Читать онлайн Тайные желания джентльмена, автора - Гурк Лаура Ли, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Тайные желания джентльмена - Гурк Лаура Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.05 (Голосов: 97)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Тайные желания джентльмена - Гурк Лаура Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Тайные желания джентльмена - Гурк Лаура Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гурк Лаура Ли

Тайные желания джентльмена

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 1

Если нет хлеба, пусть едят пирожные.
Мария- Антуанетта

Лондон, 1895 год


Этого не может быть. Мария Мартингейл остановилась как вкопанная на пересечении Пиккадилли и Халф-Мун-стрит, в сомнении уставясь на магазин, расположенный на углу. Местоположение дома было идеальным, он был явно в отличном состоянии, а вывеска над дверью указывала, что раньше в этом помещении находился чайный магазин. Все было превосходно. Настолько превосходно, что Мария была уверена: здесь произошла какая-нибудь ошибка.
Она взглянула в ордер на осмотр помещения, который держала в руках, потом прочитала медную дощечку на двери, чтобы сверить адрес: Пиккадилли, 88. Никакой ошибки. Все правильно.
Выдавая ей ордер, агент по продаже и аренде недвижимости сказал, что магазин только что выставлен на аренду. Это было именно то, что она искала. Передавая ей ключи, агент поспешил добавить, что там чисто, что помещение заново покрашено и что там очень современная кухня.
Мария отнеслась к этим заверениям без особого энтузиазма. Вот уже три месяца, как она прочесывала улицы Лондона в надежде найти подходящее помещение для своей кондитерской, и, хотя ее поиски пока были безуспешными, она за это время многое узнала об агентах по продаже и аренде недвижимости и об их описаниях помещений. Современная кухня зачастую оказывалась не чем иным, как несколькими газовыми горелками, свежая краска на стенах скрывала множество погрешностей, а понятие «чисто» было вообще весьма относительным. Даже в самых фешенебельных районах ей приходилось часто ступать по полам, кишащим тараканами, вдыхать зловонный запах засорившейся канализации. Она в отчаянии почти отказалась от своей затеи.
Сейчас у Марии появился проблеск надежды. Местоположение было великолепным. Фасад выходил на Пиккадилли поблизости от самых популярных магазинчиков, а в окружающих домах жили солидные люди - богатые и влиятельные бизнесмены. Их чванливые жены из кожи вон лезли, чтобы перещеголять друг друга, и были готовы хорошо платить, чтобы предоставить в распоряжение своих перегруженных работой поваров самую лучшую готовую выпечку. А Мария была твердо намерена производить исключительно самое лучшее. Продукция «Мартингейл», поданная на подносах к чаю, станет таким же символом престижа, как корзинки для пикника компании «Фортнум энд Мейсон».
Все это, конечно, стало возможным благодаря Пруденс Босуорт, ее лучшей подруге, которая неожиданно унаследовала огромное состояние и вышла замуж за герцога Сен-Сира. Без этого Мария так бы и оставалась неприметным кондитером при мастере поварского искусства Андре Шовене. Но у Пруденс было очень много денег, и она была рада помочь осуществить мечту своей самой близкой подруги.
Мария сложила ордер на осмотр помещения и сунула его в карман юбки в синюю и белую полоску, потом прошла несколько шагов по Халф-Мун-стрит. Осмотрев магазин снаружи, она еще немного воспрянула духом. Входную дверь украшали стеклянные панели. На обе улицы выходили огромные, застекленные зеркальным стеклом витрины. Это дает дополнительную возможность соблазнить тех, кто проходит мимо, видом произведений кондитерского искусства, которые она собиралась демонстрировать на витрине. Кухня, судя по всему, располагалась в цокольном этаже. В нее можно было попасть с Халф-Мун-стрит через служебный вход, спустившись вниз по лестнице.
Марии не терпелось осмотреть помещение внутри. Она торопливо повернула за угол и вытащила из сумки ключи, полученные от агента. Поднявшись по побеленным ступеням, она отперла дверь и вошла внутрь.
