Читать онлайн Чужеземец. Запах серы, автора - Гэблдон Диана, Раздел - Глава 33 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Чужеземец. Запах серы - Гэблдон Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.43 (Голосов: 30)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Чужеземец. Запах серы - Гэблдон Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Чужеземец. Запах серы - Гэблдон Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гэблдон Диана

Чужеземец. Запах серы

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 33
Конвой

Поразительно, но Дженни быстро пришла в себя после рождения Маргарет и настояла на том, что спустится вниз, на следующий же день после родов. Уступив объединенным протестам Иэна и Джейми, она неохотно согласилась ничего не делать, только руководила работами, полулежа на кушетке в общей комнате. Крошка Маргарет спала в колыбельке рядом с ней.
Не выдержав праздного сидения, через денек-другой она отважилась дойти до кухни, а потом выбралась в сад за домом. Дженни сидела на стене, держа на перевязи тепло укутанную малышку, а я выдергивала увядшие растения, одним глазом присматривая за громадным котлом, в котором только что кипятилось белье. Мистрисс Крук и служанки уже вытащили оттуда выстиранные вещи и развесили сушиться. Теперь я дожидалась, пока вода остынет настолько, чтобы ее можно было вылить.
Малыш Джейми «помогал» мне, с диким рвением выдирая растения и раскидывая их во все стороны. Когда он подошел слишком близко к котлу, я окликнула его, но он и бровью не повел, так что пришлось бежать бегом. К счастью, вода уже достаточно остыла и была едва теплой. Велев мальчику держаться поближе к матери, я схватила котел и опрокинула его с железной подставки.
Грязная вода, от которой в холодном воздухе повалил пар, потоком хлынула через край, и мне пришлось отскочить в сторону. Джейми, сидевший рядом на корточках, весело начал лупить ладошками по теплой грязи, заляпав мне всю юбку.
Его мать соскользнула со стены, дернула мальчика за воротник и влепила ему хорошую затрещину.
— Ты что, совсем ничего не соображаешь, gille? Глянь на себя! Теперь надо снимать рубашку и снова ее стирать! А посмотри, что ты сделал с юбкой тетушки, маленький негодяй!
— Это неважно, — возразила я, видя, что нижняя губа «негодяя» задрожала.
— А для меня важно, — отрезала Дженни, пронзая отпрыска взглядом. — Скажи тетушке «прости», дружок, а потом иди в дом и попроси мистрисс Крук помыть тебя.
Она похлопала его по попке, на этот раз ласково, и подтолкнула в сторону дома.
Мы едва успели повернуться обратно к котлу, как на дороге раздался конский топот.
— Должно быть, Джейми возвращается, — прислушалась я. — Рано он сегодня.
Дженни, напряженно всматриваясь в дорогу, покачала головой.
— Это не его лошадь.
Судя по тому, как она нахмурилась, пони, показавшийся на вершине холма, был ей незнаком.
А вот человека на нем она знала, потому что напряглась, а потом побежала к калитке, двумя руками придерживая малышку.
— Это Иэн! — крикнула на бегу Дженни.
Он соскользнул с пони в изорванной и покрытой пылью одежде, на лице синяки. Один кровоподтек на лбу распух, бровь рассечена. Дженни подхватила его под руку, и только тут я заметила, что его деревянная нога исчезла.
— Джейми, — выдохнул он. — Мы наткнулись на стражу у мельницы. Ждали нас. Они знали, что мы придем…
Мой желудок сжался.
— Он жив?
Иэн, задыхаясь, кивнул.
— Ага. И даже не ранен. Они забрали его с собой.
Пальцы Дженни порхали по его лицу.
— Ты сильно ранен, муж мой?
Он помотал головой.
— Нет. Они забрали моего пони и ногу. Им не нужно было меня убивать, я и так бы не смог за ними погнаться.
Дженни посмотрела на горизонт — солнце висело над деревьями. Часов пять, наверное, прикинула я. Иэн проследил за ее взглядом и предвосхитил вопрос.
— Мы наткнулись на них около полудня. Я потратил почти два часа, чтобы добраться до места, где есть лошадь.
