Читать онлайн Грешная жизнь герцога, автора - Гурк Лаура Ли, Раздел - Глава 16 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.21 (Голосов: 56)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гурк Лаура Ли

Грешная жизнь герцога

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 16

Наследница Абернати разрывает помолвку! Обманутый герцог раздавлен.
«Соушл газетт», 1894 год
Прежде чем встретиться с Рисом, Пруденс сделала необходимые приготовления. Она уже все упаковала и оплатила гостиничные счета. Она открыла Уоддел горькую правду о мистере Фейне. Она выдержала мольбы дяди и самодовольное ликование тети. Она позаботилась о наемном экипаже, который должен был доставить их на железнодорожную станцию, и о том, чтобы поезд был готов немедленно отправиться в путь, как только они сядут в него.
Когда она вышла из комнаты, ей уже ничего не нужно было делать. Она сразу села в экипаж рядом с горничной и до самой станции ни разу не оглянулась.
На станции Пруденс села в поезд, который Рис купил для нее, но в ту ночь, возвращаясь в Лондон, она не пошла спать в свой спальный вагон, она не могла лежать там, где Рис так сладко целовал и ласкал ее. Все спали, а она в одиночестве сидела в вагоне-гостиной, уставившись в темное окно и пытаясь решить, что делать дальше.
Миллионы Абернати, вероятно, она потеряет, потому что представить себя замужем за кем бы то ни было она не могла. Позволить какому-то мужчине целовать и ласкать ее так, как это делал Рис, нет, это невозможно даже вообразить. Его предательство показало Пруденс, что ни одному мужчине нельзя доверить сердце, пока на карте стоят миллионы фунтов. Она размышляла о других людях, которые окружали ее в последние два месяца, – об Эдит, Роберте, Миллисент – людях, которые и не вспомнили бы о ней, если б не наследство, и ей было очень горько, так горько, как никогда в жизни.
Пруденс всегда считала, что нет ничего лучше, чем иметь много денег. Как же она ошибалась! Мария и мистер Уитфилд пытались предупредить ее, что деньги могут не дать счастья, которого она ожидала. Тогда она не понимала, что они имели в виду. Теперь понимает, и понимание далось тяжело. Хотя красивые платья жизнь в «Савое» и личный поезд доставляли Пруденс большое удовольствие, они не могли заменить тех вещей, которые на самом деле делают человека счастливым.
По этой причине она была готова отказаться от наследства, хотя сожалела, что не сможет помочь своим подругам, как надеялась. Что до нее самой, то она два месяца вела жизнь богатой наследницы, и с нее достаточно. Она хочет снова стать собой. Пруденс Босуорт была счастлива. Она знала свое место в мире, у нее были друзья – настоящие друзья, – на которых можно положиться, и маленькая уютная квартирка, которую можно было считать домом. Это и столько денег, чтобы на них можно было прожить, – все, что действительно нужно.
Ей придется найти новое место, где не надо будет так много работать. До конца года она может рассчитывать на определенную сумму из наследства отца, которую она потратит по своему усмотрению. Может быть, она откроет собственную швейную мастерскую. Ее подруга Эмма, ставшая виконтессой, поможет заиметь клиентуру. Поезд следует вернуть, помолвку официально расторгнуть. Мистер Уитфилд наверняка сумеет позаботиться об этом.
Решая, как жить дальше, Пруденс старалась не думать о Рисе, но в темноте и спокойствии, когда ничто не отвлекало ее, только ритмично стучали колеса, невозможно было направить мысли в другом направлении. Невозможно было не вспоминать его необыкновенную улыбку, волшебство его прикосновений, горячие, сладкие поцелуи и ликование сердца, когда она верила, что он любит ее.
Ей хотелось оцепенеть, утратить способность чувствовать, но, сколько Пруденс ни напоминала себе, что Рис не стоит даже минутного страдания, она не могла оставаться равнодушной. Все в ней болело, как будто с нее содрали кожу.
«Поцелуйте меня, опьяневшая девочка».
Пруденс закрыла глаза, слеза покатилась по ее щеке. Она смахнула ее, но за этой слезой последовала другая. Пруденс рассердилась, на этот раз на себя за то, что льет слезы по ничтожному обманщику. Но когда покатилась следующая слеза, у нее не нашлось сил остановить ее.
