Читать онлайн Мечтая о тебе, автора - Гурк Лаура Ли, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мечтая о тебе - Гурк Лаура Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.09 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мечтая о тебе - Гурк Лаура Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мечтая о тебе - Гурк Лаура Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гурк Лаура Ли

Мечтая о тебе

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Новости всегда как снег на голову, а Эйдриан Чейз сюрпризов не любил. Еще будучи мальчиком, он ненавидел разворачивать свои рождественские подарки, поскольку они всегда приносили только разочарования. Повзрослев, он стал ненавидеть, когда ему рассказывали неожиданные новости. Ведь они почти всегда оказывались плохими.
Эйдриан резко отодвинул свой завтрак и злобно буравил взглядом секретаря, сидевшего на дальнем конце его огромного обеденного стола.
– Ты в этом уверен?
Чарлз Баррет вжался в кресло, чувствуя себя некомфортно под столь пристальным взглядом.
– Да, сэр.
Чарлз показал из-под стола краешек строгого кейса и извлек оттуда письмо, передавая его своему работодателю.
– Оно пришло со вчерашней почтой, после обеда.
– Так ты получил его вчера?
Чарлз в ответ кивнул. Голос Эйдриана стал более мягким, угрожающие нотки исчезли.
– Почему ты не рассказал мне об этом вчера? – спросил хозяин.
Секретарь заметно покраснел.
– Я не смог найти вас.
– Мистер Баррет, я понимаю, что вы работаете у меня секретарем всего пару дней, но тем не менее хотел бы, чтобы вы были в курсе моего расписания.
– Да, сэр.
– Встречаемся здесь после завтрака, – продолжил Эйдриан. – С девяти до одиннадцати я играю в сквош в своем спортивном зале. Затем я до часу веду дела фабрики. Обедаю я в клубе, затем у меня деловые встречи. После пятичасового чая я снова возвращаюсь сюда, если только меня не заедают общественные дела. Когда приходят важные новости, вам не надо ждать до утренней встречи. Сообщайте мне немедленно.
– Я понял, сэр.
– Хорошо, если так. И помните, мистер Баррет, любая информация о моем брате относится к числу важных новостей.
Секретарь кивнул, и Эйдриан принял из его рук один-единственный лист бумаги. Он пробежал глазами несколько строк текста. По лицу его было видно, что новости плохие. Эйдриан сложил листок и откинулся на спинку кресла.
– Мой братец исчез. Не нравится мне это, Баррет.
Ответа не требовалось, и Чарлз благоразумно хранил молчание. Он ждал.
– Но где он? – Эйдриан методично начал перебирать возможные объяснения таинственного исчезновения, однако информация была слишком скудна. Совершенно ничего нельзя было сказать определенно. Натаниэля могло занести куда угодно. Эйдриан смял листок и откинулся на спинку стула. Вариантов, как действовать, было не много.
– Баррет, немедленно телеграфируй Фостеру. Я хочу точно знать, куда отбыл мой брат и что собирается предпринимать. Напомни Фостеру, что я неплохо плачу ему, чтобы он следил за Натаниэлем. Пришло время показывать результаты.
– Да, сэр. – Секретарь положил смятый листок в кейс, поднялся с кресла и вышел.
В комнате появились слуги и собрались было забирать тарелки, как Эйдриан движением руки попросил их выйти, а сам остался сидеть над незаконченными завтраком. Он смотрел на разложенные на тарелке уже остывшие тосты и гадал, что затеял Натаниэль.
В одном Эйдриан был уверен – это принесет проблемы.
Еще когда они были маленькими, Натаниэль часто неугомонно бегал, изображая жужжание мухи. Не считая мелкого неудобства, ничего серьезно угрожающего в его легкомысленных планах никогда не было, но когда умер их дед, отец был вынужден предложить Натаниэлю место в компании. Натаниэлю, который не мог нормально связать два слова! Натаниэлю, который не имел никакого представления о том, как управлять бизнесом!
Но при этом амбиции у братца росли не по годам. Натаниэль смог добиться благосклонности деда так ловко, что он, Эйдриан, слишком поздно понял всю угрозу для себя. Затем Натаниэль начал применять ту же стратегию и в отношении отца, постепенно завоевывая и его доверие.
