Читать онлайн Двойной шантаж, автора - Гурк Лаура Ли, Раздел - 14 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Двойной шантаж - Гурк Лаура Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.56 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Двойной шантаж - Гурк Лаура Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Двойной шантаж - Гурк Лаура Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гурк Лаура Ли

Двойной шантаж

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

14

Как Итан и предупреждал, он появился только вечером следующего дня, чтобы сопровождать Кэти на ужин к Уильяму Холбруку. В карете Кэти сказала, что встреча с Джозефом Брамли прошла успешно.
— Да, я знаю, — кивнул Итан.
— Откуда? — удивилась Кэти. — Неужели вы уже успели повидаться с Брамли?
— Нет, у меня есть свои источники информации, — многозначительно улыбнулся он, приведя Кэти в крайнее смятение.
Молясь про себя, чтобы эти источники не открыли ему, чьей осведомительницей она является на самом деле, девушка попросила:
— Пока мы едем, расскажите, как мне вести себя у Холбрука.
— У тебя две задачи, — ответил Итан. — Первая очень проста: в гости к Холбруку приедет развлечься игрой в карты жена Лоудена, леди Лоуден; когда ты окажешься с ней в паре за карточным столом, постарайся выведать у нее, зачем ее мужа послали в Бостон.
— Думаете, она проговорится? — с сомнением спросила Кэти.
— Может быть, и нет, но попробовать стоит. Займи ее разговором, очаруй, льсти напропалую, в общем, делай все, что угодно, лишь бы это сработало. Ну как, справишься?
— Думаю, да, — без тени улыбки ответила она. — Разговорить женщину — что может быть проще?
— Я рад, что ты так уверена в своих силах.
— Да, уверена, — беззаботно пожала плечами Кэти, ведь до возвращения виконта ей нужно было только делать вид, что она старается выполнить задание Итана. — В конце концов, разве не вы заключили со мной сделку потому, что я обладаю «хитрым изворотливым умом, дерзкой отвагой и редкой способностью лгать с самым невинным видом», как вы когда-то мне сказали?
Итан не смог удержаться от смеха — как ловко она повернула против него его же собственные слова!
— А я не говорил тебе, что ты еще и очень тщеславна? — спросил он.
— Не пытайтесь принизить мои таланты, однажды вы их уже признали, — возразила Кэти с улыбкой. — Какое еще задание вы мне приготовили?
— Оно не такое простое, как первое. Видишь ли, Холбрук — один из ближайших советников губернатора. Он держит важные бумаги в ящике стола в своем кабинете. Наверное, там есть и документы, связанные с Лоу-деном. Я хочу пробраться в кабинет и взглянуть на эти бумаги.
— В чем заключается моя роль? — уточнила Кэти, впрочем, догадываясь о том, что ее ждет.
— Холбрук запирает стол, а я не умею вскрывать замки, тогда как ты, насколько я помню, отлично с этим справляешься.
Кэти чуть не застонала от досады: тут уж не удастся притвориться! Если в кабинет Холбрука вместе с ней пойдет Итан, то придется действительно вскрыть злополучный ящик!
— Неужели вы всерьез хотите, чтобы я залезла в стол губернаторского советника? — спросила она, изо всех сил стараясь казаться спокойной.
— Да.
— Но как?
— Я надеялся, ты что-нибудь придумаешь, ведь у тебя гораздо больше опыта по этой части, чем у меня.
— Но если сам Холбрук, кто-нибудь из его слуг или гостей схватит нас за руку, что мы им скажем, как объясним свой поступок?
— Ты сочинишь для них какую-нибудь историю. Разве ты забыла про свои таланты — «хитрый изворотливый ум, дерзкую отвагу и способность лгать с самым невинным видом»? — насмешливо спросил Итан.
