Читать онлайн Мечтая о тебе, автора - Гурк Лаура Ли, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Мечтая о тебе - Гурк Лаура Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.09 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Мечтая о тебе - Гурк Лаура Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Мечтая о тебе - Гурк Лаура Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гурк Лаура Ли

Мечтая о тебе

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Мистер Аберкромби со своей стороны видел картину совсем иначе. Он мельком проглядел бухгалтерские книги Мары, а затем, тряхнув головой, отодвинул их в сторону.
– Сожалею, миссис Эллиот, но вашу просьбу мы удовлетворить не сможем.
– Но почему? – оторопела Мара.
– Условия, под которые давался кредит, иной трактовке не подлежат. – Президент банка был печален и постоянно теребил усы. – Вы должны согласиться с тем, что заем следует погасить немедленно.
– Но это убьет нас! – привстав с кресла и подавшись вперед, сорвалась в крик Мара. – Да, мы небольшая компания, но растущая.
– Милая леди, времена нынче очень неопределенные, и мы не можем позволить себе идти на какой-либо риск.
– Риск?! – От удивления Мара даже открыла рот. – Смею уверить вас, сэр, я не допускаю никакого риска. Моя философия бизнеса более чем консервативна.
– Убежден, что это так, – ответил Аберкромби покровительственным тоном.
Мара продолжила, отчаянно борясь с предательской дрожью в голосе:
– Мы платежеспособны. Наша фирма – достойный клиент вашего банка. Мы всегда в срок платили по процентам. Анализируя финансовые записи, я на протяжении четырех лет наблюдаю тенденцию к укреплению наших позиций. В этом году мы ожидаем увидеть прибыль.
Хотя все это было произнесено с огромным чувством собственного достоинства, банкира это почему-то не потрясло. Он ответил:
– Есть и другие соображения. Ваш муж погиб, миссис Эллиот. Я, конечно, выражаю вам свое сочувствие, но, принимая решения, мы просто не имеем права допускать сантименты в сферу бизнеса.
– А я и не думала привносить в бизнес сантименты, сэр. Факт остается фактом. Если вы настаиваете на немедленном погашении кредита, то мы просто не сможем его выплатить. Таким решением вы приведете нас к банкротству. Все наши активы пойдут с молотка. Вам еще повезет, если вы сможете вернуть основную часть займа, не говоря уже о процентах по нему.
Чиновник молчал, и Мара понимала, что ее слова лишь сотрясают воздух. Тогда она решила поменять тактику.
– Я не настаиваю на отмене выплат. Дайте мне хотя бы время, чтобы обернуть средства и получить прибыль.
Аберкромби откинулся на спинку кресла.
– Милая леди, какой от этого прок? Ну, несколько дней или даже месяцев… – Он пожал плечами. – Что от этого изменится?
– Я получу время, чтобы найти инвесторов, желающих вкладывать средства в компанию.
– Инвесторов? – изумленно посмотрел на Мару Аберкромби. – В нынешней ситуации вы столкнетесь в поисках инвестиций с большими трудностями.
– Но компания достаточно привлекательна. Если вы посмотрите на наши финансовые показатели, то увидите, что…
– Миссис Эллиот, – мягко прервал ее Аберкромби. – Все же вы женщина. У вас мало опыта выживания в жестком мире бизнеса. И мужчине-то порой трудно добиться успеха. А уж молодой девушке, такой как вы, и подавно. Я сомневаюсь, что вам повезет найти инвесторов, которые думают иначе, чем я.
– О каком везении вы говорите? – спросила Мара, уже сдерживаясь изо всех сил. – Я не верю в удачу, мистер Аберкромби. И полагаю, что такой логичный и разумный человек, как вы, также в нее не верит.
Уже жестко Аберкромби ответил:
– Однако факт остается фактом. Ваш муж умер.
– Джеймс вообще не управлял этой компанией, – сказала Мара. – Все это время фабрикой управляла я. И вы это знаете. На протяжении четырех лет я каждый понедельник приходила в банк, чтобы вносить на депозит средства. Я занималась продлением банковского счета, а также выполняла другие финансовые операции.
– Миссис Эллиот, я понимаю, что обстоятельства заставили вас взять на себя в этом бизнесе некоторую ответственность, и связано это было с тем, что Джеймс отбыл в Америку. Но все это время для принятия серьезных решений с ним можно было связаться по телеграфу. Сейчас Джеймса нет. Кто будет принимать такие решения?