В первой просторной комнате было достаточно места, чтобы разместить застекленные стенды и чайные столики. Однако «свежую покраску», так превозносимую агентом, придется переделать. Модный оттенок «желтоватой зелени» абсолютно не подходил для кондитерской.
Мария тщательно осмотрела пол и сделала несколько глубоких вдохов. Тараканов она не заметила, а вони от засорившейся канализации не ощутила. Возможно, в кои-то веки агент по продаже и аренде недвижимости сказал правду.
Убедиться в этом можно было, только увидев все собственными глазами. Взяв сумочку под мышку, она пересекла комнату, решительно постукивая каблучками высоких ботинок по выложенному белой и черной плиткой полу. В помещении за магазином традиционно располагались, как и в тысяче других подобных лондонских заведений, контора и кладовая. Небольшая лестница вела наверх, в спальни, а другая лестница вела вниз, в кухню и судомойню. Мария понимала, что едва ли можно надеяться увидеть в цокольном этаже что-нибудь более приемлемое, чем сырая мрачная дыра, которая в Лондоне обычно выдается за кухню, но, спустившись по ступеням, замерла на месте, с изумлением глядя на самую безупречную кухню из всех, какие ей доводилось видеть.
Две стены были сплошь заняты дубовыми шкафами с массой полочек, ящичков и контейнеров всех мыслимых конфигураций и размеров. Окна над шкафами, которые она заметила, осматривая дом снаружи, не только отчасти обеспечивали естественное освещение, но и открывались в целях вентиляции, что было очень важно в летнюю жару.
Удивленно оглядываясь вокруг, Мария медленно прошлась по комнате. Бетонные стены были покрыты свежим слоем белой штукатурки, а линолеум, застилавший пол, был мягкого вишневого цвета. Справа находились четыре угольные плиты с духовками, бойлерами и кранами, и над каждой висел декоративный навес из чеканной меди.
Судомойня при кухне тоже была модернизирована. Там было две раковины, двойной кран, длинная оловянная доска для сушки посуды, а также огромная кладовая с полками до потолка и даже ледник для хранения продуктов.
Мария вернулась в основное помещение кухни и, сняв перчатки, стала осматривать плиты. Она открывала дверцы духовок, поворачивала краны с горячей водой, чувствуя себя ребенком в игрушечном магазине. В судомойне она вымыла руки, испачканные сажей, и храбро попробовала на вкус воду. Конечно, вода оказалась доброкачественной. Как-никак это был район Мейфэр.
Наконец она перестала бренчать разными приспособлениями, но никак не могла заставить себя уйти. Ее отец был шеф-поваром, и она за свои двадцать девять лет побывала в самых разнообразных кухнях, но ни одной похожей на эту не видывала никогда. Это была осуществленная мечта.
Здесь она будет создавать свои шедевры - нежнейшие, тающие во рту пирожные, крошечные изящные птифуры и самые потрясающие свадебные торты из всех, которые доводилось видеть лондонскому обществу. Очень многие, в том числе ее отец и Андре Шовен, уверяли ее, что, поскольку она женщина, ее никогда не будут считать настоящим мастером, но здесь, в этой кухне, она докажет, что они были не правы.
За окном промелькнула чья-то тень - должно быть, какой-то прохожий, - и размечтавшаяся Мария, вздрогнув, вернулась к реальности. Нельзя терять времени. Надо срочно связаться с агентом и заключить договор об аренде. Срочно, сию же минуту, пока кто-нибудь другой, увидев эту великолепную кухню, не опередил ее.
Эта мысль побудила Марию к действию, и она, взбежав вверх по лестнице, выскочила из дома. Оказавшись снаружи, она заперла входную дверь и сунула ключ в карман, но даже в спешке остановилась на мгновение, чтобы бросить последний взгляд на магазин. Отойдя на пару шагов от двери, она представила себе, как будет выглядеть вход, когда магазин будет принадлежать ей. Над дверью золотыми буквами - броско, но со вкусом - будет написано «Мартингейл», в витрине выставлены ярко-красные клубничные пирожные, нежные бело-розовые птифуры и толстенькие золотистые пышки.
- Великолепно, - пробормотала она с некоторым благоговением и, уже уходя, оглянулась еще раз на магазин. - Просто великолепно!
