Читать онлайн Барабаны осени., автора - Гэблдон Диана, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Барабаны осени. - Гэблдон Диана бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.9 (Голосов: 39)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Барабаны осени. - Гэблдон Диана - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Барабаны осени. - Гэблдон Диана - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гэблдон Диана

Барабаны осени.

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6
Я сталкиваюсь с грыжей

Июнь 1767.
— Ненавижу лодки, — процедил Джейми сквозь стиснутые зубы. — Меня тошнит от лодок, просто выворачивает. На мой взгляд, лодки — это нечто жутко отвратительное и даже непристойное.
Дядя Джейми, Гектор Камерон, жил на плантации, носившей имя Речная Излучина, расположенной как раз над Кросскриком. Кросскрик, в свою очередь, находился вверх по течению от Велмингтона; вообще-то до него было около двухсот миль. Нам говорили, что в это время года путешествие по реке, на лодке, может занять от четырех дней до недели, в зависимости от направления ветра. Если же мы рискнули бы отправиться по суше, то нам пришлось бы потратить две недели, а то и больше, поскольку тут уже вступали в силу такие факторы, как напрочь размытые дождями дороги, грязь по пояс и сломанные колесные оси.
— На реке не бывает больших волн, — сказала я. — И мне почему-то представляется, что топать пешком по грязи двести миль подряд, увязая по меньшей мере по колено, — это такое занятие, которое может вызвать кое-что похуже простого отвращения и тошноты.
Ян широко ухмыльнулся, но тут же постарался придать своему лицу как можно более невинное выражение, поскольку взгляд Джейми устремился к племяннику.
— Кроме того, — заявила я, одаряя Джейми улыбкой, — если с тобой вдруг приключится морская болезнь, то помни: мои иглы пока что при мне. — Я похлопала по карману, в котором лежал мой маленький набор для иглоукалывания, в футляре из слоновой кости.
Джейми с силой выдохнул через нос, но больше не произнес ни слова. Так что с этой маленькой проблемой было покончено, но еще оставалось решить проблему куда более серьезную — то есть раздобыть деньги на проезд.
Конечно, мы не были богаты, но кое-что у нас все-таки имелось, благодаря удаче, поджидавшей нас на пути. Отправившись из Чарльстона на север и устраиваясь на следующую ночевку прямо у дороги, мы случайно нашли в лесу заброшенную ферму; вся ее расчищенная земля уже покрылась молодой дикой порослью.
Крепкие молодые тополя, словно острые копья, пронзили рухнувшую крышу, от которой остались только голые стропила, а пышный куст остролиста умудрился пробиться сквозь трещину в каменном полу перед очагом. Стены дома наполовину развалились, бревна почернели от гнили, кое-где они кудрявились зеленым мхом, в других местах обросли грибами. Конечно, мы не могли знать, как давно люди покинули это место, но ясно было, что пройдет еще год-другой — и все здесь, и этот небольшой домик, и обработанная земля, — будут поглощены лесом, и никаких следов забытого жилья не останется, кроме, разве что, пирамидки камней от рассыпавшейся печной трубы.
И тем не менее, как ни невероятно и даже нелепо это выглядело, — среди всего этого лесного безобразия, вторгшегося на заброшенную ферму, красовались уцелевшие остатки бывшего здесь когда-то большого фруктового сада, — персиковые деревья, сплошь усыпанные зрелыми, лопающимися от сока плодами и окруженные целыми роями громко жужжащих пчел. Мы ели их, пока чуть не лопнули, переночевали под укрытием руин, а рано утром, еще до рассвета, встали и до отказа нагрузили наш фургон целыми горами нежных золотистых фруктов, бархатных, полных чудесного сока.
Мы распродали их очень быстро, и в результате явились в Велмингтон с липкими руками, с мешочком монет (в основном там были денежки по одному пенсу), и насквозь пропитанные неистребимым запахом забродившего сока; он исходил от наших волос, от одежды, от кожи — как будто мы все хорошенько искупались в персиковой водке.
— Держи это при себе, — заявил Джейми, протягивая мне маленький кожаный кисет, содержавший все наше состояние.
— Но что мы купим в дорогу из продуктов, а? Надеюсь, не персики? Да и вообще, лучше бы нам прикупить всяких мелочей, чтобы не выглядеть совсем уж нищими, когда мы явимся к моим родственникам. Для начала, может быть, иголку и нитки?
Он кивком головы показал на здоровенную дыру в куртке Фергуса, — дыра эта возникла в результате падения с персикового дерева.