– На протяжении четырех лет я принимала такие решения, сэр. Мой муж был в своем роде самородком. Он волшебно умел зарабатывать деньги. Но также грандиозно он умел и терять их. Уверяю вас, я никогда не спрашивала его совета по телеграфу. Это было и бесполезно, и неприятно.
Банкир не сдавался.
– Тем не менее именно ваш муж владел фабрикой и отвечал за все, что с ней происходило. Теперь он мертв, и наш банк хочет изъять свои средства, чтобы возможные последствия его смерти не сказались на нашем финансовом благополучии.
– Это смехотворно! – взорвалась Мара, возмущенная такой несправедливостью. – Я отвечала за все, что происходило на фабрике. Упорно работала, чтобы сделать компанию прибыльной. И я не буду стоять в стороне и смотреть, как все разваливается!
Было очевидно, что женские эмоции были банкиру не по душе. Он собрал документы и передал их Маре со словами:
– Решение принято. Искренне сожалею, если оно сделает компанию банкротом. Но бизнес есть бизнес.
Мара смотрела на аккуратно исписанные карандашом листы своей балансовой отчетности, чувствуя, что ее шансы становятся все меньше и меньше. Однако она решила больше не умолять банкира. Она не будет унижаться перед ним.
Собрав остатки гордости, Мара спросила:
– Так какова точно сумма и сколько у меня времени, чтобы уплатить ее?
Чиновник открыл свой гроссбух и ответил:
– Основная часть платежа плюс набежавшие за месяц проценты составляют пять тысяч двадцать пять фунтов двенадцать шиллингов и десять пенсов. Рассчитано на последний день выплат, пятница, двенадцатого июля.
«А сейчас среда, утро. Три дня», – прикинула Мара. Итак, у нее оставалось только три дня. Мара резко поднялась с кресла со словами:
– Прекрасно, составляйте документы, в пятницу я принесу вам полную сумму, мистер Аберкромби. Вы получите свои деньги.
– Миссис Эллиот, я очарован вашим упорством, – банкир даже встал, – но откуда вы достанете сумму более чем в пять тысяч фунтов стерлингов за три дня?
«Ограблю банк», – чуть не вылетела из уст Мары шутка. Не уверенная, что этот зануда оценит ее шутливый комментарий, она сдержалась в самый последний момент. Но сама идея ограбить банк не казалась ей такой уж плохой.
Натаниэль достал очередную деталь своей миниатюрной железной дороги. Это был фрагмент рельсов, который ему нужно было присоединить к предыдущим. Чейз с силой начал соединять. Нужно, чтобы был электрический контакт и игрушечный поезд не подскакивал на стыках.
А в это время Боггс с сыновьями возился с потолком его комнаты. Адский шум не мешал Натаниэлю соединять рельсы, ведь он знал, что его идея буквально перевернет мир многих мальчишек, когда он предложит им не просто игрушку, а единственную в своем роде игрушку.
Этой идеей Натаниэль был обязан дедушке. Теперь и он сам, Натаниэль, улыбался, глядя сверху вниз на стол, где были разложены наполовину собранные рельсовые пути, и вспоминал то далекое лето, которое он провел на острове Уайт. Тогда он, еще совсем юный парнишка, не мог произнести ни слова от охватившего его возбуждения. Дедушка буквально заразил его своей идеей и привил ему тот энтузиазм умудренных жизнью людей, в котором содержалась немалая толика терпения.
Комнату заполнял вечерний полумрак. Натаниэль зажег стоявший на столе газовый рожок и продолжил трудиться над изобретением, которое проложит ему путь в светлое будущее. Но мысли его витали сейчас в прошлом. «Если бы дедушка поверил в меня», – размышлял он.
Натаниэль вспоминал деда, для которого всегда был слишком запальчивым и горячим. Не было случая, чтобы он, дед, похвалил юного Натаниэля. Не «дотягивал» Натаниэль и в глазах отца, не заслуживал, чтобы ему дали шанс выйти в люди.
Но дед все-таки дал шанс. Натаниэль закончил Кембридж и в возрасте девятнадцати лет получил возможность проверить себя в деле. Он попал в самое сердце игрушечной фабрики «Чейзтойз», где, можно сказать, впервые вышел из тени. Впоследствии его отец начал осознавать, что именно Натаниэль, его второй сын, строит в мечтах нечто большее, чем воздушные замки. Все, что прежде задумывал Натаниэль, казалось его отцу лишь непрактичными фантазиями.