Она свернулась калачиком, прижала колени к груди и дала волю слезам. Она оплакивала свои глупые иллюзии, свои романтические идеалы, конец своих мечтаний. Больше всего она оплакивала свою любовь, которая жила в ее сердце и которой никогда не было в сердце Риса.
Начинался новый день. Рис смотрел на озеро, на голубые и розовые отсветы, порождаемые восходящим солнцем, но внутренним зрением видел только, как в глазах Пруденс умирали любовь и обожание. Вокруг было тихо, но ему слышались презрительные слова: «Ты бесполезен. Ты ничто».
Она не сказала ему ничего нового. Он давным-давно знал, что его жизнь представляла собой бесполезную трату времени. Он вспоминал те дни в Париже, когда злоупотреблял абсентом. Свою жизнь в Италии – азартные игры, шампанское, женщины. Он оглушал себя любыми способами, которые позволяли забыть, что он не спас брата. Он отказывался признавать что-либо значимым для себя, потому что невозможно было сохранить это, удержаться за это. Под оболочкой циничного гражданина мира он спрятал внутри пустоту, образовавшуюся в нем, когда ему было двенадцать лет.
«Лжец. Какой ты лжец!»
Обвинение стучало в его мозгу, возвращая к прошлому. Летиция сказала ему то же самое, когда он пытался рассказать ей об Ивлине, когда он пытался спасти Томаса от второго лета в Уинтер-Парке. По иронии судьбы тогда, когда правда значила больше всего, ему не поверили. Рис уперся локтями в колени и спрятал лицо в ладонях. «В обмане я преуспел гораздо больше, – устало думал он, – чем тогда, когда говорил правду».
На одном из ильмов над его головой запел зяблик. Рис выпрямился, слушая это обещание дома, звуки словно пробивали брешь в его защитной оболочке.
Он встал и пошел. Он взобрался на холм только чтобы избавиться от этого звука, но когда достиг вершины холма и посмотрел вниз на замок Сент-Сайрес, место, которое они с Пруденс решили сделать своим домом, он снова почувствовал треск разрушаемой оболочки, новый приступ отчаяния и страха, который угрожал раздавить его. Что теперь делать? Последние несколько дней, проведенные здесь с Пруденс, были самыми счастливыми в его жизни. Но ее больше не было, и он чувствовал себя еще более потерянным и опустошенным, чем когда-либо прежде. Он не мог жить так, как жил раньше, до встречи с ней, и он не знал, как ему жить без нее в будущем.
Солнце поднялось над горизонтом и коснулось камней замка Сент-Сайрес, позолотив их. Он так жаждал обрести дом с того самого времени, как потерял его, а дом всегда был здесь, ждал его, и он не хотел потерять его снова. Это был дом для него и Пруденс, место, где они могли бы жить и растить своих детей, Место, где они вместе состарились бы. Он знал, он был совершенно уверен, что именно этого хотел, и он собирался бороться за это как только мог. Пруденс была именно такой женщиной, которую он хотел, и он был полон решимости вернуть ее. Но на этот раз он не будет использовать хитрости и уловки, не будет прибегать к обману. Он знал, что сможет вернуть любовь Пруденс, ее доверие и уважение, только заслужив их.
Проведя бессонную ночь в поезде, Пруденс имела возможность многое обдумать, и к тому времени, когда поезд прибыл на вокзал Виктория, у нее был готов план будущей жизни.
Платформа была забита людьми, но нашлось множество носильщиков, только и ждущих прийти им на помощь. Богатым людям с их частными поездами легче добиться внимания, чем обычным пассажирам, путешествующим по железной дороге.
– Да, да, все это следует доставить в «Савой», – уверила Эдит большого и крепкого кокни, которому досталась честь заняться их багажом. – Все это, – добавила она, указывая на сундуки и чемоданы, выставленные на платформу, – и это тоже.
– Нет, тетя, – шагнула вперед Пруденс и оттащила черный саквояж от остального багажа. – Этот не надо. Он поедет со мной.
– Что ты хочешь сказать? – Эдит взглянула на Стивена, потом снова перевела взгляд на Пруденс. – Ты с нами едешь в «Савой».
