Читать онлайн Чужеземец. Запах серы, автора - Гэблдон Диана, Раздел - Глава 29 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Чужеземец. Запах серы - Гэблдон Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.43 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Чужеземец. Запах серы - Гэблдон Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Чужеземец. Запах серы - Гэблдон Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гэблдон Диана

Чужеземец. Запах серы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 29
Еще больше искренности

Вечерами, после ужина, мы сидели в гостиной с Дженни и Иэном, дружески болтая обо всем на свете или слушая рассказы Дженни. Однако сегодня вечером наступила моя очередь, и я привела в восторг Дженни и Иэна, рассказав им о мистрисс Макнэб и красных мундирах.
— Господь знает, что мальчишкам нужна порка, иначе он не вложил бы в них столько от дьявола. — То, как я скопировала бабушку Макнэб, их добило.
Дженни вытерла выступившие от хохота слезы.
— Боже, это чистая правда. И она это тоже знает. Сколько их у нее, Иэн? Восемь мальчишек?
Иэн кивнул.
— Ага, по меньшей мере. Я даже не вспомню всех имен. Кажется, рядом всегда была парочка Макнэбов, с которыми можно было подраться, или поплавать, или порыбачить, когда мы с Джейми были мальчишками.
— Так вы росли вместе? — заинтересовалась я. Джейми и Иэн обменялись широкими ухмылками сообщников.
— О, да, мы знакомы, — захохотал Джейми. — Отец Иэна был управляющим Лаллиброхом, точно как Иэн сейчас. Сколько раз во времена моей безрассудной юности мне приходилось стоять плечом к плечу с теперешним мистером Мюрреем и объяснять одному или второму из наших уважаемых отцов, как обманчива бывает внешность… или терпеть крах.
— А уж если приходилось терпеть крах, — подхватил Иэн, — то столько же раз случалось, что я висел на калитке рядом с теперешним мистером Фрэзером, дожидаясь своей очереди, и слушал, как он орет, как резаный.
— Неправда! — негодующе воскликнул Джейми. — Я никогда не орал.
— Можешь называть это, как тебе угодно, Джейми, — заметил его друг, — но это всегда было ужасно громко.
— Да вас обоих было слышно за мили, — вставила Дженни, — и не только ваши вопли. Джейми, например, постоянно спорил, аж до самой калитки.
— Ага, тебе стоило стать юристом, Джейми. Не понимаю, почему я всегда разрешал говорить тебе, — покачивая головой, сказал Иэн. — Ты всегда втягивал нас в большие неприятности, чем те, с которых все начиналось.
Джейми опять захохотал.
— Это ты о брохе?
— Да. — Иэн повернулся ко мне и махнул рукой на запад, где из холма за домом поднималась древняя каменная башня.
— Это был один из лучших споров Джейми, — сказал он, закатывая глаза к потолку. — Он заявил Брайану, что нецивилизованно использовать физическую силу, чтобы сделать свою точку зрения превалирующей. Физические наказания — это варварство, сказал он, и лупить детей — несовременно. Пороть кого-то только потому, что он совершил поступок, с под… — подоплекой, точно! — с подоплекой которого ты не согласен, вовсе не конструктивный способ наказания…
К этому времени мы все хохотали.
— И Брайан все это выслушал? — спросила я.
— О да, — кивнул Иэн. — А я стоял рядом и кивал всякий раз, как Джейми замолкал, чтобы вдохнуть. Когда у него, наконец, кончились все слова, его отец вроде как кашлянул и говорит: «Понятно». Потом отвернулся и стал смотреть в окно, размахивая ремнем и кивая, как будто обдумывает все это. А мы стояли рядом, как сказал Джейми — плечом к плечу, и потели. Потом Брайан повернулся к нам и велел идти за ним следом на конюшни.
— Он дал нам по метле, по щетке и по ведру и показал на брох, — подхватил рассказ Джейми. — Сказал, что я его убедил, и он решил применить к нам более «конструктивный» способ наказания.
