Читать онлайн Двойной шантаж, автора - Гурк Лаура Ли, Раздел - 21 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Двойной шантаж - Гурк Лаура Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.56 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Двойной шантаж - Гурк Лаура Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Двойной шантаж - Гурк Лаура Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гурк Лаура Ли

Двойной шантаж

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

21

«Нет, ничего у меня не получится!» — в отчаянии подумала Кэти. У нее сложился план, как выяснить точную дату похода англичан на Конкорд, но не было необходимых для его осуществления вещей, в том числе подходящей одежды, настолько специфической, что Элизабет Уоринг не рискнула бы сшить такую не то что для светской дамы, но даже для любовницы Итана Хардинга. Чтобы обзавестись этим нарядом, нужны были деньги, поэтому следующие два часа, прося о помощи и небо, и силы ада, молодая женщина провела на рынке, инспектируя карманы горожан. Возымела ли действие ее горячая молитва, неизвестно, но Кэти сопутствовала воровская удача: никто из пострадавших не схватил ее за руку.
Набрав нужную сумму, она отправилась прямиком в Гулящий квартал, где купила все необходимое для задуманной рискованной аферы и сняла комнату в гостинице, сомнительной, как и все тамошние гостиницы, но чистенькой. Убедившись, что в новом пристанище имеется именно то, что нужно, — большая кровать с балдахином на крепкой деревянной раме, — молодая женщина велела служанке приготовить ванну и с мальчиком-курьером послала надушенное письмо сэру Уильяму Холбруку.
Мужчины, считала Кэти, в большинстве своем удивительно предсказуемы, если, конечно, правильно понять их характер, и сэр Уильям блестяще подтвердил ее догадку — тем же вечером он как миленький постучал в назначенный час в ее номер. Когда молодая женщина открыла дверь, то по плотоядному выражению его лица сразу поняла, что он давно лелеял мечту о подобной встрече.
Готовясь принять гостя, Кэти надела полупрозрачный красный шелковый пеньюар, повязав его на талии поясом, под пеньюаром же, кроме черного с кружевами корсета, самого тугого и соблазнительного из всех, что нашлись в Гулящем квартале, ничего не было. Довершали картину домашние туфельки черного атласа на небольших каблучках.
Холбрук уставился на нее так, будто до этого никогда не видел женщин, и его лицо стало медленно заливаться багровым румянцем, а на лбу выступили бисеринки пота, хотя Кэти еще даже не приступила к процессу обольщения.
Молодая женщина закрыла дверь, представляя на своем месте проститутку, одну из тех, которые во множестве населяли Гулящий квартал, и постаралась мысленно отделить себя от противного Холбрука и от того, что собиралась сделать. Это оказалось совсем нетрудно, ведь ей нужно было лишь притвориться проституткой, сыграть ее роль, только и всего. Решив, что эта задача ей по плечу, Кэти набрала в грудь воздуха и смело повернулась к гостю — пора было начинать спектакль.
— Не хотите ли выпить вина? — спросила она, показав на предусмотрительно откупоренную бутылку, стоявшую на столике у окна.
Не дожидаясь ответа, прошла к столику, плеснула в бокалы ароматной красной жидкости и с кокетливой улыбкой подала один из них гостю, а второй пригубила сама.
— Вы сегодня что-то на удивление неразговорчивы, сэр Уильям! — проворковала она, отпив глоток, и повернулась так, что полы пеньюара распахнулись, приоткрыв одну из ее длинных ног. — Язык проглотили?
Холбрук уловил это движение, и его глаза похотливо заблестели.
— У Хардинга отменный вкус, — пробормотал он, судорожно сглатывая слюну. — Где он нашел такое сокровище, как вы, миссис Армстронг?
— Скорее это я его нашла, сэр! — сказала Кэти, рассмеявшись чувственным хрипловатым смехом. — Он щедр, да и любовник не из последних, но, увы, — она бросила на гостя многозначительный взгляд, — в последнее время с ним стало слишком скучно!
— Это никуда не годится! — хохотнул сэр Уильям. — Ну да ничего, дамскую скуку легко развеять!
— В первую же нашу встречу, дорогой Уильям, я поняла, что уж вас-то скучным не назовешь! — нежно проговорила она, коснувшись его губ кончиком пальца.
Холбрук потянулся, чтобы облапить ее, но она увернулась и отступила назад.
— Не так быстро, милый, не так быстро! Куда торопиться, у нас уйма времени! — Кэти отпила еще глоток вина и облизала пухлую верхнюю губку. — Ожидание возбуждает, поверьте, вы сами скоро в этом убедитесь!
Поставив бокалы на столик, она подошла к кровати, на которой заранее разложила несколько шелковых галстуков, изящным движением взяла один из них и повернулась к Холбруку.
— Галстуки, сэр, чудесная вещь, — сказала она, с чувственной улыбкой поглаживая и пропуская между пальцами узкую полоску.
Когда через мгновение молодая женщина подняла глаза на гостя, тот смотрел не на нее, а, как завороженный, следил за галстуком, змейкой извивавшимся в ее руках.
