чтобы успешно им действовать. Решили, что самое приемлемое для меня — это небольшой кинжал, который можно спрятать в чулок, и мне его тут же выдали. Зловещего вида, острый, как игла, кусок черного железа длиной около трех дюймов, с короткой рукояткой. Я училась вытаскивать его из чулка все снова и снова, а мужчины критически наблюдали. Наконец у меня получилось задрать юбку, выдернуть нож и встать в правильное положение одним плавным движением. Нож следовало держать так, чтобы сразу полоснуть им по горлу неприятеля.
В конце концов я прошла экзамен на то, чтобы считаться новичком, умеющим обращаться с кинжалом, и мне позволили сесть и пообедать. Все меня поздравляли — за одним исключением. Муртаг с сомнением покачал головой.
— Я все равно считаю, что единственное женское оружие — это яд.
— Возможно, — отозвался Дугал. — Но в схватке лицом к лицу у него есть свои недостатки.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Чужеземец - Гэблдон Диана



не читать! этот вариант испорчен, не хватает целых частей. в результате ничего не ясно. он же в нормальном варианте "Чужестранка Книга1"
Чужеземец - Гэблдон Дианаольга
17.04.2012, 0.19








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100