Дженни минуту постояла молча, что-то прикидывая, потом решительно повернулась ко мне.
— Клэр. Помоги Иэну дойти до дома, хорошо? Если ему нужна медицинская помощь, сделай все как можно быстрее. Я отдам дитя мистрисс Крук и приведу нам пони.
Она исчезла раньше, чем мы успели произнести хоть слово.
— Она хочет… но это невозможно! — воскликнула я. — Она не может оставить младенца!
Иэн тяжело опирался на мое плечо, мы медленно двигались к дому. Он покачал головой.
— Наверное, нет. Но я не думаю, что она может позволить англичанам повесить своего брата.
К тому времени, как мы добрались до места, где на Джейми и Иэна напали из засады, уже темнело. Дженни соскользнула с пони и стала шарить по кустам, как терьер, раздвигая ветки и бормоча себе под нос слова, которые подозрительно сильно походили на любимые ругательства ее брата.
— На восток, — заявила она, появляясь, наконец, из-за деревьев, грязная и исцарапанная. Она отряхнула с юбки листья и взяла из моих онемевших рук поводья. — Мы не можем скакать за ними в темноте, но, по крайней мере, я знаю, куда направиться на заре.
Мы остановились на ночлег прямо там, стреножив пони и разведя небольшой костер. Я восхитилась тем, как умело Дженни все это проделала, и она улыбнулась.
— Я заставляла Джейми и Иэна показывать мне все-все, когда они были мальчишками. Как разложить костер, как лазить на деревья… даже как свежевать животных. И как искать следы. — И снова посмотрела в ту сторону, куда ушел конвой.
— Не тревожься, Клэр. — Дженни улыбнулась мне и села у костра. — Двадцать коней не далеко уйдут сквозь заросли, а вот два пони — запросто. Похоже на то, что конвой будет придерживаться нижней дороги. Мы срежем путь по холмам и догоним их.
Ее проворные пальцы дергали шнуровку лифа. Я изумленно уставилась на нее, когда она стянула с плеча нижнюю рубашку, и показались груди. Они были большие и выглядели очень тяжелыми, разбухшими от молока. В своем невежестве я никогда не задумывалась о том, что делает кормящая мать, если ее лишить младенца.
— Не могу оставлять младенца надолго, — сказала она в ответ на мои мысли, морщась и подхватывая грудь снизу. — Я просто лопну.
В ответ на прикосновение из переполненного соска закапало молоко, жидкое, синеватое. Дженни вытащила из кармана большой платок и подсунула его под грудь. Рядом с ней на земле стояла оловянная чашка, которую она вытащила из седельной сумки.
Прижав ободок чашки к груди сразу под соском, она нежно начала поглаживать грудь и сжимать ее у соска. Молоко капало все быстрее. Внезапно околососковый кружок съежился, и молоко с поразительной силой брызнуло струйкой.
— Я не знала, что это бывает так! — выпалила я, не отводя восхищенных глаз.
Дженни передвинула чашку, чтобы поймать струйку, и кивнула.
— О да. Ребенок начинает сосать, но уж если молоко пошло, малышу только и нужно, что глотать. Ох, так намного лучше. — Она облегченно прикрыла глаза.
Потом вылила молоко на землю, заметив:
— Стыдно выплескивать, но что еще с ним делать, правда? — Поменяла руки, снова подставила чашку и повторила весь процесс с другой грудью.
— Неудобство, — сказала Дженни, подняв глаза и увидев, что я все еще наблюдаю. — Все, что связано с детишками — сплошное неудобство. Ну, почти все. И все-таки никто не считает, что лучше их не иметь.
— Нет, — тихо отозвалась я. — Никто так не считает.
Она посмотрела на меня сквозь огонь добрыми, участливыми глазами.
— Твое время еще не пришло, — сказала Дженни. — Но однажды и у тебя будут детки.
Я надтреснуто засмеялась.
— Сначала нужно отыскать их отца.
Дженни снова опорожнила чашку и стала поправлять платье.
— О, его мы найдем. Завтра. Мы просто обязаны, я же не могу так надолго оставлять малышку Мэгги.
— А когда найдем? — спросила я. — Что тогда?
Она пожала плечами и потянулась за одеялом.
— Это зависит от Джейми. И от того, насколько сильно он вынудил их избить его.
