Читать онлайн , автора - , Раздел - Глава 50 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - - бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: (Голосов: )
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

- - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
- - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 50
Все открывается

К концу ноября дни стали уже почти такими же холодными, как и ночи, и плотные дождевые облака висели над нами низко-низко. И, конечно же, такая погода едва ли могла улучшить настроение людей; все до единого чувствовали себя уже на пределе, и по вполне понятной и очевидной причине: от Роджера Уэйкфилда до сих пор не было никаких вестей.
Брианна молчала, выслушивая различные предположения от всех по очереди; сама же она уже почти не упоминала о Роджере. Она уже приняла решение; теперь ей ничего не оставалось, кроме ожидания, а Роджера вполне можно было предоставить его собственной судьбе… пусть занимается своими делами. И все же в те моменты, когда Брианна думала, что ее никто не видит, я замечала во взгляде дочери и страх, и гнев, и ожидание… и сомнение, повисшее в ее душе, как темные облака над вершинами гор.
Куда он подевался? И что могло с ним случиться? И что будет, когда — или если — он все же появится в Фрезер Ридже?
Я решила немного отвлечься от одолевшей меня тревоги, занявшись наведением порядка в кладовой. До зимы оставалось совсем немного времени; бродить по лесу в поисках чего-нибудь полезного уже не было смысла, в саду и огороде все было убрано, запасы сделаны.
Полки кладовой просто ломились от мешков с орехами, на полу лежали груды тыкв, рядами стояли мешки с картошкой, кувшины с сушеными помидорами, грушами и абрикосами, горшки с сухими грибами, и еще на полках громоздились круги сыра и корзины с яблоками.. Гирлянды лука и чеснока свисали с потолка вперемешку с нанизанной на бечевки вяленой рыбой; а заодно тут имелись мешки с мукой и бобами, бочонки с соленой свининой и рыбой, а также глиняные кувшины с квашеной капустой.
Я копалась в своих сокровищах, словно белка, пересчитывающая запасенные на зиму орешки, и моя душа наслаждалась видом этого изобилия. Что бы ни случилось, нам по крайней мере не грозит смерть от голода.
Выбравшись наконец из кладовой с кругом сыра в одной руке и миской сушеных бобов в другой, я услышала, что кто-то топчется на крыльце.. Прежде чем я успела окликнуть пришедшего, дверь распахнулась, и внутрь просунулась голова Яна, осторожно оглядевшего комнату.
— Брианны нет? — спросил он. Поскольку ее явно не было, он, не дожидаясь ответа, перешагнул порог, одновременно пытаясь хоть немного пригладить растрепанные волосы.
— Тетя, ты мне не дашь свое зеркало? — сказал Ян. — И, может быть, расческу тоже?
— Да, конечно, — ответила я. Поставив извлеченные из кладовой припасы на стол, я достала из ящика буфета свое маленькое зеркальце и черепаховую расческу и протянула их Яну, оглядев его долговязую и неуклюжую фигуру.
Ян выглядел не в меру сияющим, его впалые щеки покрылись красными пятнами, как будто он не только побрился, но еще и выскоблил кожу песком ради особой ее гладкости. Его волосы, обычно представлявшие собой густую, непокорную и ужасно перепутанную каштановую гриву, в данный момент свисали по обе стороны его головы в относительном порядке и были смазаны чем-то вроде жира. А челка, явно подвергшаяся воздействию той же помады, вздымалась над лбом Яна, делая его похожим на рассерженного дикобраза.
— Что это ты сделал со своими волосами, Ян? — спросила я. Потянув носом, я поспешно отшатнулась, поскольку запах от племянника исходил вовсе не парфюмерный.
— Медвежий жир, — пояснил Ян. — Только он немножко провонял, так что я его смешал с горсточкой душистого мыла, чтобы лучше пахло.
Он критически осмотрел себя в зеркало и поправил свою прическу, несколько раз проведя гребнем но бокам вздымавшегося вала, — но я что-то не заметила никаких изменений.
На Яне был лучший сюртук, чистая рубашка и — неслыханная для обычного рабочего дня роскошь — чистый, накрахмаленный шейный платок, аккуратно повязанный вокруг его горла… впрочем, так туго, что Ян вполне мог и задохнуться.
— Ты очень хорошо выглядишь, Ян, — сказала я, изо всех сил стараясь не расхохотаться. — Э-э… ты собрался к кому-то в гости?
— Да, ну… — неловко заговорил он, — ну, я вроде как собираюсь немного поухаживать, так что я решил, что надо выглядеть как следует.
Поухаживать? Я растерянно уставилась на него. Ну да, безусловно, Ян интересовался девушками… и кое-кто из девушек, живущих в ближайших окрестностях, не делали секрета из того, что им приятно его внимание, но… но ему едва исполнилось семнадцать. Конечно, мужчина вполне может жениться в таком возрасте, а у Яна была и собственная земля, и доля в производстве виски, но… мне и в голову до сих пор не приходило, что у него возникла уже столь сильная привязанность.
— Понятно… — протянула я. — А… а я знакома с этой юной леди?
Ян почесал подбородок, оставив на коже красные следы ногтей.
— Ну да. Это… это Брианна. — Ян старался не встречаться со мной взглядом, но его щеки заметно порозовели.
— Что?! — недоверчиво произнесла я. Положив на стол краюху хлеба, которую до того держала в руках, я во все глаза уставилась на племянника. — Ты сказал — Брианна?
Ян смотрел в пол, упрямо выставив вперед подбородок.
— Брианна, — повторил он. — Я хочу сделать ей официальное предложение, жениться на ней.
— Ян, ты наверняка ничего подобного не собираешься делать.
— Собираюсь, — заявил он, упрямо вскидывая голову и глядя в окно. Потом переступил с ноги на ногу и продолжил: — Она ведь… у нее уже срок подходит, как ты думаешь?
До моего носа долетел резкий запах нервного пота, смешавшийся с запахами мыла и медвежьего сала, и я увидела, как руки Яна сжались в кулаки — с такой силой, что покрытые густым загаром костяшки пальцев отчетливо побелели.