— Мы с Дунканом пройдемся вокруг, посмотрим, нельзя ли продать фургон и лошадей, и выясним, как тут обстоят дела с лодками. А если тут есть такая штука, как золотых дел мастер, я, возможно, спрошу, что бы он предложил за один из наших камешков.
— Ты поосторожнее, дядя, — посоветовал Ян, хмуро наблюдая за пестрой толпой самой разнообразной публики, болтавшейся вокруг небольшого порта; многие вроде бы совершенно бесцельно ходили туда-сюда. — Нам вовсе ни к чему попадать в какое-нибудь приключение, да и оказаться ограбленным прямо на здешней улице мне тоже что-то не хочется.
Джейми, сделав предельно серьезное лицо, заверил племянника, что он предпримет все мыслимые меры предосторожности.
— Возьми с собой Ролло, — настаивал Ян. — Он тебя защитит!
Джейми посмотрел на Ролло; так называемая собака рассматривала текущую мимо толпу с выражением терпеливого интереса на морде, и в глазах пса светилось нечто такое, что заставляло предположить в Ролло не столько интерес к новым местам и людям, сколько с трудом сдерживаемый голод.
— О, ладно, — сказал наконец Джейми. — Пошли со мной, милая собачка. — Сделав несколько шагов, он остановился и обернулся ко мне. — Мне что-то кажется, Сасснек, будет неплохо, если ты ко всему прочему купишь еще и немного сушеной рыбы.
* * *
Велмингтон был маленьким городом, но благодаря своему на редкость удачному расположению (он ведь представлял собой морской порт, стоявший в самом устье судоходной реки), он мог похвастать не только сельскохозяйственным рынком и доками для ремонта судов, но еще и несколькими магазинами, имевшими в наличии кое-какие предметы роскоши, доставленные из Европы, наравне с разнообразными местными изделиями и продуктами, необходимыми для повседневной жизни.
— Бобы, отлично, — сказал Фергус. — Я люблю бобы, хоть сколько мне их давай. — Он передвинул висевший за его плечами тяжелый джутовый мешок, поскольку тот съехал в сторону. — И хлеб, конечно, нам понадобиться хлеб… и мука, и соль, и свиное сало. Соленый окорок, сушеная вишня, свежие яблоки, да, все это нужно. И рыба, если уж на то пошло. Иголки с нитками я лично тоже считаю вещами необходимыми. И щетку для волос тоже, — добавил он, бросив косой взгляд на мои волосы, которые, благодаря повышенной влажности воздуха, так и рвались наружу из-под моей шляпы с широкими полями, и не обращали ни малейшего внимания на все мои усилия удержать их внутри головного убора.
— Ну, и в аптеку нам придется зайти, — решил Фергус. — Кое-какие лекарства купим, верно? Но кружева?
— Кружева! — твердо произнесла я. И засунула маленький сверток с тремя ярдами брюссельских кружев в большую корзину, которую нес Фергус. — И еще, между прочим, ленты. По ярду вон тех широких шелковых лент, — теперь уже я обращалась к потной молодой девушке, стоявшей за прилавком. — Красную… это для тебя, Фергус, так что нечего тут ныть, потом зеленая — для Яна, желтая — для Дункана, а вон та совсем темная голубая — для Джейми. И это вовсе не экстравагантность! Джейми не желает, чтобы мы выглядели как оборванцы, когда предстанем перед его дядей и тетей.
— А как насчет тебя, тетя? — спросил Ян, ухмыляясь. — Уж наверное, ты не захочешь, чтобы мы, мужчины, выглядели как настоящие денди, а ты бы осталась эдаким серым воробышком, а?
Фергус энергично сплюнул сквозь зубы; он одновременно и возмущался ненужными тратами, и отчаянно веселился.
— Вот это! — заявил он, показывая на большой моток темно-розовой ленты.
— Нет, это цвет для молодой девушки, — возразила я.
— Женщина никогда не бывает настолько старой, чтобы отказаться от розового цвета, — твердо произнес Фергус. — Я не раз слышал, как les mesdames говорили так.
Мне уже приходилось слышать мнения мадам по самым разным поводам; юные годы Фергуса прошли в публичном доме, и, судя по некоторым его высказываниям, не только самые юные годы. Я лишь от души надеялась, что Фергус преодолеет свою привычку при каждом случае ссылаться на мнения мадам, — ведь теперь он был женат на приемной дочери Джейми; но, поскольку Марсела сейчас находилась на Ямайке, ожидая рождения их первенца, я сильно сомневалась, что он перестанет упоминать мадам. В конце концов, по крови Фергус был французом.
— Думаю, мадам в этом должны разбираться, — кивнула я. — Ладно, пусть будет розовая.
Нагруженные корзинами и сумками с провиантом, мы наконец выбрались на улицу. Стояла отчаянная жара, и воздух был таким влажным, что хоть отжимай, но с реки дул легкий ветерок, и после душной тесноты магазинчика наружная атмосфера показалась мне сладкой и освежающей. Я посмотрела в сторону порта, где виднелись мачты нескольких небольших суденышек, мягко качавшихся на волнах прилива, и тут же увидела высоченную фигуру Джейми, размашисто шедшего в нашу сторону; Ролло ошивался возле его ног.