– Нет, не еду. – Пруденс указала на четыре чемодана: – Носильщик, я хочу, чтобы вы доставили их на Литтл-Рассел-стрит, 32. Пруденс Босуорт. Можете вы сделать это? – Когда он кивнул, Пруденс достала из сумочки кошелек и, не обращая внимания на протесты тети и дяди, отсчитала деньги, причитающиеся носильщику, включая щедрые чаевые. – Это за доставку багажа в Холборн, – сказала она, положив монеты в руку мужчины. – А когда вы доставите, вас будут ждать еще пять фунтов.
– Очень хорошо, мисс, – кивнул носильщик со счастливой улыбкой, отделяя ее чемоданы от остальных.
– Что ты хочешь доказать, возвращаясь на Литтл-Рассел-стрит? – потребовала ответа Эдит. – Пруденс, что ты делаешь?
– Я возвращаюсь домой.
– Домой? Но тебе следует жить с нами. По крайней мере, пока ты не выйдешь замуж.
– Я не выхожу замуж, помните?
– Но до срока, указанного в завещании, остается еще восемь месяцев. За это время ты, конечно же, найдешь себе достойного молодого человека. Роберт…
– Я не выйду замуж за Роберта, тетя Эдит, – оборвала ее Пруденс. – Я никогда не выйду замуж за Роберта. Может быть, после пятнадцатого апреля вы признаете это. А после этой даты, – добавила она с цинизмом, неведомым ей раньше, – уверена, интерес Роберта ко мне исчезнет так же быстро, как появился.
– Никто не требует от тебя, Пруденс, чтобы ты вышла замуж за Роберта, – примирительно сказал дядя, и от нее не ускользнул предупреждающий взгляд, который он бросил на жену. – В конце концов, ты любишь герцога. Понятно, что он сделал тебе больно своими… э-э… необычными методами ухаживания, но если ты дашь ему возможность, он вернет себе доброе имя: Он…
– Я не выйду замуж и за герцога, дядя, и вам придется смириться с этим.
– Но, Пруденс; ты должна выйти замуж за кого-нибудь! – воскликнула Эдит. – А если ты вернешься в свой ужасный пансион, тебе негде будет встретить подходящего молодого человека.
– Значит, я вообще не выйду замуж, и деньги пропадут. Меня это мало заботит.
– Отказаться от денег? – завопил Стивен. – Ты не можешь! Конечно, ты расстроена, но когда ты все хорошенько обдумаешь…
– Я все обдумала, – оборвала его Пруденс. Она сделала глубокий вздох. – Я всю ночь думала и приняла решение. Прежде всего я сегодня же встречусь с мистером Уитфилдом и доведу до его сведения, что с этого момента мое содержание должно поступать мне. – Она не дала им возможности возразить. – До пятнадцатого апреля ежемесячное содержание в пятьдесят фунтов я буду получать сама и тратить их по своему усмотрению, – твердо сказала она. – Я не вижу причин тратить их на роскошные отели. Вы оба можете оставаться в «Савое» до конца недели. Если решите остаться там после пятницы, вам придется платить за него самим. Я, как уже сказала, возвращаюсь на Литтл-Рассел-стрит, а вам советую возвратиться в Суссекс. Лондон в наши дни очень дорогой город.
Пруденс повернулась к Уоддел – по ее хорошенькому веснушчатому личику было видно, что она тоже проплакала всю ночь.
– Мне больше не нужна горничная, мисс Уоддел, – сказала она, снова открывая кошелек с деньгами. – Но если вы захотите составить мне компанию, – продолжила она, отсчитывая сумму, которую задолжала девушке, – я уверена, что у моей хозяйки на Литтл-Рассел-стрит найдется для вас местечко на то время, пока вы определитесь, что делать дальше.
– Спасибо вам, мисс, – сказала Уоддел, принимая деньги и пряча их в карман, – но у меня в Клапеме сестра. Какое-то время, пока я не найду новое место, я поживу у нее. Если бы вы могли написать мне рекомендацию, я была бы вам очень признательна.
– Конечно. Приходите завтра утром ко мне на Литтл-Рассел-стрит. Если меня не будет, я оставлю для вас письмо у хозяйки. Это вас устроит?
– Да, мисс. Благодарю вас.
Пруденс протянула ей руку:
– Было приятно иметь с вами дело, мисс Уоддел.
Девушка с некоторым сомнением посмотрела на затянутую в перчатку руку, как если бы ей было не по себе от внезапного превращения из служанки в знакомую. Она присела.
– Удачи вам, мисс.
Пруденс опустила руку.
– И вам тоже. Прощайте.
Нэнси Уоддел отправилась искать платформу, с которой отправлялся поезд в Клапем, а Пруденс собралась было пойти в другую сторону, но стоило ей сделать лишь шаг в противоположном направлении, как дядя Стивен схватил ее за руку.
– Пруденс, нельзя быть такой неблагоразумной, – взмолился он.