— Ради бога, хватит лести, — махнула рукой Кэти, — не то я просто умру от тщеславия! Думаю, должен быть какой-то простой способ залезть к Холбруку в стол и не попасться… — Она нахмурилась и замолчала, глядя в окно на проплывающие мимо пейзажи. «Господи, — подумалось ей, — насколько легче живется воровкам, чем шпионкам!»
Разумеется, отказать Итану нельзя — слишком рискованно. Кроме того, если Холбрук действительно хранит у себя в кабинете какие-то документы, связанные с деятельностью виконта, то участие в затее Итана может даже оказаться полезным: не мешало бы знать, что затевает Лоуден на самом деле, ведь он достоин доверия не больше двуликого мистера Хардинга. Так что эта затея ей на руку!
Вдруг в мозгу девушки, как молния, сверкнула спасительная мысль.
— Похоже, мы в западной части Бикон-стрит? — спросила Кэти, показывая в окно. — Кажется, совсем близко Гулящий квартал?
— Да, а что? — Итан посмотрел на нее с недоумением.
— Велите кучеру остановиться.
— Но зачем?
— Я кое-что придумала, но для осуществления своего плана мне нужны две вещи. Остановите карету.
Итан постучал в потолок, карета замедлила ход и остановилась. Кэти тут же открыла дверцу и спрыгнула на мостовую.
— Я вернусь через несколько минут! — воскликнула она.
— Постой, куда ты?
— Подождите меня, я скоро вернусь, — повторила она, собираясь уйти, но вдруг остановилась и протянула к Итану руку: — Дайте мне денег.
Порывшись в карманах, он выудил оттуда несколько монет. |
— Нет, — покачала головой Кэти, — лучше английское серебро. Нужна как минимум гинея!
Порывшись еще, Итан нашел и гинею.
— Этого достаточно, чтобы уплыть из Бостона куда глаза глядят, — заметил он, передавая ей монету. — Надеюсь, ты меня не подведешь?
— Не беспокойтесь! Даже если бы я хотела сбежать, разве такой мизерной суммы хватит на сносную жизнь? Нет, я рассчитываю на гораздо более щедрый подарок, — заверила его девушка. — Ведь Уиллоуби никогда не согласится продать меня за какую-то жалкую гинею.
С этими словами она захлопнула дверцу кареты и исчезла в темноте.
Ее не было целых двадцать минут.
— Я уже собрался идти тебя искать, — сказал Итан, когда Кэти наконец уселась рядом с ним и карета снова тронулась. — Где ты так долго пропадала?
— В Гулящем квартале, искала это! — гордо ответила Кэти, вытаскивая из кармана свое приобретение. На ее ладони Итан увидел маленький пузырек синего стекла и плоский кожаный мешочек около трех дюймов в длину и ширину.
— Что это такое? — нахмурился он.
— Самый лучший воровской инструмент!
— Вот как? Что-то не верится!
— Сами увидите! — ответила Кэти с лукавой улыбкой. Ей было понятно его беспокойство: он почувствовал, что больше не хозяин положения, и она, Кэти, может выйти из-под его контроля. Что ж, это неплохо, немножко волнения ему не повредит, слишком уж Итан Хардинг невозмутим и уверен в себе!
— Кэти, признавайся, что у тебя на уме?
Девушке вспомнилось, как он дразнил ее в спальне, не отдавая пеньюар, и она решила, что за такую шутку его надо проучить как следует. Утвердившись в этой мысли, она положила ноги на сиденье напротив и приподняла подол вечернего платья так, что ее прелестные стройные ножки, обтянутые тончайшими шелковыми чулками из запасов миссис Уоринг, открылись взгляду Ита-на до самых подвязок, которые поддерживали чулки над коленями.
— Вы ведь, кажется, собираетесь пошарить в столе у Холбрука? — спросила она, засовывая синий пузырек за одну из подвязок.
— Разумеется, — ответил Итан, который не сводил глаз с ее ног, причем бумаги сэра Холбрука, судя по выражению его лица, волновали его в эту минуту меньше всего.
