Читать онлайн Двойной шантаж, автора - Гурк Лаура Ли, Раздел - 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Двойной шантаж - Гурк Лаура Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.56 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Двойной шантаж - Гурк Лаура Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Двойной шантаж - Гурк Лаура Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гурк Лаура Ли

Двойной шантаж

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

7

Хозяева «Русалки» еще спали, поэтому внутри было тихо и темно. Войдя через черный ход в кухню, Итан зажег лампу и посмотрел на дверь, которая вела на лестницу.
— Вероятно, мне не удастся сюда заглянуть до следующей пятницы, — сказал он Кэти, — поэтому я хочу сейчас повидаться с Молли и Дэвидом, чтобы рассказать им о маленьком ночном приключении и нашем договоре.
— То есть вы хотите им все рассказать прежде, чем я изложу свою версию?
— Именно так, — кивнул Итан. — Бог знает, сколько лжи ты способна им наплести. Думаю, тебе пока лучше остаться в «Русалке», и запомни: хватит на твою голову приключений, не вздумай красться вслед за мной по лестнице, чтобы подслушать наш с Молли и Дэвидом разговор.
— Вот еще! — гордо вздернула подбородок Кэти. — Подслушивать — ниже моего достоинства.
— Рад это слышать, — усмехнулся Итан и направился к двери.
— Да я и при желании не смогла бы подслушать, — добавила Кэти, когда он выходил. — Чертова лестница ужасно скрипит, и пройти по ней незамеченным может разве «что привидение.
Итан усмехнулся: хитрая бестия была совершенно права, лестница на второй этаж, где находилась спальня хозяев пивной, скрипела безбожно, и Итан в очередной раз убедился в этом, взобравшись наверх под аккомпанемент жутких звуков, способных и мертвого поднять из могилы. Немудрено, что к тому времени, когда он преодолел последнюю ступень, дверь спальни была открыта и оттуда испуганно выглядывали заспанные хозяева, при этом Молли держала в руке зажженную лампу, чтобы разглядеть нежданного гостя.
— Что случилось? — с тревогой спросил Дэвид. — Должно быть, что-то важное, иначе ты не разбудил бы нас в такую рань.
— У нас возникла одна проблема, — пояснил Итан, войдя в комнату и плотно закрыв за собою дверь, — но лучше все по порядку…
И он вкратце рассказал о том, что случилось ночью, и о заключенном с Кэти договоре.
Когда он закончил, Дэвид и его супруга воззрились на него, как на умалишенного, не в силах произнести ни слова. Первой пришла в себя Молли.
— И как только бедная девочка согласилась на твое безумное предложение? — проговорила она, тяжело вздыхая и с крайним неодобрением качая головой.
— Хорошенькое дело — мы уже вербуем в шпионки молоденьких невинных девушек, — озадаченно пробормотал ее муж, почесывая в затылке, так что его ночной колпак сбился набок.
— Кэти не так уж невинна, как может показаться на первый взгляд, — поспешил развеять их сомнения Итан. — Она собиралась следить за мной и за всеми нами, чтобы потом продать собранные сведения губернатору Гейджу. Поверьте, она знает, чего хочет и как этого добиться.
— Может, у нее рыльце и в пушку, — возразил Дэвид, — но на бедняжку достаточно один раз взглянуть, чтобы понять, почему она ступила на скользкий путь. Одного я не понимаю — зачем вам с ней притворяться любовниками?
— О, это очень важный пункт нашего договора, дающий мне множество преимуществ. Во-первых, если все будут считать Кэти моей любовницей, то она сможет войти в круг моих знакомых тори и помочь мне выяснить, зачем приехал в Бостон этот опасный тип виконт Лоуден. Во-вторых, я куплю ей дом поблизости от своего и буду использовать его для алиби.
— Для алиби? — непонимающе уставился на него Дэвид. — Как это?