Дженни не ошиблась, мы действительно отыскали солдат на следующий день. Мы покинули стоянку на рассвете, задержавшись только для того, чтобы она отцедила молоко. Кажется, Дженни умела находить следы даже там, где их просто не было, и я, не задавая лишних вопросов, последовала за ней в гущу леса. Сквозь заросли невозможно было передвигаться быстро, но Дженни заверила меня, что мы идем более прямым путем, чем конвой, поскольку они вынуждены идти по дороге из-за величины отряда
Мы настигли их около полудня.
Я услышала звяканье сбруи и небрежные голоса, которые уже слышала раньше, и подняла руку, останавливая Дженни.
— Тут есть брод, — прошептала она. — Похоже, они остановились, чтобы напоить лошадей. — Она соскользнула на землю, взяла поводья и привязала обоих пони, потом, поманив меня за собой, как змея, скользнула в заросли.
Дженни привела меня на очень удобное место: небольшой уступ, нависающий над бродом, и мы увидели почти всех солдат. Большинство из них спешились и разбились на небольшие группки, кто сидел на земле и завтракал, кто вел коней к воде. Кого мы не видели, так это Джейми.
— Ты не думаешь, что они убили его? — в панике прошептала я. Я сосчитала их дважды, чтобы быть уверенной, что не пропустила никого. Их было двадцать мужчин и двадцать шесть коней, все на виду. Но никаких следов пленника, и предательское солнце не сверкало на рыжих волосах.
— Сомневаюсь, — отозвалась Дженни. — И все равно — есть только один способ узнать. — Она начала сползать с уступа.
— Какой?
— Спросить.
После брода тропа сужалась, превратившись в узкую пыльную тропинку, по обеим сторонам которой густо росли сосны и ольхи. Конвойные не могли ехать по двое, и им пришлось выстроиться в колонну по одному.
Когда последний солдат приблизился к повороту, Дженни Мюррей внезапно шагнула на тропинку прямо перед ним. Конь шарахнулся в сторону, всадник, ругаясь, вцепился в поводья. Он только успел открыть рот, чтобы возмущенно спросить, что означает подобное поведение, как я вышла из кустов за его спиной и крепко двинула его суком по голове.
Захваченный врасплох, он потерял равновесие, так как конь снова метнулся в сторону, и всадник свалился на землю. Он не был оглушен — мой удар только сбил его с ног. Дженни быстро исправила это упущение с помощью большого камня, потом схватила коня под уздцы и начала яростно жестикулировать.
— Давай! — шипела она. — Стащи его с дороги, пока они не хватились!
Вот так и случилось, что Роберт Макдональд из конвоя Глена Элрив очнулся и обнаружил, что прочно привязан к дереву и смотрит прямо в дуло пистолета, который держит сестра его бывшего пленника, женщина со стальным взглядом.
— Что вы сделали с Джейми Фрэзером? — требовательно спросила она.
Макдональд очумело покрутил головой, определенно решив, что это плод его воображения. Попытка дернуться поколебала его уверенность, и он, вывалив на нас немалое количество проклятий и угроз, утвердился, наконец, в мысли, что единственный способ обрести свободу — рассказать нам то, что мы хотим знать.
— Он мертв, — угрюмо произнес Макдональд. Палец Дженни угрожающе напрягся на курке, и он в панике добавил: — Это не я! Он сам виноват!
Джейми, сказал он, сидел со связанными кожаным шнурком руками за спиной у одного из конвойных, который ехал между двумя другими всадниками.
Пленник показался им покорным, и они не стали применять никаких особых мер предосторожности, когда пересекали вброд реку в шести милях от мельницы.
— Чертов дурак спрыгнул с лошади прямо в глубокую воду, — рассказывал Макдональд, пожимая плечами, насколько это было возможно со связанными сзади руками. — Мы начали в него стрелять. Наверное, попали, потому что на поверхность он не выплыл. Но течение сразу за бродом быстрое, и там глубоко. Мы поискали, но тела не нашли. Должно быть, его унесло течением. А теперь, ради Бога, леди, развяжите меня!