Эйдриан хорошо помнил свою бессильную злобу, когда его младший брат, хоть и дурак дураком, начал вдруг оказываться в их компании «Чейз тойз» в центре внимания. В отсутствие отца все вдруг стали обращаться к нему за советами. И это несмотря на то что он, Эйдриан, практически с юношества был причастен к руководству компанией. Это было настоящей пыткой.
Когда их отца не стало, Натаниэлю по завещанию отошло сорок девять процентов. Это делало Натаниэля практически полноправным партнером Эйдриана, который воспринял подобное решение величайшим оскорблением в своей жизни. Ведь по сути, как думал Эйдриан, Натаниэль украл половину того, что досталось ему, Эйдриану, тяжелым трудом.
Чтобы обезопасить себя от «угроз» младшего брата, Эйдриан попросту «сослал» его. Кстати, когда у Натаниэля были проблемы в организации собственной компании по производству игрушек в Сент-Луисе, к ним имел отношение именно Эйдриан.
Эйдриан мрачно усмехнулся. Что бы там Натаниэль ни затевал, он был уверен, что сможет помешать брату. Он, Эйдриан, уничтожит все амбиции Натаниэля в зародыше, и будет делать это снова и снова; если, конечно, все пойдет как надо.
Этой ночью Мара спала прескверно. Разбуженная этим странным соседом, начисто лишенным хороших манер, она смогла уснуть лишь под утро. Когда же она заснула, ее начал мучить сон, в котором с молотка продавали их, Эллиотов, компанию и почему-то ее муж кричал в раструб что-то веселое и несуразное, а ее сосед, почему-то в образе уродца, рассказывал, что Теннисон брошен и забыт всеми. Мара проснулась с тяжелым чувством уныния и тоски. Предчувствия испытаний одолевали ее.
Весь прошедший день, точнее вечер, она провела на телефоне, названивая банкирам в надежде взять заём, но все было тщетно. По мнению всех их, вложение в бизнес, который ведет женщина, было недальновидным.
Размышляя над несправедливостью, царящей в обществе, Мара пошла к умывальнику и начала готовить себе утреннюю ванну. Джеймс был в высшей степени безответственным, но ему всегда удавалось получать финансирование под самые нелепые проекты. А она, Мара, будучи очень ответственной по природе, не могла получить кредит, сравнительно скромный для мира бизнеса.
Взяв полотенце и вытеревшись насухо, Мара вытащила белье из бельевого шкафа и начала одеваться. У нее в запасе оставалось всего два дня и ни одного приличного варианта. Завтра в пять часов она должна явиться в банк с пятью тысячами фунтов стерлингов. Без инвестора никак не обойтись.
Засунув руки в рукава белой английской блузки, Мара застегнула пуговицы, а затем надела черную юбку. Она сознательно отказалась от черного костюма, выбрав повседневный стиль. Во все черное одеться она не решилась. У нее не было ни средств, ни желания покупать траурные костюмы, как следовало бы в ее случае.
Мара накинула на шею длинную черную ленту, протянув ее под воротником и завязав элегантным узлом на шее. Внезапно она поняла, что где-то играет музыка, и от удивления даже замерла с поднятыми руками. Мотив доносился сверху и по звучанию напоминал каллиопу.
type="note" l:href="#n_2">[2]
Мара подошла к окну, слегка высунулась и посмотрела вверх, где было окно ее соседа сверху. Музыка доносилась из комнаты Чейза.
Уже прикрыв окно, Мара обнаружила, что сверху, кроме музыки, доносятся даже более интересные звуки. Это был тихий, но все же отчетливый стук, словно кто-то работал на телеграфном ключе. Удивленно тряхнув головой, Мара уселась на край кровати. Лишь потянувшись за ботинками, она вспомнила, что отдала крючок для застегивания пуговиц.
Со вздохом она наклонилась и начала застегивать пуговицы на высоких ботинках пальцами, что было очень неудобно. Неудивительно, размышляла Мара, что этот тип забыл о своем обещании с утра первым делом вернуть крючок. Наверное, для таких, как он, понятие времени вообще не существует.
Когда она справилась со всеми пуговицами, те же забавные звуки начали доноситься уже с лестницы. Это был диссонанс музыки и цоканья, к которым примешивалось какое-то жужжание и стрекотание. «Что же это?» – гадала Мара.
Она расплела косу, расчесала волосы и собрала на затылке в пучок. Надев шляпку, Мара взяла черные лайковые перчатки и, натягивая их, пошла вверх по лестнице, намереваясь забрать свой крючок.