Иэн снова закатил глаза к потолку, словно разглядывая грубые камни броха.
— Эта башня высотой в шестьдесят футов, — пояснил он мне, — диаметром тридцать футов, и в ней три этажа. — Он испустил тяжелый вздох. — Мы подмели ее сверху донизу, — добавил он, — а потом выскребли снизу доверху. Это заняло пять дней, и когда я кашляю, я до сих пор ощущаю во рту привкус гнилой овсяной соломы.
— А на третий день ты попытался меня убить, — вспомнил Джейми, — за то, что я втянул тебя в это. — Он потрогал голову. — У меня была здоровая рана над ухом, там, где ты врезал мне метлой.
— О, конечно, — с удовольствием протянул Иэн. — Это произошло как раз тогда, когда ты во второй раз сломал мне нос, так что мы квиты.
— Доверяй Мюррею вести счет, — покачал головой Джейми.
— Давайте посмотрим, — стала загибать я пальцы. — По твоим словам, Фрэзеры упрямы, Кэмпбеллы коварны, Маккензи очаровательны, но хитры, Грэхемы тупы. А Мюрреи?
— На них всегда можно рассчитывать в драке, — хором сказали Джейми и Иэн, и рассмеялись.
— Ты тоже можешь, — отсмеявшись, сказал Джейми. — Главное — надеяться, что они на твоей стороне. — И оба снова закатились смехом.
Дженни неодобрительно покачала головой.
— А ведь мы еще не сделали ни глотка вина, — заметила она, положила шитье и тяжело поднялась на ноги. — Пойдем со мной, Клэр, посмотрим, может, мистрисс Крук напекла печенья к портвейну.
Когда через четверть часа мы возвращались обратно с полным подносом, я услышала голос Иэна:
— Так ты не против, Джейми?
— Против чего?
— Что мы повенчались без твоего согласия — в смысле, Дженни и я.
Дженни, шедшая впереди меня, неожиданно остановилась перед дверью.
С диванчика, где, задрав ноги на пуфик, развалился Джейми, послышалось фырканье.
— Раз уж я не сообщил вам, где нахожусь, и не имел представления о том, когда вернусь — и вернусь ли вообще, вряд ли я могу обвинять вас в том, что вы не подождали.
Я видела профиль Иэна, склонившегося над корзиной с дровами. Его длинноватое, добродушное лицо слегка нахмурилось.
— Ну, я не думал, что это правильно, особенно потому что я калека…
Снова фырканье, погромче.
— Дженни не смогла бы найти себе мужа лучше, даже если б ты потерял обе ноги, да еще и обе руки в придачу, — хрипло сказал Джейми. Бледные щеки Иэна слегка покраснели от смущения. Джейми кашлянул, скинул ноги с пуфа и наклонился, чтобы поднять выпавшую из корзины лучину.
— Раз уж ты такой щепетильный, то как же вы поженились? — спросил он, усмехаясь уголком рта.
— Господи, парень, — воскликнул Иэн, — ты что думаешь, у меня был выбор? Один против Фрэзеров? — Он покачал головой и ухмыльнулся другу. — Она подошла ко мне в поле, когда я пытался починить тележку, с которой соскочило колесо. Я разогнулся, по уши в грязи, и увидел, что она стоит рядом и выглядит, как куст, усыпанный бабочками. Она осмотрела меня с ног до головы и говорит… — он замолчал и поскреб голову. — Ну, не помню уже точно, что именно она говорила, но кончилось это тем, что она меня целует, хоть я и весь перемазанный, и заявляет: «Ну и прекрасно, значит, поженимся на день святого Мартина». — Иэн смиренно развел руками. — Я все еще объяснял ей, почему мы не можем этого сделать, как вдруг смотрю — а я уже стою перед священником и говорю: «Я беру тебя, Дженни… « и даю всякие немыслимые обеты.
Джейми, смеясь, откинулся на спинку диванчика.
— Ага, я знаю это чувство, — подтвердил он. — Чувствуешь себя немного обманщиком, верно?