— Ян, — осторожно заговорила я, охваченная разом и нежностью к племяннику, и злостью на него, — так ты это делаешь просто из-за малыша Брианны?
Ян, сверкнул глазами, изумленно уставился на меня. Он кивнул и повел плечами, явно чувствуя себя не слишком уютно в парадном сюртуке.
— Ну, конечно, — ответил он, словно вообще .не понимая, как можно было задать такой вопрос.
— Так ты, значит, не влюблен в нее? — осторожно продолжила я; конечно, в ответе я не сомневалась, но лучше было выяснить все до конца.
— Ну… нет, — честно ответил племянник, снова заливаясь горестным румянцем. — Но я же все равно ни с кем не обручен, — поспешно добавил он, — так что все в порядке.
— Нет, ничего не в порядке, — твердо заявила я. — Ян, это, конечно, весьма, весьма благородно с твоей стороны, вот только…
— Ох, да это не я, — перебил меня племянник. — Это дядя Джейми придумал.
— Он… что ?!
Громкий недоверчивый вскрик раздался за моей спиной, и, резко обернувшись, я увидела Брианну, стоявшую в дверном проеме и уставившуюся на Яна. Она медленно перешагнула порог, упершись руками в бока. Так же медленно Ян начал пятиться, пока не стукнулся задом о край стола.
— Кузина… — заговорил он, встряхнув головой так, что даже намазанный медвежьим жиром пучок над его лбом развалился. Ян попытался смахнуть волосы с глаз, но они прилипли к бровям. — Я… э-э… я… — Он увидел, как изменилось выражение лица Брианны, и поспешно зажмурился. — Позволь-мне-выразить-мое-уважение-к-тебе-и-просить-твоей-руки-ради-жизни-в-счастливом-браке… — выпалил он на одном дыхании. Потом с шумом втянул воздух. — Я…
— Заткнись!
Ян, раскрывший рот, чтобы продолжить заготовленный загодя текст, тут же снова закрыл его. А потом осторожно приоткрыл глаза, как будто предполагал увидеть прямо перед собой бомбу, готовую взорваться в любую секунду.
Брианна переводила взгляд с Яна на меня и обратно. И даже в полутемной комнате я прекрасно видела, как сжались ее губы, как на щеках разгорается румянец. И кончик носа у нее порозовел, но было ли это от царившего снаружи холода или от гнева, я не могла бы сказать.
— Ты знала, что они задумали? — резко, требовательно спросила меня Брианна.
— Конечно, нет! — возмутилась я. — Бога ради, Бри… — Но прежде чем я успела договорить, Брианна резко развернулась на пятках и пулей вылетела за дверь. И я лишь успела заметить, как промелькнули ее шелестящие юбки, когда она повернула вверх по склону, к тропе, ведущей к конюшне.
Я поспешно сняла фартук и бросила его на стул.
— Пожалуй, пойду-ка я за ней.
— Я тоже пойду, — предложил племянник, и я не стала его останавливать. Мне вполне могло понадобиться подкрепление.
— Как ты думаешь, что она сделает? — спросил Ян, дыша мне в спину, когда мы почти бегом поднимались по склону.
— Кто ее знает, — рассеянно ответила я. — Боюсь, мы это сейчас увидим собственными глазами. — Мне был слишком хорошо знаком тот взгляд — взгляд Фрезеров, впадающих в ярость. И Брианна, и Джейми не так-то легко выходили из себя, но уж если такое случалось, они полностью теряли рассудок.
— И как же я рад, что она меня не стукнула! — с искренней благодарностью в голосе сказал Ян. — Я уж думал, она мне вот-вот врежет! — Он, легко переставляя длинные ноги, без труда обогнал меня, хотя я спешила изо всех сил. Из-за открытой верхней половины двери конюшни до меня уже доносились повышенные голоса.
— Какою черта ты заставил бедного малыша Яна сделать такое? Как ты вообще до этого додумался? — кричала Брианна, и ее голос от переполнявшего мою дочь негодования поднялся чуть ли не на целую октаву. — В жизни не слыхала о такой наглой, бесцеремонной самонадеянности…
— Бедный малыш Ян? — изумленно повторил Ян, приостановившись от неожиданности. — Что она хотела…
— А, так это я — самонадеянный и наглый? — перебил Брианну Джейми. В его голосе отчетливо слышались нетерпение и раздражение, но пока еще не гнев. Ну, может быть, я прибуду как раз вовремя, чтобы предотвратить полномасштабный скандал. Добравшись наконец до конюшни, я заглянула в дверь и увидела, что они стоят нос к носу, таращась друг на друга поверх огромной кучи подсохшего навоза.
— А что, я мог найти кого-то получше, да, ну-ка, ответь! — резко произнес Джейми. — Позволь сообщить тебе, девушка, я обдумал все кандидатуры на пятьдесят миль вокруг, прежде чем остановился на Яне! Я не желаю, чтобы ты обвенчалась с каким-нибудь грубияном или пьяницей, или просто с нищим… или с кем-нибудь таким, кто тебе в дедушки годится! — Джейми запустил пальцы в волосы, что было точным признаком большого умственного возбуждения, однако сумел справиться с собой и отчасти успокоиться. Он даже заговорил чуть тише, стараясь быть рассудительным. — Ну, я ведь даже Томаса Макдональда тебе не предложил, хотя у него и земли достаточно, и характер хороший, и по возрасту он тебе подходит, — но он мелковатый парень, и я подумал, что тебе может не понравиться стоять рядом с ним перед священником. Уж поверь мне, Брианна, я все сделал для того, чтобы увидеть тебя наконец замужней.
Сама Бри явно не намеревалась прилагать к этому ни малейших усилий; ее волосы отчаянно растрепались, пока она неслась вверх по холму, и падали ей на лицо, как огненные языки пламени, окружающие лицо мстительного архангела.
— Ас чего это ты вдруг подумал, что я вообще хочу выходить замуж, за кого бы то ни было?
Джейми разинул рот.
— Что-что? — недоверчиво произнес он. — Хочешь? А при чем тут вообще твои желания?
— При всем! — топнула ногой Брианна.
— Ну, вот тут-то ты ошибаешься, девочка, — назидательно сказал Джейми, поворачиваясь, чтобы взять вилы. А потом кивком указал на живот дочери. — Тебе рожать скоро, а ребенку нужно имя. Так что теперь тебе выбирать не приходится, всё!
Он воткнул вилы в навозную кучу и начал нагружать стоявшую рядом тележку.
Вилы снова и снова вонзались в навоз с размеренностью, рожденной долгими годами физического труда. Ни одного лишнего движения.