Пробуждающаяся память подсказала ей, что ночной визитер что-то говорил про поезда и важную встречу. Но в сознании почему-то все больше рисовался образ растрепанной одежды и мечтательных голубых глаз. Интересно, с кем у него важная встреча? И как ее крючок для застегивания пуговиц мог решить все дело. Пока у Мары были только вопросы.
Дверь на третьем этаже была распахнута, и по мере приближения к ней Мару окружали необычные звуки, которые становились все громче. Она пересекла лестничную площадку и встала в дверном проеме, удивленно глядя в глубь комнаты. Столь странную комнату она, наверное, видела впервые в своей жизни.
Вначале Маре показалось, что движется абсолютно все. Раза три она зажмуривалась, чтобы убедиться, что это не сон, но всякий раз, открывая глаза, видела все те же картины. Сплошной водоворот цветов и какие-то танцующие фигуры. Внезапно для самой себя Мара решила, что все это происходит наяву.
Комната была тесно заставлена игрушками. Клоун на музыкальной шкатулке танцевал под мелодию каллиопы. Кукла на ниточках подмигивала и махала ей рукой. Игрушечные барабанщики били в барабаны, вращались карусельки, и куdыркались на наклонных досках игрушечные акробаты.
Игрушки стояли и на нераспакованных деревянных ящиках и чемоданах. Вся мебель была заставлена забавными фигурками. Они были беспорядочно расставлены на полу и сложены в углах комнаты вместе с книгами, тетрадями и какими-то инструментами. В общей кутерьме взгляд Мары остановился на центре комнаты, где по миниатюрной железной дороге бегал совсем как настоящий поезд! Железную дорогу окружали крошечные макеты зданий.
От двери до относительно пустого пространства в центре комнаты проходила узкая тропка. В центре комнаты на полу, скрестив ноги, сидел ее полоумный сосед. Вокруг него все было в движении – юла, небольшие фигурки животных из жести и, конечно же, поезд! Рядом стояла деревянная статуэтка в виде стройной индейской женщины. Она словно в раздумье сверху вниз взирала на весь этот хаос.
Игрушки? Мара и представить себе не могла, что у взрослого мужчины может быть такая страсть. Но глаза не обманывали ее. Взрослый мужчина действительно играл в игрушки.
Чейз держал в руках крошечную жестяную фигурку собаки и что-то сдувал с нее. Потеряв дар речи, Мара смотрела, как ее недавний знакомый с величайшей осторожностью ставит фигурку на пол. Фигурка собаки меж тем начала двигаться, вилять хвостом и качать головой, глядя прямо на нее, Мару. Игрушечная собака уже толкала головой ботинок девушки. Дальше пути не было.
Мара подняла взгляд с игрушечной собаки и смотрела теперь на сидевшего на полу мужчину. И он, тоже чему-то улыбаясь, смотрел на нее снизу вверх.
– Привет, – первым поздоровался он. Его громкий голос отчетливо прозвучал во всем этом механическом шуме.
Немного театральным жестом сосед указал на игрушечную собачку у ноги Мары.
– Ужасно извиняюсь, – воскликнул он, – но вы стоите на ее пути. Не могли бы вы подвинуть ногу?
Гадая, не ослышалась ли она, Мара озадаченно нахмурилась.
– Что вы сказали? – переспросила она.
– Я хочу, чтобы собачка вышла за дверь. Вы стоите на ее пути.
Теперь сосед повернулся в ее сторону и сел на ящик.
– Не отойдете ли чуть-чуть?
Мара посмотрела через плечо назад и резонно заметила:
– Но тогда она упадете лестницы.
– Именно.
Кажется, она начала понимать. Мужчина сошел с ума.
Должно быть, забыл, что сумасшедшая Пора Рождества давно прошла. Мара подняла ногу, пропуская собаку, и повернулась, чтобы посмотреть, как механический пес пересечет лестничную площадку. Он пересек площадку и на первой же ступени полетел вниз.
Чейз пошел вниз за игрушечной собакой. Вернувшись с игрушкой в руках, он остановился в нескольких футах от Мары и странно так прокомментировал:
– Уже в пятый раз… – Теперь он поставил собаку на пол, придав ей другое направление. – И заметьте, она все еще движется. Часовые механизмы намного более хрупкие – такого они не выдерживают.
Мара повернула голову и с сомнением посмотрела на механическую собаку, исчезнувшую между массивными ножками стоявшего рядом большого телескопа.