Наконец Натаниэль установил на место последнюю секцию путей. Пришло время проверить в действии игрушечный поезд, посмотреть, работает ли он после двух недель практически непрерывной тряски в дороге.
Чейз извлек из коробки локомотив и собирался было поставить его на рельсы, но громкий стук в дверь отвлек его.
– Входите!
Дверь отворилась, и за ней оказался темноволосый мужчина. С ухмылкой протянув:
– Ну-ну, – он приподнял свою шляпу и сказал: – Много воды утекло, старина.
– Майкл! – вырвалось у Чейза.
Поставив локомотив на стол, Натаниэль бросился к двери, ловко обходя расставленные на полу вещи. С горячностью он обменялся с гостем рукопожатиями.
– Ты получил мое письмо? Как ты? – сыпал вопросами Натаниэль.
– Думаю, что неплохо, – ответил Майкл. – А вот твое письмо меня немного удивило.
Майкл обвел взглядом хаос, царивший в комнате, и рассмеялся.
– За эти десять лет ты ничуть не изменился. Что это?
– Извиняюсь за беспорядок, но ты же знаешь, что я только что въехал.
Неясным жестом руки Натаниэль показал вверх, откуда доносились глухие удары.
– Я нанял рабочих, чтобы они переделали чердак над моей комнатой.
Внезапно шум усилился, и Майкл не смог вставить в ответ ни слова. Большой кусок штукатурки свалился через дырку в потолке и упал на пол, подняв клубы пыли.
Майкл оглядел комнату еще раз и заметил на столе игрушечный поезд.
– Что это? – спросил он, переступая через ящик на полу, чтобы поближе рассмотреть необычную вещицу.
– То самое, ради чего я приглашал тебя в письме, – ответил Натаниэль, уже стоявший у стола сбоку от Майкла. Меж тем Майкл взял в руки секцию игрушечных путей и даже присвистнул от удивления.
– Разборная железная дорога? – недоверчиво спросил он. – Да еще в форме восьмерки? Ты один собрал такое?
Натаниэль почувствовал в голосе друга нарастающее возбуждение и кивнул в ответ:
– Да. Это потребовало трех лет работы. Но, черт возьми, она работает!
Майкл присел, и игрушечные рельсы оказались на уровне его глаз.
– Насколько плавный ход у этой малышки? – спросил Майкл, имея в виду локомотив.
– Как по шелку, чистому шелку. Но это еще не все. – Теперь уже и Натаниэль присел рядом, запустив руки в стоявший рядом огромный ящик. Он извлек оттуда ярко раскрашенные фигурки из жести и начал расставлять на столе, приговаривая: – Железнодорожная станция, станционные фонари, мосты, стрелки, постройки. Это не просто железная дорога, Майкл, а железнодорожная станция в миниатюре.
Майкл взял одну из фигурок и стал рассматривать ее, одновременно слушая Натаниэля, который говорил без умолку:
– Все это стало возможным благодаря разборной конструкции, варианты сборки которой безграничны.
Майкл удовлетворенно кивал и, не вставая, снизу вверх смотрел на Натаниэля. Карие глаза Майкла горели от возбуждения.
– Ну, ты, конечно, уже пробовал продавать ее?
– Да, вместе с дополнительными принадлежностями. Как ты думаешь, прибыль будет значительной?
– Да просто грандиозной! – ответил Майкл, аккуратно устанавливая миниатюрный макет станции на стол, обходя его со всех сторон и показывая рукой на локомотив: – Давай посмотрим, как бегает эта малышка.
Натаниэль поставил электрический локомотив на рельсы и только потянулся за батарейками, как перед ним вырос мистер Боггс.
– Проход на чердак сделали, – доложился он Натаниэлю, стягивая кепку и вытирая потный лоб. – Нам перенести туда ваш багаж, как вы желали?
– Да, пожалуйста, – кивнул Натаниэль и стал сооружать проволочные скрутки и присоединять контакты к рельсам. Моторчик поезда зашумел, но поезд с места не сдвинулся.
Майкл стоял по другую сторону стола и ухмылялся:
– Вот тебе и изобретеньице!
Но колкости мало трогали Натаниэля.
– Тебе напомнить все твои блестящие идеи, которые не работали? – не без доли сарказма ответил он.