— Ну вот, — после паузы продолжил Джейми, не глядя на Брианну, — Ян — парень терпеливый, выдержанный, работать умеет. У него есть собственная земля, а со временем он и мою получит, так что…
— Я не собираюсь выходить замуж! — рявкнула Брианна, выпрямившись во весь свой великолепный рост и прижав к бокам крепко стиснутые кулаки; голос ее прозвучал так громко, что перепугал летучих мышей, дремавших в углах пещеры. Одна из них вылетела из тени и, хлопотливо взмахивая крыльями, вылетела наружу, в едва начавшие сгущаться сумерки, не обратив внимания на скандалистов.
— Ну, ладно, тогда выбирай сама, — коротко сказал Джейми. — И я надеюсь, ты сделаешь хороший выбор.
— Ты… да ты… ты просто не слушаешь! — процедила Брианна сквозь сжатые зубы. — Я уже сделала выбор. Я сказала, что не хочу… выходить замуж… вообще ни за кого! — Каждое слово Брианна подчеркивала, топая ногой по каменному полу.
Джейми с шумом воткнул вилы в навоз. Он выпрямился и обозрел Брианну с головы до ног, потирая подбородок костяшками пальцев.
— А, ладно. Сдается мне, я уже слышал очень похожее мнение, от твоей собственной матери… да, в ночь накануне нашего венчания. Я после никогда не спрашивал ее, жалеет ли она о том, что я заставил ее выйти за меня замуж, или нет. Но что-то мне кажется, не такая уж она и несчастная теперь. Может, выйдешь, обменяешься с ней словечком-другим?
— Это совершенно разные вещи! — огрызнулась Брианна.
— Нет, не разные, — возразил Джейми, все еще каким-то образом умудряясь сдерживаться. Солнце уже спустилось к горным вершинам, и его косые лучи заглянули в пещеру, облив золотом стойла и животных, а заодно осветив Джейми; сразу стало видно, что он уже основательно покраснел. Но пока еще пытался рассуждать трезво и логично.
— Твоя мать обвенчалась со мной, чтобы спасти свою жизнь… и мою. Это был храбрый поступок с ее стороны, и очень благородный. И я ей благодарен за это, и даже не потому, что в тот момент это был вопрос жизни и смерти, но главное — из-за ребенка… Ты, похоже, просто не понимаешь, каково это — жить с клеймом шлюхи… или в качестве ублюдка, не знающего своего отца!
Видя, что выражение лица Брианны слегка изменилось при этих его словах, Джейми решил закрепить свои преимущества, протянул к Брианне руку и продолжил уже более мягко:
— Ну же, девочка! Разве ты не готова сделать это ради своего малыша?
И тут же Брианна снова сжала губы и отступила назад.
— Нет, — заявила она таким голосом, словно ее душили. — Нет, не готова.
Джейми уронил руку. Я хорошо видела их обоих, несмотря на то, что солнечный свет быстро угасал, и мне не стоило труда рассмотреть опасные признаки… глаза Джейми сузились, плечи напряглись… он был готов броситься в драку.
— Значит, вот как тебя воспитывал Фрэнк Рэндалл, девушка… он тебя учил не обращать внимания на то, правильно ты поступаешь или нет?
Брианна содрогнулась с головы до ног, словно загнанная лошадь.
— Мой отец всегда делал то, что шло мне на пользу! И он бы никогда не попытался заставить меня совершить что-нибудь в этом роде! — прошипела она. — Никогда! Он заботился обо мне!
И тут наконец Джейми сорвался, его терпение лопнуло.
— А я, выходит, не забочусь? — прорычал он. — Значит, это не я стараюсь все устроить как можно лучше, ради тебя же самой? Несмотря на то, что ты…
— Джейми… — Я поспешно подошла ближе к ним, посмотрела на Джейми — и увидела, что его глаза почернели от гнева, повернулась к Брианне. — Бри… я знаю, он не хотел… ты должна понять…
— …ведешь себя глупо, бездумно, эгоистично!
— Да ты просто самовлюбленный бесчувственный ублюдок!
— Ублюдок! Ха! И ты называешь ублюдком меня? И это при том, что твое пузо распухает, как тыква, от того, что в нем сидит ребенок, которого ты хочешь оставить проклятым на всю жизнь, чтобы на него показывали пальцами и говорили бы ему гадости!
— Никто не посмеет тыкать пальцем в моего ребенка, я любому за него глотку перегрызу!
— Ты безмозглая маленькая ведьма! Ты что, вообще не понимаешь, в каком мире живешь? О тебе начнут сплетничать, никто с тобой не захочет знаться! Люди будут в лицо называть тебя шлюхой!
— Да и пусть называют!
— Ох, вот как? Пусть называют? А я, по-твоему, буду стоять молча и слушать, так, что ли?
— Это не твое дело — защищать меня!
Джейми разъярился уже до такой степени, что его лицо из красного стало белым, как только что отбеленный муслин.
— Не мое дело — защищать тебя? Черт побери, женщина, да кто же еще станет это делать?
Ян осторожно потянул меня за рукав, требуя отойти назад.
— Тетя, — забормотал он мне в ухо, — я лично знаю только два способа остановить их. Или выплеснуть на них обоих бадейку холодной воды, или же давай просто уйдем отсюда и пусть сами разбираются. Я уже видел, как дядя Джейми и моя ма вот так скандалили… Поверь, тебе лучше держаться подальше от двоих Фрезеров, если они хорошенько разозлились. Мой па говорил, что он раз или два попробовал их угомонить, а в результате схлопотал хорошенький шрам.
Я еще раз посмотрела на обоих, оценивая ситуацию, — и сдалась. Ян был прав; они стояли нос к носу, их рыжие волосы сверкали, раскосые глаза щурились, как у пары диких котов, с шипением и рыком кружащих друг возле друга, готовых вцепиться в шкуру соперника.. Я могла даже поджечь солому прямо у них под ногами — они бы и не заметили этого.
Снаружи все казалось на диво мирным и тихим. В осиновой роще жаловался на что-то козодой, ветер, дувший с востока, доносил до нас негромкий гул далекого водопада… К тому времени, как мы с племянником спустились во двор нашего дома, мы уже вообще не слышали криков разъяренных Фрезеров.
— Да не беспокойся ты, тетя, — постарался утешить меня Ян. — Проголодаются же они в конце концов!
Как бы дела ни повернулись, совершенно ни к чему было морить всех голодом; поэтому я принялась готовить ужин. Однако уже через несколько минут Джейми с топотом спустился вниз по склону и, не говоря ни слова, вывел из загона своего коня, вскочил на него, не оседлав, и галопом умчался по направлению к хижине Фергуса.