– Я слишком долго была благоразумной, – ответила она, освобождаясь от него, – с меня хватит. С этого момента я буду делать то, что хочу, и мне все равно, благоразумно это или нет.
– Что, скажи на милость, вселилось в тебя? – в полном недоумении спросила Эдит. – Так-то ты платишь нам за все, что мы для тебя сделали? Отшвыриваешь нас и отказываешься от денег, даже не пытаясь найти мужа? – Она начала плакать. – О, Пруденс, я больше не понимаю тебя!
– Это ваша проблема, тетя Эдит, – уходя, сказала Пруденс. – Вы никогда не понимали меня. И боюсь, что никогда и не пытались этого сделать.
Дом номер 32 на Литтл-Рассел-стрит был таким же, как всегда, прошел только месяц с тех пор, как Пруденс была здесь последний раз, но ей казалось, что прошла целая жизнь. Она помедлила на тротуаре, с любовью разглядывая знакомое здание из красного кирпича с темно-зелеными ставнями и геранями на окнах. Хорошо оказаться дома, решила Пруденс, открыла дверь и вошла.
– Привет, – позвала она, останавливаясь и опуская на пол саквояж. – Кто-нибудь есть дома?
Послышались женские голоса, и вскоре в дверях появилась миссис Моррис в сопровождении той, кого Пруденс совсем не ожидала увидеть.
– Эмма! – воскликнула она, бросаясь к тоненькой рыжеволосой женщине и обнимая ее. – Как замечательно снова вас видеть! Когда вы вернулись из Италии?
– Мы прибыли в Дувр три дня назад. Я тоже очень рада видеть вас. Я очень обрадовалась, когда узнала, как вам повезло. Поздравляю, Пру. Вы заслуживаете этого.
– Но лондонские газеты писали, что вы в Дербишире, – вмешалась миссис Моррис, – путешествуете по графству, объезжаете имения герцога. Мы предполагали, что вы вернетесь к самой свадьбе, мы читали об этом. Конечно, нельзя верить всему, что пишут газеты, я знаю, но… ну, моя дорогая, что-то стряслось?
Пруденс покачала головой, подавила внезапную боль в сердце.
– Ничего. Просто… – Она глубоко вздохнула. – Я разорвала помолвку.
– Ох!.. – Пруденс и Эмма обменялись взглядами, а миссис Моррис без промедления схватила Пруденс за руку и потащила в гостиную. – Идемте сюда, садитесь, моя девочка. Вам нужен стаканчик моего джина.
– Нет, нет, – запротестовала Эмма, а Пруденс тем временем села на свое привычное место в углу диванчика, – чай – единственное, что годится для таких случаев. Ей нужно выпить горячего.
Миссис Моррис в сомнении медлила, но Эмма была тверда. Она позвонила, вызывая горничную.
– Доркас, чаю, пожалуйста, – сказала она, когда та вошла, и уселась рядом с Пруденс.
– Марии, наверное, нет? – спросила Пруденс у миссис Моррис, занявшей свое обычное место – обитый ситцем стул на противоположной стороне стола.
– В такое время? Нет, моя дорогая. Она, конечно, в своей булочной. Но к обеду она сегодня будет дома.
– Вы не знаете, она нашла другую девушку, с которой делила бы квартиру?
– Нет, но… – Миссис Моррис бросила на нее непонимающий взгляд: – Почему вы спрашиваете? Вы ведь не собираетесь, вернуться сюда? Но, моя дорогая, – добавила она, когда Пруденс кивнула, – вы ведь не хотите жить здесь. Вы теперь богатая наследница.
– Я не долго буду наследницей. Так как я не выхожу замуж, я не выполню условие завещания и не получу деньги.
Хозяйка дома понимающе улыбнулась:
– Это, я знаю, говорит разбитое сердце. Подождите, моя девочка, и увидите, как все изменится через месяц-другой. Вы по-другому посмотрите на вещи или же помиритесь с герцогом.
– Нет, ничего этого не будет, и я не передумаю! – сказала Пруденс резче, чем намеревалась. Заметив испуганный взгляд миссис Моррис, она вздохнула и прижала пальцы во лбу. – Простите меня, – пробормотала она. – Я только хочу сказать, что примирение невозможно.
– Даже если так, – возразила Эмма, сидевшая рядом, – вы уверены, что снова поселиться здесь – хорошая идея?
Пруденс подняла голову и озадаченно повернулась к ней:
– Почему бы и нет?
– Конечно, меня здесь не было, но статьи о вашем наследстве и обручении с Сент-Сайресом появились во всех газетах, даже в газетах на континенте. А лондонские газеты полны описаниями вашей истории.
– Я ничего не хочу знать, – устало сказала Пруденс. – Я давно перестала читать газеты. Но какое это имеет отношение к моему возвращению сюда?