Сейчас у нее не было слов. Действительно, как разговаривать с лунатиком? Мара немного прокашлялась и стала высматривать, как бы ей подойти ближе к центру комнаты. Чейз стоял всего в паре футов и не сводил с нее глаз. Кажется, он был окружен сплошным движением.
Пробивающиеся через окно утренние лучи золотили его рыжеватые волосы и кончики тонких ресниц. Его ярко-голубые глаза притягивали ее взор. Мара могла поклясться, что этот изучающий взгляд она уже испытывала на себе несколько дней назад. Мужчина смотрел так, словно читал ее мысли, знал, о чем она сейчас думает. Это не могло не волновать ее.
– Я пришла забрать крючок, – выпалила Мара единым духом.
По прекрасному лицу Чейза пробежала тень. Он шлепнул себя по лбу:
– Ну конечно, я забыл вам вернуть его. Жутко извиняюсь.
Осторожно обойдя Мару, он пошел к конторке, прокладывая себе путь среди игрушек, многие из которых все еще двигались. Затем он принялся искать крючок в хаосе вещей.
– Он мне очень помог, – заметил Чейз, сделав неопределенный жест рукой в сторону локомотива, стоявшего на столе. – Как видите, поезд теперь работает. Спасибо.
– Милости просим, – довольно нелюбезным тоном ответила Мара, демонстративно игнорируя теплую улыбку, которую подарил ей Чейз.
– Я хотел вернуть вам крючок, сразу как проснусь, но… немного отвлекся, – извиняющимся тоном сказал он, прерывая поиски и поднимая голову. – Приходится принимать столько решений о том, какие игрушки стоящие. Да, моя встреча, я помню. Мы не сможем производить их все одновременно. А жаль.
– Понятно, – ответила Мара, хотя ей ничего не было понятно. Она чувствовала себя Алисой Льюиса Кэрролла. В шутку Мара гадала, нет ли у мистера Чейза кролика, который проведет ее в свою бездонную нору.
Чейз еще немного поискал в ящике, но было очевидно, что найти крючок он не сможет. Впрочем, Мару это нисколько не удивило. Чейз огляделся вокруг, посмотрел на книжной полке у окна и начал искать среди книг и игрушек, сваленных кучей внизу.
– А, вот он! – воскликнул он, доставая крючок с одной из полок. – Я знал, что он где-то здесь.
В этот момент его внимание привлекло что-то за окном. Подойдя поближе, он выглянул наружу и стал что-то высматривать на аллее. Мара почти смирилась с тем, что придется ждать, как Натаниэль повернулся и, уже проходя мимо нее к двери, протянул крючок.
– Еще раз спасибо, – рассеянно сказал он. – Мне сейчас надо спешить, но я скоро вернусь. Если хотите, можете побыть здесь.
С этими словами Натаниэль вышел из комнаты, а Мара, совершенно ошарашенная его внезапным уходом, осталась стоять посреди комнаты. Она рассеянно смотрела вперед, видя перед собой лишь пустую аллею за окном.
– Совсем чокнутый, – пробормотала она.
Оглядев еще раз неопрятную комнату, она ушла вслед за хозяином. Но Чейз словно испарился. Мара спустилась в свою комнату, гадая, кто бы согласился встретиться с человеком, у которого «не все дома».
Положив крючок в ящик, где он всегда лежал, Мара приступила к своему обычному завтраку, который состоял из чая и тостов. За завтраком она размышляла над тем, что если кто-то и назначает встречу такому странному человеку, как ее сосед, значит, на то есть веские причины. Значит, он кому-то нужен.
Когда Натаниэль вышел на аллею, там никого не было. Мальчишки убежали. «Ушли», – подумал Чейз. Привалившись спиной к кирпичной стене гостиницы миссис О'Брайен, он закрыл глаза: «Черт!»
Он же видел их в окно, тогда из комнаты. Шестеро взрослых ребят окружали совсем маленького. Натаниэль мгновенно почувствовал, что что-то будет.
Внезапно он услышал издевательский детский смех, который так напомнил ему его детство. Его восьмой день рождения.
– В-вверни! Это мое! – донеслось до него.
Натаниэль словно снова попал в детство, увидел себя в растерянности и гневе, когда группа старших ребят, среди которых был и его брат, отняла у него подарок на день рождения. Они перекидывали друг другу игрушечный локомотив из дерева, дразня и не давая дотянуться.
