Читать онлайн Грешная жизнь герцога, автора - Гурк Лаура Ли, Раздел - Глава 2 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.21 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гурк Лаура Ли

Грешная жизнь герцога

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 2

Погрязшие в долгах герцоги сильно обесценились в наше время. Наследницы, сколько дадите?
«Соушл газетт», 1894 год
Слишком скоро его разбудило звяканье ведерка с углем. Рис перекатился на живот и закрыл голову подушкой, проклиная неизменный уклад английского дома. В Италии служанке не пришло бы в голову потревожить сон джентльмена, пока солнце не окажется на западе. Не то что в Англии.
Он выглянул из-под одеяла и увидел поблизости от камина безошибочно узнаваемые серое, в полоску платье, белый фартук и чепец горничной. Только самая бестолковая служанка могла бы не заметить, что в кровати двое, что с хорошенькой девицей под боком он едва ли нуждался в зажженном камине, но Рис не стал указывать на это обстоятельство. Для этого потребовалось бы слишком много усилий в восемь утра, особенно если учесть, что заснул он не ранее часа назад.
Он снова закрыл глаза, а проснулся уже разбуженный своим камердинером, которому, черт его возьми, тоже следовало бы знать, как себя вести.
– Фейн, – пробормотал Рис, выпростав руку и положив ее на плечо слуги, – если ты немедленно не уберешься из моей комнаты, пеняй на себя, я тебя выгоню.
Пустая угроза, потому что он задолжал парню, по крайней мере, за полгода и не смог бы найти кого-нибудь другого, кто был бы так же предан ему, как Фейн.
Слуга отлично знал это, поэтому не ушел. Напротив, он еще раз деликатно потряс Риса.
– Сэр, мне очень жаль, – пробормотал Фейн, – но в доме происходит нечто, требующее вашего немедленного внимания.
– В доме неладно? Пусть Холлистер займется этим. Он ведь дворецкий Милбрея, не так ли? – Отворачиваясь от слуги, Рис закинул на лежащую рядом сонную женщину руку и ногу и снова стал погружаться в сон. – Если только не пришел конец света, я не намерен вылезать из кровати по крайней мере до двух часов дня.
– В гостиной сидит ваша мать, лакей заносит ее чемоданы. Похоже, она собирается пробыть здесь долго.
– О Боже! – Рис перекатился на спину и сел, с ужасом глядя на Фейна. – Это конец света. Не смотри так на меня, приятель. Скорее подай мой халат.
Пятью минутами позже Салли сидела в кебе и ехала домой, а Рис был одет – более или менее. В панталонах, рубашке и халате он спускался по лестнице в гостиную, время от времени останавливаясь и перегибаясь через перила, чтобы увидеть происходящее в холле. Там действительно громоздились сундуки, саквояжи и шляпные коробки. Рот герцога скривился, когда, на его глазах два лакея внесли в дом еще один дорожный сундук.
Рис пошел в гостиную, недоумевая, с чего вдруг Петиция решила остановиться под одной крышей с ним. Последние двенадцать лет он жил на континенте лишь потому, что желал оказаться как можно дальше от нее и ее распутного деверя. Слава Богу, дядя Ивлин был уже мертв, но Рис по-прежнему был полон решимости избегать встречи с матерью. Он был не в состоянии провести в ее обществе и пяти минут. Она платила ему той же монетой.
Когда Рис вошел в гостиную, мать сидела в кресле, придвинутом близко к камину. Услышав его шаги, она встала и повернулась к нему. Рис поразился, насколько мать сдала за эти годы. Он всегда помнил ее потрясающе красивой, ослепительной блондинкой, которая в детстве напоминала ему сказочную и непостижимо далекую Снежную королеву. Сейчас от былой красоты не осталось почти ничего. Истончившаяся кожа приобрела землистый оттенок, щеки обвисли. Летиция исхудала, имела изнуренный вид и казалась гораздо старше своих пятидесяти шести лет. Но глаза ее, того же серо-зеленого цвета, что и его собственные, остались прежними. Когда он прошел через комнату и остановился перед ней, они изучали его с теплотой арктического ледника. Никакой улыбки в знак приветствия.
– Сент-Сайрес, – произнесла она, приседая в бесстрастном реверансе.
Он не позаботился ответить поклоном.
– Мама. Как приятно вас видеть!
В его голосе прозвучала ирония, но Летиция была слишком бесчувственной, чтобы ее это задело. Они молча стояли, изучая друг друга, напоминая присматривающихся друг к другу дуэлянтов, и тут Рис заметил, что она все еще не сняла накидку и шляпу, а в руках у нее был зонт. Похоже, она приехала только с визитом. Он понял это слишком поздно.
– Надеюсь, у вас нет намерения пожить здесь?