– О разрыве помолвки тоже будут писать. Боюсь, если вы останетесь здесь, лондонские газетчики откроют на вас охоту. Конечно, не те, которые работают на «Марло паблишинг», – добавила Эмма. – Этого мы не допустим. Но журналисты из других газет не будут столь щепетильны. Если вы останетесь здесь, ничто не помешает им наброситься на вас, стоит вам выйти за дверь. В пансионе вы будете гораздо менее защищены, чем в отеле.
– Я не хочу жить в отеле. С меня достаточно отелей и гостиниц. Я хочу вернуться домой.
– Но, Пруденс, – заговорила миссис Моррис, – вы теперь наследница. Здесь у вас не будет чаперон. Разве не лучше, если вы останетесь с вашими тетей и дядей? Если не в «Савое», то, может быть, какое-то время поживете у них в Суссексе?
– Нет, – твердо сказала она. – Я не могу оставаться с тетей и дядей. И мне в любом случае не нужна чаперон, потому что я не намерена входить в общество. Пожалуйста, – добавила она, заметив, что хозяйка дома снова хочет что-то сказать, – я не хочу обсуждать это.
Эмма успокаивающе обняла ее за плечи.
– Что, если вы поживете у меня? – предложила она. – Наш дом на Ганновер-сквер обеспечит вам защиту, которой вы не сможете найти здесь. Я уверена, что Харри согласится, хотя конкуренты наверняка обвинят его, что он прячет вас в интересах своих собственных газет. Но это он выдержит. И еще, – добавила она, – если понадобится, я смогу быть вашей чаперон. Когда страсти утихнут и журналисты потеряют к вам интерес, вы сможете вернуться на Литтл-Рассел-стрит. Возможно, через несколько месяцев.
– Через несколько месяцев? – заволновалась Пруденс. – Так долго?
– Я не знаю, но, работая на «Марло паблишинг», я сталкивалась с такими вещами и уверена, что лондонские писаки какое-то время будут сторожить вас, как кошка у мышиной норки.
Пруденс застонала:
– Ох, я бы хотела, чтобы все было как прежде!
Эмма посмотрела на нее с сочувствием:
– Никому и никогда не удавалось вернуться в прошлое, Пру. Можно только двигаться вперед.
Пруденс попыталась примириться с этим фактом. В конце концов, сказала она себе, если возвратиться в прошлое означает заново пережить все то, что случилось с ней за последние два дня, лучше оставить его позади. Даже неопределенное будущее лучше, чем разбитое сердце.
– Тяжелое положение, мой друг. – Уэстон сделал движение в сторону бутылки с портвейном, которую подал им официант в «Бруксе». – Вам следовало сказать мне это раньше. Чтобы напиться, нам потребуется что-нибудь покрепче портвейна.
– Я не хочу напиваться. – Рис посмотрел на официанта, который собирался убрать со стола пустой графин: – Оставьте это.
Официант непонимающе нахмурился, но подчинился и отошел.
– Вы не хотите напиться? – Уэстон посмотрел на Риса с сомнением. – Газеты пишут, что наследница завлекла вас, а потом бросила. Вы сказали, что в самые ближайшие дни кредиторы насядут на вас и заберут все, что осталось. И вот вы ведете меня в мой клуб, но не хотите напиться? Господи, Сент-Сайрес, вы сильнее, чем я. Я бы уже напился вдрызг, окажись я на вашем месте.
– Спасибо, Уэс. Ваш оптимистический взгляд на мою ситуацию чрезвычайно меня ободряет.
– Простите. Я о том, что, кажется, ничто не может свалить вас с ног.
Рис не ответил, размышляя, что сказал бы Уэс, если б видел его на озере два дня назад в совершенном отчаянии.
– Не сомневаюсь, – продолжал барон, – у вас есть в запасе другая наследница.
Рис сделал глоток портвейна.
– Нет, разумеется, ничего подобного.
– Тогда заимейте ее! – Уэстон хрустнул пальцами. – Вы хотите узнать, нет ли у меня на примете другой богачки, раз уж Абернати недосягаема.
– Нет.
Уэс поднял руки, сдаваясь:
– Тогда зачем мы здесь?
– Я не ошибаюсь, виконт Марло ваш друг?
– Марло? – Уэс был явно удивлен переменой темы. – Да, мы приятели. Почему вас это интересует?
– Я слышал, он возвратился из Италии.
– Да, думаю, он уже вернулся из свадебного путешествия, хотя сам я его не видел. Зачем вам Марло?
Вместо ответа Рис указал на бутылку рядом с графином:
– Кажется, этот портвейн он предпочитает больше других?
– Кажется, так, но я ничего не понимаю. Отчего такой интерес к Марло и при чем здесь его любимый портвейн? Черт возьми, откуда вы знаете, какой портвейн он пьет? Фейн скорее всего разнюхал.