Дженни продолжала угрожать ему, но никаких изменений в рассказе и никаких подробностей мы больше не услышали, поэтому решили, что он рассказал правду. Отказавшись освободить Макдональда, Дженни, тем не менее, слегка ослабила путы, так что через какое-то время он мог освободиться сам. И мы побежали.
— Думаешь, он умер? — пропыхтела я, когда мы добежали до привязанных пони.
— Не думаю. Джейми плавает, как рыба, и я видела, как он задерживает дыхание на три минуты. Вперед. Надо поискать на берегу.
Мы ходили по берегу взад и вперед, спотыкались о камни и мокли на мелководье, исцарапали руки и лица об ивы, полоскавшие свои ветви в воде.
Наконец Дженни испустила торжествующий вопль, и я, разбрызгивая во все стороны воду, кинулась к ней, опасно балансируя на поросших мхом камнях, лежавших на дне речки.
Она держала кожаный шнурок, все еще связанный кольцом. На одной стороне виднелись пятна крови.
— Вытащил руки, — сказала она, стиснув шнурок в ладонях. Потом посмотрела назад, в ту сторону, откуда мы пришли, на зазубренные камни, глубокие омуты и покрытые пеной водовороты, и покачала головой.
— Как ты только сумел, Джейми? — спросила она сама себя.
Мы нашли примятую траву недалеко от дороги. Джейми определенно отдыхал там. Я обнаружила на коре осины небольшое коричневатое пятно.
— Он ранен, — ахнула я.
— Ага, но он движется вперед, — ответила Дженни, глядя на траву и шагая взад-вперед.
— Ты хорошо отыскиваешь следы? — с надеждой спросила я.
— Ну, я, конечно, не охотник, — отозвалась Дженни, устраиваясь поближе ко мне, — но если уж не выслежу кого-то размером с Джейми Фрэзера в сухом папоротнике, значит, я ослепла и к тому же выжила из ума
И в самом деле, широкая полоса примятого коричневого высохшего папоротника вела на холм и растворялась в густых зарослях вереска. Мы кружили там долго, но так и не нашли больше следов. На крики тоже никто не отзывался.
— Он ушел, — заключила Дженни, усаживаясь на упавшее дерево и обмахиваясь. Мне показалось, что она очень бледна, и наконец до меня дошло, что похищение вооруженных людей и угрозы в их адрес — не самое подходящее занятие для женщины, родившей меньше недели назад.
— Дженни, — сказала я, — ты должна уйти домой. Кроме того, он мог вернуться в Лаллиброх.
Она покачала головой.
— Нет, не мог. Что бы там ни рассказал Макдональд, они не сдаются так легко, особенно если награда уже была у них в руках. Они его пока еще не выследили, потому что не смогли, но обязательно кого-нибудь отправили, чтобы присматривать за фермой, так, на всякий случай. Нет, это то самое место, куда он ни за что не пойдет. — Она оттянула воротник платья. День стоял холодный, но Дженни слегка вспотела, а на лифе проступали темные пятна от вытекающего молока.
Она увидела, что я смотрю на нее, и кивнула.
— Ага, мне скоро придется вернуться. Мистрисс Крук кормит малышку козьим молоком и сахарной водичкой, но долго Мэгги без меня обойтись не сможет, а я без нее. Хотя очень не хочется оставлять тебя одну.
Меня тоже не вдохновляла мысль в одиночку разыскивать в шотландских горах человека, который мог уйти куда угодно, но я приняла самоуверенный вид.
— Я справлюсь, — заявила я. — Могло быть и хуже. Во всяком случае, он жив.
— Верно. — И Дженни посмотрела на солнце, низко висевшее над горизонтом. — Ну, на ночь-то я с тобой останусь.
Мы прижались друг к другу у костра и почти не разговаривали. Дженни думала о покинутом ею ребенке, а я о том, как справлюсь одна, толком не зная ни окрестностей, ни гаэльского языка.
Неожиданно Дженни вскинула голову и прислушалась. Я тоже села, но ничего не услышала. Я всматривалась в темный лес, куда смотрела и Дженни, но, слава Богу, не увидела блеска ничьих глаз.
Повернувшись к костру, я обнаружила, что возле него сидит Муртаг, спокойно греющий над огнем руки. Дженни резко обернулась, услышав, как я вскрикнула, и коротко удивленно рассмеялась.
— Пока вы туда пялились, я мог бы перерезать вам обеим глотки, — заметил маленький человечек.