Весьма болезненное столкновение грубо вырвало ее из мира грез. От удара сумочка отлетела в сторону, а она, стараясь удержаться на ногах, попятилась и, наступив на подол собственной юбки, попыталась восстановить равновесие. Она шлепнулась бы на тротуар, если бы ее не подхватила пара сильных рук, прижав, словно к надежной опоре, к мужской груди.
- Осторожнее, девушка, - произнес возле ее уха глубокий мужской голос.
Голос показался ей как будто знакомым.
- С вами все в порядке?
Мария сделала глубокий вдох, пытаясь восстановить ритм дыхания, и уловила запах лавровишневой воды и свежего белья. Она кивнула, прикоснувшись щекой к шелковой отделке лацкана:
- Надеюсь, что все в порядке.
Прижавшись ладонями к мягкой шерсти мужского пиджака, она оттолкнулась, подняла голову, взглянула мужчине в лицо. Когда их взгляды встретились, Мария узнала его, и это отозвалось не менее сильной болью, чем боль от удара при столкновении.
Филипп Хоторн. Маркиз Кейн.
Разве можно спутать с другими эти синие, как кобальт, глаза, опушенные густыми черными ресницами? Она мысленно всегда называла его глаза «ирландскими», хотя, даже если крошечная капелька ирландской крови портила чистоту его родословной подлинного британского аристократа, он в этом не признавался. Филипп всегда ставил превыше всего положение в обществе и окружал себя подобающими его социальному статусу людьми в отличие от своего брата Лоренса, которого эти условности абсолютно не интересовали.
Воспоминания нахлынули на нее как наводнение, в мгновение ока начисто смыв двенадцать лет, прошедшие с тех пор, как они виделись в последний раз. Ей вдруг показалось, что они находятся не на тротуаре в Мейфэре, а в библиотеке Кейн-Холла, и Филипп, стоя по другую сторону письменного стола, держит в руке банковский чек и смотрит на нее так, словно перед ним полное ничтожество.
Она взглянула вниз, словно ожидая увидеть в его руке светло-розовую бумажку банковского чека - взятку за то, чтобы она убралась отсюда и никогда не возвращалась назад, деньги в обмен на обещание держаться подальше от Лоренса всю оставшуюся жизнь. Хотя маркизу в то время было всего девятнадцать лет, он тем не менее уже умудрился повесить ценник на любовь. Она стоила тысячу фунтов.
Ей вспомнился его равнодушный голос, произнесший: «Этой суммы должно быть достаточно, поскольку мой брат заверил меня, что никакого ребенка быть не может».
Потрясенная Мария попыталась взять себя в руки. Она всегда чувствовала, что рано или поздно снова столкнется с Филиппом, но не могла предполагать, что столкновение это произойдет в буквальном смысле, а поэтому несколько растерялась.
Она давно рассталась с мыслью, что когда-нибудь снова увидится с Лоренсом, тем более что несколько лет назад услышала, будто он уехал в Америку. Однако его старший брат - совсем другое дело. Филипп был маркизом и вращался исключительно в самых высших слоях общества. Поскольку при работе помощницей у Андре Марии приходилось обслуживать множество балов и прочих увеселительных мероприятий, обнося закусками аристократов, она давно смирилась с мыслью, что рано или поздно, предложив уложенные на блюде канапе, она почувствует на себе его надменный взгляд. Как ни странно, этого пока не случалось. Двенадцать лет ей везло, и она с ним не встречалась, а тут - на тебе! - налетела на него на улице. Вот невезение так невезение!
Ее взгляд скользнул вверх. Филипп всегда был высок ростом, но сейчас перед ней стоял не тот долговязый юноша, которого она помнила. Плечи и грудь у этого мужчины были значительно шире, и от всей его фигуры веяло такой мужской силой и энергией, что Мария совсем растерялась. Если бы в этом мире существовала справедливость, то Филипп Хоторн должен был бы к этому времени растолстеть или страдать подагрой. А маркиз Кейн вместо этого был в тридцать один год даже сильнее и мужественнее, чем в девятнадцать лет. Ну что за досада!
Однако, подумала она, вглядываясь в его лицо, двенадцать лет и на нем оставили свои пометы: лучики в углах глаз и две параллельные морщины, пересекающие лоб. Твердая линия челюсти, как и прежде, символизировала целеустремленность и умение владеть собой, а его рот, строгий и неулыбчивый, который, как ни странно, казался красивым, стал теперь еще более суровым.