Она не колебалась с ответом.
– Жить с тобой? Боже, нет, конечно. – При звуках ее голоса Рис скривился:
– Ваши материнские чувства, как всегда, согревают мое сердце.
Она снова опустилась в кресло, и от Риса не ускользнуло, что, садясь, она тяжело опиралась на зонт.
– Ты не отвечал на мои письма. С тех пор как ты вернулся, я три раза приезжала сюда, но ты отказался принимать меня. Единственное, чем я могла привлечь твое внимание, – это напугать тебя переездом сюда.
– Вам не кажется, что с дорожными сундуками в холле вы немного перестарались? Кроме того, вы никогда, насколько мне известно, не стремились завоевать мою привязанность. За всю мою жизнь мы беседовали не более десяти раз. Почему вам вдруг так понадобилась моя компания?
– Я здесь, чтобы поставить тебя в известность о неблагополучном состоянии дел семьи.
Рис промолчал. Он оперся руками о кресло с подголовником напротив нее и взвешивал открывшуюся ему альтернативу. Он может немедленно выдворить ее, или же ему придется вытерпеть неприятный, но неизбежный разговор об их финансовом положении и покончить с этим. Рис выбрал второе. Хотя этот вариант не сулил такого удовлетворения, как первый, в долговременной перспективе он предполагал меньше осложнений. Обойдя кресло, Рис уселся в него.
– Состояние семьи неблагополучно? – проворчал он, откидываясь на спинку. Положив локти на подлокотники, он сцепил пальцы и наклонил голову набок. – Звучит ужасно.
– Давай не будем ходить вокруг да около. Я знаю, что ты уже виделся с мистером Ходжезом и он поставил тебя в известность о положении дел.
– Удивительно, как быстро вы все разнюхали, мама. Поскольку вы уже знаете, что я виделся с солиситором, и знаете, что он сказал мне, цель вашего посещения явно не в том, чтобы известить меня о положении дел в семье. – Герцог одарил мать своей самой издевательской улыбкой. – Пришли за деньгами, так?
– Обязательно быть вульгарным?
– Ваши старания напрасны, – радостно сообщил ей Рис. – Зря вы притащили сюда все эти сундуки. Дорогая моя, у меня нет ни гроша.
Летиция презрительно фыркнула:
– Ты всегда лжешь.
– Да, вы мне говорили это и раньше. – Рис до боли сжал пальцы. Но продолжал улыбаться. – Однако в данном случае я не пытаюсь обмануть вас. Я абсолютно пуст.
Она бросила на него тяжелый взгляд, как бы проверяя правдивость его слов:
– Значит, денег, оставленных тебе отцом, уже нет? Ты промотал все?
– Абсолютно все, – жизнерадостно признался Рис. – И получил от этого большое удовольствие, такой вот я бессовестный распутник.
Летиция побледнела и прямо на его глазах еще больше состарилась.
– Наши имения обременены долгами, кредит почти полностью исчерпан. Ты должен что-то сделать.
– Что вы предлагаете? Я подумывал о том, чтобы начать зарабатывать себе на жизнь, но решил, что не могу подвергнуть вас такому-испытанию. Если я найду себе занятие, вы станете стыдиться меня. Кроме того, мне придется работать. – Он пожал плечами. – Очень дурная привычка. Я стараюсь не стать ее жертвой.
– Не будь смешным! – выпалила Петиция. – Ты герцог Сент-Сайрес. Разумеется, ты не можешь работать.
– Неужели мы с вами хоть в чем-то согласились? Должно быть, мягкий климат Италии сделал меня слишком добродушным и покладистым. Но, возвращаясь к предмету разговора, у нас очень небольшой выбор. Могу предложить обратиться за помощью к Армии спасения, хотя сомневаюсь, что они помогают семьям разорившихся аристократов. Ужасно немилосердный подход, но…
– Заложено все, что могло быть заложено, – прервала его мать, как если бы Рис был настолько тупым, что не понимал серьезности ситуации. – Выплаты по процентам забирают то немногое, что мы имеем от сдачи земель в аренду, уже несколько лет нет отбоя от кредиторов. Не пройдет и недели, как они будут здесь.
Герцог не сказал матери, что они уже приходили.
– Если ты ничего не предпримешь в ближайшее время, они потребуют возвращения займов и заберут то немногое, что у нас осталось. Мы станем нищими.
Рис молчал. Может быть, из-за свойственной ему лени он не видел смысла напрасно тратить энергию. Мать нетерпеливо прервала молчание.
– Ну, – сказала она, – как ты собираешься поступить?
– Как я всегда поступаю в моменты кризиса, – ответил он, встал и пошел к шкафчику с напитками. – Я собираюсь выпить.
– Выпить? – повторила мать с презрением. – Ты считаешь, что выпивка – подходящий ответ на наши трудности?