Пока я смотрела ему вслед, из конюшни наверху появилась Брианна, исходящая паром, как паровозная труба, и зашагала к дому.
— Что значит «nighean nagalladh»? — требовательно спросила она, увидев, что я стою в дверях.
— Не знаю, — ответила я. Вообще-то я знала, но подумала, что благоразумнее будет этого не объяснять. — Уверена, он этого не имел в виду, — добавила я. — Э-э… что бы там это ни значило.
— Ха! — рыкнула Брианна и, гневно фыркнув, проследовала в дом, чтобы через мгновение снова выйти с корзинкой для яиц, висящей на руке. Ничего больше не добавив, она исчезла в кустах с таким шумом, словно это несся ураган.
Я несколько раз глубоко вздохнула и вернулась к кухонным делам, от всей души проклиная Роджера Уэйкфилда.
Физическая нагрузка, похоже, помогла хотя бы отчасти рассеять отрицательную энергию нашего народонаселения. Брианна провела в кустах около часа и вернулась с шестнадцатью яйцами и несколько более спокойным выражением лица. В ее волосах торчало множество мелких веточек и сухих листьев, а судя по виду ее ботинок, моя дочь весь этот час в основном занималась тем, что пинала деревья.
Я не знаю, какое занятие нашел для себя Джейми, однако он вернулся как раз к ужину — насквозь пропотевший и встрепанный, но внешне спокойный. Оба они демонстративно не замечали друг друга, что было довольно трудно для персон таких размеров в помещении размером в двенадцать квадратных футов.
Я посмотрела на Яна; он тут же скосил глаза и поспешил помочь мне водрузить на стол большой котелок.
Разговор во время ужина ограничивался просьбами передать соль, а после еды Брианна перемыла тарелки и уселась за свою прялку, нажимая на педаль с совершенно ненужной силой.
Джейми окатил ее взглядом, потом кивнул мне и вышел за дверь. Когда я мгновением позже последовала за ним, он ждал меня на дорожке, ведущей к уборной.
— Что мне делать? — спросил он без лишних церемоний.
— Извиниться, — твердо ответила, я.
— Извиниться? — Мне показалось, что у него от изумления даже волосы зашевелились, хотя, пожалуй, в этом был виноват ветер. — С какой стати? Я ничего плохого не сделал!
— Ну, а разве это имеет значение? — пылко возразила я. — Ты спросил меня, что делать, и я тебе ответила.
Джейми глубоко вздохнул через нос, задержал дыхание на несколько мгновений — а потом вдруг повернулся и широкими шагами вернулся в дом, причем его плечи вздернулись чуть ли не к самым ушам, как будто он отправлялся на крестную муку. Я помчалась следом.
— Прошу меня извинить, — сообщил Джейми, останавливаясь перед Брианной.
Она, удивленная, выронила моток пряжи, но успела его подхватить.
— Ох… — выдохнула Брианна и покраснела. И тут же сняла ногу с педали, и колесо прялки, скрипнув, замедлило ход.
— Я был не прав, — продолжил Джейми, бросив на меня быстрый косой взгляд. Я ободряюще кивнула, и он откашлялся. — Мне не следовало…
— Все в порядке, — быстро сказала Брианна, ища его взгляд. — Ты не… я хочу сказать, ты ведь просто пытался мне помочь. — Она опустила голову и посмотрела на нить в своих пальцах. — Я тоже виновата… мне незачем было так на тебя набрасываться.
Джейми на мгновение зажмурился и вздохнул, потом открыл глаза и посмотрел на меня, приподняв одну бровь. Я осторожно улыбнулась и вернулась к своему занятию — мне нужно было растолочь в ступке семена фенхеля.
Джейми придвинул табуретку и сел рядом с Брианной, а она повернулась к нему, одновременно останавливая рукой колесо прялки.
— Я знаю, что ты желал только хорошего, — сказала она. — И ты, и Ян. Но разве ты не понимаешь, па? Я должна дождаться Роджера.
— Но если с твоим мужчиной что-то случилось… ну, он ведь мог попасть в какую-нибудь беду…
— Он не умер. Я это знаю. — Брианна говорила с той страстной уверенностью, с какой говорят люди, желающие подчинить реальность своей воле. — Он придет. И как он себя почувствует, если обнаружит, что я уже замужем за Яном?
Ян поднял голову, услышав свое имя. Он сидел на полу возле очага, а на его коленях лежала здоровенная голова Ролло, чьи желтые волчьи глаза превратились в едва заметные щелочки от удовольствия, — Ян методично расчесывал его густую шерсть, выбирая из нее репьи и клещей.
Джейми с бесконечно разочарованным видом запустил пальцы в волосы.
— Да ведь я уже везде разузнавал о нем, сразу начал, как только ты мне о нем рассказала, девочка! Я даже послал Яна в Кросскрик, чтобы он передал записку в Речную Излучину, и чтобы капитан Фриман поспрашивал о твоем Роджере у всех, кто живет вдоль реки. И Дункан кругом разослал весть, по всей долине Кейпфир, на север, до Эдентона и Нью-Берна, и на всех пакетботах о нем знают, от Вирджинии до Чарльстона! И — ничего! — Джейми снова посмотрел на меня, взглядом моля о понимании. — Ну что еще я мог сделать? Этого человека никто нигде не видел! Если бы я думал, что есть хотя бы малейший шанс… — Джейми умолк, прикусив язык.
Брианна опустила взгляд на пряжу, которую тискали ее пальцы, и вдруг быстрым коротким жестом оборвала нить, тянувшуюся к колесу. Оставив свободный конец болтаться в воздухе, она встала, ушла в другой конец комнаты и села у стола, спиной к нам.
— Мне очень жаль, девочка, — сказал Джейми совсем тихо. Он шагнул к дочери и положил руку на ее плечо — осторожно, будто она могла его укусить.
Брианна на мгновение напряглась, но не оттолкнула его. Через мгновение она коснулась его руки, сжала ее слегка и отвела в сторону.
— Да, я понимаю, — пробормотала она. — Спасибо тебе, па — Она уставилась на огонь в очаге, ее лицо и тело были совершенно неподвижны, и тем не менее выражали бесконечное отчаяние. Я тоже подошла к ней и обняла за плечи, легонько массируя их, — но это было то же самое, что пытаться оживить восковую фигуру, — она не сопротивлялась, но как бы и не ощущала моих прикосновений.