Его лицо словно очерствело с тех пор, как она его помнила, как будто ответственность, которая легла на его плечи, когда он был еще юношей, превратилась для него в тяжкое бремя, когда он стал мужчиной. Это доставило Марии некоторое удовлетворение.
Еще большее удовлетворение доставил тот факт, что она тоже изменилась. Она уже не была той доведенной до отчаяния беззащитной семнадцатилетней девчонкой, которая думала, что у нее нет иного выбора, кроме как позволить откупиться от себя тысячей фунтов. Сейчас у нее были и деньги, и друзья. И никогда больше она не допустит, чтобы ее запугал кто-нибудь вроде Филиппа Хоторна.
- Что ты здесь делаешь? - спросила она и скорчила гримасу, недовольная тем, что не нашла других слов. За долгие годы она придумала массу язвительных замечаний и всяких умных фраз, чтобы сказать ему, если они когда-нибудь снова встретятся, а задала всего лишь этот дурацкий вульгарный вопрос. Марии хотелось надавать себе за это пощечин.
- Странный вопрос, - пробормотал он с акцентом хорошо воспитанного человека, который Мария отлично помнила. - Я здесь живу.
- Здесь? - Когда смысл сказанного стал до нее доходить, ее охватил ужас. - Но это пустующее помещение магазина.
- Не в магазине. - Он отпустил ее руку и жестом указал на элегантную красную входную дверь, из которой, видимо, вышел перед их столкновением. - Я живу здесь.
Глазам своим не веря, Мария уставилась на дверь. «Ты не можешь жить здесь»! - хотелось ей закричать. - Только не ты, не Филипп Хоторн, и не в этом доме рядом с великолепным, идеальным магазином, где намерена жить и работать я!»
Она снова взглянула на него:
- Но это невозможно. Твоя лондонская резиденция находится на Парк-лейн.
Его темные брови сошлись на переносице.
- Мой дом на Парк-лейн в настоящее время перестраивается, хотя я не понимаю, какое вам до этого дело, мисс, - сказал он. Она нахмурилась, услышав безликое обращение, но не успела ответить, как он заговорил снова. - Вы рассыпали ваши вещи.
- Не я их рассыпала, - несколько агрессивно поправила его Мария. - Это сделал ты.
К ее разочарованию, он не стал спорить.
- Извините, - пробормотал он и опустился на колени. - Позвольте мне собрать их для вас.
Как это похоже на Филиппа, думала она, наблюдая, как аккуратно он раскладывает по местам в сумочку ее черепаховый гребень, перчатки, носовой платок и кошелек. Уж этот ни за что не побросает все кое-как, лишь бы поскорее отделаться.
Уложив вещи в сумочку, он запер медную пряжку, поднял с земли свою элегантную серую фетровую шляпу, которая свалилась с головы во время столкновения, и, поднявшись, протянул ей сумочку.
- Спасибо, Филипп, - пробормотала она. - Как… - Она замолчала, не зная, стоит ли спрашивать о его брате, но потом решила, что правильнее будет спросить: - Как поживает Лоренс?
В его глазах промелькнул огонек, но, когда он заговорил, голос его был вежливо безразличным.
- Извините, - сказал он, - но то, что вы обращаетесь ко мне по имени, говорит о близком знакомстве со мной, а я этого что-то не припомню.
Она озадаченно поморгала глазами.
- Не припомнишь? - повторила она и расхохоталась, но не потому, что ей стало весело, а потому, что она не верила своим ушам. - Филипп, ты знал меня с тех пор, как я была семилетним ребенком.
- Ошибаетесь, - возразил он все еще вежливым тоном, хотя взгляд его стал жестким и безжалостным, - мы не были знакомы с вами. Мы вообще друг друга не знаем. Надеюсь, это ясно?
Мария возмутилась и хотела сказать какую-нибудь колкость, но он ее опередил.
- Желаю вам хорошего дня, мисс, - сказал он и, поклонившись, пошел своей дорогой.
Она повернулась и, прищурив глаза, посмотрела в его удалявшуюся спину. Он отлично знал, кто она такая, и только делал вид, что не знает. Высокомерный, напыщенный сноб! Как он смеет так пренебрежительно обращаться с ней?
- Приятно было снова увидеть тебя, Филипп! - крикнула она ему вслед сладким, как мед, голоском. - Обязательно передай от меня привет Лоренсу.