— Это так эротично, сулит такие необычные ощущения. Хотите испытать на себе? — спросила Кэти и медленным, грациозным движением завязала галстук вокруг его зяпястья. — Вы не возражаете, дорогой Уильям?
Холбрук не удосужился даже кивнуть, только облизнул пересохшие губы, и Кэти поняла, что он уже погрузился в мир своих необузданных сексуальных фантазий.
— Посмотрите на меня, Уильям! — приказала она.
Он поднял мокрое от пота лицо, и их глаза встретились.
— Теперь снимите рубашку и жилет, — с улыбкой продолжала она.
Он безропотно подчинился, глядя на нее, как кролик на удава.
— А теперь идите сюда, милый!
Он подошел, и Кэти, двигаясь грациозно, словно в каком-то диковинном танце, в котором она была кавалером, а ее гость — дамой, подвела его к кровати, после чего Холбрук, даже не успев осознать, что происходит, оказался стоящим на коленях на короткой прикроватной лесенке.
— Вытяните руки! — последовал очередной приказ.
Сэр Уильям исполнил и его. «Как ягненок на жертвенном камне», — с презрением глядя на похотливого аристократа, подумала Кэти и привязала галстук ко второму его запястью, а потом по очереди подняла руки Холбрука и привязала их к раме балдахина.
— Попробуйте, Уильям, узлы достаточно прочные?
— Да, — послушно попытавшись высвободиться, кивнул он.
— Вы уверены? Узлы должны быть крепкими, очень крепкими, — улыбнулась Кэти, — ведь я не хочу вас упустить!
Он снова дернулся, проверяя прочность своих пут, и кивнул.
Удовлетворенная, Кэти провела рукой по его впалой безволосой груди и выступающему округлому животу, затем опустилась на колени и принялась расстегивать своему пленнику брюки, старясь не касаться его вздыбившейся от похоти плоти. Этого она не собиралась делать ни за какие секреты на свете! Тем временем Холбрук начал тихонько постанывать от страсти. Оставив на нем нижнее белье, она до половины стянула брюки и оставила их болтаться на лодыжках.
Итак, самое трудное позади. Кэти заглянула Холбруку в лицо и испугалась: он был красен как рак. «Ничего, уже недолго, — успокоила она сама себя. — Господи, помоги! Только бы его раньше времени не хватил удар!»
Погладив его оголившиеся ноги, Кэти встала, и Холбрук, разочарованный тем, что она проигнорировала его мужское достоинство, униженно заблеял, прося об этой ласке, но Кэти прижалась губами к его рту — не для того, чтобы возбудить еще сильнее, а чтобы заставить замолчать — мужчины, готовые унижаться ради любовных ласк, просто отвратительны! «Похоже, спектакль пора заканчивать», — решила она, и шепнула гостю на ухо:
— Наберитесь терпения, сэр Уильям! Надо немного подождать, сейчас приедет ваша жена.
— Что? — томно переспросил он, еще пребывая во власти сексуального возбуждения, и тут же вскрикнул от ужаса: — Как, сюда едет моя жена?!
Кэти отодвинулась и ласково похлопала его по щеке:
— Да, дорогой Уильям, Розали будет здесь с минуты на минуту!
— Нет, нет! Это невозможно! — замотал он головой, словно отказываясь верить ее словам. — Как вас понимать?
— А что тут непонятного? — спросила Кэти, разыгрывая удивление. — Все очень просто: я пригласила Розали присоединиться к нашему празднику плоти! Мне пришло в голову, что с вашими… гм… не совсем обычными наклонностями мы втроем могли бы устроить menage a trois. Это так упоительно! Разве вы еще не пробовали заниматься любовью втроем?
— Мы вдвоем и моя жена? Вы шутите! — от ужаса голос сэра Уильяма сорвался на визг.
— Вовсе нет! Это будет восхитильно! — ответила Кэти и снова прижалась губами к его рту.
— Но не с моей женой!
— Вы что, хотите все испортить? — капризно спросила она, отходя от него так, чтобы он не мог ее видеть.
Холбрук возмущенно протестовал, но Кэти, не обращая на него никакого внимания, отвернулась, чтобы подготовить следующую сцену спектакля.
— Что за игру вы затеяли? — задергался сэр Уильям, пытаясь разглядеть через плечо, чем она занимается.
Кэти развязала поясок, сняла пеньюар и бросила легкий шелковый комочек к ногам привязанного к кровати мужчины.
— Это не игра, сэр! — бросила она и, скинув туфли, начала натягивать на корсет свое единственное платье. — Одновременно с письмом на ваше имя я послала записку вашей жене якобы от вашего секретаря о том, что вы очень ждете ее по исключительно важному делу в этом номере ровно в десять вечера. — Молодая женщина на мгновение умолкла: застегнув пуговицы, она нагнулась, чтобы взглянуть на карманные часы Холбрука, выглядывавшие из карманчика его жилета. — До ее прихода осталось всего пятнадцать минут!