— Очень просто. Если я как Итан Хардинг когда-нибудь попаду под подозрение и за мной начнут следить шпионы Гейджа, то я всегда смогу поехать к Кэти, чтобы на время избавиться от их назойливого внимания, — пока у ее дверей стоит мой экипаж, шпионы будут думать, что я провожу ночь в объятиях молодой любовницы, я же тем временем переоденусь и, выскользнув через черный ход, отправлюсь по своим конспиративным делам. Кроме того, Кэти может исполнять роль курьера.
— Не слишком ли это опасно для такой молоденькой девушки?
— Да она самая лучшая кандидатура! — горячо возразил Итан. — Подумайте сами, друзья, девушка умна и находчива, как никто, — пожалуй, она и мне по этой части может дать фору. А что еще нужно в шпионском ремесле? — Он умолк, снова вспомнив сцену на рынке, так поразившую его неделю назад, потом тряхнул головой, отгоняя воспоминание, и добавил: — Кэти обладает еще одним потрясающим талантом — она может очаровать и подчинить себе любого мужчину, если захочет.
— Кроме тебя, как я вижу! — хмыкнула Молли.
— Правильно, кроме меня, — серьезно сказал Итан, словно и не заметив ее иронии.
— Все это очень хорошо, — опять подал голос Дэвид Мунро, — и девушка вполне может справиться с той ролью, которую ты ей отвел, но можно ли ей доверять, вот что главное. Я лично сомневаюсь, ведь она собиралась следить за нами, чтобы потом выдать губернатору.
— У нее нет никаких политических убеждений, — пожал плечами Итан, — но Кэти слишком умна, чтобы не оправдать моего доверия: она знает, что от этого ей будет только хуже. Кроме того, сотрудничество с ней — единственный разумный выход из создавшегося положения. Вдобавок у меня есть достаточно сильный аргумент, который заставит ее хранить молчание и работать на нас: она — беглая рабыня одного помещика из Виргинии и как огня боится, что ее поймают и вернут обратно.
— И ты бедняжку этим шантажируешь? — метнула в него яростный взгляд Молли. — Я не верю своим ушам. Неужели ты и впрямь можешь отдать на муки эту несчастную, у которой не было ни одного счастливого дня за всю ее коротенькую жизнь? Как же очерствело твое сердце!
Упрек доброй женщины нисколько не задел Ита-на — он знал, что Молли, всегда отличавшаяся мягкосердечием и отзывчивостью, преисполнилась большой симпатией к девушке.
— Я предупреждал Кэти, чтобы она держалась от меня подальше, — заметил он, — но она пренебрегла моим советом, стала за мной шпионить и выследила, где я живу, чтобы продать эту информацию губернатору Гейджу. Ты и сама отлично понимаешь, Молли, что я не мог позволить ей это сделать. А как иначе заставить ее молчать?
— Значит, теперь ты угрозами и шантажом заставишь ее помогать нам? А что, если бедная девочка попадет из-за этого в беду? Разве ты можешь спасти ее от ареста? — продолжала волноваться Молли.
— Я уже обещал Кэти выкупить ее из рабства и отпустить на все четыре стороны. За свою помощь она получит самую драгоценную плату — свободу, которой жаждет больше всего на свете. Значит, мы все выиграем от этой сделки.
— Ты просто хочешь успокоить свою совесть, — ядовито заметила Молли.
— По-твоему, будет лучше, если Кэти при первом же удобном случае помчится к губернатору Гейджу, чтобы выдать нас? — задал риторический вопрос Итан и прежде, чем Молли успела ответить, добавил: — Или ты думаешь, что, воруя на улицах и скрываясь от развратника-хозяина, она подвергается меньшей опасности? Если оставить Кэти на произвол судьбы, то ее в конце концов либо повесят за воровство, либо отправят обратно в Виргинию, в лапы негодяя-рабовладельца!
Закончив свою тираду, Итан решительно поднялся, чтобы уйти, — последние два дня он практически не спал и очень устал, поэтому слушать нотации Молли у него не было ни сил, ни настроения. Однако, к его облегчению, добрая женщина не стала продолжать их словесный поединок.