Он даже не оглянулся. Конечно, он притворился, что не знает ее. Этого требовало хорошее воспитание. Но еще до того, как она подняла голову и он увидел ее лицо, до него донесся запах ванили и корицы, и он понял, что это она. Сохраняя достоинство благовоспитанного постороннего человека, он помог ей собрать вещи, делая вид, что они никогда прежде не встречались, и довел этот фарс до конца, уйдя с места происшествия естественной неторопливой походкой. Однако Филиппу казалось при этом, будто его только что ударили кулаком, и он с трудом удержал равновесие.
Мария Мартингейл.
Он и не знал, что она в Лондоне. По правде говоря, он слишком редко вспоминал о ней, чтобы интересоваться ее местонахождением. Если бы у него была склонность к подобным бесполезным размышлениям, он мог бы представить ее себе женой какого-нибудь доверчивого бедолаги - не аристократа, конечно, потому что, если бы она поднялась так высоко, он бы об этом услышал. Нет. Он мог бы представить ее себе замужем за каким-нибудь процветающим коммерсантом средних лет, проживающей где-нибудь в Хакни или Клапаме. Но он не заметил на ее пальце обручального кольца, что его, откровенно говоря, удивило.
Возможно, она была теперь чьей-нибудь содержанкой. Филипп поразмыслил над таким вариантом, пересекая Чарлз-стрит и выходя на Беркли-сквер, но достигнув пункта своего назначения, отеля «Томас», он был вынужден отказаться от идеи представить себе Марию в роли куртизанки. Хотя ее красота могла бы сослужить ей хорошую службу, если бы она выбрала для себя такое занятие, но он с трудом представлял себе Марию в этой роли. Нет, Мария была кокеткой, которая дразнила и приманивала, но берегла честь для замужества, причем было предостаточно мужчин, которые были бы рады закончить свои мучения, предложив ей обручальное кольцо. Его брат, например, был наверняка готов жениться на ней. Этот болван так бы и сделал, если бы не вмешался Филипп.
К счастью, критической ситуации в виде «свадьбы с побегом» удалось избежать, причем это была одна из многочисленных критических ситуаций, связанных с братом. Филипп не ожидал, что когда-нибудь вновь увидит эту девушку. Ни в районе Мейфэра, ни тем более на улице перед входом в его резиденцию.
Он неожиданно остановился перед входом в отель «Томас», вызвав удивленный взгляд у ливрейного швейцара, который придерживал для него дверь. Интересно, что делала Мария Мартингейл в Мейфэре, стоя в задумчивости возле ступенек, ведущих к входу в его дом?
Он представил себе ее: огромные светло-карие глаза на лице, напоминающем формой сердечко, пряди белокурых волос, выглядывающие из-под соломенной шляпки-канотье, нежные алые губки, раскрывшиеся от удивления.
- От удивления? Как бы не так, - пробормотал он и, войдя в отель, пересек вестибюль, направляясь к чайной комнате. - У этой маленькой интриганки имеется какая-то цель!
О том, что его брат вернулся из Америки и проживает вместе с ним на Халф-Мун-стрит, писали все газеты. Наверное, она прочитала об этом, а также о предстоящей помолвке Лоренса с американской богатой наследницей Синтией Даттон. Поэтому она теперь слоняется возле его дома, выжидая случай увидеться с его братом. Но с какой целью?
Не может же она надеяться вновь возродить романтические отношения с Лоренсом по прошествии двенадцати лет? Он чуть помедлил перед входом в чайную комнату, обдумывая этот вопрос, потом стряхнул пылинку с темно-синего костюма и поправил серебристо-серый жилет. Может быть, она это делает просто из любопытства? Или, возможно, пришла, чтобы попросить денег, хотя это была бы безнадежная трата времени, потому что он уже заплатил ей достаточно, и она должна бы понимать, что больше он не даст ей ни пенса. А на Лоренса, хотя он значительно добрее брата, надеяться нечего, потому что у него денег, как всегда, нет.
Заглянув сквозь раскрытую дверь в чайную комнату, Филипп заметил, что его брат прибыл раньше, чем он. Лоренс никогда не являлся вовремя, и его пунктуальность на сей раз, несомненно, объяснялась тем, что напротив него сидели миловидная шатенка мисс Даттон и ее матушка. Мисс Даттон явно оказывала умиротворяющее воздействие на его своенравного младшего брата, и Филипп очень надеялся, что эта тенденция сохранится и далее.