Иэн улыбнулся, забыв про смущение.
— Верно. Я до сих пор это чувствую, понимаешь? Вдруг увижу Дженни, как она стоит на холме против солнца, или держит малыша Джейми и не видит меня. А я ее вижу и думаю: «Боже, парень, она не может быть твоей, ни в коем случае». — Он покачал головой, каштановые волосы упали на лоб. — А потом она поворачивается ко мне и так улыбается… — Он посмотрел на шурина и ухмыльнулся. — Да ты сам все знаешь. Я же вижу, что у вас с Клэр все точно так же. Она… она особенная, верно?
Джейми кивнул. Улыбка не покинула его лица, но как-то изменилась.
— Ага, — мягко согласился он. — Ага, так и есть.
Запивая печенье портвейном, Иэн и Джейми продолжали вспоминать общее детство и своих отцов. Отец Иэна, Вильям, умер только прошлой весной, так что Иэну пришлось самому управлять поместьем.
— Помнишь, как твой отец пришел раз весной и заставил нас пойти с ним в кузницу и посмотреть, как чинят ось?
— Ага, и никак не мог понять, чего мы вертимся и извиваемся.
— И все спрашивал тебя, может, тебе надо в «укромный уголок»…
Оба так хохотали, что не смогли закончить рассказ, и я посмотрела на Дженни.
— Жабы, — лаконично объяснила она. — У каждого под рубашкой сидело по пять-шесть жаб.
— О Боже! — стонал Иэн. — Когда одна доползла до твоей шеи и выпрыгнула из-под рубашки на горн, я думал, что помру.
— Не понимаю, как в нескольких случаях отец сумел удержаться и не свернуть мне шею, — покачал головой Джейми. — Вообще, это просто удивительно, что я вырос.
Иэн задумчиво посмотрел на собственного отпрыска, который у камина старательно громоздил один деревянный кубик на другой.
— Я вот не знаю, сумею ли, когда придет время, пороть своего сына. Я хочу сказать… ну, он такой маленький. — И беспомощно показал на крепкую фигурку с нежной шейкой, склонившуюся над игрой.
Джейми придирчиво осмотрел тезку.
— Ого, да он будет таким же дьяволенком, как мы с тобой, дай только срок. В конце концов, думаю, даже я выглядел когда-то маленьким и невинным.
— Да, — неожиданно сказала Дженни, которая подошла к мужу с бокалом портвейна. Она потрепала брата по голове. — Ты был таким сладким малышом, Джейми. Помню, как мы с мамой стояли у твоей кроватки. Тебе было не больше двух лет, и ты спал, засунув в рот большой палец, и мы с ней сказали, что еще никогда не видели более очаровательного мальчика. У тебя были пухленькие красные щечки и такие славные рыжие кудряшки.
Очаровательный мальчик сделался интересного розового оттенка и одним глотком осушил свой бокал портвейна, старательно избегая моего взгляда.
— Правда, это длилось недолго, — Дженни сверкнула белыми зубами в слегка зловещей улыбке. — Сколько тебе было, когда тебя впервые выпороли, Джейми? Семь?
— Восемь. — Джейми подбросил в камин еще одно полено. — Иисус, было больно. Двенадцать полновесных ударов по заднице, и ни одного слабого, от начала до конца. Он никогда не бил слабо. — Джейми сел на пятки, потирая нос костяшками пальцев. Щеки его пылали, а глаза блестели.
— Когда все кончилось, то отец отошел немного в сторону и сел на камень, пока я успокаивался. Когда я перестал выть и просто хлюпал носом, он подозвал меня к себе. Вот теперь я вспоминаю все, что он сказал. Может, тебе это пригодится для юного Джейми, Иэн, когда придет его время. — Джейми закрыл глаза, припоминая.
— Он поставил меня между колен, заставил смотреть ему в глаза и сказал: «Это первый раз, Джейми. Мне придется сделать это снова, может, сотню раз, пока ты не вырастешь и не станешь мужчиной». Тут он засмеялся и говорит: «Мой отец тоже меня часто порол, а ты такой же упрямый и настырный, каким был я».