Ян завопил во все горло и замахал руками, и Ролло тут же сорвался с места и понесся к нам со всех ног, яростно размахивая хвостом при виде своего хозяина. К счастью, в это время дня народу вокруг было немного; но те, кто имел несчастье находиться в этот момент на узкой улице, шарахнулись к стенам домов, изо всех сил стараясь избежать столкновения со зловещим зверем.
— Бог ты мой, — послышался рядом со мной чей-то протяжный голос. — Это, пожалуй, самая большая собака из тех, что я вообще когда-либо видел.
Я глянула через плечо и заметила некоего джентльмена, только что отделившегося от стены таверны и вежливо приподнявшего шляпу, приветствуя меня.
— Ваш покорный слуга, мэм. Я от всей души надеюсь, что этот зверь не питает пристрастия к человеческой плоти, а?
Я наконец повернулась лицом к человеку, говорившему со мной, — и ахнула. И чуть было не ляпнула, что уж он-то, пожалуй, единственный из всего человечества, кто вряд ли мог счесть нашего Ролло пугающим.
Мой собеседник был одним из самых высоких людей, каких я когда-либо видела; он был даже на несколько дюймов выше Джейми. Он был тощим и костлявым, просто кожа да кости; огромные кисти его рук болтались где-то на уровне моих локтей, а затейливо расшитый бусинками кожаный ремень, перетягивавший его талию, оказался прямо напротив моей груди. Я вполне могла уткнуться носом в его пупок, случись мне, например, чихнуть — но этого, к счастью, не произошло.
— Нет, он питается только рыбой, — заверила я моего нового знакомца. Видя, как я вытягиваю шею, он любезно опустился на корточки, и его коленные суставы при этом щелкнули, как две винтовки. Теперь, когда его лицо оказалось в поле моего зрения, я обнаружила, что черты мне все равно не рассмотреть за густой черной растительностью. Лишь нелепо вздернутый нос выглядывал из этих зарослей, да моргала над ним пара больших и спокойных глаз светло-орехового цвета.
— Ну, я весьма рад это слышать. Мне бы совсем не хотелось, чтобы какой-нибудь здоровячок откусил мне ногу, да еще прямо с утра. — Он снял шляпу с обвисшими до неприличия полями и с облезшим индюшачьим пером, заткнутым за ленту, и склонил передо мной голову, отчего его завивавшиеся спиралями черные длинные волосы упали вперед, на плечи. — Джон Куинси Майерс, к вашим услугам, мэм.
— Клэр Фрезер, — представилась я, протягивая ему руку и очаровательно улыбаясь. Он на мгновение сжал мои пальцы, подом поднес их к носу и обнюхал, а потом посмотрел на меня и расплылся в широкой улыбке, весьма приятной, несмотря на отсутствие у него половины зубов.
— Эй, мэм, вы часом не травница будете, а?
— Я… кто буду?
Он осторожно перевернул мою руку ладонью вверх и показал на зеленые пятна хлорофилла, въевшегося в эпидермис.
— Если у леди просто пальцы зеленые, то она, может быть, всего лишь ухаживала за своими розами, но если у леди руки пахнут сассафрасом, то бишь как его… американским лавром, да еще и иезуитской корой, — то это уж вовсе не похоже на то, что она цветочки для букета собирала. А ты так не считаешь? — спросил он, поворачиваясь к Яну и добродушно глядя на него. Ян озирал мистера Майерса с нескрываемым интересом.
— Ой, да! — горячо откликнулся парнишка. — Тетя Клэр — известная целительница. Мудрая женщина! — И он с гордостью посмотрел на меня.
— Вот оно как? Ну, это хорошо. — Глаза мистера Майерса с любопытством прошлись по окружающему нас миру, а потом вернулись обратно и сосредоточились на мне. — Что хотите со мной делайте, если это не моя чертова удача! Я так и думал, что надо мне немножко тут подождать, прежде чем лезть в горы и искать там индейского шамана, чтобы он меня полечил немножко.
— Вы больны, мистер Майерс? — спросила я. Он вовсе не выглядел нездоровым, но вообще-то мне было трудно судить о чем-либо, поскольку Майерс был отлично замаскирован бородой, длинными волосами, загаром и тонким слоем жирной коричневой грязи, которая, похоже, покрывала все, что не было скрыто потрепанной одеждой из оленьей кожи. Единственным исключением оказался его лоб; видимо, его обычно прикрывала от солнца черная фетровая шляпа, а теперь он вдруг оказался на всеобщем обозрении, — широкая, абсолютно белая плоскость.
— Не то чтобы по-настоящему болен, я так не считаю, — заметил Майерс. Внезапно он поднялся на ноги и принялся неторопливо задирать подол своей кожаной рубахи. — Ну, во всяком случае, это не трип и не французская болезнь, это уж точно, такое-то я повидал на своем веку.