Он проверил, находится ли идеально завязанный узел его светло-голубого шейного платка точно между жестко накрахмаленными уголками воротника сорочки, и, прежде чем войти в чайную комнату, случайно бросил взгляд на свой лацкан… И остановился как вкопанный.
- Черт бы побрал эту женщину, - пробормотал он, сердито глядя на то, что совсем недавно было непорочно белой камелией в его петлице, а теперь превратилось благодаря стараниям Марии Мартингейл в нечто мятое, искромсанное и грязное.
Раздосадованный этим обстоятельством, он повернул назад, снова пересек вестибюль и вышел из здания. Когда он, остановившись перед продавщицей цветов, стал выбирать подходящую бутоньерку, до него донеслась волна цветочного запаха.
В голову пришли непрошеные воспоминания прошлого. Прекрасный августовский день в розарии Кейн-Холла. Мария, которой тогда было семнадцать лет, собирает букет, Лоренс ей помогает, а сам он сидит неподалеку на скамье, просматривая отчеты земельных агентов. Это было двенадцать лет назад, но Филипп хорошо помнил, как эта парочка стояла возле беседки слишком близко друг от друга, чтобы это можно было назвать приличным, и Лоренс игриво украшал ее волосы бутонами роз, заставляя ее смеяться. Ему следовало бы уже тогда задуматься, не слишком ли далеко зашли отношения между ними, но он понимал лишь, что ее грудной смех отвлекал его от проверки расходов по поместьям.
- С вами все в порядке, господин?
Вопрос молоденькой цветочницы вернул его из прошлого, и он со вздохом вынул из корзинки девушки белую гвоздику. Бросив двухпенсовую монетку в ее ладонь, он снова зашагал к отелю.
Успев по пути выбросить поврежденный цветок камелии и заменить его гвоздикой, он отдал шляпу и перчатки лакею и прогнал из головы все ненужные воспоминания о Марии Мартингейл. Если в ее намерения входит испортить отношения Лоренса и мисс Даттон, то у нее ничего не выйдет, потому что он будет рядом и предотвратит такой поворот событий.
Брат заметил его первым.
- Наконец-то! - воскликнул он и встал, чтобы встретить приближающегося к столу Филиппа. - Где ты был? Ты опоздал на двадцать минут!
- На двадцать минут? - Удивленный Филипп достал часы из жилетного кармана, уверенный, что его братец преувеличивает, но обнаружил, что Лоренс прав. Он опоздал на двадцать две минуты.
- Приношу глубочайшие извинения, - сказал он, обратившись к дамам, и уселся на свободный стул рядом с братом. - Мне пришлось задержаться.
- Земля перестала вращаться! - весело заявил Лоренс. - Мой брат, - добавил он заговорщическим тоном, чуть наклонившись к дамам через стол, - надежен, как «Бритиш рейлз». Он никогда не опаздывает. Так что отсутствие пунктуальности с его стороны на сей раз, должно быть, означает, что произошла какая-нибудь катастрофа. Поставки на верфях идут не по графику? Забастовали докеры? Или отец Синтии решил все-таки не делать нам заказ на постройку трансатлантических лайнеров?
- Не валяй дурака, - сказал Филипп и, поправив манжеты, кивнул официанту, который застыл в ожидании с серебряным чайником в руке. - Как я уже говорил, меня задержали, причем, уверяю вас, это не была катастрофа.
- Но, насколько я тебя знаю, Филипп, это обязательно касалось бизнеса.
- А может быть, и нет, - вставила свое слово мисс Даттон. - Возможно, твой брат встретил очаровательную молодую леди и задержался с ней дольше, чем следовало.
С большим трудом Филиппу удалось сохранить абсолютно бесстрастное выражение лица. Мария была очаровательной, но, к счастью, ему всегда удавалось устоять перед ней. Однако с Лоренсом все было по-другому.
Филипп взглянул на брата, и ему снова стало тревожно. Что затевает Мария?
- Это невозможно, - заявил Лоренс в ответ на предположение мисс Даттон. - Чтобы мой брат принес пунктуальность в жертву каким-то романтическим чувствам? Никогда!
Не обратив внимания на его слова, Синтия повернулась к Филиппу:
- Кто она такая, милорд? Расскажите нам.
Он развел руками.
- Никакой молодой леди не было, мисс Даттон, уверяю вас, - сказал он. Это даже не было ложью, потому что мисс Мартингейл не была леди.
- Я говорил вам, - сказал Лоренс с уверенностью, которая вызвала у Филиппа раздражение, - мой брат абсолютно неромантичен.
Девушка покачала головой и рассмеялась, поглядывая на Филиппа.