У Риса не было возможности дать такое задание Фейну, но он сам смог получить необходимую информацию.
– Я хочу, чтобы вы представили меня Марло.
– Буду счастлив, но только если вы удовлетворите мое любопытство и объясните, зачем вам это понадобилось.
– У меня к нему дело.
– Дело? – Уэс начал смеяться. – И вы говорите, что у вас нет желания найти другую богатую невесту.
– Не понимаю, о чем вы.
– У Марло две незамужние сестры, а поскольку он купается в деньгах, у них вполне приличное приданое, но, учитывая вашу репутацию, он и близко вас не подпустит ни к Фибе, ни к Вивиан. Он очень печется о своих сестрах.
– Меня не интересуют сестры Марло, – нетерпеливо прервал барона Рис. – Я намерен жениться на Пруденс Абернати.
Уэс наклонился к нему.
– Помолвка разорвана, – напомнил он.
– Именно. Поэтому я и хочу встретиться с Марло.
– Звучит загадочно, мой друг, но если вы хотите встретиться с Марло, у вас есть шанс. Он только что вошел. – Уэс встал, вышел из-за стола и через всю комнату направился к двери, чтобы поприветствовать высокого темноволосого мужчину, по виду на несколько лет старше Риса.
Когда эти двое подходили к столу, Рис встал, а когда их представили, он не мог не заметить, что Марло смотрит на него с подозрением, и это несколько позабавило его.
– Присоединяйтесь к нам, Марло. – Он отодвинул третий стул и показал на бутылку: – У нас прекрасный портвейн «Грехам» 1862 года, если вы не прочь выпить.
Марло взглянул на графин и бутылку рядом с ним.
– Прекрасное старое вино, – пробормотал он. – Одно из моих самых любимых.
– В самом деле? – притворился удивленным Рис. – Тогда садитесь с нами и давайте выпьем.
Так как Марло продолжал колебаться, Рис решил, что хитрость не поможет.
– Я весь день искал для вас этот портвейн, – с улыбкой сказал он. – Чтобы мои усилия не пропали даром, вы обязаны выпить с нами, по крайней мере, рюмочку. Кроме того, – добавил он, поскольку его новый знакомый продолжал волноваться по поводу своих сестер, – я праздную свою помолвку с мисс Пруденс Абернати.
Марло сел на предложенный стул.
– Я слышал, что помолвка разорвана.
– Мне представляется, я единственный, кому это неизвестно, – ответил Рис, когда он и Уэс снова заняли свои места. – Я обратил внимание, что сегодняшняя «Соушл газетт» посвятила нашей разорванной помолвке всю страницу светских новостей.
Упоминание одной из газет Марло заставило виконта нахмуриться.
– Вы отрицаете это?
– О да! Категорически, Я женюсь на Пруденс Абернати.
– Сама леди, кажется, считает по-другому.
Наливая гостю вино, Рис постарался принять извиняющийся вид.
– Мне всегда было трудно принимать отказы. Можете сослаться на мои слова, если захотите.
– Так вот почему вы приложили столько усилий, чтобы отыскать мое любимое вино и быть представленному мне в моем клубе? В клубе, должен заметить, членом которого вы не являетесь. Потому что вы хотите изложить вашу версию случившегося?
– Вовсе нет. Мне все равно, что пишут обо мне в ваших газетах, правда это или нет.
– В моих газетах пишут только правду, – быстро сказал Марло. – Но если не это ваша цель, остается предположить, что вы хотите просить моего позволения навестить ее в моем доме, хотя как вам удалось так быстро узнать, что она остановилась у нас, ума не приложу.
Рис заморгал:
– Прошу прощения?
– Вы не знали?
– Не знал. – Он помотал головой, явно озадаченный. – Но почему мисс Абернати оказалась в вашем доме?
– Моя жена – ее близкая подруга, она и пригласила к нам мисс Абернати. Ее чемоданы доставили сегодня утром. Я подумал, вы как-то узнали об этом и хотите с помощью какой-нибудь уловки получить возможность нанести визит.
Рис не знал, поможет или помешает его планам то обстоятельство, что Пруденс остановилась у виконта и его жены. Ему еще предстояло оценить это.
– Нет, я подстроил эту «случайную» встречу с вами, Марло, потому что хотел поговорить с вами о деле, связанном с изданием книг.
Марло поднял рюмку и откинулся на спинку стула.
– Если вы, герцог, хотели возбудить мое любопытство, вам это удалось.
– Прекрасно. – Рис улыбнулся и поднял свою рюмку. – Потому что оно может оказаться выгодным для нас обоих.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура Ли