— Мне лучше вернуться к себе до рассвета, — уже миролюбиво сказал он. — Я сегодня же распоряжусь насчет покупки дома для Кэти. Думаю, найти что-нибудь подходящее поблизости можно будет дня за два, не больше, а пока я бы хотел, чтобы девушка побыла у вас: пусть работает, помогает по дому, как прежде. И еще, приглядывайте за ней хорошенько — один бог знает, что может взбрести в голову этому созданию. Если мы не хотим, чтобы наша затея провалилась, за Кэти нужен глаз да глаз.
— Ладно уж, — проворчала Молли. — Я послежу за малышкой, хоть мне это и не по нутру.
— Значит, договорились. Тогда я пошел. — Итан двинулся было к двери, но вдруг остановился и обернулся к супружеской чете: — Чуть не забыл вас предупредить — я сказал ей только то, что она должна знать, не больше. Пока я не упоминал при ней виконта Лоудена и не заговорю о нем до тех пор, пока не сочту нужным. Уверен, наша красавица будет вас расспрашивать о деталях моего плана, так что прошу вас держать рот на замке: чем меньше она будет знать, тем лучше для всех нас, включая ее саму.
Супруги согласно кивнули, и Итан вышел на лестницу. Когда он снова со страшным скрипом спустился вниз, Кэти по-прежнему сидела в кухне на стуле в той же позе, в какой он ее оставил. Едва он вошел, девушка тотчас поднялась на ноги, и во взгляде, который она устремила на него, читался вопрос.
Кивнув ей, Итан направился к задней двери, собираясь без лишних слов отправиться домой, но при виде ее хорошенького сметливого личика неожиданно почувствовал необходимость напомнить о заключенной сделке.
— Я просил Молли не спускать с тебя глаз в мое отсутствие, — предупредил он, уже перешагнув порог. — Через день-два я куплю тебе дом, а пока оставайся здесь и под ее присмотром, работай по хозяйству, как будто ничего не произошло. И учти, если ты обманешь мое доверие, я без колебаний отправлю тебя к твоему хозяину Уиллоуби.
— В чем-чем, а уж в этом я не сомневаюсь, — ответила она и захлопнула дверь перед самым его носом.
Ошеломленный ее резкостью, Итан несколько мгновений стоял, уставившись в закрытую дверь. Ему почему-то расхотелось уходить. Пытаясь разобраться в своих ощущениях, он припомнил выражение ужаса, которое появлялось на лице Кэти всякий раз, когда он упоминал имя ее хозяина. Чем же Уиллоуби так ее напугал? И почему это волнует его, Итана?
Кэти застыла возле захлопнувшейся двери, не веря своему счастью, — ей невероятно, невообразимо везло.
Если бы в доме не было четы Мунро и Дэнни, она бы расхохоталась во все горло, настолько поразительно было то, что произошло с ней в последние несколько дней, ведь за это время она не только в силу обстоятельств стала шпионкой тори, но и умудрилась раздобыть те важнейшие сведения, ради которых, собственно, ее и завербовал виконт Лоуден.
Кэти с трудом подавила ликующий смех. Да, теперь она знала о «Джоне Смите» практически все, что нужно Лоудену: настоящее имя, адрес и то, что «Джон Смит» не располагал особыми источниками в стане тори, потому что сам был таким источником! Он действительно оказался крепким орешком, неудивительно, что до Кэти ни одному лазутчику не удалось его разоблачить. Подумать только, Итан Хардинг, денди, вхожий в высшее общество Бостона, втерся в доверие к губернатору и теперь, переодевшись простым рыбаком, передает собранную информацию вождям мятежников! Лоуден наверняка по достоинству оценит ловкость Кэти и обязательно подарит ей свободу.