То, что я приняла за брюки, оказалось на деле длинными кожаными гамашами, поверх которых был надет такой же кожаный набрюшник.
Продолжая говорить, мистер Майерс взялся за кожаный ремешок, удерживавший на месте этот последний предмет его гардероба, и начал развязывать тугой узел.
— Чертовски неприятная штука, и здоровенная, вообще-то говоря; и выскочила вдруг, ни с того ни с сего, прямо рядышком с одним из моих шариков. И мешает, конечно, как вы и сами, наверное, догадываетесь, хотя не очень-то и болит, честно говоря, вот разве что когда я верхом на лошадку сажусь… Может, вы на это посмотрите и объясните, что мне с этой штуковиной делать, а?
— А… э… — промямлила я, бросая на Фергуса бешеный взгляд, — но тот лишь в очередной раз поправил висевший на его спине мешок с бобами и продолжал с интересом наблюдать за событиями, черт бы его побрал.
— Имею ли я удовольствие видеть перед собой мистера Джона Майерса? — раздался за моим плечом вежливый голос, говоривший с шотландским акцентом.
Мистер Майерс оставил в покое узел набрюшника и вопросительно посмотрел на Джейми.
— Насчет удовольствия или неудовольствия ничего не могу сказать, сэр, — сообщил он не менее учтиво. — Но если вы ищете Майерса, то вы его нашли.
Джейми шагнул вперед и остановился рядом со мной, тактично внедрив собственное тело между мной и набрюшником мистера Майерса. Он серьезно поклонился, держа шляпу подмышкой.
— Джеймс Фрезер, к вашим услугам, сэр. Мне говорили, что при знакомстве с вами следует упомянуть имя мистера Гектора Камерона.
Мистер Майерс с интересом посмотрел на рыжие волосы Джейми.
— Вы шотландец, да? Один из этих горных парней?
— Я шотландец, верно, и я горец.
— И вы родня старому Гектору Камерону?
— Он мой дядя по браку, сэр, хотя я до сих пор не встречался с ним лично. Мне говорили, что вы его хорошо знаете, и что вы могли бы довезти меня и моих людей до его плантации.
Обмениваясь репликами, мужчины откровенно оглядывали друг друга с головы до ног, оценивая внешность, одежду и вооружение. Глаза Джейми одобрительно задержались на длинном ноже в ножнах, висевшем на поясе охотника Майерса, а у мистера Майерса даже ноздри расширились от любопытства.
— Comme deux chiens, — негромко произнес Фергус за моей спиной. Как два пса. — …aux culs. — Ну да, теперь им следовало бы обнюхать друг у друга зады.
Мистер Майерс метнул в Фергуса быстрый взгляд, и я заметила в глубине его светлых глаз отсвет откровенного веселья, — но он тут же вернулся к изучению Джейми. Каким бы он ни был диким лесным охотником, но он явно кое-что смыслил во французском языке.
Учитывая острое обоняние мистера Майерса и полное отсутствие у него застенчивости, я бы ничуть не удивилась, если бы он тут же опустился на четвереньки и приветствовал Джейми именно тем способом, какой предложил Фергус. Но охотник вполне удовлетворился тем, что внимательно рассмотрел не только Джейми, но и Яна, и самого Фергуса, и меня, а заодно и нашего Ролло.
— Хорошая собака, — кивнул он, беспечно кладя здоровенную ручищу на голову последней. Ролло, приняв приглашение, провел собственное исследование чужака, старательно обнюхав его от мокасин до набрюшника, пока мистер Майерс продолжал говорить. — Так он ваш дядя, вот как? А он знает, что вы к нему едете?
Джейми покачал головой.
— Точно не могу сказать. Я послал ему письмо из Джорджии, месяц назад, но откуда мне знать, получил он его, или нет?
— Ну, скорее нет, — задумчиво произнес Майерс. Его глаза задержались на лице Джейми, потом снова медленно оглядели всех нас по очереди. — Я уже тут познакомился с вашей женой. А это ваш сынок? — он кивнул в сторону Яна.
— Племянник, Ян. А это — приемный сын, Фергус. — Джейми широким жестом представил присутствующих. — И еще с нами мой друг Дункан Иннес, он скоро придет.
Майерс хмыкнул, кивнул и принял решение.
— Ну, я должен был убедиться, можно ли вас провожать к Камеронам. Просто хотел увериться, что вы и вправду родственники, но вы, конечно, лицом действительно немного похожи на вдовушку Камерона. И парнишка вообще-то тоже немного похож.
Джейми резко вскинул голову.
— Вдова Камерона?
Хитрая улыбка промелькнула в волосяных зарослях лица Майерса.
— Да, старина Гектор схватил сильное воспаление горла, да, и помер в конце прошлой зимы. Так что я не представляю, чтобы он получал почту там, где он сейчас находится.
Оставив пока Камерона ради более насущных потребностей собственного организма, мистер Майерс снова принялся раскапывать узлы и обертки на собственном животе.