– Нет, – ответил Рис, наливая себе изрядную порцию виски. – Это подходящий ответ на мои трудности. – Повернувшись, он встретил взгляд матери и улыбнулся. – Что касается ваших трудностей, дорогая мама, то они меня не заботят.
Они долго смотрели друг на друга. Рис по-прежнему стоял в расслабленной позе. Улыбка не сходила с его лица. Летиция первая отвела взгляд.
– Рис, твой дядя четыре года не выплачивал мне вдовью долю.
Герцог окинул взглядом роскошную отделанную мехом накидку матери и сверкающую камнями булавку, которой был заколот воротник.
– Да, вы выглядите ужасно обносившейся.
Она снова посмотрела на него и, увидев направление его взгляда, поднесла руку к горлу.
– Это фальшивка. Все мои драгоценности фальшивые. Я продавала настоящие, одну за другой. Теперь у меня ничего не осталось для продажи. У меня не хватит денег, чтобы продержаться до конца весны.
Ходжез не говорил ему этого. Рис сжал челюсти и посмотрел на мать.
– Я еще раз напоминаю, что мне все равно.
Она съежилась в кресле, ее неожиданная попытка сыграть на его сострадании провалилась.
– Я вижу, что ты, как и прежде, думаешь только о себе, – сказала она с пренебрежением, так хорошо знакомым ему. – Ты всегда был эгоистом, даже в детстве.
Ее резкий голос царапал, как бритва, но Рис давно обзавелся толстой кожей.
– Ужасным эгоистом, – согласился он, сжимая рюмку. – И вруном. Давайте не будем забывать об этом.
Тонкая бровь Петиции поползла вверх, верный знак того, что мать приготовилась выстрелить из тяжелого орудия.
– Если бы Томас был жив, он никогда бы не позволил, чтобы я оказалась в таком положении. В отличие от тебя он уважал свою мать. Он бы не бросил меня, сбежав в Италию.
Упоминание о младшем брате мгновенно вывело Риса из тщательно разыгрываемого безразличия. Улыбка исчезла с его лица. Он со стуком поставил рюмку на стол, выпрямился и непроизвольно шагнул к матери. Удовлетворение искривило уголки его губ, он застыл. Есть вещи, которые никогда не меняются, подумал он, злясь на себя не меньше, чем на нее. Никто, ни один человек не мог так задеть его за живое, как Летиция.
Он снова улыбнулся.
– Но ведь Томас тоже сбежал, разве не так, мама? – мягко произнес он, наблюдая, как меняется ее лицо. – Он сбежал так далеко, как только смог. Небо ведь находится не близко, я бы сказал.
Мать не ответила. Рис откинулся на спинку кресла и снова принял вид беззаботности и легкомыслия.
– Как мне нравятся такие вот родственные встречи после разлуки, – протянул он. – Они согревают сердце. Поскольку вы настроены на воспоминания, может быть, поговорим о том дне, когда Томас повесился?
Мать побагровела.
– Может быть, мне рассказать, как он выглядел, когда я нашел его? – Рис старался, чтобы в его голосе звучали нотки небрежного безразличия. – Если хотите, я опишу эту сцену для вас. Его тело висело над лестничным пролетом, шея была сломана, конечно. Он был похож на марионетку на ниточке, его кожа имела неправдоподобный синеватый оттенок…
– Прекрати!
– Вы не хотите слышать о том, как он выглядел? Тогда, может быть, мы поговорим о причине, толкнувшей его на это? Вы когда-нибудь задумывались над этим, мама?
Стукнув зонтом об пол, Летиция вскочила с места:
– Я сказала, прекрати!
– Вы подняли эту тему.
Летиция сощурилась. Когда Рис был маленьким мальчиком, этот сверкающий взгляд повергал его в ужас. Теперь он был рад, что вырос.
– Бог мой, – задохнулась она, – как я могла породить такого сына?
– От дьявола. Как же еще? – Он протянул руку к шнурку звонка и дернул за него. – Вы ведь не могли проявить такое отсутствие вкуса, чтобы спать с собственным мужем.
Летиция открыла рот, чтобы ответить, но не успела – в дверном проеме появился Холлистер.
– Ваша светлость? – осведомился он.
Рис заговорил со слугой, не сводя глаз с Летиции:
– Моя мать переменила свое намерение. Она остановится на сезон в другом месте. Пожалуйста, сопроводите ее и позаботьтесь, чтобы ее сундуки были отправлены по адресу, который она назовет вам.
Издав неопределенный звук, выражающий презрение, Легация направилась к двери. Когда она уходила, Рис окликнул ее:
– Не значит ли это, мама, что я не буду иметь счастье видеть вас еще через двенадцать лет?
Дверь гостиной хлопнула, закрывшись за матерью, и герцог решил посчитать этот звук утвердительным ответом. Он схватил рюмку и одним глотком осушил ее, затем прислонился к шкафчику и закрыл глаза, прижав холодную рюмку ко лбу.
Сделав несколько глубоких вздохов, он попытался стереть из памяти образ повесившегося брата. Загнав вглубь гнев и боль, овладевшие им, Рис постепенно успокоился.