Девушке вспомнилось бесстрастное лицо виконта, холодный огонек жестокости в его темных глазах, и ее радость моментально угасла. Можно ли доверять его обещаниям? Если она расскажет ему все, что знает, да еще раздобудет улики против Итана и других мятежников, как он того требует, и тоже передаст ему, то у нее, по сути, не будет никакой гарантии безопасности, — вдруг виконт, получив то, что хотел, нарушит слово и отошлет ее обратно к Уиллоуби?
При мысли об этом Кэти похолодела. Нет, так дело не пойдет, нужно заручиться гарантиями, например, до передачи улик потребовать бумагу, подписанную самим губернатором, где черным по белому будет написано, что она, Кэти, отныне свободная женщина. Кроме того, нужно заставить Лоудена отдать обещанные деньги, и, когда у нее будет и свобода, и деньги, она постарается убежать от Уиллоуби и Хардинга с виконтом Лоуденом так далеко, как только сможет. Только там, в далеких краях, где ее никто не знает, она сможет в безопасности наслаждаться долгожданной свободой, на которую не посягнет уже ни один мужчина, даже такой обаятельный, как Итан.
Ах, Итан, Итан… Кэти пришло на память, как совсем недавно в этой самой кухне он поцеловал ее и как от прикосновения его чувственных губ, близости сильного, поджарого тела у нее пошла кругом голова. Такого никогда не случалось прежде, хотя, конечно, Кэти не раз доводилось целоваться с мужчинами. Как правило, ее вынуждали к этому обстоятельства, стремление разжиться чем-нибудь за счет кавалера, чаще всего завладеть его кошельком, вот почему до поцелуя Итана девушка считала этот вид ласк обязательным, но малоприятным, ведь раньше ей и в голову не приходило, что поцелуи может быть таким сладостным.
Она нахмурилась, сердясь на себя за то, что не смогла сдержаться и ответила на поцелуй Итана. С этим человеком надо держать ухо востро — сегодня он с ней нежничает, как будто они и впрямь любовники, а завтра возьмет и без малейшего сожаления отправит к Уиллоуби на верную смерть.
Кэти тяжело вздохнула. Угораздило же ее попасть в историю. Но ничего не попишешь, обратного хода нет, и ставка в предстоящей игре — ее собственная жизнь. Теперь главное — найти улики, которые Лоуден мог бы использовать против Хардинга, после этого она получит свободу. Кэти снова представилось лицо наклонившегося к ней Итана, его серые, как хмурое зимнее утро, глаза, в глубине которых горел холодный огонек…
Нет, Итан Хардинг может сколько угодно пускать в ход свои чары, прикидываясь добрым малым, но Кэти он не проведет: такие типы, как он, одного поля ягоды с Ло-уденом, а может, и еще хуже, потому что чужую жизнь они ни в грош не ставят.
«Каждый сам за себя», — вспомнилась ей старая мудрость, которой ее научили лондонские улицы.
Размышления Кэти прервал звук приближавшихся шагов. Недолго думая, она схватила стоявшую в углу метлу и принялась энергично мести пол. Вошедшая в кухню Молли была приятно удивлена рвением девушки.
Не зная, как себя с ней теперь вести, Кэти лихорадочно перебирала в уме возможные варианты. Интересно, что Итан рассказал хозяйке пивной о ночных событиях? Если он скрыл от Молли кое-какие детали, то не сболтнуть бы лишнего… В конце концов девушка решила, что лучше ничего не говорить на эту тему. Она продолжала сосредоточенно работать, чувствуя на себе пристальный взгляд Молли.
Понаблюдав за ней еще несколько мгновений, добрая женщина тяжело вздохнула и попросила:
— Заканчивай с этим, Кэти, сейчас не время наводить чистоту. Разве ты не видишь, что уже светает? Пора идти на рынок за продуктами, иначе все свежие овощи раскупят, и нам ничего не достанется!
Молли выглянула на лестницу и крикнула находившимся наверху сыну и мужу:
— Дэниэл, не забудь подоить корову и натаскать воды из колодца! А ты, Дэвид, смотри, не позволяй ему бить баклуши! Мы с Кэти уходим на рынок, вернемся только часа через два-три, так что дом остается на вас!