Джейми несколько мгновений изучающе смотрел на дочь, нахмурился и перевел взгляд на меня. Потом, явно на что-то решившись, он подошел к полке, взял свою чернильницу, изготовленную из маленькой тыквы, стаканчик с перьями — и со стуком поставил их на стол.
— У меня есть одна мысль, — твердо произнес он. — Давайте-ка сочиним объявление, и я отправлю его в Велмингтон, Джиллету. Он его напечатает, а потом Ян и ребята Линдсея развезут и разошлют копии вверх и вниз по побережью, от Чарльстона до Джеймстауна. Может, никто и не знает Уэйкфилда, в смысле по имени, но, возможно, кто-то узнает его по описанию внешности.
Он высыпал в тыквенную чернильницу чернильный порошок, который делал из железа и дубовых орешков, и налил туда же немного воды из кувшина; потом черенком старого пера размешал чернила. Улыбнувшись Брианне, он достал из ящика буфета чистый лист бумаги.
— Ну-ка, девушка, как выглядит этот твой мужчина?
Поскольку это означало начало каких-то конкретных действий, Брианна сразу оживилась. Она уселась поудобнее, выпрямилась — и всплеск энергии, промчавшейся по ее позвоночнику, сразу ощутили мои пальцы.
— Он высокий, — начала Брианна — Почти такого же роста, как ты, па. Люди должны его заметить; на тебя же всегда все смотрят. У него черные волосы, а глаза зеленые… ярко-зеленые; это прежде всего все замечают, когда его видят, правда, мама?
Ян почему-то слегка дернулся и перестал чесать Ролло.
— Да, — согласилась я, усаживаясь на скамью рядом с Брианной. — Но ты можешь сделать нечто получше, чем словесное описание. — И я пояснила, обращаясь к Джейми: — Брианна очень хорошо рисует. — Ну, дочка, можешь по памяти нарисовать портрет Роджера, а?
— Да! — Она тут же в пылом схватила перо. — Да, уверена, смогу… я его не раз рисовала.
Джейми подвинул к ней чернильницу и бумагу, и вертикальная морщинка между его бровями почему-то стала глубже.
— А в типографии смогут сделать копию с рисунка чернилами? — спросила я, видя, как он хмурится.
— О… думаю, смогут. Это не так уж трудно — вырезать деревянную форму, если линии рисунка будут достаточно четкими. — Но говорил он с каким-то отсутствующим видом, не отрывая глаз от руки Брианны.
Ян спихнул голову Ролло со своих колен, тоже подошел к столу и стал смотреть через плечо Брианны с непонятным волнением.
А Брианна, ничего не замечая, закусила нижнюю губу и быстро, уверенно рисовала. Высокий лоб, густая прядь черных волос, упавшая на него… лохматая черная бровь… Брианна рисовала Роджера в профиль: крупный нос, немного похожий на клюв, чувственный, красиво очерченный рот и высокие скулы… Глубоко сидящие глаза, опушенные густыми длинными ресницами, с тонкими веселыми морщинками в уголках, — сильное, привлекательное лицо. Потом Брианна добавила аккуратное ухо, потом перенесла свое внимание на безупречную линию черепа, уверенными линиями заканчивая рисунок; еще несколько взмахов пера — и на листе появилась последняя деталь: связанные на затылке в короткий хвост волосы. Ян издал голом странный булькающий звук.
— Ян, что с тобой? — Я посмотрела на племянника, но он смотрел не на рисунок — он таращился через стол на Джейми. И выражение его лица было таким, что мне он показался похожим на поросенка, насаженного на вертел.
Я обернулась — и увидела точно такое же выражение на лице Джейми.
— Какого черта, что происходит? — сердито спросила я.
— Ох… ничего. — Горло Джейми конвульсивно дернулось, когда он сглотнул застрявший там ком. А уголок рта искривился и тоже задергался, как будто Джейми пытался справиться с собой и не дать выплеснуться наружу чему-то ужасному…
— Да что ты врешь, черт побери! — Встревожившись, я потянулась через стол, схватила его за руку и нащупала пульс. — Джейми, отвечай! Тебе что, плохо? Сердце прихватило? Где болит?
— Я заболел, — Ян наклонился над столом с таким видом, будто готов был в любую секунду свалиться без сознания. — Господи… ты что, кузина, хочешь сказать… только ты честно говори… вот это, — он неуверенно ткнул в рисунок, — это и есть Роджер Уэйкфилд?
— Да, — ответила Брианна, изумленно глядя на Яна. — Ян, что с тобой? Ты что, съел что-то несвежее?
Племянник не ответил, а просто тяжело свалился на скамью рядом с Брианной, уронил голову на руки и громко застонал.
Джейми осторожно высвободил руку из моих пальцев. Даже в слабом свете догоравшего очага я прекрасно видела, как он побледнел и напрягся. Он машинально стиснул чернильницу, словно ища в ней поддержки.
— Мистер Уэйкфилд, — осторожно заговорил Джейми, глядя на Брианну, — этот мистер… а у него случайно нет ли… ну, еще какого-то имени, другого?
— Да, — ответили в один голос мы с Брианной. Но я тут же замолчала и предоставила дочери объясняться с отцом, а сама встала и поспешила в кладовую, чтобы принести оттуда бутылку бренди. Я не знала, что последует за странным вступлением, но меня охватило ужасное предчувствие.
— …был усыновлен. А его настоящая фамилия, по отцу, — Маккензи, — говорила Брианна, когда я вернулась в комнату с бутылкой в руке.
Она переводила взгляд с отца на двоюродного брата и хмурилась. — Но в чем дело? Вы ведь ничего не слышали о Роджере Маккензи, правда?
Джейми и Ян обменялись испуганным взглядом. Ян откашлялся. Джейми тоже.
— Ну? — резко спросила Брианна, наклоняясь вперед и встревоженно глядя то на одного, то на другого. — Говорите же! Вы его видели? Где?
Я заметила, как Джейми стиснул зубы, стараясь найти подходящие слова. Потом он очень осторожно заговорил:
— А… ну да, мы его видели. На горе.
— Что… где? На этой горе? — Брианна поднялась на ноги, отшвырнув скамью. Тревога и возбуждение полыхали в ее глазах, словно пламя лесного пожара. — Где он? Что с ним случилось?
— Ну, — пробормотал Ян и вскинул ладони, словно пытаясь защититься. — Ну, в конце концов, он сказал, что лишил тебя девственности…
— Он… что? — Глаза Брианны распахнулись во всю ширь.
— Ну, твой па спросил его, чтобы уж наверняка не ошибиться, и он признался, что он…
— Ты… что ты сделал? — Брианна повернулась к Джейми, сжав кулаки.