Общеизвестно, что лондонские омнибусы сродни кошкам, потому что когда льет дождь, они куда-то исчезают. Пруденс поднялась на цыпочки, балансируя на бордюрном камне, чтобы разглядывать экипажи, тяжело двигавшиеся по Нью-Оксфорд-стрит. Зонт она предусмотрительно держала над корзинкой, чтобы защитить от воды ее содержимое.
Скоро Пруденс со вздохом опустилась на ступени соседнего дома. Ни одного омнибуса не было видно. Ей оставалось или стоять и ждать, или нанять кеб. Это слишком дорогое удовольствие, а они с Марией уже потратились на такую роскошь двенадцатью часами раньше, но Пруденс слишком устала, чтобы пройти пешком хотя бы часть пути до Холборна, одна только мысль об этом пугала ее. Стоять под дождем на холоде и ждать, когда появится омнибус, ей тоже не хотелось. После бессонной ночи, которую она проработала на балу, и целого рабочего дня в салоне она была измучена до предела.
Она снова поднялась на цыпочки и принялась высматривать экипажи слева от себя. Как было бы хорошо, если бы она могла каждый день ездить в кебе, подумала Пруденс, но тут же отогнала от себя безумную мысль. Желать невозможного – бесполезное занятие, и все же в такие дни, как этот, искушение было слишком велико. Если бы только она могла уйти от мадам и найти лучшее место. Если бы она могла позволить себе не работать. Если бы она была богата…
Громыхание колес справа предупредило Пруденс об экипаже, выезжающем из-за угла. Опасаясь быть забрызганной, она отскочила на тротуар, уронила зонтик и толкнула стоявшего сзади человека. Шикарная карета проследовала мимо совсем близко. Понимая, что нельзя избежать неизбежного, Пруденс подняла над головой корзинку, оберегая то, что в ней лежало, отвернула лицо в сторону, и ее тут же окатило водой из лужи.
– Ой! – Она посмотрела вниз, на платье – красивая юбка в бежевую и белую полоски оказалась забрызгана грязью – хуже не придумаешь. Добравшись до дома, ей придется стирать одежду, иначе грязь въестся и лучшее платье, в котором она работает в салоне, будет испорчено. Тогда ей придется купить у мадам новое платье, оплатив его стоимость из зарплаты. А это значит, что следующую неделю ей придется работать еще больше, чтобы покрыть разницу. Ей показалось, что весь мир вдруг обрушился на нее, появилось глупое желание зарыдать.
Но Пруденс лишь пробормотала одно из любимых ругательств Марии, подобрала зонтик и окликнула извозчика. Свирепо отбившись от двух отталкивающего вида мужчин, пытавшихся влезть в кеб вперед нее, она устроилась на сиденье и поехала домой.
Прежде чем доехать до дома на Литтл-Рассел-стрит, где она жила, Пруденс три раза засыпала и просыпалась. Она заплатила извозчику и вошла в дом с единственной мыслью: скорее застирать платье и лечь в постель, но, оказавшись в холле, обнаружила, что быстро добраться до кровати ей не удастся.
Сразу за дверью ее поджидала домовладелица, миссис Моррис, которая, должно быть, увидела ее из окна.
– Вас ждут, – сообщила ей немолодая женщина, закрывая дверь, пока Пруденс пристраивала на настенную вешалку зонтик, с которого капала вода. – Это джентльмен, – добавила хозяйка оживленным шепотом. Лицо ее выражало жгучее любопытство. В ее приличном пансионе для женщин мужчины появлялись редко и всегда вызывали всеобщее возбуждение и разговоры.
Но Пруденс слишком устала, чтобы эта новость взбудоражила ее, притом она точно знала, что это какая-то ошибка. Она была обыкновенной девушкой двадцати восьми лет от роду, работающей двенадцать часов в день в таком месте, где ее окружали только женщины. Мужчины никогда не посещали ее, потому что у нее не было знакомых мужчин.
– Кто он?
– Он назвался мистером Уитфилдом, он ожидает вас уже около часа. – Хозяйка осмотрела Пруденс. – Господи, посмотрите на свое платье! Наверное, вам следует переодеться.
Пруденс не собиралась обрекать себя на такие хлопоты из-за незнакомца. Потянув за ленты шляпки, она сняла влажное фантазийное сооружение из соломки и повесила его на крючок, после чего заглянула в гостиную. Там на диванчике сидел немолодой джентльмен с ухоженной остроконечной бородкой. Его котелок, прекрасный фетровый котелок, лежал рядом, а руки были сложены на набалдашнике палки из эбенового дерева с золотым узором. У его ног стоял черный кожаный портфель. Встретившись с Пруденс глазами, он вежливо улыбнулся, Пруденс же отпрянула назад.