Отдав последние указания домашним, Молли взяла висевший на гвозде возле черного хода плащ и вновь повернулась к Кэти:
— Я готова. Пошли!
Поставив метлу на место, Кэти тоже надела плащ. Она так и не потратила полученную от виконта монету в полкроны на покупку шляпки, рассчитывая приберечь эти деньги на черный день. «Ничего страшного, — решила девушка, — у моего плаща есть капюшон, который вполне может послужить вместо шляпки условным сигналом». Она натянула капюшон на голову — сегодня капитану Уорту лучше держаться подальше от своей осведомительницы. Нельзя встречаться с виконтом до тех пор, пока не будет уверенности, что он выполнит свою часть сделки. Кроме того, пока ее сопровождает Молли, устраивать такую встречу просто рискованно.
Солнце уже показалось над горизонтом, когда женщины вышли из пивной и в полном молчании направились к рынку. Только через несколько кварталов Молли наконец заговорила — о том, что сейчас больше всего занимало их обеих.
— В хорошенькую же историю тебя угораздило влипнуть, девонька! — сказала она, и теплый воздух ее дыхания тут же превратился в пар.
Кэти с трудом удержалась от улыбки — как бы отреагировала простодушная Молли, если бы знала всю правду? Но лучше уж пусть она остается в плену неведения!
— Да уж, мэм, иначе и не скажешь! — ответила она покаянным тоном, решив подыграть хозяйке, и сокрушенно вздохнула.
— И о чем ты только думала, когда среди ночи отправилась его выслеживать? — неодобрительно покачала головой Молли. — Что это еще за глупости — торговать чужими секретами? Скажи, разве я не предупреждала, чтобы ты держалась от Джона Смита подальше?
— Предупреждали, мэм…
— Но вы, девицы, все такие: вам, что ни говори, все как о стенку горох, — вошла в назидательный раж хозяйка. — Вас предупреждают взрослые, умудренные жизненным опытом женщины, но куда там! Вы ведь все знаете лучше других! Теперь-то ты хоть понимаешь, какую ошибку совершила? Я тебе даже больше скажу, — Молли бросила на девушку предостерегающий взгляд, — у Итана в голове одна революция, кроме борьбы за свободу, он и думать ни о чем не хочет, и, если ты встанешь у него на пути, он разорвет тебя на мелкие кусочки и не поморщится!
В этом Кэти была с ней абсолютно согласна. Итан представлялся ей холодным, расчетливым честолюбцем, у которого вовсе нет сердца. Но все же иногда она начинала сомневаться в своих выводах, например, когда увидела его на кухне разговаривающим с Дэниэлом — глаза Итана, обычно такие холодные и жесткие, излучали тепло, на усталом лице разгладились морщинки озабоченности и тревоги, он казался непривычно нежным и заботливым. Но как грубо он обращался с ней прошедшей ночью! Кэти поежилась, снова ощутив, как он тащил ее через сад в дом. Разве могут в одном человеке уживаться доброта и жестокость? Она не знала ответа на этот вопрос.
А с каким пылом Итан рассказывал о новом, свободном мире, в котором люди будут сами хозяевами своей судьбы! У нее в ушах до сих пор звучал его восторженный голос. Кэти печально вздохнула — в каком ужасном заблуждении пребывает этот странный, противоречивый человек. Король Георг никогда не позволит людям выбирать себе правителей, это абсурдная, безумная идея! Итан и его друзья заранее проиграли свою битву, и, чтобы выжить, она, Кэти, должна принять сторону Лоуде-на — это единственный способ вновь обрести свободу.
— Я-то думала, ты умная девушка, — вновь прервала ее размышления ворчливая Молли, — а у тебя, оказывается, ума не больше, чем у курицы! Ты хоть представляешь себе, в какое опасное дело впуталась, связавшись с Итаном?