— А, ладно… Ну, это… это была ошибка, — ответил Джейми. Он выглядел совершенно растерянным и несчастным.
— Да уж не сомневаюсь, что это была ошибка! Какого черта, отвечай же… что ты сделал? — Брианна тоже побледнела как бумага, в ее глазах сверкали голубые искры, горячие, как огонь.
Джейми глубоко вздохнул. Потом посмотрел прямо в глаза Брианне и выпятил подбородок.
— Это все та малышка, — сказал он. — Лиззи. Она мне сказала, что ты ожидаешь маленького, и что того человека, который это с тобой сделал, зовут Маккензи, и что он ужасный негодяй.
Рот Брианны открылся, потом захлопнулся, но она не произнесла ни слова. Джейми произнес уже более твердым голосом:
— Но ты ведь и сама сказала мне, что тебя взяли силой, разве не так? — Брианна кивнула, как марионетка, которую дернули за веревочку. — Ну вот. Ян с девочкой как раз были на мельнице, когда этот Маккензи туда явился и спрашивал о тебе. Они тут же сели на коня и примчались, чтобы предупредить меня, и мы с Яном встретили его на поляне как раз над зеленым источником.
У Брианны от ужаса пропал голос, и она с трудом, едва слышно прошептала:
— Что вы с ним сделали? Что?!
— Это была честная драка! — поспешно заявил Ян, желая хоть как-то оправдаться. — Я хотел его просто подстрелить, но дядя Джейми сказал — нет, он намерен сам расправиться с этим… этим человеком.
— Ты его избил? — выдохнула Брианна.
— Ну… ну да, — ответил Джейми, на этот раз уязвленным тоном. — Господь милостивый, женщина, а чего ты еще от меня ожидала? Как я должен был обойтись с человеком, который обошелся с тобой подобным образом? Да ведь ты сама, помнится, горела жаждой его убить, а?
— Ну, а кроме того, он ведь тоже здорово врезал даже Джейми, — вставил Ян, приходя на помощь. — Это была честная драка. Я же сказал.
— Помолчи, Ян, не вмешивайся, — сказала я, наливая в кружку виски на два пальца и придвигая его к Джейми.
— Но он… он не… — Брианна сыпала искрами, как готовая вот-вот взорваться шутиха. И наконец рванула во всю мощь, грохнула кулаком по столу и заорала:
— ЧТО ТЫ С НИМ СДЕЛАЛ?!
Джейми моргнул, Ян нервно отшатнулся. И затравленно посмотрели друг на друга.
Я положила руку на плечо Джейми и крепко его сжала. И задала вопрос, который необходимо было задать, однако не смогла при этом скрыть дрожь в своем голосе:
— Джейми… ты что, убил его?
Он посмотрел на меня, и напряжение в его глазах стало немного меньше, лицо чуть-чуть расслабилось.
— Ох… нет, — ответил он. — Я его отдал ирокезам…
— Ох, кузина, но ведь все могло быть куда хуже, — Ян терпеливо погладил Брианну по спине. — В конце-то концов, не убили же мы его!
Брианна коротко всхлипнула и нагнулась, прижавшись лбом к коленям. Лицо у нее было белым и влажным, как внутренняя сторона скорлупы омара, волосы перепутались. Она не упала в обморок, но выглядела так, словно это еще впереди.
— Да мы и не собирались этого делать, — продолжил Ян, нервно глядя на Брианну. — Я было прижал пистолет к его голове, за ухом, потому что подумал, что дядя Джейми прав, и надо бы действительно вышибить из него мозги, но потом он..
Брианна снова всхлипнула, дернулась, и я поспешно поставила на стол перед ней горшок — и как раз вовремя, потому что ее тут же вырвало.
— Ян, мне что-то кажется, ей совершенно ни к чему выслушивать все это прямо сейчас, — сердито сказала я, щурясь на племянника.
— Ничего, я в порядке. — Брианна заставила себя выпрямиться, хотя ей и пришлось для этого ухватиться за край столешницы. — Я должна все узнать, и я узнаю. — Она медленно повернула голову — как будто у нее свело шею, — и посмотрела на Джейми. — Почему? — спросила она. — Почему?
Джейми был так же бледен, как Брианна, и выглядел таким же больным. Он отошел от стола и остановился у очага, как будто стараясь очутиться как можно дальше от рисунка, лежавшего на столе, от этого чертова портрета Роджера Маккензи Уэйкфилда.
И еще казалось, что он готов был на что угодно, лишь бы не отвечать на вопрос дочери, но он ответил, глядя прямо ей в лицо.
— Я хотел его убить. Я остановил Яна, потому что смерть от пули казалась мне слишком легкой… слишком быстрой и милосердной для того, кто совершил такое. — Джейми глубоко вздохнул, и я увидела, как его пальцы, все еще сжимавшие чернильницу, напряглись так, что суставы побелели. — Я решил сначала подумать, что тут будет лучше всего, что я должен сделать. Я оставил с ним Яна, а сам ушел в лес. — Джейми нервно сглотнул; мускулы его горла судорожно дернулись, но он не отвел глаз от дочери. — Я немного прошелся между деревьями, потом сел, чтобы утихомирить сердце. Я подумал, что, наверное, было бы лучше, если бы он очнулся и понял, что с ним делают, но я решил, что не выдержу, если он снова заговорит… он и без того уже сказал слишком много. Но потом… потом его слова стали снова и снова звучать у меня в ушах…
— Что? Что он сказал? — Брианна едва шевелила белыми губами.
Джейми тоже.
— Он сказал… сказал, что ты сама хотела лечь с ним в постель. Что ты… — Он замолчал с силой закусил губы.
— Он утверждал, что ты хотела его… что ты сама попросила его лишить тебя девственности, — негромко и относительно хладнокровно произнес Ян, не сводя глаз с Брианны.
Она судорожно вздохнула — с таким звуком, как будто кто-то разорвал лист толстой бумаги.
— Это правда.
Я невольно глянула на Джейми. Его глаза были закрыты, зубы сжимали нижнюю губу.
Ян громко фыркнул — и Брианна со скоростью молнии размахнулась и влепила ему пощечину.
Он отшатнулся, потерял равновесие и чуть не свалился на скамью. Но успел схватиться за край стола и удержался на ногах.
— Да как ты могла?! — закричал он, и его лицо исказилось от внезапно нахлынувшего гнева. — Как ты могла такое сделать? Я-то говорил дяде Джейми, что ты никогда в жизни не стала бы распутничать, а ты? Это, выходит, правда?
Брианна вскочила одним стремительным движением, как ягуар, и ее щеки в одну секунду из белых стали красными.