— Что вам нужно от меня? Деньги?
— Нет, дорогой Уильям, — сказала Кэти со смехом, — Хардинг дает мне достаточно денег и на безбедную жизнь, и на развлечения. Мне нужно совсем другое!
— Что, что вам нужно?
Она не ответила, словно и не слышала заданного вопроса.
— Что вам нужно, говорите же! — завопил Холбрук плачущим голосом.
— Мне нужен сущий пустяк, — ответила Кэти. Закончив одеваться, она подошла к своему пленнику поближе, но так, чтобы он не смог пнуть ее ногой. — Всего ничего — два слова, не больше: точную дату наступления англичан на Конкорд.
— Что?! — вытаращил глаза Холбрук. Требование Кэти оказалось для него явной неожиданностью. — А разве Гейдж посылает войска в этот городишко? В первый раз слышу! С чего вы взяли?
— Я теряю терпение, милый! — произнесла она с очаровательной улыбкой. — Говорите, на какой день назначено выступление!
— Понятия не имею! — продолжал он разыгрывать неведение. — Поверьте, миссис Армстронг, я ничего не знаю ни о каком походе!
— Хватит, сэр Уильям, вы плохой актер! Мне нужно всего лишь два слова, скажите их, и я вас тотчас отпущу, и любящая Розали никогда не узнает о вашем приключении! Но если вы откажете в моей маленькой просьбе, я оставлю вас привязанным к кровати, а сама уйду.
— Но я ничего не знаю! Я не имею доступа к такого рода секретам!
— Ну кто же поверит в эту сказку, дорогой Уильям? Что ж, вы сами выбрали свою судьбу! — вздохнула Кэти с наигранной жалостью.
— Это правда, честное слово! — взвизгнул Холбрук, облизнув губы. — Я ничего, ничего не знаю!
— Знаете, что скажет ваша жена, застав вас в таком виде? — спросила Кэти, окидывая его сочувственным взглядом.
— Я скажу ей, что меня заманили в ловушку, похитили, я все объясню, она поверит!
— Поверит, что похитители заманили вас в сомнительную гостиницу, привязали к кровати, спустили штаны, а потом исчезли, даже не взяв денег? — залилась смехом Кэти. — Ничего не скажешь, очень типично для похитителей!
— Господи, да я еще что-нибудь придумаю, поубедительней!
— Разумеется, вы можете выдумать сотню историй, одна фантастичнее другой, но советую вам сделать это быстрее: если ваша жена пунктуальна, у вас осталось не более десяти минут.
— Будьте вы прокляты!
Кэти пожала плечами:
— Напрасно упрямитесь. Воображаю, какой разразится скандал, когда слух о вашем амурном приключении пойдет гулять по гостиным!
— Вы не сможете ничего доказать!
— Разве светским сплетницам нужны доказательства? — ухмыльнулась Кэти. — Вы не хуже меня знаете, что грязный слух может в два счета уничтожить человека! А что касается вашей истории с похитителями, то какие похитители могут оставить на месте преступления такую улику?
Она показала на брошенный к его ногам пеньюар, и лицо пленника приняло такое потерянное выражение, что Кэти стало его по-настоящему жалко.
— Войска выступают в ночь на восемнадцатое апреля, — пробормотал он, — через четыре дня…
Кэти испустила вздох облегчения — спектакль можно было заканчивать — и вытащила из кармана пузырек со «святой водой». Немало послужив Кэти в ее аферах, загадочная жидкость и сейчас должна была помочь молодой женщине выйти из щекотливого положения: чтобы развязать Холбрука, его требовалось усыпить, иначе, освободившись, он мог напасть на свою мучительницу.
— Выпейте, — приказала Кэти, поднеся открытый пузырек губам пленника.
— Вы хотите меня отравить? — пролепетал он, испуганно отодвигаясь.
— Не говорите глупостей! — прикрикнула Кэти. — Это всего лишь снотворное, вы заснете, и я, клянусь всеми святыми, сделаю так, что ваша жена посчитает вас просто мертвецки пьяным.
— Я вам не верю!
— А у вас нет выбора! Выпейте и не волнуйтесь, сэр Уильям, я человек слова — никто ничего не узнает!
Однако Холбрук не сдавался, и Кэти, улучив момент, схватила его за волосы и вылила содержимое пузырька в открывшийся рот. Как она и предполагала, Холбрук начал отплевываться, но было поздно — он все-таки проглотил часть жидкости — вполне достаточно для достижения нужного результата, и через несколько минут погрузился в глубокий сон. Голова Холбрука упала на грудь, а тщедушное тело бессильно повисло на шелковых путах.
Кэти смотрела на него со смешанным чувством — он был отвратителен и жалок одновременно. Этот похотливый негодяй заслужил, чтобы она бросила его здесь, полуголого и связанного, на потеху всему Гулящему кварталу. Но Кэти не могла так поступить, ведь она дала слово. Поэтому молодая женщина быстро развязала своего пленника — он, как мешок, повалился на кровать и тут же захрапел, — а затем поспешно побросала в маленький саквояж свои вещи, включая один из бокалов, второй же, как и бутылку, оставила на столике. Застегнув на незадачливом сластолюбце брюки, она огляделась, проверяя, все ли в порядке, и покинула сцену.