— А что, у вас с Дэвидом тоже ума не больше, чем у курицы? — уколола хозяйку Кэти. — Что же вы связались с Итаном и помогаете ему в его опасной затее?
— Мы совсем другое дело! — махнула рукой Молли. — Мне лично всегда не хватало здравого смысла, вечно тянуло на приключения, да и муж мой никогда не отличался здравомыслием. Сказать по правде, мы оба большие мечтатели и витаем в облаках, вместо того чтобы обеими ногами стоять на грешной земле. Вот почему мы помогаем Итану, который хочет блага для всех, и, поверь, пойдем за ним хоть в геенну огненную, если он нас позовет! — Кэти хотела спросить, зачем подвергать себя такому риску, однако добрая женщина ее опередила, добавив с сожалением: — Но он ожидает этого от тебя.
— Вот как? — пробормотала Кэти, у которой от этих слов по телу побежали мурашки. — Наверное, соглашаться на его предложение было действительно глупо, но он не оставил мне выбора.
— Знаю, знаю, — закивала Молли. — В случае отказа он угрожал отправить тебя к хозяину, от которого ты сбежала.
— О, для меня это было бы хуже, чем болтаться на виселице! — с дрожью в голосе ответила Кэти, потом, взяв себя в руки, уже твердо добавила: — Я ни за что не вернусь к хозяину! Пусть меня лучше повесят за сотрудничество с мятежниками!
— Бедняжка! — с сочувствием взяла ее за руку Молли. — Он тебя, наверное, бил? Или вытворял что еще похуже?
Кэти не ответила на вопрос, только зябко пожала плечами.
— Вы даже не можете себе представить, каково это — быть рабыней, — прошептала она. — Меня сможет понять только тот, кто сам побывал в рабстве!
— Ты так думаешь? — усмехнулась Молли. — Тогда смотри! — Она стянула перчатку с правой руки и показала ладонь, на которой темнело клеймо в форме буквы В, столь хорошо знакомое Кэти. — Видишь? Меня тоже по судебному приговору отдали в рабство, и я знаю, каково быть рабыней. Это значит — изо всех сил бороться за жизнь, чтобы не сдохнуть, как собака, и так изо дня в день, недели, месяцы, годы!
Но Молли знала о ней не все — Кэти мало было только выжить, она хотела стать свободной и богатой, чтобы никогда больше не голодать, не ночевать на улице и не быть вещью, которой распоряжаются другие.
Кэти не питала никаких иллюзий относительно Ита-на: он, без сомнения, собирался использовать ее в своих целях. У нее же были свои планы — она хотела выиграть время, чтобы собрать против него улики и заставить Лоудена дать гарантии ее безопасности, потому что только тогда, когда она получит такие гарантии, угроза Итана отослать ее обратно к проклятому Уиллоуби превратится в ничто, пустое сотрясение воздуха. Кэти же получит свободу, деньги, кров над головой и обеспеченное будущее, — короче все, о чем она всегда мечтала. А Итан… что ж, его за измену королю повесят.
Кэти внезапно остановилась, словно обжегшись.
Итана повесят! Она представила себе, как на его шее затягивается петля и его сильное тело бьется в предсмертной муке, а потом безжизненно обмякает… У нее сжалось сердце — в его смерти будет повинна только она…
Радость от предвкушения скорой свободы, все время кипевшая в ней, угасла, сменившись унынием и ощущением вины. Игра в шпионов уже не казалось Кэти забавным и многообещающим приключением, а мысль о желанной награде не грела душу, как раньше.
Она тряхнула головой, отгоняя мрачное видение. Не ко времени в ней проснулась совесть, ведь жребий брошен и обратного пути нет.
Нет, если Итана и повесят, в этом будет виноват он один! Он сам выбрал, по какой дороге идти, прекрасно зная обо всех опасностях, которые подстерегают его. Бунт против короля карается смертной казнью, Итану ли этого не знать? К тому же он не оставил Кэти выбора, так пусть за это поплатится! Она не собирается жертвовать собой ради мужчины, тем более почти незнакомого.