— Он сказал: «Иногда, рискну предположить, я буду пороть тебя с удовольствием, в зависимости от того, что ты натворишь. Чаще — нет. Но я все равно буду это делать. Поэтому запомни, парень. Если задумаешь набедокурить, расплачиваться за это будет твоя задница.» Потом обнял меня и сказал: «Ты храбрый парень, Джейми. Теперь иди в дом, и пусть мама тебя утешит». Я открыл было рот, чтобы возразить, но он меня опередил: «Да, я знаю, что тебе это не нужно. Это нужно ей. Давай иди отсюда». И я пошел в дом, и мама принесла мне хлеб с джемом.
Дженни неожиданно засмеялась.
— Я только что вспомнила, — сказала она — Папа любил рассказывать эту историю, Джейми, как он тебя выпорол и что потом сказал. Он говорил, что, когда отправил тебя в дом, ты спустился с холма до половины, а потом остановился и дождался его. Когда он подошел к тебе, ты посмотрел на него и сказал: «Я хотел спросить, папа — а в этот раз ты порол меня с удовольствием?» И когда он ответил «нет», ты кивнул и говоришь: «Хорошо. Мне тоже что-то не понравилось».
Мы еще немного посмеялись вместе, потом Дженни взглянула на брата, покачивая головой.
— Он обожал эту историю. Папа всегда говорил, что ты принесешь ему погибель, Джейми.
Веселье на лице Джейми увяло, и он стал рассматривать свои большие руки, лежавшие на коленях.
— Ага, — очень тихо произнес он. — Ну, так и получилось, верно?
Дженни и Иэн испуганно переглянулись, а я уставилась на свои колени, не зная толком, что можно сказать.
Какое-то время стояла тишина, только огонь потрескивал в камине.
Потом Дженни, кинув быстрый взгляд на Иэна, поставила бокал и тронула брата за колено.
— Джейми, — сказала она. — Это была не твоя вина.
Он поднял на нее взгляд и безрадостно произнес:
— Нет? А чья же тогда?
Дженни сделала глубокий вдох и сказала:
— Моя.
— Что? — Он изумленно уставился на нее.
Она слегка побледнела, однако не потеряла самообладания.
— Я сказала, что это была моя вина в той же мере, как и любого другого. Потому что… из-за того, что случилось с тобой, Джейми. И с папой.
Он накрыл ее ладонь своей и нежно погладил.
— Не говори глупостей, девочка, — сказал Джейми. — Ты сделала то, что сделала, потому что старалась спасти меня. Ты права — не пойди ты тогда с Рэндаллом, он, скорее всего, убил бы меня прямо там, во дворе.
Дженни всматривалась в лицо брата, встревоженно нахмурив лоб.
— Нет, я не жалею, что увела Рэндалла в дом. Не пожалела бы даже, если б он… нет. Но дело не в этом. — Она снова вдохнула полной грудью, набираясь решимости.
— Когда я привела его в дом, мы сразу пошли в мою комнату… я толком не знала, чего ожидать — я никогда… не была с мужчиной. А он сильно нервничал и все краснел, будто сам был неуверен, и мне это показалось странным. Он толкнул меня на кровать, а сам стоял и потирал… там. Я сначала решила, что здорово ему все повредила коленом, а только я знала на самом деле, что ударила не так уж и сильно. — Она покраснела еще сильнее, украдкой взглянула на Иэна и поспешно перевела взгляд на колени.
— Я понимала, что он старается… старается приготовить себя. И ни за что не хотела показать, что я его боюсь, поэтому села на кровать и уставилась на него. Видимо, это его разозлило, и он велел мне отвернуться. Но я, конечно, не послушалась и продолжала на него смотреть. — Теперь ее лицо цветом напоминало розы у порога. — Он… расстегнулся, и я… ну… начала смеяться.
— Ты сделала… что? — с недоверием переспросил Джейми.