Когда на следующее утро горничная принесла в номер завтрак, там не было никаких следов присутствия женщины, а мирно храпевший на кровати сэр Уильям Холбрук больше всего походил на пьянчужку, сильно перебравшего накануне. Кэти сдержала слово: скандал ему не угрожал, потому что милая Розали, которая, конечно же, ничего не знала о рандеву в гостинице, так и осталась в неведении относительно странных наклонностей своего благоверного.
От усталости Итан едва стоял на ногах. Весь день и большую часть вечера он сновал по городу, пытаясь выяснить дату предстоящего наступления на Конкорд, но безрезультатно. Его знакомые в губернаторской резиденции ничего не знали, кроме того, что поход намечен на ближайшее время, а если и знали, то, несмотря на все ухищрения Итана, не желали говорить об этом с легкомысленным денди, всегда демонстративно выражавшим пренебрежение к политке. Платные информаторы Джона Смита — портовые проститутки, матросы и мастеровые — тоже ничем не могли ему помочь: они что-то слышали о готовящемся походе, но, как и его высокопоставленные приятели, не могли назвать точную дату. Однако Итан чувствовал себя опустошенным не только физически, пустота зияла и в его душе.
Покидая дом доктора Джозефа Уоррена, единственного лидера вигов, оставшегося в городе, не считая Пола Ревира и его самого, Итан ощутил свое полное бессилие и признался себе, что потерпел крах. Джозеф тоже абсолютно ничего не знал о деталях губернаторского плана по захвату арсенала в Конкорде и сообщил только, что Гейдж получил официальные бумаги, предписывавшие ему начать аресты предводителей вигов. Расставаясь, Итан и доктор посоветовали друг другу поскорее покинуть Бостон, но обоим было ясно, что ни один, ни другой не сделают этого.
Выйдя из дома Уоррена, Итан в нерешительности остановился. Из города уехали уже все его друзья и помощники: чета Мунро, заперев свою пивную и прихватив непоседу-сына, спешно направилась в одно из предместий, Джошуа, Дороти и Адам Лоренс пробрались в сумерках в порт и отплыли на лодке в Чарльзтаун, Эндрю Фрейзер уехал в Уорчестер, где его ждала семья, а Ко-лин — в Нью-Гэмпшир к родственникам жены.
Оставить Бостон Итану советовали все, да и сам он прекрасно понимал, что это самое разумное в подобной ситуации, ведь теперь, когда губернатору официально приказано поймать заговорщиков, арест оставшихся в городе «Сынов свободы» лишь дело времени. Протяни Итан хотя бы день, и сырой каменный мешок в замке Уильям ему обеспечен: Кэти наверняка давно сообщила Лоудену о двойной жизни мистера Хардинга, и коварный виконт ждал только приказа из Лондона, чтобы начать действовать. Маленькая лгунья может сколько угодно отрицать свою вину, но кто ей поверит?
Итан закрыл глаза и постарался прогнать мысли о ней, они были слишком тягостны. Он не мог, не желал больше о ней думать! И вообще, вместо того, чтобы стоять поздней ночью на улице, рискуя быть арестованным английским патрулем, надо спешить домой, взять денег на дорогу и бежать в Чарльзтаун, пока еще можно уехать!
Итан стряхнул с себя оцепенение и решительно направился в сторону своего особняка.
Однако как ни старался он заставить себя идти на Бикон-стрит, ноги сами привели его к дому Кэти.
Незапертая входная дверь жалобно скрипнула и открылась, когда он толкнул ее. Сам не понимая, зачем ему это нужно, Итан шагнул внутрь. Дом был пуст: судя по всему, слуги бросили хозяйское добро и, как и многие другие, уехали из Бостона. Они так спешили, что даже не задернули занавески на окнах, и теперь в комнаты лился серебристый свет луны, выхватывая из мрака да боли знакомые вещи. Итан нащупал кремень и зажег лампу, стоявшую на маленьком столике.
Едва в ее стеклянном нутре загорелся, прогоняя тьму, веселый огонек, как воспоминания о Кэти нахлынули с новой силой, и на это раз Итан не стал их прогонять. Перед его мысленным взором потянулась череда ярких картинок из прошлой жизни — вот Кэти смеется, подшучивая над чопорным дворецким, сосредоточенно хмурит лоб и покусывает губку, обдумывая очередной ход за шахматным столиком, радуется самым, казалось бы, обыденным вещам — ванне, чистым простыням, удобной кровати с периной…
«Итан, я не верю своим глазам, неужели это настоящая кровать?» — снова услышал он ее чистый и радостный голосок и вспомнил, как она раскинула руки и плюхнулась на свое новое ложе, заливаясь счастливым смехом. На память пришли две безумные ночи, проведенные на этой кровати, и у Итана перехватило дыхание — какое блаженство подарило ему тогда гибкое, податливое тело Кэти…
Внезапно что-то мягко коснулось его лодыжки, он вздрогнул от неожиданности и посмотрел вниз — о его ногу терся всклокоченный рыжий клубок. Крошка Мэг! Возмущенная невниманием, кошка громко мяукнула. Итан наклонился и бережно взял ее на руки.