– Пожалуйста, не надо.
Как только изобретатели начали работать, их прервали вновь.
– Нам необходимо убрать штукатурку из комнаты, сэр, – сказал Боггс.
– Спасибо, мистер Боггс, – вежливо ответил Натаниэль, склоняясь над столом и изучая локомотив. – Все дело в электродвигателе. Подозрительные шумы.
– Сэээр, – протянул Боггс, пытаясь привлечь внимание, но Натаниэль продолжал смотреть на неподвижный локомотив. Рабочий тихонько кашлянул. – Если это все, сэр, то мы с сыном закончили. Не оплатите ли работу?
Натаниэль стоял как завороженный, пока Майкл не щелкнул пальцами перед самым его носом, перегнувшись через стол:
– Натаниэль, полагаю, что рабочий хочет получить оплату.
– Ой! – От неожиданности Натаниэль выпрямился и увидел прямо перед собой Боггса. Какое-то мгновение он пытался сообразить, кто это. Боггс, в свою очередь, смотрел на стол. Затем он поднял глаза и виновато улыбнулся.
– Уже поздно, сэр. Если вы заплатите нам, мы тут же удалимся.
– Конечно, – ответил Натаниэль, но почему-то полез отделять батарейки от контактов на рельсах. – Смотри, – обратился он к Майклу, – смотри, если поймешь. Я поменяю контакты местами.
Его собеседник покачал головой и предложил:
– Давай я проверю электродвигатель.
Натаниэль снял очки, положил их на стол и пересек комнату, разглядывая квадратное отверстие в потолке. Он снял с болта на стене лестницу и полез на чердак. Все это время стоявший рядом рабочий озирался в свете фонаря и уже начинал злиться.
Часть вещей прибыла прямым ходом из Сан-Франциско, и теперь Натаниэль искал еще место, чтобы разместить доставленную мебель. Чердак для этого не подходил, а вот для оборудования, которое он захватил с собой, чердак был идеальным местом.
– Превосходно! – крикнул он вниз Боггсу. – Теперь у меня достаточно места.
С лампой в руке Натаниэль спустился по лестнице и с явным трудом проложил себе путь к столу. Поставив лампу, он начал рыться в каких-то бумагах, книгах и других странных предметах, которыми был усыпан стол.
– То, что нужно, мистер Боггс. Вы сделали все блестяще. И ты тоже, Альфред. – Натаниэль сделал жест рукой в сторону молчаливо стоящего рядом четырнадцатилетнего сына мистера Боггса.
Боггс немилосердно мял в руках кепку и кивал, смущенный неожиданной благодарностью.
– Спасибо, папаша, – нелепо смущаясь, поблагодарил он.
Натаниэль отодвинул карусельку из белой жести, игрушечную собачку и вновь погрузился в изучение кучи вещей, разложенных на столе.
– Куда же он задевался? – спрашивал он сам себя.
Пара книг соскользнула и с шумом упала на пол, но Натаниэль, кажется, не обратил на это никакого внимания. Он один за другим открывал ящики и вытаскивал оттуда на стол вещи.
– Вот он!
Натаниэль извлек из кучи вещей свой бумажник и начал отсчитывать Боггсу купюры.
– Давайте сойдемся на двух фунтах десяти пенсах, – предложил он.
– Согласен, сэр, – ответил Боггс.
Натаниэль вложил купюры в руку рабочему и забросил бумажник на ближайшую полку. Он попал точно между музыкальной шкатулкой с танцующими клоунами и своей любимой скрипкой Страдивари.
Боггс с сыном удалились. Натаниэль вытащил из ящика пару бутылок пива и жестяную коробку со сладким печеньем, которые заботливо купила ему миссис О'Брайен. Вернувшись к столу с закуской, он стал высматривать, куда поставить пиво. Сидевший рядом Майкл расчистил место.
– Все дело в моторе, – сказал он. – Слетела ременная передача, и я никак не могу дотянуться до нее.
Натаниэль поставил пиво и коробку с печеньем на стол и взял у Майкла локомотив. Расположив его в самой светлой части стола, он заглянул внутрь электромотора. Натаниэль попытался поставить на место соскочивший ремень, но у него не получилось.
– Как же я ненавижу разбирать всю конструкцию из-за какой-то мелкой проблемы, – в сердцах произнес он.
На что Майкл лишь пожал плечами, сделал глоток пива и флегматично заметил:
– Забудь. Покажешь мне это как-нибудь в другой день.