— Засмеялась. Я имею в виду… — и она с вызовом посмотрела на брата, — я же знала, как устроены мужчины. Я и тебя сколько раз видела голым, и Вилли с Иэном. Но он… — тут на губах у Дженни появилась лукавая улыбка, как она ни старалась подавить ее. — Он выглядел так забавно, лицо краснущее, и так отчаянно себя тер, и все равно только наполовину…
Тут Иэн издал странный сдавленный звук, Дженни прикусила губу, но храбро продолжила.
— В общем, ему не понравилось, что я смеюсь, я это заметила, и поэтому стала смеяться еще громче. Вот тут он на меня набросился и разорвал платье. А я дала ему пощечину, и тогда он врезал мне в челюсть, так, что искры из глаз посыпались. Потом он зарычал — по-моему, ему это понравилось, и полез ко мне на кровать. Ну, у меня все же хватило рассудка, чтобы снова засмеяться. И я ударила его коленом и… и стала над ним издеваться. Сказала, что он не мужчина и не может ничего с женщиной. Я…
Тут Дженни совсем низко наклонила голову, и темные кудри упали на пылающие щеки. Теперь она говорила очень тихо, почти шептала.
— Я… я распахнула разорванное платье и начала… дразнить его грудями. Я ему говорила, что он меня боится, потому что не может прикоснуться к женщине, и что он может только забавляться с животными и с мальчишками…
— Дженни… — произнес Джейми, беспомощно качая головой.
Она вскинула голову и посмотрела брату в лицо.
— Да, так я и сделала. Я больше ничего не смогла придумать, зато видела, что он от этого просто бесится и что он… ну, ничего не может. И я уставилась на его бриджи и опять стала смеяться. И тогда он схватил меня за горло и начал душить, а я дернулась и ударилась головой о спинку кровати, и… в общем, когда я очнулась, его уже не было, и тебя тоже.
В дивных синих глазах стояли слезы, когда Дженни схватила Джейми за руки.
— Джейми, ты простишь меня? Я знаю, если б я его не разозлила, он бы не поступил с тобой так, и отец.
— О, Дженни, любимая моя, то cridh, не надо. — Джейми упал перед ней на колени, прижав ее лицо к своему плечу. Иэн выглядел так, словно обратился в камень.
Джейми нежно покачивал всхлипывающую сестру.
— Ш-ш-ш, голубка моя. Ты все сделала правильно, Дженни. Это не твоя вина, а может, и не моя. — Он поглаживал ее по спине. — Послушай, то cridh. Он явился сюда по приказу, чтобы причинить нам вред. И неважно, кого он мог здесь застать, или что мы с тобой сделали. Он собирался устроить неприятности, чтобы поднять округу против англичан в своих собственных целях — и тех людей, кто его нанял.
Дженни перестала плакать и с изумлением уставилась на него.
— Поднять народ против англичан? Но зачем?
Джейми нетерпеливо взмахнул рукой.
— Чтобы выяснить, кто будет поддерживать принца Чарльза, если дело дойдет до Мятежа. Только я тогда не знал, на чьей стороне хозяин Рэндалла. То ли он хочет знать тех, кто пойдет за принцем, чтобы присматривать за ними и, может, забрать себе их собственность, то ли он — ну, наниматель Рэндалла — сам собирается уйти к принцу и хочет, чтобы горцы восстали и были готовы к войне, когда наступит время. Тогда я не знал — а теперь это неважно. — Он погладил сестру по голове.
— Важно только то, что тебе не причинили вреда, а я дома. Скоро я вернусь навсегда, то cridh. Обещаю.
Она поднесла его руку к губам и поцеловала ее с сияющим лицом Потом порылась в кармане, вытащила платок и высморкалась. И только потом посмотрела на Иэна, застывшего рядом. В его глазах были боль и гнев.
Она нежно прикоснулась к его плечу.
— Ты считаешь, что я должна была все тебе рассказать.
Иэн не шевельнулся и не отвел от нее глаз.