— Здоровенная такая штука, темно-красная, — пояснил он, обращаясь ко мне, но не прерывая процесса развязывания узла. — Почти такая же здоровенная, как один из моих шариков. Вам не кажется, что она могла просто потому выскочить, что мне вдруг захотелось отрастить третье яичко?
— Ну, это вряд ли, — ответила я, кусая губы, чтобы не расхохотаться. — Я в этом очень сомневаюсь. — Мистер Майерс работал пальцами очень медленно, и тем не менее узел на его набрюшнике был уже почти распутан; случайные прохожие начали понемногу останавливаться вокруг нас, глазея.
— О, пожалуйста, не стоит вам беспокоиться, — сказала я. — Я уверена, я знаю, что это такое… это наверняка просто паховая грыжа.
Большие ореховые глаза стали еще больше.
— Вот как? — похоже, мое сообщение его скорее заинтересовало, чем расстроило.
— Конечно, мне нужно посмотреть… где-нибудь в помещении, — поспешно добавила я. — Ну, просто чтобы наверняка убедиться, но судя по вашему описанию, это именно она. Вообще-то ее очень легко удалить хирургическим путем, но… — я с некоторым сомнением оглядела стоявшего передо мной колосса. — Я просто не знаю… то есть я хочу сказать, мне придется вас усыпить. Чтобы вы были без сознания, — уточнила я. — Мне придется вас разрезать и снова зашить, видите ли. Но, может быть, лучше наложить грыжевый бандаж… ну, перевязать особым образом.
Майерс впал в глубокое раздумье и принялся скрести подбородок.
— Нет, это я уже пробовал, перевязку-то. Резать, говорите… А вы, то есть ваша компания, собираетесь задержаться тут, в городе? Ну, передохнуть немного, прежде чем отправитесь к Камеронам?
— Недолго, — твердо ответил Джейми. — Мы отправимся вверх по реке к плантации моей тетушки, как только все организуем и найдем лодку.
— Ох… — гигант несколько мгновений обдумывал услышанное, потом вдруг широко улыбнулся и кивнул.
— Я знаю одного подходящего для вас человека, сэр. Я прямо сейчас пойду и найду Джоша Фримана, он наверняка в «Приюте моряка». Солнце еще высоко, так что вряд ли он уже настолько пьян, чтобы не суметь поговорить о деле. — Потом он отвесил мне поклон, прижав шляпу к животу. — А после, может, ваша жена будет настолько добра, что встретится со мной вон в той таверне… там куда поспокойнее, чем у морячков… и посмотрит все-таки на эту… на эту… — Я видела, как его губы дергаются, пытаясь произнести «паховая грыжа», но в конце концов он оставил эти попытки. — На эту мою болячку.
Он водрузил шляпу на голову и, получив согласный кивок Джейми, ушел.
Джейми проводил взглядом человека-гору, плетущегося вдоль по улице и то и дело останавливающегося, чтобы ответить на приветствия встречных.
— И что же это в тебе такое, Сасснек, хотел бы я знать? — задумчиво произнес он, словно бы продолжая уже начатый разговор.
— Что во мне, о чем ты? — удивилась я.
Он повернулся ко мне и, прищурившись, всмотрелся в мое лицо.
— Что в тебе есть такое, что заставляет каждого мужчину, увидевшего тебя, уже через пять минут начать стаскивать штаны?
Фергус как-то странно хрюкнул, а Ян отчаянно порозовел. Я постаралась сделать как можно более скромное и застенчивое лицо.
— Ну, если ты этого не знаешь, мой дорогой, — нежным голосом сказала я, — то и никто не знает. Но похоже, что я нашла для нас лодку. А чем ты занимался все это утро?
* * *
Однако Джейми, усердный и старательный, как всегда, раздобыл потенциального покупателя на один из наших драгоценных камней. И не только покупателя, но еще и приглашение на обед к губернатору.
— Губернатор Трайон собственной персоной сейчас как раз в городе, — пояснил Джейми. — Он остановился в доме мистера Лиллингтона. Я сегодня утром поговорил тут с одним купцом, его зовут Макэчерн, и он меня познакомил с неким Маклеодом, а тот…
— А тот, конечно же, сразу представил тебя Макнейлу, который взял тебя с собой на выпивку с Макгрегором, который рассказал тебе во всех подробностях о своем племяннике Бетуне, троюродный брат которого состоит в дальнем родстве с тем самым парнем, который чистит ботинки губернатора, — предположила я, будучи к этому времени уже неплохо знакома с теми весьма извилистыми, почти византийскими по духу путями, какими делаются дела между шотландцами.
Оставьте двоих шотландцев из Горной страны наедине — и уже через десять минут они расскажут друг другу, до последней подробности, всю историю своих кланов — ну, лет за двести, как минимум, — и выяснят, что у них имеется бесчисленное множество общих знакомых и дальних родственников.
Джейми усмехнулся.