— Что случилось, моя хорошая? — с нежностью проговорил он. — Все уехали и бросили тебя на произвол судьбы?
Мэг уютно устроилась у него на руках, замурлыкала и принялась царапать его ладонь. Не обращая внимания на боль, которую причиняли маленькие острые коготки, Итан стоял и с умилением смотрел на это очаровательное создание, свой подарок любимой.
«Мы ведь только притворяемся любовниками, как бы подарки не завели нас слишком далеко!» — сказала тогда Кэти. Как в воду глядела!
Ему вспомнились слезы, которые она пролила над котенком, искренние слезы, Итан мог бы поклясться! Наверное, единственное, что было искреннего в любви, оказавшейся дешевым фарсом.
Нет, это не так, было еще одно — его любовь к Кэти.
Да, только небу известно, как он ее любил, вернее, любит до сих пор, несмотря на ее предательство и угрозу ареста, нависшую над ним по ее вине. Он не может вырвать ее из своего сердца и, наверное, не сможет никогда….
Скрип входной двери прозвучал в ночной тиши резко, как выстрел. Вздрогнув, Итан повернулся на звук и оказался лицом к лицу с той, которая занимала его помыслы.
— Итан! — ахнула Кэти, словно увидела привидение.
Несколько мгновений они смотрели друг на друга, не в силах произнести ни слова. Воцарившуюся тишину нарушало только убаюкивающее тиканье старинных часов.
— Я пришла за Мэг, — сказала наконец Кэти, и ее губы тронула робкая улыбка. — Не ожидала найти здесь тебя!
— Бери и уходи! — проговорил он сухо и протянул ей котенка. Потревоженная Мэг недовольно мяукнула.
Закрыв за собой дверь, Кэти переступила порог и взяла из его рук возмущенного бесцеремонным обращением котенка, но уходить не торопилась.
— Поверь, Итан, мне очень жаль, что так все получилось, я этого не хотела! — проговорила она, ловя его взгляд.
У него как будто что-то оборвалось внутри.
— Уходи, ради всего святого, уходи! — взмолился Итан, отступая назад, потому что не верил самому себе — ее манящие губы и колдовские глаза были слишком близко, чтобы он мог сопротивляться ее очарованию, и он боялся забыть о том, что она сделала, простить то, чего прощать нельзя. — Убирайся, слышишь?
— Не волнуйся, я сейчас же уйду, только скажу одну очень важную вещь, — сдерживая волнение и стараясь, чтобы ее голос звучал убедительно, произнесла Кэти. — Можешь мне не верить, но я искала тебя по всему городу. Как хорошо, что мы наконец встретились, хотя мне и в голову не пришло искать тебя в покинутом всеми доме!
«Меня бы тоже здесь не было, сумей я совладать со своим глупым сердцем!» — подумал Итан. Она шагнула было к нему, но он снова отступил и покачал головой:
— Не подходи, Кэти, не надо!
— Итан, послушай, я знаю, на какой день губернатор назначил наступление на Конкорд, мне об этом сказал Холбрук! Армия выступает завтра ночью, вот о чем я хотела тебя предупредить!
— Ах, Кэти, Кэти, ты опять за свое! — горько усмехнулся Итан. — Я тоже разговаривал с Холбруком, он ничего не знает о планах губернатора!
— Нет, знает! Он солгал тебе…
— И он, конечно, с радостью поделился этой секретной информацией с тобой?
— Не совсем, — возразила Кэти, не обращая внимания на его насмешливый тон. — Но как я раздобыла эти сведения, не имеет значения, главное, теперь ты знаешь, когда выступят англичане. Надеюсь, это поможет тебе и твоим товарищам!
— Что я слышу? — язвительно спросил Итан, подумав: «Боже, когда же наконец эта лгунья перестанет притворяться?!» — Неужели Лоудену не хватает улик для моего ареста, и он послал тебя, чтобы заманить меня в ловушку? — Он окинул ее взглядом и добавил с издевкой, стараясь сделать побольнее: — Ничего не скажешь, хитер, подбросил мне такую привлекательную наживку! Но он просчитался, можешь ему так и передать, потому что меня больше не обманет ни твоя красота, ни твоя изощренная ложь!
По тому, как окаменело ее лицо, Итан понял, что его стрела попала в цель, но не почувствовал никакой радости.
— Это не ловушка, Итан, я говорю поавду, — печально улыбнулась Кэти. — Я знаю, теперь ты ни за что на свете мне не поверишь, но это уже твое дело, а свое я сделала.
— С чего вдруг ты решила мне помочь?