Она сделает то, что задумала, вернее, то, на что ее вынуждают обстоятельства, — увы, иного пути нет. Ах, если бы можно было все изменить! Увы, это уже не в ее силах… Кэти приказала себе не думать о цене, которую заплатит Итан за ее свободу, и о том, какой ужасный конец его ждет из-за ее предательства. Но сколько бы она ни твердила про себя: «Я не виновата!», в ее сознании, как раскаленный гвоздь, засела страшная правда: дорога к ее новой, свободной жизни пролегала через муки и гибель Итана.
Лоуден нахмурился — лорд Нортон, должно быть, заждался его донесения, а документ все еще не готов. Виконт снова перечитал написанное — нет, все не то, одна болтовня! Министр наверняка желает знать о конкретных результатах его, Лоудена, работы, а вот результатов-то пока и нет. Пожалуй, следует отложить отправку донесения до возвращения из Нью-Йорка, тогда можно будет присовокупить к сообщению о положении в Бостоне и свои соображения о том, насколько широко распространилась зараза вольномыслия в «имперском городе»
type="note" l:href="#FbAutId_11">[11]
.
— Мне не о чем писать! — с досадой швырнув перо, сказал виконт, ни к кому не обращаясь. — Я пробыл в этой богом забытой глухомани меньше месяца, откуда же у меня могут быть достоверные сведения?
Неожиданный стук в дверь прервал его сетования, заставив поспешно спрятать неоконченное донесение под стопку бумаг, подальше от посторонних глаз.
— Войдите! — разрешил Лоуден невидимому посетителю, и в дверях появился капитан Уорт, который тотчас снял шляпу и отвесил шефу учтивый поклон.
— Надеюсь, вы с доброй вестью, капитан? — спросил виконт. — Наша юная прелестница-шпионка появилась сегодня утром на рынке?
— Да, сэр, появилась, но не одна, а с еще одной женщиной, поэтому я не смог с ней поговорить, — доложил Уорт с самым почтительным видом. — К тому же она прикрыла голову капюшоном, давая понять, чтобы я не подходил. Но она все-таки пришла на рынок в условленный день, сэр, и это уже неплохо.
— А что она делала потом?
— Женщины провели в торговых рядах около часа, делая покупки, а потом вернулись обратно в «Русалку», — доложил Уорт.
— Ты следил за ними все время?
— Да, сэр, но издалека, чтобы не спугнуть спутницу Кэти.
Лоуден удовлетворенно откинулся на спинку стула и приказал:
— Выкладывай все, что видел!
— Девчонка ухитрилась сторговать двух индеек, мешок муки, большой кувшин патоки и четыре бушеля сушеной трески за сущие гроши! — ухмыльнулся капитан. — Ловкая чертовка!
— По-твоему, это для нас важно? — ледяным тоном спросил виконт, и Уорт моментально принял самый серьезный вид.
— Конечно, нет, милорд, — пробормотал он.
— А что за женщина сопровождала Кэти на рынке?
— Некая Молли Мунро, жена хозяина «Русалки». Она ни на шаг не отходила от Кэти.
— Значит, тебе так и не удалось поговорить с девчонкой? — разочарованно переспросил виконт. Хотя он и не ожидал от своей новой осведомительницы вестей так скоро, все же ему было очень досадно, что он ничем не может порадовать своего шефа лорда Нортона. — Неужели она ушла, не дав тебе знать, как продвигаются ее дела?
— Да, сэр, но, судя по всему, Кэти все-таки взяли служанкой в пивную, а это добрый знак. Один из моих людей утверждает, что видел Кэти за работой на кухне.
— Похоже, вы с ней удачно разыграли в «Русалке» сцену преследования, раз девушку приняли. Хвалю! — кивнул Лоуден словоохотливому капитану. Слава богу, хоть в чем-то повезло! По крайней мере, девчонка неплохо устроилась в этой подозрительной пивной и наверняка услышит что-нибудь интересное про таинственного Джона Смита.