– Я никогда в жизни не видела его, – шепнула она, начиная расстегивать пальто. – Что ему от меня нужно?
– Он говорит, что специально проделал весь путь из Америки, чтобы встретиться с вами, но отказался сказать почему. – Круглое лицо миссис Моррис сморщилось в тревоге. – Пруденс, дорогая, может быть, вы отвечали на предложения?
Пытаясь собраться с мыслями, она не понимала, о чем говорит миссис Моррис.
– Предложения?
– Ну, когда ищут жен, вы знаете, – зашептала в ответ немолодая женщина. – Американские джентльмены всегда помещают объявления в наших газетах. У них там, кажется, не хватает женщин. – На ее лице наряду с беспокойством появилось выражение неодобрения. – Вам, конечно же, хотелось бы выйти замуж. Все молодые женщины хотят замуж, а в наши дни так трудно найти мужа, но Америка слишком далеко. И еще, дорогая, если женщина отвечает на объявления, скорее всего это жесто…
– Я не отвечала ни на какие объявления, – перебила ее Пруденс, хорошо знавшая, что порой это единственный способ вставить словечко, если начинает говорить миссис Моррис. Она повесила пальто рядом со шляпкой. – Не могу вообразить, зачем ему понадобилось видеть меня.
– Предложить ему чай?
Пустой желудок Пруденс болезненно сжался, напоминая о том, что она голодна, однако девушка отказалась:
– Не думаю, что в этом есть необходимость.
– Но, Пруденс, сейчас самое время, скоро пять часов. А он выглядит таким респектабельным и учтивым господином. По крайней мере, из вежливости следует предложить чай, сандвичи и кекс.
Пруденс сглотнула слюну.
– Миссис Моррис, вы знаете, я на голодной диете, – сказала она, героически сопротивляясь соблазну.
– Вы, девушки, всегда на диете, настолько заботитесь о своей фигуре, что отказываетесь хоть что-то положить себе в рот. Не понимаю, почему я вообще забочусь о питании в этом доме. Но морить себя голодом, чтобы талия была не больше двадцати дюймов, – это вредно для здоровья, дорогая.
Чтобы добиться такой талии, Пруденс пришлось бы сидеть на голодной диете до конца своих дней. Ее тело, по-видимому, не желало становиться таким, каким того требовала мода, потому что, несмотря на ее постоянные усилия похудеть, талия у нее упорно оставалась на цифре, соответствующей числу ее лет. Она провела руками по бокам, разочарованно признавая, что корсет так же туго стягивает ее, как всегда. Два дня без еды, а потом парочка канапе с крабами и несколько булочек в салоне, расстроено думала она, и нисколечко не стала тоньше.
– Хорошо, пусть будет чай, – согласилась Пруденс.
– Мы с Доркас займемся этим. – Домовладелица пошла искать служанку, а Пруденс упрятала подальше чувство вины за свою гастрономическую нестойкость и вошла в гостиную.
Джентльмен приятной внешности, с тронутыми сединой волосами поднялся при ее появлении.
– Мисс Босуорт?
– Да, я Пруденс Босуорт. – Опытным глазом она отметила, что его платье пошито у отменного портного. Сразу стало понятно, что перед ней преуспевающий господин. Немножко франт, решила она, увидев гардению в петлице и его покрытую узорами палку.
– Меня зовут Элиот Уитфилд, – сказал он, с поклоном подавая ей визитную карточку.
Пруденс взяла карточку и двинулась к заваленному всякой всячиной креслу у камина, на ходу читая, что на ней было написано.
– Почему адвокат из Америки проделал столь долгий путь, чтобы встретиться со мной? – спросила она, садясь. Она забеспокоилась, прочитав солидное название фирмы «Уитфилд, Джослин и Морхаус, адвокаты» с конторами в Нью-Йорке, Лондоне и Париже. Адвокаты, казалось ей, чем-то сходны с полицией. Лучше не иметь с ними дела.
Джентльмен снова сел, пристроив палку рядом.
– Я приехал по делу, связанному с вашим отцом, мистером Генри Абернати.
Пруденс заморгала от неожиданности и отложила карточку.
– Сэр, мне кажется, произошла какая-то путаница. Я не знаю никого по фамилии Абернати. Моим отцом был Генри Босуорт из Литтл-Ферз, Йоркшир.
К ее удивлению, франтоватый джентльмен с улыбкой кивнул:
– Да, точно так. Когда Генри Босуорт приехал в Америку, он поменял фамилию на Абернати.
Пруденс напряглась.
– Видимо, для того, чтобы моя мать не нашла его.
Мистер Уитфилд деликатно кашлянул.