Выражение ее лица смягчилось, во взгляде появилась невыразимая нежность, как у той, прежней Кэти после ночи любви, и Итан почувствовал, что его решимость улетучивается с каждым мгновением.
— Чтобы ты меня когда-нибудь простил… — прошептала она, и в ее голосе зазвучали слезы. — Через много лет, когда колонии обретут независимость, когда у тебя будет семья — жена и с полдюжины детишек, — может быть, тогда ты оглянешься назад и найдешь в себе силы простить мне мои слабости и ошибки…
Итан сделал то, чего поклялся не делать никогда, — приблизился к ней.
— Кэти, — пробормотал он, — я…
Внезапно за дверью раздался топот, она широко распахнулась, и в прихожую один за другим стали вваливаться солдаты в красных мундирах. «Это за мной!» — сообразил Итан.
— Беги, милая, спасайся! — крикнул он, загородив Кэти собой.
Но, к его удивлению, она даже не пошевелилась. Вошедшие солдаты — их было шестеро — подняли мушкеты с примкнутыми штыками и взяли пару на прицел. Мысленно прощаясь со свободой, Итан замер, продолжая загораживать собой Кэти.
Резкий голос, раздавшийся из-за спин солдат, приказал им расступиться и дать дорогу. Держа Итана и Кэти на мушке, они повиновались, и в прихожую вошел щегольски одетый джентльмен, которого пленники сразу узнали, — это был виконт Лоуден. Оглядевшись, он подошел к Итану.
— Какой сюрприз, Хардинг, и вы тут? Рад, очень рад вас видеть, хоть время и позднее, — сказал он и отвесил Итану церемонный поклон. Его вежливость, совершенно не вязавшаяся с обстоятельствами, ошеломила арестованного, который подумал: «Так вот как ведут себя настоящие пэры Англии! Они даже арестовывать ходят в белых перчатках!» — но ответил на всякий случай осторожно:
— Боюсь, что не могу сказать того же про себя, сэр, а что, собственно, происходит?
— У меня для вас плохая новость, друг мой, крепитесь: мы пришли арестовать и отвести в тюрьму вашу любовницу.
— Что вы сказали?! — Итану даже не пришлось разыгрывать удивление. Он повернулся к стоявшей позади него Кэти, но она потупилась и молчала, а на ее лице нельзя было прочесть ничего, кроме глубокой печали.
Через мгновение она подняла на него глаза и протянула котенка:
— Возьми Мэг и поскорей уезжай из города.
Двое солдат, обойдя Итана, схватили ее за руки и повели к двери. Итан хотел их остановить, но Лоуден положил руку ему на плечо.
— Не советую нам вмешиваться, сэр, — проговорил он угрожающе, — иначе мы будем вынуждены арестовать и вас!
— Но объясните хотя бы, в чем дело! — воскликнул Итан. — В чем ее обвиняют?
«И почему, черт возьми, вы не арестуете меня?!» — чуть не сорвалось у него с языка.
— Ваша любовница — воровка и лазутчица вигов, ее будут судить и наверняка повесят! — снизошел до его просьбы Лоуден. Растерянный вид известного светского льва так позабавил виконта, что он похлопал Итана по плечу и добавил: — Бедняга, вы ведь по простоте душевной ни о чем не догадывались, да? Ничего страшного, дорогуша, найдете себе новую наложницу!
Он махнул рукой и направился вслед за солдатами, Итан же остался стоять, провожая их глазами. Его сердце разрывалось от боли, но он знал, что не сможет в одиночку отбить Кэти у шестерых вооруженных англичан, не подвергая опасности ее жизнь.
«Я ничего не сказала о тебе Лоудену, потому что люблю тебя», — снова с поразительной ясностью вспомнились ему слова Кэти. Почему, ну почему он ей не поверил и безжалостно оттолкнул, прогнал?! Бедная, как отчаянно она пыталась ему все объяснить, донести до него правду…
Итана зазнобило, но не от холодного ветра, задувавшего в прихожую через открытую дверь, а от осознания чудовищной ошибки, которую он совершил.
Из узкой бойницы под потолком в камеру начал просачиваться мутный свет нового дня, освещая сводчатый потолок и сырые стены. Невесть откуда взявшаяся жирная крыса уселась неподалеку от Кэти, бесстыдно уставившись на нее глазами-бусинками, и молодая женщина замахнулась на мерзкую тварь туфлей, сопроводив свой жест словами, которые в свое время заставили бы суровую мисс Пруденс безотлагательно отправиться за розгами. Однако крыса, не испугавшись, только отбежала на несколько футов и снова уселась, возобновив наблюдение. «Издевается, мерзавка, — подумала Кэти, — или прикидывает, сколько мяса могло бы ей перепасть».
Привалившись к стене, она уткнулась лбом в колени и стала размышлять о странных зигзагах своей судьбы. Ей суждено закончить свои дни на виселице, как Мэг, и провести последние дни в компании отъевшейся на тюремных хлебах крысы размером с небольшую кошку. Интересно, почему во всех тюрьмах обязательно водятся крысы? Впрочем, тюрьмы вообще очень похожи, например, бостонский замок Уильям точь-в-точь Нью-Гейт-ская тюрьма в Лондоне. Кэти печально вздохнула — все вернулось на круги своя.