– Мое! – передразнивал его Эйдриан, отчего другие ребята смеялись еще громче. В конце концов, они устали потешаться над ним. Эйдриан разбил игрушку о камень, и ребята разбрелись кто куда. Даже сейчас Натаниэль хорошо помнил, как он подбирал то, что осталось от его подарка.
Открыв глаза, Чейз вынырнул из пучины мучительных воспоминаний. Он дошел до другого конца аллеи и заглянул на соседнюю улицу. Но и там он не нашел следов компании, которая так жестоко мучила малыша.
Натаниэль прошел по аллее обратно и вернулся к себе. Мара ушла, чему он нисколько не удивился. Наверное, размышлял он, она решила, что он чудак. Но его самого всегда мало заботило, что подумают о нем другие люди.
Посмотрев на пол, Натаниэль обнаружил, что движение стихло. Расстегнув манжеты рубашки и закатав рукава, он попытался выбросить из головы меланхолию, в которую его повергли новая соседка и ребята за окном. Ему еще предстояла работа, если, конечно, он хотел приготовиться к встрече с миссис Эллиот.
Но сложилось так, что все приготовления были напрасны. Тремя часами позже Натаниэль стоял перед шикарным входом на фабрику «Эллиот электрикал моторс» и, не веря своим глазам, смотрел на аккуратный листок, прикрепленный изнутри к запертым дверям.
– «Со скорбью сообщаем о смерти владельца фабрики Джеймса Сэмюела Эллиота, – прочитал вслух Натаниэль. – В память об этом «Эллиот электрикал моторс» закрыта 11 июля 1889 года. Работа возобновится 12 июля. За справками просьба обращаться к Генри Финчу, адвокату из Блумсбери. Поминальная служба пройдет этим утром, в 9 часов. Церковь Святого Андрея, Хаундсдич».
Девять часов… Определенно он уже опоздал. Натаниэль смотрел на листок и вспоминал того джентльмена, с которым познакомился в Сан-Франциско.
Джеймс увидел будущее в идеях Натаниэля, когда Натаниэль и сам уже разочаровался в себе. Тогда, после банкротства игрушечной компании в Сент-Луисе, он, Натаниэль, ушел в себя и продолжал работать над своими изобретениями, иногда продавая их другим. Он был уже практически убежден, что мечтам его не суждено сбыться, однако Джеймс первым обратил на него внимание и предложил помощь.
Джеймс поверил в него, Натаниэля, и вытащил его из пучины отчаяния. Этот долг Натаниэлю теперь не вернуть никогда. Именно Джеймс убедил его следовать своей путеводной звезде, которую зажгла для него мечта. Сейчас, стоя перед этим траурным листком и черным венком под ним, Натаниэль чувствовал, что к нему возвращаются те сомнения и разочарования, которые одолевали его прежде. Он чувствовал, что вот-вот снова потеряет свою путеводную звезду.
Что же теперь ему делать? Никаких документов не осталось. Просто два человека закрепили партнерство рукопожатием и джентльменским соглашением. Только этим. Никто на фабрике Эллиота скорее всего не знает, кто это, Натаниэль Чейз, и зачем он приехал сюда из далекой Америки. Натаниэль не был уверен, что у него есть хоть какие-то права. Надежды таяли.
Был лишь один способ разобраться во всем. Пришло время нанести визит адвокату Джеймса.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мечтая о тебе - Гурк Лаура Ли



хороша книжка, найкраща із книг авторки. Цікавий сюжет, не схожий на інші, крім того, читачу імпонують головні герої. Немає "мильного" розвитку подій.
Мечтая о тебе - Гурк Лаура Лимаргаритка
17.02.2013, 23.27





хороша книжка, найкраща із книг авторки. Цікавий сюжет, не схожий на інші, крім того, читачу імпонують головні герої. Немає "мильного" розвитку подій.
Мечтая о тебе - Гурк Лаура Лимаргаритка
17.02.2013, 23.27





Производственный любовный роман. Вспоми-наются трудовые будни времен Леонида Ильича.
Мечтая о тебе - Гурк Лаура ЛиВ.З.,65л.
31.05.2013, 7.32





не люблю книги про вдов!
Мечтая о тебе - Гурк Лаура Ливесенний цветок
4.10.2013, 12.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100