— Ага, — спокойно согласился он. — Так я и считаю.
Дженни бросила платок на колени и обняла его обеими руками.
— Иэн, муж мой, я не рассказывала тебе, потому что не хотела потерять еще и тебя. Брат покинул меня, и отец тоже. И я не хотела потерять свое сердце. Потому что ты мне дороже, чем даже дом и семья, любовь моя. — Она криво улыбнулась Джейми. — А это кое о чем говорит.
Дженни умоляюще заглянула в глаза Иэну, и я увидела, как на его лице борются любовь и уязвленная гордость.
Джейми встал и тронул меня за плечо. Мы тихо вышли из комнаты, оставив их вдвоем около умирающего огня.
Ночь стояла ясная, и лунный свет потоками вливался в высокое окно. Я не могла уснуть и думала, что и Джейми не спит из-за луны. Он лежал очень тихо, но по его дыханию я понимала, что он не спит. Джейми повернулся на бок, и я услышала его сдавленное хихиканье.
— Что смешного? — поинтересовалась я. Он повернул ко мне голову.
— О, я разбудил тебя, Сасснек? Прости. Я тут кое-что вспоминал.
— Я не спала. — Я придвинулась ближе. Кровать наверняка делали в те времена, когда вся семья спала на одном матрасе: на громадную перину пошел пух с сотен уток, а передвижение по ней походило на переход через Альпы без компаса. — Так что ты вспоминал? — спросила я, добравшись, наконец, до него.
— А, в основном отца. То, что он говорил мне.
Джейми закинул руки за голову, рассеянно глядя на толстые балки потолка.
— Странно, — произнес он. — Когда отец был жив, я почти не обращал на него внимания. А вот после его смерти то, что он мне говорил, стало сильно на меня действовать. — Он снова хихикнул. — Сейчас я думал о том, как он в последний раз выпорол меня.
— Это было забавно? Тебе когда-нибудь говорили, что у тебя весьма своеобразное чувство юмора, Джейми? — Я пыталась добраться сквозь одеяла до его руки, но вскоре сдалась. Джейми начал поглаживать меня по спине, я свернулась калачиком и тихонько замурлыкала от удовольствия.
— А твой дядюшка тебя не бил, что ли? — с любопытством спросил Джейми. Я с трудом подавила смех.
— Господи, нет! Он бы от одной мысли пришел в ужас! Дядя Лэмб не верил в порку — он считал, что детей надо убеждать, как взрослых. — Джейми издал горловой шотландский звук, означающий насмешку над такой смехотворной идеей.
— Теперь понятно, откуда столько недостатков в твоем характере, — сказал он, поглаживая мои ягодицы. — Недостаток дисциплины в детстве.
— Это что еще за недостатки в моем характере? — возмутилась я. Лунного света хватало, чтобы разглядеть его ухмылку.
— Хочешь, чтобы я все назвал?
— Нет. — Я ткнула его локтем под ребра. — Расскажи мне лучше про своего отца. Сколько тебе тогда было лет?
— О, тринадцать, может, четырнадцать. Высокий, костлявый, с веснушками. Я уж и не помню, за что он меня тогда выпорол — в то время это чаще случалось из-за того, что я сказал, а не сделал. Все, что я помню — это что мы оба кипели от ярости. Это как раз был один из тех случаев, когда он порол меня с удовольствием. — Джейми притянул меня поближе и обнял. Я гладила его плоский живот и играла с пупком.
— Эй, прекрати, щекотно. Ты хочешь слушать или нет?
— Конечно, хочу. А что мы будем делать, если у нас появятся дети — убеждать их или бить? — При этой мысли сердце у меня заколотилось, хотя не было никаких признаков того, что этот вопрос когда-нибудь перестанет быть чисто теоретическим. Его рука поймала мою, но не убирала от живота.
— Это просто. Ты их будешь убеждать, а когда закончишь, я выведу их на улицу и выпорю.
— А я думала, ты любишь детей.