— Нет, это секретарь жены губернатора, — поправил меня он. — И его зовут Мюррей. Это старший сын Мэгги, двоюродной сестры твоего отца, они из Лох-Линна, — последнее добавление он сделал, повернувшись к Яну. — Его отец эмигрировал сразу после восстания. — Ян кивнул, и можно было не сомневаться, что он уложил эту полезную информацию в кладовые собственных сведений по истории рода, чтобы сохранить до того дня, когда она может пригодиться.
Эдвин Мюррей, секретарь супруги губернатора, рад был приветствовать Джейми как представителя своего клана — пусть даже всего лишь по браку, — и мгновенно достал для нас с Джейми приглашение отобедать в доме Лиллингтона сегодня вечером, якобы для того, чтобы Джейми мог рассказать губернатору о торговых делах в Индии.
На самом деле мы намеревались познакомиться там с бароном Пензлером — хорошо известным немецким вельможей, который также должен был присутствовать на обеде. Барон был человеком не только богатым, но еще и обладающим хорошим вкусом, и слыл заядлым собирателем самых разных диковинок, если те были красивы.
— Ну что ж, — задумчиво сказала я, — как идея звучит неплохо. Но мне кажется, тебе лучше пойти туда одному. Я не могу отправиться на обед у губернатора в таком виде.
— Но ты выглядишь пре… — он запнулся, когда вдруг увидел меня трезвым взглядом. Его глаза медленно обежали мое платье, — грязное донельзя, обтрепанное и рваное, — свалявшиеся волосы и обвисший чепчик.
Оценив увиденное, Джейми нахмурился.
— Нет, Сасснек, я хочу, чтобы ты пошла со мной. Мне может понадобиться провести отвлекающий маневр.
— Кстати об отвлекающих маневрах… сколько пинт пива тебе пришлось выставить за это приглашение? — спросила я, подумав о наших убывающих финансах. Джейми и глазом не моргнул; он просто взял меня за руку и развернул лицом к ряду магазинов.
— Шесть, но за половину он заплатил сам. Идем, Сасснек; обед в семь, и мы должны найти для тебя нечто такое, что было бы достойно тебя.
— Но мы не можем себе позволить…
— Это капиталовложение, — твердо заявил он. — И кроме того, кузен Эдвин ссудил мне кое-что, я верну деньги, когда продам какой-нибудь камень.
* * *
Фасон платья оказался двухлетней давности по международным стандартам Ямайки, но оно было по крайней мере чистым, а для меня это, пожалуй, было в данный момент едва ли не самым главным.
— Вы вся насквозь влажная, мадам…
Голос портнихи звучал холодно. Эта маленькая худощавая женщина средних лет своим искусством превосходила всех прочих производительниц дамского платья в Веллингтоне, и, как я без труда догадалась, привыкла, что ее мнение насчет моды обсуждению не подлежит и все обязаны повиноваться ей беспрекословно. То, что я отказалась от чепчика с оборками в пользу свежевымытых волос, было принято с явным неудовольствием и сопровождались высказыванием, что так недолго и воспаление легких схватить, и булавки, которые она держала во рту, ощетинились, как иглы на спине дикобраза, — в особенности когда я заявила, что хочу заменить традиционный тяжелый корсет на легкий костяной, вырезанный в верхней части, — чтобы он поддерживал грудь, а не стискивал ее.
— О, извините, — я поспешила подобрать влажные локоны и засунуть их в льняное полотенце, намотанное на моей голове.
Парадная гостиная огромного дома мистера Лиллингтона была битком набита гостями, явившимися на прием с губернатором. Меня препроводили в крошечную мансарду, где обитал кузен Эдвин, — собственно, это был чердак над конюшнями, — и окончательная подгонка моего туалета проходила под аккомпанемент приглушенного топота копыт и хруста сена, доносившихся снизу; время от времени их дополняли монотонные звуки свиста конюхов, выгребавших навоз из-под лошадей.
Но я вовсе не была склонна жаловаться на что-то; конюшни мистера Лиллингтона оказались намного чище, чем та гостиница, в которой мы с Джейми оставили наших спутников, а миссис Лиллингтон была настолько любезна, что обеспечила меня большой лоханью горячей воды и куском мыла, пахнувшего лавандой, — что было для меня куда важнее, чем даже новый туалет. Я от души надеялась, что больше никогда в жизни не увижу персиковых деревьев.
Я слегка приподнялась на цыпочках, надеясь выглянуть в окно мансарды, поскольку Джейми должен был вот-вот прийти за мной, — но вызвала этим энергичное протестующее ворчание портнихи, которая как раз старалась выровнять подол моей юбки.
Вообще-то платье само по себе было совсем неплохим: строгий лиф из нежного кремового шелка, с укороченным рукавом, и пышный кринолин в полоску винного цвета; шелковые рюши оттенка старого кларета сбегали двумя волнами от груди к талии. Когда к краям рукавов были подшиты купленные мною брюссельские кружева, я решила, что платье вполне прилично выглядит, хотя, может быть, это и не высший класс.