— Да, да, сэр. Ведь это была ее идея — притвориться, будто мы преследуем воровку, укравшую у меня часы.
— Девица очень хитра, — согласился виконт. — Будем надеяться, что задание, которое я дал, окажется ей по силам.
Он замолчал, уставившись в пространство невидящим взглядом, прикидывая, что же все-таки написать лорду Нортону. Может быть, сообщить в нескольких словах о новой осведомительнице, столь удачно внедрившейся в логово изменников и бунтовщиков? Нет, пожалуй, это лишнее. О Кэти пока должны знать только он, Лоуден, и капитан Уорт, иначе ценную осведомительницу могут разоблачить — мало ли кому попадет на глаза донесение, отправленное в Лондон. Любопытных много, есть опасность, что письмо похитят еще до того, как оно попадет в руки высокородного адресата.
Погрузившись в размышления, виконт совсем забыл о капитане, но тот напомнил о себе, деликатно кашлянув, и Лоуден прогнал неприятные мысли.
— Сегодня я уезжаю в Нью-Йорк, — сказал он. — Вернусь через две недели, как раз к балу в губернаторской резиденции. И пока я буду в отъезде, будь добр, исправно приходи по субботам на рыночную площадь для встреч с Кэти. Если она захочет мне что-нибудь передать, немедленно пошли в Нью-Йорк курьера. Я остановлюсь у двоюродного брата жены.
— Хорошо, сэр! Не беспокойтесь, я все сделаю! — искательно проговорил капитан. — Еще распоряжения будут?
— Нет, это все, — ответил Лоуден, кивая головой. — Можешь идти!
— Как прикажете, милорд! — отвесив положенный по уставу поклон, офицер надел шляпу, звонко щелкнул каблуками и, чеканя шаг, вышел из комнаты.
Когда дверь за ним закрылась, Лоуден подошел к окну, из его служебных апартаментов на Форт-Хилл открывался великолепный вид на бостонскую гавань, который, впрочем, не производил на виконта никакого впечатления, потому что Лоуден терпеть не мог этот город — за отсутствие комфорта и изысканности, к которым виконт привык в Лондоне, за примитивных, враждебно настроенных жителей с их дерзким неуважением к Его Величеству, ерническими антианглийскими газетами и тактикой грубого запугивания солдат и верных королю соотечественников, к какой прибегают только дикари…
Лоуден устало вздохнул, глядя в окно на ненавистный город. Господи, скорее бы вернуться домой, в Англию!
Но сейчас не время думать о возвращении на родную землю, потому что в этом варварском захолустье наверняка придется мучиться еще не один месяц, пока добьешься нужного результата, надо смириться с этой мыслью, тогда, может быть, пребывание здесь не будет такой невыносимой мукой.
Мысли Лоудена вернулись к новой осведомительнице. Ох и сметливая же девица! Хорошо бы она поскорей добилась успеха… Впрочем, прошло всего чуть больше недели, как Кэти завербована, за такой короткий срок она вряд ли успела раскопать что-то интересное. Но, видит бог, Джеймс Лоуден умеет ждать, терпения ему не занимать.
Виконт вытащил из-под стопки бумаг неоконченное донесение лорду Норту, взял перо и энергично заскрипел им по бумаге. В целом получалось даже неплохо — бог даст, главный королевский министр и не заметит, что этот винегрет из светских новостей и банальностей, сдобренный тонкой лестью, настоящее произведение придворного искусства, достойное пера прирожденного политика, не содержит ничего существенного.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Двойной шантаж - Гурк Лаура Ли

Разделы:
12345678910111213141516171819202122

Ваши комментарии
к роману Двойной шантаж - Гурк Лаура Ли



Дурня.Сюжет вроде ничего,но читать нудненько.
Двойной шантаж - Гурк Лаура ЛиНаталка.
27.04.2014, 22.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100