- Так дело не пойдет, милорд, - заявила она с самым серьезным видом. - Вы маркиз, у вас титул, у вас земли. Вы просто обязаны жениться.
Лоренс рассмеялся:
- Для этого, дорогая моя девочка, ему пришлось бы оторваться от деловых операций, чтобы выкроить время для ухаживания.
- Не обращайте внимания на моего брата, мисс Даттон, - сказал ей Филипп. - Он вечно болтает всякую чепуху. Скажите лучше мне, чем вы все занимались сегодня днем?
- Мы делали покупки, - сказала мисс Даттон, но Лоренс тут же ей возразил:
- Нет, это только делали леди, а мне была отведена роль хранителя списка необходимых покупок и носильщика пакетов. Лишь в самых крайних случаях дамы снисходили до того, что спрашивали моего совета. Редкость этого больно ранила мое самолюбие.
- Скверный мальчик! - сказала миссис Даттон, с упреком взглянув на Лоренса, но ее довольный, снисходительный тон сводил на нет этот упрек. - Всем известно, что джентльмены ничуть не интересуются коврами и шторами.
- Коврами и шторами? - переспросил Филипп, принимая чашку чая, которую налил ему официант. - Я думал, что дом, который вы арендовали на сезон на Белгрейв-сквер, полностью меблирован.
Миссис Даттон нахмурила лоб.
- У баронессы Стовински и у меня, видимо, совершенно разные понятия о том, что такое «полностью меблированный» дом. Мы с Синтией рано утром отправились посмотреть дом, прежде чем перевозить наши вещи из отеля, но обнаружили, что во всем доме нет ни ковров, ни штор. Она все вывезла. И картины тоже! С ними-то что она намерена делать, скажите на милость? Отвезет их назад в Санкт-Петербург?
- Она их наверняка продала, - заявил Лоренс, откусывая кусок лепешки. - Что же еще?
- Ты, возможно, шутишь, - со смехом воскликнула Синтия. - Продавать ковры буквально из-под ног арендаторов? Зачем это нужно?
- Наверное, чтобы расплатиться с долгами.
- Невероятно! Ты слышишь, мама? А еще баронесса! - Она повернулась к Филиппу. - Если бы ваш брат не заехал за нами нынче утром после нашего осмотра дома, я не знаю, что делали бы мы. Он сопроводил нас в самые лучшие магазины, чтобы мы могли выбрать замену вещам, которые вывезла баронесса. Без него мы бы просто растерялись, милорд.
Филипп посмотрел изучающим взглядом на сидевшую напротив девушку, заметив, какой лучезарной улыбкой одарила она его брата. Милая девушка, подумал он, такая уравновешенная и здравомыслящая. И явно влюблена в Лоренса. Он, кажется, тоже в нее влюблен, но это еще ничего не значит. Лоренс влюблялся очень часто.
Однако в данном случае Филипп имел основания для большего оптимизма. Находясь в Нью-Йорке, Лоренс, судя по всему, почти все время проводил в ее компании. Она происходила из богатой уважаемой семьи. Эта связь могла оказаться весьма прибыльной, если бы ее отец заказал компании «Хоторн шиппинг» производство своих новых роскошных лайнеров. Однако еще важнее был тот факт, что любовь Синтии к Лоренсу казалась искренней и серьезной. Она стала бы ему отличной женой, если бы он, конечно, решился и предложил ей выйти за него замуж. Но Лоренс, у которого была аллергия к серьезным обязанностям, не спешил делать предложение.
«Вот когда речь шла о Марии Мартингейл, он не медлил».
Как только эта мысль пришла ему в голову, он постарался ее прогнать, но осталось чувство тревоги. Если бы Лоренс увидел Марию снова, его прежние страстные чувства к дочери бывшего семейного шеф-повара могли бы разгореться вновь. Это, несомненно, устроило бы ее во всех отношениях, но разрушило бы жизнь Лоренса - как тогда, так и сейчас.
Филипп перевел взгляд с мисс Даттон на брата и снова взглянул на нее. Их радостные лица, когда они смотрели друг другу в глаза, укрепили его решимость.
С шестнадцатилетнего возраста, когда умер его отец и он стал маркизом, одной из обязанностей Филиппа была защита членов его семьи. Однако он стал присматривать за Лоренсом значительно раньше, практически с тех пор, как помнит себя. Он любит брата и не позволит Марии испортить будущее счастье Лоренса. Пока его брат и Синтия благополучно не сочетаются браком, думал Филипп, ему нужно быть бдительным и не расслабляться.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Тайные желания джентльмена - Гурк Лаура Ли