Сначала меня удивила цена, показавшаяся мне уж очень низкой, но теперь я заметила, что ткань, из которой оно было сшито, явно низкосортная, грубоватая, — при ярком свете на ней можно было заметить утолщения нити и узелки. Удивленная, я присмотрелась к одному из таких дефектов и даже потерла его пальцем.
Я не так уж хорошо разбиралась в шелке, просто один знакомый китаец как-то раз во время плавания не пожалел для меня половины дня, рассказывая о разных профессиональных секретах шелководства и шелкоткачества, и о тонких различиях в результатах этого производства.
— Откуда привезли этот шелк? — спросила я. — Он не китайский. Это из Франции?
Портниха посмотрела на меня снизу вверх, на мгновение забыв даже о своем раздражении, — настолько удивил ее мой вопрос.
— Нет, конечно! Это сделано в Южной Каролине, вот где. Там живет некая леди, ее зовут миссис Пинкни, она засадила половину своей земли тутовником… ну, шелковичными деревьями, и стала разводить на них шелковичных гусениц. Может, эта ткань и не так хороша, как китайская, — неохотно признала портниха, — но зато она в два раза дешевле. — Она, глядя все так же снизу, прищурилась и неторопливо кивнула. — Уже почти готово, вот тут только немножко осталось… а вам идет, у вас даже цвет лица стал лучше. Но, мадам, уж вы меня извините, но вам необходимо что-то добавить вокруг шеи, а то вы кажетесь уж очень голой. И если вы не желаете надевать чепец или парик, то как насчет ленты? У вас найдется?
— Ох, лента! — вспомнила я. — Да, это отличная мысль. Загляните-ка вот в ту мою корзину, там найдется ленточка как раз в цвет.
Мы вдвоем сумели-таки справиться с моими волосами, подняв их повыше и старательно перевязав у корней длинной темно-розовой лентой, — и влажноватые еще локоны упали вниз, на уши и шею, а короткие завитки, с которыми просто невозможно было совладать, прикрыли лоб и виски.
— Я не слишком похожа на молодящуюся развалину, а? — спросила я, внезапно встревожившись. Я провела ладонью по лифу, но вроде бы все сидело как надо, аккуратно, плотно прилегая к талии.
— О, нет, мадам! — горячо заверила меня портниха — Весьма неплохо, уж в этом можете на меня положиться. — Она нахмурилась, оценивающе рассматривая меня. — Вот только над грудью выглядит немножко голо. У вас что, нет совсем никаких драгоценностей?
— Только вот это, — внезапно раздался голос от двери.
Мы обе нервно обернулись и увидели Джейми, просунувшего голову в приоткрытую дверь; ни я, ни портниха не слышали, как он пришел.
Он умудрился где-то искупаться и раздобыл свежую рубашку и шейный платок; кроме того, кто-то основательно потрудился над его свалявшимися волосами и превратил их в ровную, аккуратную косичку, перевязанную новой синей шелковой лентой.
Его на славу послужившее пальто было не только вычищено, но и приукрашено рядом серебряных с позолотой пуговиц, в центре каждой из который был тонко выгравирован маленький цветок.
— Очень мило, — сказала я, потрогав одну пуговицу.
— Взял взаймы у золотых дел мастера, — пояснил Джейми. — Но они очень кстати. И вот это тоже, мне кажется, — он достал из кармана жутко грязный носовой платок, развернул его — и извлек на свет тонкую золотую цепочку.
— У него не было времени на что-нибудь, кроме самой простой оправы, — сообщил Джейми, сосредоточенно нахмурившись и застегивая цепочку на моей шее. — Но мне кажется, это и к лучшему, а?
Прямо над выемкой между моими грудями повис огромный рубин, разбросавший по моей отмытой белой коже бледно-розовые блики.
— Очень хорошо, что ты выбрал именно этот камень, — сказала я, осторожно прикасаясь к драгоценности. Рубин уже стал теплым, впитав тепло моего тела — К этому платью как раз подходит, чего не скажешь о сапфире или изумруде.
Рот портнихи сам собой заметно приоткрылся. Она перевела взгляд с меня на Джейми и обратно, и по выражению ее лица было совершенно ясно, что наш социальный статус в ее глазах взлетел до небес и выше.
Джейми наконец обратил внимание на мой туалет, дополнявший его подарок. Его глаза медленно прошлись по мне от прически до подола платья, и лицо озарилось улыбкой.
— Ты соорудила отличную шкатулку для драгоценностей, Сасснек, — решил он. — И отлично сможешь провести отвлекающий маневр.
Он выглянул в окно — снаружи нежные пастельные тона заката уже сменялись вечерней мглой, — потом повернулся ко мне, поклонился и шаркнул ногой.
— Могу ли я рассчитывать на вашу благосклонность, мадам, будет ли мне позволено составить вам компанию за обедом?