— Ах ты, чертов самодовольный болван! Да кто дал тебе право называть меня распутницей?
— Право? — Ян на мгновение запнулся, как будто не находя слов. — Я… ты… он…
Прежде чем я успела вмешаться, Брианна сжала пальцы в кулак и изо всех сил врезала Яну под ложечку. Он, с невероятно удивленным видом, тяжело опустился на пол, разинув рот, как ищущий сосок поросенок.
Я бросилась вперед, но Джейми оказался проворнее меня. В одно мгновение он очутился рядом с Брианной и схватил ее за руку. Она рванулась в сторону, намереваясь и его тоже ударить, как мне показалось, но вдруг застыла. Ее губы беззвучно шевельнулись, словно желая что-то сказать, и слезы ярости и растерянности потекли по щекам.
— Спокойно, — сказал Джейми, и его голос прозвучал бесконечно холодно. Я видела, как его пальцы впились в руки дочери, и слабо вскрикнула, протестуя. Он не обратил на меня ни малейшего внимания, полностью сосредоточившись на Брианне.
— Я не хочу в это верить, — ледяным тоном произнес он. — Я твердил себе, что тот человек говорил все это лишь затем, чтобы спасти свою жизнь, что все это ложь. Но если это правда… — Похоже, Джейми наконец заметил, что причиняет Брианне боль. И отпустил ее. — Я не мог лишить этого человека жизни, не будучи полностью уверен, — сказал Джейми и замолчал, всматриваясь в лицо дочери.
Чего он там искал? Сожалений? Или раскаяния? Я не могла угадать. Но так или иначе, он увидел только горящую в ее взгляде ярость. Лицо Брианны было сейчас как отражение его собственного лица, ее голубые глаза так же пылали, как глаза Джейми.
Джейми отвернулся.
— Я сожалел об этом, — тихо сказал он, очень тихо. — Когда я вернулся той ночью, и увидел тебя — я пожалел, что не убил его. Я ведь держал его в своих руках… и мое сердце сгорало от стыда из-за того, что я посмел усомниться в добродетельности собственной дочери… — Джейми опустил голову, и я увидела белый след от зубов под его нижней губой. — А теперь мое сердце совсем разбито. И не только потому, что ты оказалась нечиста, но и потому, что ты могла солгать мне.
— Солгать тебе? — едва слышно произнесла Брианна. — Солгать тебе?
— Да, ты мне лгала! — Джейми с неожиданной злобой снова повернулся к Брианне. — Ты легла в постель с мужчиной, поддавшись похоти, а когда обнаружила, что беременна, начала кричать, что он тебя изнасиловал! Да ты хоть понимаешь, что я чуть не взял на душу грех бессмысленного убийства, и что ты — причина тому?
Брианна слишком взбесилась, чтобы говорить; я видела, что ее горло просто распухло от невысказанных слов, и знала, что должна немедленно что-то предпринять, сию минуту, пока они не наговорили друг другу еще много чего.
Но я не в состоянии была произнести хоть что-то. Я нервно ощупала карман юбки, ища свое обручальное кольцо. Наконец я нашла его, достала — и бросила на стол. Оно зазвенело, ударившись о дерево; закружилось, задрожало — и остановилось… маленький золотой кружок, отливающий красным в свете очага.
«От Ф. — К., с любовью. Навеки».
Джейми посмотрел на него — и от его лица отхлынула кровь. Брианна громко всхлипнула.
— Это же твое кольцо, тетя, — сказал Ян. В его голосе звучало глубочайшее изумление, и он наклонился к столу, чтобы рассмотреть кольцо поближе, как будто не мог поверить собственным глазам. — Твое золотое кольцо! То самое, которое Боннет отобрал у тебя на реке!
— Да, — кивнула я. Ноги у меня ослабели. Я села к столу и накрыла ладонью предательское колечко, словно хотела забрать его назад, сделать вид, что его тут и не было никогда.
Джейми взял меня за запястье и поднял мою руку. С таким видом, словно он имел дело с ядовитым скорпионом, он взял кольцо, осторожно, двумя пальцами.
— Откуда оно у тебя? — спросил он почти равнодушным тоном. А потом посмотрел на меня, и от его взгляда меня пронзило ужасом.
— Я его принесла. — Слезы у Брианны высохли, испарившись от накалившего ее гнева. Она встала рядом со мной и обняла меня за плечи. — Не смей так на нее смотреть, не смей!
Джейми перевел взгляд на дочь, но она даже не моргнула, только крепче прижалась ко мне, а ее пальцы просто-таки впились в мои плечи.
— Откуда оно у тебя? — повторил он свой вопрос, и его голос упал почти до шепота. — Где ты его взяла?
— У него взяла. У Стефана Боннета. — Брианна дрожала, но не от страха, а от гнева. — Когда… когда он… изнасиловал меня.
В лице Джейми что-то внезапно изменилось, так, как будто его обожгло изнутри огнем. Я невольно вскрикнула и потянулась к нему, но он резко отвернулся и замер посреди комнаты спиной к нам.
Я почувствовала, как Брианна напряженно выпрямилась, слышала, как Ян довольно глупо повторил: «Боннет?»… слышала тиканье часов на буфете, ощущала, как от дверей слегка тянет холодом… Но я почти ничего не осознавала, а просто смотрела и смотрела на Джейми…
Наконец я отодвинула скамью и с трудом поднялась на ноги. Джейми стоял так, будто прирос к полу, и прижимал сжатые кулаки к животу, как человек, получивший пулю в кишки и пытающийся удержать их, не дать им вывалиться на землю.
Мне бы следовало что-то сделать, что-то сказать. Мне бы следовало помочь им обоим, позаботиться о них. Но я ничего не могла. Я не могла помочь одному, не предав другого… да ведь я уже предала их обоих. Стараясь сохранить покой Джейми, я принесла в жертву его честь, а в результате все это пало на Роджера и разрушило счастье Брианны.
И теперь не в моих силах было хоть что-то изменить. Мне оставалось только смотреть на них, чувствуя, как мое сердце разрывается на маленькие кусочки.
Брианна наконец отошла от меня и бесшумно прошлась вокруг стола, вокруг комнаты, вокруг Джейми… а потом остановилась напротив отца, заглянула ему в глаза. Ее лицо было белым, как мрамор, кожа натянулась… как будто она вдруг превратилась в изваяние какой-нибудь святой мученицы.
— Черт бы тебя побрал, — сказала Брианна едва слышно. — Черт бы тебя побрал, ублюдок. Лучше бы мне вообще никогда тебя не видеть!