— О, в самом деле? — Дженни подтянула повыше коленки и обхватила руками щиколотки. Ее рука молниеносно метнулась под юбку, и в отсветах пламени сверкнуло узкое лезвие.
— Неплохо, — признал Муртаг, глубокомысленно кивая. — А малышка Сасснек тоже так умеет?
— Нет, — ответила Дженни, пряча нож в чулок. — Поэтому хорошо, что ты останешься с ней. Надо думать, тебя послал Иэн?
Маленький человечек кивнул.
— Ага. Нашли конвой?
Мы рассказали о своих достижениях. Муртаг услышал, что Джейми сбежал, и уголок его рта — могу поклясться — слегка дернулся, но назвать это улыбкой было бы большим преувеличением.
Наконец Дженни встала и свернула одеяло.
— Куда ты собралась? — изумилась я.
— Домой. — Она кивнула на Муртага. — Теперь он с тобой, и тебе я не нужна, а вот другим — очень.
Муртаг взглянул на небо. Ущербная луна едва виднелась из-за дымки облаков, в кронах сосен над головой шептал о чем-то мелкий дождик.
— Утро вполне подойдет. Ветер поднимается, ночью далеко не уедешь.
Дженни помотала головой, заправляя волосы под чепец.
— Я знаю дорогу. А если ночью никто не выйдет из дома, значит, никто не попадется мне на пути, точно?
Муртаг нетерпеливо вздохнул.
— Такая же упрямая, как этот бык, твой братец, прошу прощения, конечно. Чего спешить-то? Сомневаюсь я, что твой славный муженек притащит в постель девку, пока тебя нет.
— Не видишь ты дальше своего носа, duine, а он довольно короткий, — отрезала Дженни. — А если ты столько лет прожил на свете и так и не понял, что лучше не вставать между кормящей матерью и голодным младенцем, то у тебя не хватит мозгов даже чтоб выследить кабана, а не только человека в вереске.
Муртаг поднял вверх руки, признавая свое поражение.
— О, ладно, ты же все равно сделаешь по-своему. Я же не знал, что пытаюсь втолковать что-то дикой свинье. Боюсь, что за мои же хлопоты ты еще и клык мне в ногу вонзишь.
Дженни совершенно неожиданно засмеялась, показав ямочки на щеках.
— Ах ты, старый мошенник. — Она наклонилась и подняла тяжелое седло. — Смотри, заботься хорошенько о моей сестре, и не забудьте сообщить, когда найдете Джейми.
Она уже отвернулась и начала седлать пони, как вдруг Муртаг сказал:
— Да, кстати, у тебя дома, кажется, новая судомойка.
Дженни замерла, глядя на него, потом медленно опустила седло на землю.
— И кто же это?
— Вдова Макнэб, — неспешно ответил он. Дженни не шевелилась, только чепец и плащ трепетали на ветру.
— Как? — спросила она, наконец.
Муртаг наклонился, поднял седло и затянул подпругу одним ловким движением.
— Пожар, — лаконично ответил он, последний раз дернув стремена. — Будешь проезжать по верхнему полю, посмотри — зола еще теплая.
Муртаг подставил Дженни руки, чтобы помочь взобраться в седло, но она медленно покачала головой и взялась за поводья, поманив меня.
— Пройдись со мной до вершины холма, Клэр, если ты не против.
Мы отошли от костра. Воздух был холодным и промозглым. Моя юбка отсырела и липла к ногам. Дженни наклонила голову против ветра Я видела ее профиль со стиснутыми бледными губами.
— Значит, это Макнэб сдал Джейми солдатам? — спросила я.
Она медленно кивнула.
— Ага. Или Иэн выяснил, или еще кто-нибудь; неважно, кто именно.
Был поздний ноябрь, День Гая Фокса давно прошел, но мне неожиданно представился большой костер: языки пламени лижут стены и расползаются по соломенной крыше, как мечи огненных ангелов, и огонь ревет свои молитвы для тех, кто навеки проклят. А внутри, в золе собственного очага, скорчился человек, и при следующем порыве ледяного ветра он обратится в черную пыль, и ветер выдует ее из казавшегося таким надежным убежища.
Иногда между справедливостью и жестокостью — очень тонкая грань.
Тут я поняла, что Дженни в упор смотрит на меня и что-то спрашивает, и я тоже посмотрела на нее и кивнула. Мы с ней стояли по одну сторону этой мрачной и капризной грани, по крайней мере, сейчас.