загрузка...

Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Барабаны осени. - Гэблдон Диана

Разделы:
Пролог

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Глава 1Глава 2

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Глава 3Глава 4Глава 5

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

Глава 6Глава 7Глава 8Глава 9

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Глава 10Глава 11Глава 12Глава 13

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

Глава 14Глава 15Глава 16

ЧАСТЬ ШЕСТАЯ

Глава 17Глава 18

ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ

Глава 19Глава 20Глава 21Глава 22Глава 23Глава 24Глава 25Глава 26Глава 27Глава 28Глава 29

Ваши комментарии
к роману Барабаны осени. - Гэблдон Диана



а где продолжение????
Барабаны осени. - Гэблдон Диананаталья
21.05.2014, 15.06





льлшщь
Барабаны осени. - Гэблдон Дианаооо
7.09.2014, 17.26





Продолжение книги "Стрекоза в янтаре" идёт книга под названием "Путешественница". Её на этом сайте пока нет.
Барабаны осени. - Гэблдон ДианаLena
28.10.2014, 10.57





Произведение захватывает историческими событиями Шотландии и все, что связано с историей того периода времени....(быт, культура, традиции, межличностные отношения. Очень интересный и впечатляющий роман, но хотелось бы большей последовательности в книгах. Читала с интересом, но не зная, какая книга идёт за предыдущей?
Барабаны осени. - Гэблдон ДианаОЛЬГА
11.03.2015, 9.20





Последовательность книг (каждая книга имеет 2 части):rn1.чужестранкаrn2.стрекоза в янтарьrn3.путешественница rn4.барабаны осени rnrnОстальные книги еще не переведены
Барабаны осени. - Гэблдон ДианаМария
25.02.2016, 6.57





Переведены все книги , ищите на других сайтах . А можете посмотреть сериал , очень интересно . Очень достоверный , но жестоко .
Барабаны осени. - Гэблдон ДианаMarina
25.02.2016, 7.09





Пишут , что в фильме много несоответствий книге , так это проблема всех фильмов . В целом весь фильм по книге , если сильно не придираться . Мне понравился .
Барабаны осени. - Гэблдон ДианаMarina
25.02.2016, 7.16








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100