— Люблю. Отец любил меня, когда я не вел себя, как идиот. И любил меня достаточно, чтобы задавать мне хорошую трепку, когда я был идиотом.
Я перевернулась на живот.
— Ну ладно. Расскажи мне об этом.
Джейми сел и взбил подушки, а потом снова лег и заложил руки за голову.
— Ну, он, как обычно, отправил меня к калитке — он всегда заставлял меня идти первым, чтобы я хорошенько помучился от страха и угрызений совести, пока дожидаюсь его, но в тот раз так разозлился, что пошел сразу же следом за мной. Он перекинул меня через калитку и начал пороть, а я стиснул зубы и поклялся себе, что не издам ни звука — да будь я проклят, если покажу ему, как мне больно! И вот я впивался пальцами в дерево калитки изо всей силы — думаю, даже щепки отлетали — и чувствовал, что лицо у меня побагровело, потому что я удерживал дыхание.
Он втянул в себя воздух, словно в возмещение того дня, и медленно выдохнул.
— Обычно я чувствовал, когда это закончится, но в тот раз он не останавливался. И все, что я мог делать — это держать рот закрытым. Я рычал с каждым ударом и чувствовал, что на глаза наворачиваются слезы, сколько бы я ни моргал, но все равно держался до последнего. — Он лежал открытым до пояса и словно сиял в лунном свете, покрытый множеством серебристых волосков. Я видела, как под грудиной бьется сердце, прямо у меня под рукой.
— Не знаю, как долго это тянулось, — продолжал Джейми. — Скорее всего не особенно, но мне показалось вечностью. Наконец отец остановился и заорал на меня. Он был вне себя от бешенства, и я тоже, так что едва разобрал, что он говорит, но все-таки понял. Он ревел: «Черт тебя побери, Джейми! Ты что, не можешь заплакать? Ты уже вырос, и я не собирался больше тебя бить, но я хочу, чтобы ты как следует завопил прежде, чем я прекращу, просто чтобы я считал, что наконец-то произвел на тебя впечатление!» — Джейми захохотал, и ровное биение сердца нарушилось.
— Я так психанул, что выпрямился, повернулся к нему и заорал: «Ну, так почему же ты сразу об этом не сказал, ты, старый дурак! Ай!» Следующее, что я помню — лежу на земле, уши горят, а челюсть в том месте, где он меня ударил, болит. Отец, задыхаясь, стоял надо мной, волосы и борода дыбом… Он протянул мне руку и помог подняться. Потом потрепал меня по челюсти и сказал, все еще тяжело дыша: «Это за то, что назвал отца дураком Может, это и правда, но очень неуважительно. Пошли, умоемся перед ужином». И больше он меня ни разу не ударил. Кричал на меня — это да, но и я кричал в ответ, и это было по-мужски.
Джейми довольно рассмеялся, и я улыбнулась в тепло его плеча.
— Жаль, что я не знала твоего отца, — произнесла я. — А может, так лучше, — осенило вдруг меня. — Вряд ли ему бы понравилось, что ты женился на англичанке.
Джейми обнял меня еще крепче и натянул одеяло на мои голые плечи.
— Он бы решил, что я, наконец, проявил здравый смысл. — Он погладил меня по голове. — Он бы уважал мой выбор, кто бы это ни был, но ты… — он повернул голову и нежно поцеловал меня в лоб. — Ты бы ему очень понравилась, Сасснек.
И я поняла, что это наивысшая похвала.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Чужеземец. Запах серы - Гэблдон Диана

Разделы:
Глава 24Глава 25

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

Глава 26Глава 27Глава 28Глава 29Глава 30Глава 31Глава 32Глава 33

ЧАСТЬ ШЕСТАЯ

Глава 34

ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ

Глава 35Глава 36Глава 37Глава 38Глава 39Глава 40Глава 41

Ваши комментарии
к роману Чужеземец. Запах серы - Гэблдон Диана



Это продолжение Чужестранки, Книги 1
Чужеземец. Запах серы - Гэблдон Диана.
24.03.2012, 17.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100