ЧАСТЬ ОДИННАДЦАТАЯ
ПО СЛЕДУ



Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману -



Отлично
- Кэтти
30.09.2009, 17.51





отличная книга
- оксана
8.01.2010, 19.50





Очень интересная и жизненная книга. Очень понравилось.
- Natali
30.01.2010, 8.55





Цікаво,яку ви книжку читали, якщо її немає???
- Іра
28.08.2010, 18.37





класно
- Анастасия
30.09.2010, 22.13





мне очень нравится книги Тани Хайтман я люблю их перечитывать снова и снова и эта книга не исключение
- Дашка
5.11.2010, 19.42





Замечательная книга
- Галина
3.07.2011, 21.23





эти книги самые замечательные, стефани майер самый классный писатель. Суперрр читала на одном дыхании...это шедевр.
- олеся галиуллина
5.07.2011, 20.23





зачитываюсь романами Бертрис Смолл..
- Оксана
25.09.2011, 17.55





what?
- Jastin Biber
20.06.2012, 20.15





Люблю Вильмонт, очень легкие книги, для души
- Зинулик
31.07.2012, 18.11





Прочла на одном дыхании, несколько раз даже прослезилась
- Ольга
24.08.2012, 12.30





Мне было очень плохо, так как у меня на глазах рушилось все, что мы с таким трудом собирали с моим любимым. Он меня разлюбил, а я нет, поэтому я начала спрашивать совета в интернете: как его вернуть, даже форум возглавила. Советы были разные, но ему я воспользовалась только одним, какая-то девушка писала о Фатиме Евглевской и дала ссылку на ее сайт: http://ais-kurs.narod.ru. Я написала Фатиме письмо, попросив о помощи, и она не отказалась. Всего через месяц мы с любимым уже восстановили наши отношения, а первый результат я увидела уже на второй недели, он мне позвонил, и сказал, что скучает. У меня появился стимул, захотелось что-то делать, здорово! Потом мы с ним встретились, поговорили, он сказал, что был не прав, тогда я сразу же пошла и положила деньги на счёт Фатимы. Сейчас мы с ним не расстаемся.
- рая4
24.09.2012, 17.14





мне очень нравится екатерина вильмон очень интересные романы пишет а этот мне нравится больше всего
- карина
6.10.2012, 18.41





I LIKED WHEN WIFE FUCKED WITH ANOTHER MAN
- briii
10.10.2012, 20.08





очень понравилась книга,особенно финал))Екатерина Вильмонт замечательная писательница)Её романы просто завораживают))
- Олька
9.11.2012, 12.35





Мне очень понравился расказ , но очень не понравилось то что Лиля с Ортемам так друг друга любили , а потом бац и всё.
- Катя
10.11.2012, 19.38





очень интересная книга
- ольга
13.01.2013, 18.40





очень понравилось- жду продолжения
- Зоя
31.01.2013, 22.49





класс!!!
- ната
27.05.2013, 11.41





гарний твир
- діана
17.10.2013, 15.30





Отличная книга! Хорошие впечатления! Прочитала на одном дыхании за пару часов.
- Александра
19.04.2014, 1.59





с книгой что-то не то, какие тообрезки не связанные, перепутанные вдобавок, исправьте
- Лека
1.05.2014, 16.38





Мне все произведения Екатерины Вильмонт Очень нравятся,стараюсь не пропускать ни одной новой книги!!!
- Елена
7.06.2014, 18.43





Очень понравился. Короткий, захватывающий, совсем нет "воды", а любовь - это ведь всегда прекрасно, да еще, если она взаимна.Понравилась Лиля, особенно Ринат, и даже ее верная подружка Милка. С удовольствием читаю Вильмонт, самый любимый роман "Курица в полете"!!!
- ЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
18.10.2014, 21.54





Очень понравился,как и все другие романы Екатерины Вильмонт. 18.05.15.
- Нина Мурманск
17.05.2015, 15.52








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100