Он подошел к камину, рядом с которым стояли софа и пара кресел, протер смятой газетой одно из кресел и уселся в него.
– А ты практически не изменился. Хотя нет, ты все же справился со своим заиканием, – заметил он чуть погодя.
– Десять лет практики. Если бы не Эйдриан, возможно, я добился бы того, что имею, много раньше. – Натаниэль слегка улыбнулся. – Но время от времени он докучает мне.
– Что заставило тебя вернуться в Англию? – спросил Майкл.
– Собираюсь снова заняться изготовлением игрушек, – ответил Натаниэль, пройдя вслед за Майклом и устроившись на софе.
– Ка-ак?! – удивленно протянул гость.
Натаниэль взял пиво, зачерпнул горсть печений и откинулся на спинку софы. Подтверждающе кивнув в ответ на возглас удивления, Натаниэль ответил:
– Этот поезд – слишком хорошая идея, чтобы продавать ее. Я хочу производить его сам.
Майкл взял из коробки печенье и сказал:
– В своем последнем письме ты писал, что компания по производству игрушек в Сент-Луисе разорилась. Так ты уверен, что хочешь попробовать снова?
– Именно, – ответил Натаниэль без колебаний. – Я планирую разместить заказ на находящейся неподалеку фабрике электрического оборудования, буду производить такие игрушечные поезда.
– Это брат дал тебе деньги? Не могу поверить, что Эйдриан согласился дать тебе в долг.
Натаниэль ухмыльнулся и ответил:
– Я и не просил его об этом.
– Тогда где же ты собираешься достать денег? – удивленно посмотрел на него Майкл. – Я думал, ты все потерял.
– Чтобы заработать начальный капитал, я продал половину своих изобретений. Заключил партнерское соглашение с владельцем соседней фабрики. Его зовут Джеймс Эллиот. Я встречался с ним в Сан-Франциско несколько месяцев назад. Как оказалось, Эллиот немного слышал обо мне и тоже хотел поговорить со мной. Тогда он сказал, что заинтересован в реализации некоторых моих изобретений, и предложил партнерство. Именно поэтому я возвратился в Англию.
– Эйдриан в этом не участвовал?
– Конечно же, нет! Я уже был его партнером, и мне вполне хватило. А ты думал, что после того ада, через который я прошел, после смерти отца, я буду просить помощи у Эйдри ана, своего брата?
– Постой! – воскликнул Майкл, – Неужели ты хочешь сказать, что будешь работать один и составишь конкуренцию родному брату?
Натаниэль рассмеялся.
– Боюсь, что придется.
– Он рассвирепеет, когда узнает о твоих планах.
– Предвижу это, – ответил Натаниэль, откинувшись на спинку и подкладывая руки под затылок. Злорадно улыбаясь, он продолжил: – Ему это не повредит.
– Я всегда знал, что ты сумасшедший.
– Вовсе нет. Я ведь пригласил тебя. Хочу предложить тебе поработать на меня.
– Что?! – Улыбка Майкла внезапно померкла. Он смял шляпу и сделал глубокий вдох. – Натаниэль, у меня уже есть работа.
– Я знаю, – стараясь вложить все свое неодобрение, произнес Натаниэль. – Портняжное дело. Но ты не портной, Майкл. Ты инженер. Черт возьми, ты лучший инженер по детским игрушкам. И я нужен тебе.
Майкл сокрушенно тряхнул головой.
– Я не смогу, Натаниэль. Дело не в тебе. Я не готов рискнуть тем, что имею, ради такого сомнительного предприятия.
– Это ты решил из-за того, что мой последний проект провалился?
– Конечно же, нет! Я всегда верил в твои идеи.
– Тогда почему «нет»? Я же не прошу тебя вкладывать собственные средства.
– Я помолвлен и скоро женюсь.
– Ты… женишься?! – вырвалось у Натаниэля. Майкл кивнул.
– Ее зовут Ребекка Голдман, и я работаю на ее отца. Сейчас он платит мне скромное жалованье. Я надеюсь, что в следующем году накоплю достаточно, чтобы сыграть свадьбу. С Голдманами я имею хоть какое-то будущее.
– И тебе нравится быть портным? – спросил Натаниэль.
– Конечно же, нет. Что я забыл в этой специальности?