Ochen krasivoya istoriya! Oni ochen dolgo bili v doleke drug ot drugo. No ot sudbi ne uydesh!
Тайные желания джентльмена - Гурк Лаура ЛиAfa
20.09.2011, 13.35





несколько затянуто, но читается легко
Тайные желания джентльмена - Гурк Лаура Лиlilly
24.09.2011, 13.20





Довольно миленько,но не,,АХ,, второй раз читать не захочется,не зацепило.
Тайные желания джентльмена - Гурк Лаура Лиангелок
5.02.2012, 12.46





Мне понравилось!Конец правда совсем сказочный)
Тайные желания джентльмена - Гурк Лаура ЛиЕлена
12.04.2012, 17.07





не супер, но намного интересней чем у большинства авторов, только конец наивен, а в остальном читать было интересно
Тайные желания джентльмена - Гурк Лаура Лиарина
26.06.2012, 7.29





окончание слабовато, не лучший роман этого автора
Тайные желания джентльмена - Гурк Лаура Лиарина
7.07.2012, 8.07





50 на 50. Мне не хватило страсти.
Тайные желания джентльмена - Гурк Лаура ЛиLera
12.03.2014, 16.30





а мне понравилось.немного на сказку похож роман,но все же за это мы и любим их читать.
Тайные желания джентльмена - Гурк Лаура Личитатель)
15.05.2014, 1.27





Мне понравилось...
Тайные желания джентльмена - Гурк Лаура ЛиКатя
16.05.2014, 19.10





Интересный, легкий роман. Читайте.
Тайные желания джентльмена - Гурк Лаура ЛиКэт
6.06.2014, 15.12





Отлично! Люблю таких гг как Филипп. Советую.
Тайные желания джентльмена - Гурк Лаура Лиsvet
7.07.2014, 22.48





Мне этот роман понравился больше, чем про Эмму. Я сочувствую Филиппу, он борется между правилами приличия и своими желаниями, но желания перерастают в чувства и это прекрасно.
Тайные желания джентльмена - Гурк Лаура ЛиТаня Д
21.09.2014, 19.57





роман простинький читать можно 9 балов.
Тайные желания джентльмена - Гурк Лаура Литату
20.05.2015, 15.32





Замечательная сказка. Очень ярко показана борьба главного героя, его метания между чувствами и предрассудками. Понравилось, почитайте.
Тайные желания джентльмена - Гурк Лаура ЛиElen
15.06.2015, 12.35





Полностью согласна с Elen, полностью! Хороший роман, интересные герои и их поступки. И, главное, что Филипп сделал вывод, что для него в жизни самое главное. Мне нравятся такие романы!!! 10 баллов.
Тайные желания джентльмена - Гурк Лаура ЛиЖУРАВЛЕВА, г.Тихорецк
4.09.2015, 18.52





Очень понравилось.Немного скомкано,но глубина чувств героев очень хорошо показана.
Тайные желания джентльмена - Гурк Лаура ЛиНа-та-лья
4.09.2015, 21.36





Вообще не понравилось . начала читать, а это оказывается сценарий к фильму "Сабрина , только в декорвциях 19 века , при этом речь не характерная для того времени, и отношения которые больше подошли бы к 21 вв-все здесь смешалось и кухарки , и герцогини ,т . п . да , и такой налет Остин ГГи такие прям Дарси и Эмма . это второй роман авора который мне не понравился
Тайные желания джентльмена - Гурк Лаура ЛиПривет
14.05.2016, 15.06





Очень понравился роман. Если бы не слащавый конец, то можно было бы поставить 10. А так 9.
Тайные желания джентльмена - Гурк Лаура ЛиНаташа
25.05.2016, 1.24





Роман неплохой, но описанные отношения не совсем соответвуют времени. Очень сомневаюсь в реальности такой истории в 19 веке...
Тайные желания джентльмена - Гурк Лаура ЛиОля-ля
25.05.2016, 23.06





Миленько,захватывает.но перечитать вряд ли захочется.
Тайные желания джентльмена - Гурк Лаура ЛиИрина
27.05.2016, 9.18








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100