Мы помедлили немного на вершине холма. Муртаг внизу у костра казался просто темным пятнышком. Дженни порылась в кармане юбки и сунула мне в руку небольшой замшевый мешочек.
— Арендная плата с квартального дня, — пояснила она. — Тебе может это потребоваться.
Я попыталась вернуть ей деньги, утверждая, что Джейми не захочет их взять — они нужны для поместья, но Дженни и слышать об этом не захотела. И хотя Дженет Фрэзер была всего лишь в половину роста своего брата, в упрямстве она ему не уступала.
Так что я сдалась и надежно засунула деньги в тайники собственной одежды. По настоянию Дженни я взяла у нее и небольшой кинжал.
— Это Иэна, но у него есть другой, — сказала она. — Засунь его в чулок и прижми подвязкой. Не вытаскивай даже во сне.
Она опять помедлила, словно собиралась сказать еще что-то. Так оно и оказалось.
— Джейми говорил, — осторожно произнесла она, — что ты умеешь… предсказывать. И сказал, что в этом случае я должна тебя послушаться. Может… ты хочешь мне что-нибудь сказать?
Мы с Джейми обсуждали необходимость подготовить обитателей Лаллиброха к предстоящим бедствиям Мятежа. Только нам казалось, что времени впереди достаточно.
Теперь времени не осталось — какие-нибудь несколько минут, за которые я должна сообщить своей новообретенной сестре, ставшей мне очень дорогой, сведения, которые смогут уберечь Лаллиброх в надвигающейся буре.
Быть пророком очень неудобно, подумала я уже не в первый раз, испытывая искреннее сочувствие к Иеремии и его Плачу. Кроме того, я точно поняла, почему Кассандру так не любили. Но выхода не было. На вершине шотландского холма, где ночной ветер осенней бури раздувал мои волосы и юбки, как полотнища баньши, я подняла лицо к укутанному тучами небу и начала прорицать.
— Посадите картофель, — сказала я.
У Дженни отвисла челюсть, но она тут же закрыла рот и решительно кивнула.
— Картофель. Ага. Его нет ближе Эдинбурга, но я пошлю за ним. Много?
— Как можно больше. Его пока не сажают в горах, но будут. Это корнеплод, и он долго хранится, а урожайность выше, чем у овса и ячменя. Отведи как можно больше земли под те культуры, которые могут долго храниться. Через два года начнется голод, очень сильный. Если у вас есть земли или собственность, не дающие большого дохода, продайте их за золото. Будет война и страшная резня. Мужчин будут выслеживать в горах, везде. — Я немного подумала. — Есть в доме убежище для священников?
— Да, его построили после времен Лорда-протектора.
— Устройте убежище или другое надежное место, чтобы прятаться. Надеюсь, что Джейми оно не понадобится, — при этой мысли я с трудом сглотнула, — но кому-то другому пригодится.
— Хорошо. Это все? — Лицо Дженни было серьезным и решительным. Я мысленно благословила Джейми за то, что он вовремя предупредил сестру, а ее за то, что так доверяла брату. Она не стала спрашивать меня, откуда я это знаю и почему, а просто запоминала все сказанное, и я знала, что моим поспешным инструкциям обязательно последуют.
— Все. Во всяком случае, все, что я сейчас могу сообразить. — Я попыталась улыбнуться, но попытка показалась неубедительной даже мне.
Ее улыбка вышла лучше. Дженни, прощаясь, прикоснулась к моей щеке.
— Да пребудет с тобой Господь, Клэр. Мы обязательно встретимся — когда ты приведешь моего брата домой.




ЧАСТЬ ШЕСТАЯ
ПОИСКИ



Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Чужеземец. Запах серы - Гэблдон Диана

Разделы:
Глава 24Глава 25

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

Глава 26Глава 27Глава 28Глава 29Глава 30Глава 31Глава 32Глава 33

ЧАСТЬ ШЕСТАЯ

Глава 34

ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ

Глава 35Глава 36Глава 37Глава 38Глава 39Глава 40Глава 41

Ваши комментарии
к роману Чужеземец. Запах серы - Гэблдон Диана



Это продолжение Чужестранки, Книги 1
Чужеземец. Запах серы - Гэблдон Диана.
24.03.2012, 17.05








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100