– Вот тебе и ответ, Майкл, – сказал Натаниэль и, наклонившись к приятелю, продолжил: – Если ты не решишься, не попробуешь бросить то, чем занимаешься сейчас, то останешься портным на всю оставшуюся жизнь. Ты женишься, заведешь детей и когда-нибудь проснешься уже глубоким стариком с горьким осознанием того, что занимался всю жизнь нелюбимым делом.
– Натаниэль… а ты не думаешь изготавливать и продавать такие поезда? – спросил Майкл.
– Ты, никак, шутишь? Конечно же, я об этом мечтаю. – Натаниэль улыбнулся. – Вот только если ты заставишь его работать. Если справишься, я буду выплачивать тебе десять фунтов в неделю.
– Так в чем же проблема? – рассмеялся Майкл. – Соблазнительное предложение.
– Не столько соблазнительное, сколько смешное, – ответил Натаниэль.
Майкл глубоко вздохнул и медленно выдохнул:
– Сейчас ты совсем такой же, как в те старые времена, когда еще был жив твой отец и Эйдриан дурачил тебя.
– Только лучше. – Натаниэль отхлебнул пива. – Теперь я научился контролировать в партнерских отношениях свои интересы. Пятьдесят один процент. – И, помолчав, продолжил: – Мне действительно жаль, что Эйдриан тебя уволил.
Майкл с горечью ответил:
– Там ты ничего поделать не мог. Не твоя вина, что твой брат недолюбливает евреев. Так что не надо извинений.
– Я действительно ничего поделать не мог. Но ведь это я познакомил тебя со своим братом. Как бы я хотел хоть как-то повлиять на него.
– Забудь об этом. А твой новый партнер согласится взять меня инженером?
– Если ты об этом, то национальность его волнует меньше всего. Если бы ты обратился ко мне, я бы без колебаний нанял тебя. Так что давай все обсудим вместе, а уж его согласие – это не проблема.
– Когда ты планируешь встретиться со своим партнером? – спросил Майкл.
– Он еще не вернулся в Англию и ни слова не сказал о том, когда вернется. Я завтра встречаюсь с его женой и покажу ей этот поезд. – Натаниэль хлебнул еще пива. – Какое-то время мой новый партнер побудет в Америке, и, как я понимаю, до его приезда обязанности управляющего исполняет его жена. Переделка производства этой фабрики под наш профиль потребует много работы, и я надеюсь, что мы сможем приступить к делу немедленно.
Майкл внимательно слушал, периодически кивая, а Натаниэль продолжал рассуждать:
– Сейчас июль. Нам придется поторопиться, если мы хотим выпустить поезд к Рождеству.
– Нам? Ты рассчитываешь на мое участие? – удивленно спросил Майкл. – Но я не могу. Никак не могу. – Он посмотрел на Натаниэля и с тяжелым вздохом сказал: – Да, я ненавижу работу портного, но я и не могу вернуться к Эйдриану. Это было бы смешно.
– И что же тогда?
Майкл обреченно поднял бутылку пива.
– Ну хорошо! – сказал он почти весело. – Я согласен.
– Ты не пожалеешь, – пообещал ему Натаниэль.
– Возможно, просто потому, что не успею пожалеть. Ребекка убьет меня.
– Если она тебя любит, то останется с тобой.
– Уверен, что останется. Иногда и свиньи летают. – Майкл поставил бутылку пива на пол. – Если ты собираешься завтра показывать игрушку этой женщине, нам лучше починить ее.
Они принялись за работу. Вначале пытались отверткой поставить ремень передачи на место, но ничего не получилось. Майкл предложил:
– Нам нужно что-то с крючком на конце.
Натаниэль отложил локомотив, и изобретатели принялись искать нужный им инструмент. Спустя полчаса они стояли в центре комнаты, а содержимое нескольких ящиков было разбросано у них под ногами.
– Не могу поверить в это, – пробормотал Майкл. – У самого замечательного изобретателя из тех, которых я знаю, нет инструмента с крючком на конце. Как насчет крючка для застегивания пуговиц?
Натаниэль взъерошил волосы. У него такого крючка не было. Неожиданно ему пришла в голову идея, и он, щелкнув пальцами, воскликнул:
– Подожди здесь. Я сейчас вернусь.
Схватив лампу со стола, он опрометью кинулся из комнаты и начал спускаться по лестнице. Натаниэль шел на второй этаж. Уже подойдя к самой двери, он замер с поднятой рукой. Натаниэль отчетливо помнил, что замок в двери ее комнаты был сломан. Тогда он постучал в дверь, и она распахнулась сама собой, смутив бедную девушку. Теперь Натаниэль стучал уже по косяку двери.