Из темного коридора, отделенного от камеры толстой железной решеткой, послышался лязг открываемого замка и шаги.
— Наверное, принесли завтрак, — сказала Кэти, обращаясь к своей хвостатой товарке. — Знаешь, если он последний в моей жизни, я бы с удовольствием поела жареной курятины!
Представив себе аппетиную куриную ножку, Кэти сглотнула слюну и с надеждой посмотрела через решетку. Но вместо миски с едой в руках у появившегося перед камерой тюремщика была связка ключей, как будто он намеревался открыть решетчатую дверь. Сердце молодой женщины радостно екнуло — может быть, ее хотят отпустить? Но радость тут же померкла, потому что тюремщик отошел в сторону, и перед решеткой возник виконт Лоуден.
— Доброе утро, дорогуша, — преувеличенно любезным голосом проговорил он, расплываясь в издевательской улыбке, и молодой женщине захотелось плюнуть ему в лицо, но, увы, проклятый виконт стоял слишком далеко. — Как почивала на новом месте?
— Превосходно, ведь здешняя гостиница — настоящий дворец! — ответила она, обводя рукой охапку прелой соломы на полу, треснувший кувшин с тухлой водой, деревянную миску без единой крошки еды и жирную крысу, которую нимало не смутило появление посетителей. — Отличная постель, сытная еда, веселая компания — что еще нужно человеку? А из окна открывается живописный вид на гавань, жаль только, что я ростом не вышла, не могу до него дотянуться.
— Не унывай, тебе недолго здесь оставаться!
— А я и не рассчитываю задержаться в этих роскошных апартаментах, — ответила Кэти, откидывая упавшие на глаза волосы. — Вы зашли просто так, позлорадствовать, или по делу?
— Разумеется, позлорадствовать! — с усмешкой признался виконт.
— Ну что ж, злорадствуйте на здоровье, если нравится! — безразлично махнула она рукой.
— Вообще-то у меня есть и дело. Я зашел сказать тебе это лично: ты предстанешь перед судом сегодня днем. Надеюсь, ты не питаешь иллюзий относительно его решения? Так что готовься, завтра тебя повесят!
— Чертовски жаль, я планировала поехать отдохнуть на природу! Кстати, в чем меня обвиняют? В отказе сотрудничать с виконтом-шантажистом? А я и не знала, что по закону это считается преступлением, — непростительная глупость с моей стороны!
Явно озадаченный ее насмешливым тоном и раздосадованный словом «шантажист», виконт молчал, сжав в ниточку и без того тонкие губы. Кэти мысленно похвалила себя за самообладание. А чего этот негодяй ожидал? Что она будет рыдать и умолять о пощаде? Нет уж, дудки!
— Вы что, дуетесь на меня, Джеймс? — продолжала она в том же тоне. — Зря. Мне, конечно, очень жаль, что вы не сумели арестовать Джона Смита, но вы же не остались с пустыми руками — у вас есть я! Разве я не симпатичнее Холбрука?
— Попридержи-ка свой болтливый язык, мерзавка, не то…
Он осекся, и Кэти немедленно этим воспользовалась.
— Не то что? — переспросила она, поднимаясь и подходя к решетке. — Меня завтра повесят, и мне плевать на ваши угрозы! — Схватившись обеими руками за железные прутья, Кэти смело посмотрела Лоудену в глаза. — Я вас больше не боюсь!
— Вот как? Думаю, ты запоешь по-другому, когда увидишь одного молодого красивого офицера, которого я привел с собой, — сказал виконт, поворачиваясь и подзывая кого-то взмахом руки. — Он тебе, несомненно, знаком!
Из глубины коридора выступил мужчина в красном мундире.
— Уэстон! — узнала Кэти, едва взглянув в тупую солдафонскую физиономию. — О господи!
— Да, — с видимым удовольствием наблюдая за ее реакцией, подтвердил виконт. — Твой старый знакомый лейтенант Уэстон!
— Проклятая ведьма! — прошипел тот, с ненавистью глядя на молодую женщину, которая когда-то так легко обвела его вокруг пальца. — Надеюсь, тебя вздернут!
— Достаточно, лейтенант! — окоротил его Лоуден.
— Как прикажете, милорд, — ответил Уэстон и снова отступил назад, не сводя, впрочем, с Кэти злобного взгляда.
— В течение двух недель лейтенант находился за пределами города, — продолжал виконт, обращаясь к своей пленнице, — но сегодня вновь приступил к выполнению своего служебного долга. Арестовав тебя прошлой ночью за нарушение нашей договоренности о встрече, я вызвал лейтенанта для дачи показаний на предстоящем судебном разбирательстве, и милейший Уэстон рассказал мне преинтереснейшую историю, которую готов повторить и в присутствии губернатора Гейджа. И знаешь, о ком в ней идет речь? О Джоне Смите и о тебе, дорогуша!