– Если и так, то… – Он помолчал, затем продолжил: – Я приехал, мисс Босуорт, чтобы сообщить вам новости, и плохие, и хорошие. Первая: я должен сообщить вам, что ваш отец умер.
Это, заключила Пруденс по горестному виду сидящего напротив человека, была плохая новость. Но поскольку ее отец был обманщиком и негодяем, бросившим ее мать еще до рождения Пруденс, она не собиралась рыдать по поводу его смерти.
– А хорошая новость, сэр?
– Он оставил вам наследство. Вот почему я здесь.
Это сообщение тронуло Пруденс ненамного больше, чем известие о смерти отца. Из того немногого, что ей рассказывали о нем, она составила представление об отце как о никчемном человеке. Маловероятно, чтобы он оставил что-то стоящее.
– У него было что оставить?
– Иначе я бы не проделал этот путь из Нью-Йорка, мисс Босуорт. – Мистер Уитфилд потянулся к своему портфелю. – У меня здесь копия его завещания. Вы единственная наследница.
Удивленная, Пруденс наблюдала за тем, как маленький джентльмен взял портфель из черной кожи, поставил себе на колени и открыл. Он вынул из него толстую пачку бумаг, и они так солидно выглядели, что у нее появилась надежда. Может быть, действительно имеется наследство, достаточное, чтобы она могла уйти от мадам Марсо и найти что-нибудь получше, место, где не нужно работать так много и унижаться перед такими, как леди Альберта. Если бы только…
– Согласно завещанию, – продолжал поверенный, – весь доход, получаемый от его имущества, поступает вам. Кроме того, вы наследуете его движимое имущество и денежные средства, весьма значительные.
Слова «доход», «движимое имущество и денежные средства» звучали так многообещающе, что надежды Пруденс возросли. Может быть, ей не нужно будет искать работу? Может быть, она сможет отложить хорошенькую сумму на старость и заимеет собственный домик? Ей уже виделся симпатичный маленький домик с верандой и тюлевыми занавесками.
– Доход от имущества поступает в доверительную собственность, управляемую попечителями в вашу пользу.
У Пруденс было чувство, что ей надо остановиться в своих ожиданиях, пока они не овладели ее воображением. Это, должно быть, сон. В реальной жизни не бывает наследства, взявшегося неизвестно откуда. В любой момент она может проснуться и обнаружить, что она в кебе, едет из салона домой. Однако… слова «доверительная собственность» звучали восхитительно. Ей бы все это понравилось. Пруденс сглотнула.
– Это много денег?
– Много денег? – Гость засмеялся, – Мисс Босуорт, как я уже сказал, вашим отцом был Генри Абернати. – Заметив, что это ей ни о чем не говорит, он продолжил: – Наверняка, даже здесь, в Англии, слышали об универсальных магазинах Абернати?
Пруденс о них, конечно, слышала, В Америке это были самые известные универсальные магазины. По слухам, магазины Абернати на Пятой авеню шикарнее, чем «Хэрродз» здесь, в Лондоне, хотя Пруденс, как истинная англичанка, сомневалась на этот счет.
– Мой отец владел магазинами Абернати? Он… был… одним из этих американских миллионеров?
– Да, разумеется. – Мистер Уитфилд улыбнулся, видя ее недоверие. – Как я уже сказал, завещание предусматривает ряд условий, но если вы примете эти условия, вы станете очень богатой женщиной, одной из самых богатых женщин в мире.
Пруденс просто не могла поверить. Это, должно быть, какое-то надувательство, обман. Она вскочила, готовая послать проходимца подальше, но голова у нее закружилась. Прижав руку ко лбу, Пруденс с трудом выговорила:
– Я не… верю… вам.
– Тем не менее, это абсолютная правда, уверяю вас.
– Это не… – Она забыла, что хотела сказать. Комната странным образом начала вращаться, и Пруденс закрыла глаза, пытаясь сосредоточиться. Этот человек сказал, что она получает наследство. Целое состояние. Она станет одной из самых богатых женщин в мире. – Насколько велика… сумма?..
Хотя она не сумела закончить вопрос, мистер Уитфилд сразу понял.
– Доход, разумеется, колеблется в зависимости от экономической ситуации, – сказал седовласый джентльмен – его голос еле-еле прорывался через грохот в ее ушах, – но на настоящий момент он составляет примерно один миллион фунтов в год.
После нескольких дней изнурительной работы, почти без еды и сна, этого оказалось слишком много. В первый раз в жизни Пруденс Босуорт упала в обморок.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура Ли