«Как же ее зовут? Мара, определенно так. Мара с горечью во взгляде», – пронеслось у него в голове.
Натаниэль ждал, но никто не откликался. Он постучал снова, немного громче.
Наконец в глубине комнаты послышался какой-то звук, и дверь немного приоткрылась, всего на несколько дюймов. Из открытой щели на него смотрели серые глаза, зрачки которых были немного расширены от испуга.
– У вас не найдется крючка? – спросил Натаниэль.
– Простите, что? – не поняла Мара. Длинная темная коса слегка оттеняла белизну светлого платья.
– Крючок для застегивания пуговиц.
Мара продолжала сконфуженно смотреть на Натаниэля, а он гадал, понимает ли она его сейчас.
Натаниэль посмотрел вниз и увидел, что из-под ночной рубашки, которую он принял за платье, торчат ее босые ноги.
– Извиняюсь, – сокрушенно пробормотал он, поднимая взгляд, – вы, наверное, уже спали.
– Впрочем, как и большинство нормальных людей в такой час. – Ее голос потерял мягкость и звучал отрывисто и раздраженно.
– Неужели сейчас так поздно? – Натаниэль попытался изобразить на лице очаровательную улыбку, но раздражение в ее голосе не исчезло. – Иногда я теряю чувство времени.
– Это меня не удивляет, сэр.
– Извиняюсь, но для меня крайне важно сейчас найти где-нибудь крючок. Мы ремонтируем игрушечный поезд, который утром я буду показывать на очень важной встрече. Будет очень досадно, если поезд не заработает. А он не заработает, если я не найду обыкновенный крючок. Купить я его не могу, поскольку уже темно и магазины не работают. Так что я надеюсь…
Выразительным взглядом Мара прервала его речь, и дверь начала закрываться. Натаниэль больше всего боялся, что она сейчас с треском захлопнет ее перед его носом. Но из-за двери послышалось:
– Подождите.
Спустя несколько мгновений дверь открылась и через щель к нему просунулся крючок.
– Держите.
– Спасибо, – поблагодарил Натаниэль, почти выдергивая крючок. – Я никогда не забуду…
Его фраза повисла в воздухе, когда в свете фонаря он увидел маленькую руку, удерживающую крючок, а на ней шрам, уродливо смотрящийся на ее нежной коже. «Ожог», – пронеслось у него в голове.
Натаниэль принял из тонких пальчиков крючок, и Мара стремительно убрала руку, спрятав ее в складках ночной рубашки.
– Пожалуйста, уходите.
– Конечно, – ответил Натаниэль, вновь поднимая взгляд на лицо, полное гордости, с резко очерченными скулами и утонченными дугообразными бровями. Кожа казалась нежной, и жесткое выражение, застывшее сейчас на лице, ей совсем не шло. Натаниэль посмотрел в глаза Мары и увидел в них лишь густой и серый туман, которыми так славится Лондон.
– Утром я вам верну.
Дверь начала закрываться, но Натаниэль оставался стоять, словно пытался остановить мгновение. Он гадал, что с ней случилось, откуда шрам на руке и почему в ее глазах столько горькой печали.
Но более всего он пытался понять, что разбило таящиеся в ее сердце мечты.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Мечтая о тебе - Гурк Лаура Ли



хороша книжка, найкраща із книг авторки. Цікавий сюжет, не схожий на інші, крім того, читачу імпонують головні герої. Немає "мильного" розвитку подій.
Мечтая о тебе - Гурк Лаура Лимаргаритка
17.02.2013, 23.27





хороша книжка, найкраща із книг авторки. Цікавий сюжет, не схожий на інші, крім того, читачу імпонують головні герої. Немає "мильного" розвитку подій.
Мечтая о тебе - Гурк Лаура Лимаргаритка
17.02.2013, 23.27





Производственный любовный роман. Вспоми-наются трудовые будни времен Леонида Ильича.
Мечтая о тебе - Гурк Лаура ЛиВ.З.,65л.
31.05.2013, 7.32





не люблю книги про вдов!
Мечтая о тебе - Гурк Лаура Ливесенний цветок
4.10.2013, 12.57








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100