— Неужели он знает что-то о Джоне Смите? — воскликнула Кэти, вцепившись в прутья решетки так, что костяшки пальцев побелели. — Раздобыл улики против Холбрука?
— Увы, нет, маленькая притворщица, но это не имеет никакого значения, потому что сэр Уильям невиновен в измене. Кому, как не нам с тобой, дорогуша, знать, что настоящее имя Джона Смита вовсе не Холбрук, а Итан Хардинг!
Кэти трудно было скрыть свой ужас, но она сделала над собой усилие и спокойно, почти равнодушно покачала головой:
— Вы ошибаетесь, милорд, Хардинг совсем не тот человек, который вам нужен. Я ясно слышала, как на конспиративной встрече в «Русалке» заговорщики называли Холбрука. А простофиля Хардинг и в карты жульничать не умеет, куда уж ему заговоры плести!
— Помню, помню, ты об этом уже говорила, но, сдается мне, Хардинг совсем не так прост, как кажется. Полагаю, именно он и есть пресловутый Джон Смит, и тебе это отлично известно!
— Полагаете? — презрительно хмыкнула Кэти. — К несчастью для вас, милорд, тут полагать мало, губернатор потребует представить доказательства, а их у вас нет, одни предположения!
— Не торопись с выводами, скоро мы получим и доказательства! Я уверен, что лейтенант Уэстон опознает в Хардинге человека, которого встретил несколько дней назад в Конкорде под именем Джона Смита, когда тот помогал местным жителям прятать оружие и боеприпасы.
Кэти сковал леденящий ужас — если Уэстон опознает Итана, все пропало!
Почувствовав, какой эффект произвели его слова, Лоуден даже зажмурился от удовольствия.
— И еще Уэстон расскажет губернатору о том, как этот галантный господин бросился тебе на выручку, неосторожно продемонстрировав ему медальон «Сынов свободы», — добавил он. — Представляешь, какое впечатление произведет на Гейджа сия трогательная история?
Кэти охватило безграничное отчаяние, но она предприняла еще одну попытку отвести подозрение от Итана:
— Если бы Хардинг был Джоном Смитом, я бы обязательно вам сообщила. С какой стати мне его защищать?
— С такой, милочка, что ты влюбилась в него, как кошка! — ответил виконт, неодобрительно качая головой. — Честно говоря, я был о тебе лучшего мнения, Кэти. Разве ты не знаешь, что влюбиться в своего покровителя для содержанки дурной тон?
Она молчала, вперив в своего мучителя сумрачный взгляд.
— Итак, как ты сама убедилась, у нас есть все основания, чтобы отправить Хардинга на виселицу как изменника. Для судебного разбирательства он предстанет перед самим губернатором.
— Если только мы сумеем его найти и арестовать, — мрачно буркнул Уэстон.
Когда до Кэти дошел смысл его слов, надежда в ее сердце вспыхнула с новой силой.
— Так вы не можете его найти? — расхохоталась она. — Вот это здорово! И как же вы собираетесь поступить? Будете судить его заочно?
— Довольно скалить зубы! — рявкнул виконт. — Я разыщу Хардинга, достану хоть из-под земли, его осудят и повесят, но ты этого уже не увидишь — мы с лейтенантом Уэстоном с удовольствием засвидетельствуем в суде, что ты отъявленная воровка, и не позже завтрашнего утра ты будешь болтаться в петле. Однако у тебя есть последний шанс — дай показания против Хардинга, расскажи, где он может скрываться, назови имена его осведомителей, и останешься в живых! Ну как, согласна?
Молодая женщина посмотрела на виконта, сверлившего ее холодным взглядом, и его лицо снова, как в первую встречу, показалось ей похожим на череп — в черных глазах не было жизни, как будто из пустых глазниц на нее взирала сама Смерть.
— Идите к дьяволу! — отчеканила Кэти и с вызовом улыбнулась в это мертвое лицо.
— Непременно, непременно, — злобно хихикнул Ло-уден. — Но ты окажешься в его объятиях гораздо раньше меня, дорогуша, будь уверена!
Кэти в этом не сомневалась, но собственная судьба уже не имела для нее никакого значения, только бы удалось спастись Итану.
— Мы еще побеседуем с тобой, — проговорил виконт, наклоняясь к решетке. — Когда тебя потащат на виселицу, ты наверняка станешь гораздо сговорчивей!
Он сделал знак Уэстону, и они ушли, а Кэти упала на колени и стала горячо молиться богу, в которого не верила, о том, чтобы Итана не было в городе.




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Двойной шантаж - Гурк Лаура Ли

Разделы:
12345678910111213141516171819202122

Ваши комментарии
к роману Двойной шантаж - Гурк Лаура Ли



Дурня.Сюжет вроде ничего,но читать нудненько.
Двойной шантаж - Гурк Лаура ЛиНаталка.
27.04.2014, 22.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100