слабоватое произведение
Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура Лиюлия
20.12.2011, 4.29





Читала долго,еле домучила,да и перевод плохой,одни ,,поцелуи в горло,,меня убивали наповал,ну неужели может быть переводчик таким безграмотным-не в горло,а в шею!!!
Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура Лиангелок
4.02.2012, 10.49





Роман как роман!Мне понравился.Все в меру.Ну перепутал несколько раз переводчик горло с шеей,все же не так это катастрофично.Может просто до этого он учебник анатомии переводил.
Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура ЛиЕлена
6.04.2012, 2.23





глупо всё как-то.не смогла дочитать.
Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура Литася
20.10.2012, 8.59





глупо всё как-то.не смогла дочитать.
Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура Литася
20.10.2012, 8.59





Решила составить свое мнение. Пожалела, что не вняла совету Таси.
Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура ЛиKotyana
12.02.2013, 14.20





Распутный- это приговор. Человек, получающий удовлетворение от грязных, случайных связей не может стать другим. Многочисленные связи можно оправдать поиском. Но связи со всеми подряд, всеядлость мужчины, его небрезгливость в этом вопросе, желание "всегда" и "везде"- это сигнал для женщины: не смотри, не слушай, беги, спасайся.
Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура ЛиАнти
12.02.2013, 14.55





интересно)
Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура Лианэтта
11.07.2013, 23.48





Интересный роман, читайте.
Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура ЛиКэт
16.07.2013, 12.07





Есть романы,о которых не возможно составить мнение.Этот,как раз такой.Без критики.
Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура ЛиНаталка.
27.04.2014, 21.46





на 7 баллов. лучшее - это последняя страница))) которая на 9)
Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура ЛиЮля
28.04.2014, 23.52





не поняла, понравилось или нет. а просранные деньги жалко. любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда.(с)
Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура Лилёлища
6.03.2016, 11.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100