слабоватое произведение
Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура Лиюлия
20.12.2011, 4.29





Читала долго,еле домучила,да и перевод плохой,одни ,,поцелуи в горло,,меня убивали наповал,ну неужели может быть переводчик таким безграмотным-не в горло,а в шею!!!
Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура Лиангелок
4.02.2012, 10.49





Роман как роман!Мне понравился.Все в меру.Ну перепутал несколько раз переводчик горло с шеей,все же не так это катастрофично.Может просто до этого он учебник анатомии переводил.
Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура ЛиЕлена
6.04.2012, 2.23





глупо всё как-то.не смогла дочитать.
Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура Литася
20.10.2012, 8.59





глупо всё как-то.не смогла дочитать.
Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура Литася
20.10.2012, 8.59





Решила составить свое мнение. Пожалела, что не вняла совету Таси.
Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура ЛиKotyana
12.02.2013, 14.20





Распутный- это приговор. Человек, получающий удовлетворение от грязных, случайных связей не может стать другим. Многочисленные связи можно оправдать поиском. Но связи со всеми подряд, всеядлость мужчины, его небрезгливость в этом вопросе, желание "всегда" и "везде"- это сигнал для женщины: не смотри, не слушай, беги, спасайся.
Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура ЛиАнти
12.02.2013, 14.55





интересно)
Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура Лианэтта
11.07.2013, 23.48





Интересный роман, читайте.
Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура ЛиКэт
16.07.2013, 12.07





Есть романы,о которых не возможно составить мнение.Этот,как раз такой.Без критики.
Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура ЛиНаталка.
27.04.2014, 21.46





на 7 баллов. лучшее - это последняя страница))) которая на 9)
Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура ЛиЮля
28.04.2014, 23.52





не поняла, понравилось или нет. а просранные деньги жалко. любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда.(с)
Грешная жизнь герцога - Гурк Лаура Лилёлища
6.03.2016, 11.13








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100