— И вы не хотите быть пойманным, так? — продолжала она, засовывая кожаный мешочек за вторую подвязку.
— Конечно, нет!
— Тогда вам придется целиком положиться на меня! — закончила Кэти с высокомерной усмешкой и одернула платье.
Виконтесса Лоуден оказалась воплощением двух пороков, которых Кэти не выносила в женщинах: она была до смерти скучна и глупа, как пробка. После двух часов игры в паре с ней девушка пришла к мысли, что виконтесса и ее муж стоят друг друга. Леди Холбрук тоже играла за их столом, и Кэти нашла ее именно такой, как ее описал Итан, — «очаровательной и очень милой». Сэр Уильям явно не заслуживал такой жены, но леди Розали любила его и не скрывала этого. Его грубость, чванство, вульгарность и похотливость бросались в глаза; очевидно, бедная женщина догадывалась и о том, что муж ей изменяет, но, несмотря на свои многочисленные пороки, он нисколько не терял в ее глазах. Необъяснимая любовь Розали к мужлану Холбруку показалась Кэти удивительно трогательной. Виконтесса же была женщиной совсем другого сорта.
Улучив момент, Кэти подошла к Итану, стоявшему у столика с пуншем, и шепотом поделилась с ним своим впечатлением от леди Лоуден.
— Она тебе что-нибудь рассказала? — спросил он тихо, передавая ей хрустальный стаканчик пунша.
— О, массу всего!
— Это хорошо, — заметил Итан. Взяв девушку под руку, он отвел ее к стоявшему в углу диванчику, поблизости от которого никого не было, усадил и сам сел рядом. — Так что она рассказала?
— Что скучает по Лондону, что ей не везет в карты и что ее любимый мопс не выносит морской качки, — ухмыльнулась Кэти. — «Вы знаете, моего дорогого Толстячка тошнило всю дорогу до Бостона, а капитан, такой невежа, сказал, что не может ничем ему помочь!» — добавила она жеманно, растягивая слова и гнусавя, как виконтесса.
Итан расхохотался — настолько похоже Кэти изобразила эту высокородную леди, — и несколько человек, оторвавшись от карт и разговоров, повернули головы в их сторону.
— Тихо вы, люди смотрят! — шикнула на него Кэти, которая, впрочем, смеялась вместе с ним.
— Ничего страшного. Они считают, что ты развлекаешь меня, как и подобает любовнице!
— А что вы скажете на это? — Она бросила на него наигранно пылкий взгляд, подражая тому, как смотрел на нее Итан, когда не давал надеть пеньюар, и добавила, делая большой глоток пунша: — Жаль, что вы сейчас одеты!
— Действительно, очень жаль, — согласился Итан, выразительно поглядев на глубокий, на грани приличия, вырез ее платья.
Как случалось всякий раз, когда он давал волю своему вожделению, у Кэти перехватило дыхание, по телу побежала горячая волна, и девушка почувствовала себя во власти какой-то темной, опасной и необузданной силы. Она придвинулась к нему так близко, что ощутила тепло его тела.
— Осторожней, милая, — прошептал Итан. — Ты же сама сказала, что на нас смотрят!
Она отстранилась, презирая себя за то, что поддалась его чувственному обаянию. Нельзя следовать глупому, бесполезному порыву, который грозил еще больше усложнить ее жизнь!
— Как бы то ни было, — печально вздохнула Кэти, — леди Лоуден мне совсем не понравилась. Она просто невыносима!
— Какое счастье, что, кроме меня, тебя никто не слышит, ведь она виконтесса, супруга пэра Англии и дочь графа!
— Ну и что? Будь она хоть королевских кровей, я сказала бы то же самое — леди Лоуден отвратительна! Мне даже кажется, она своего мопса любит гораздо больше мужа. — Кэти зябко повела обнаженными плечами. — Впрочем, за это я ее не виню…
В то же мгновение она почувствовала, как сидевший рядом Итан напрягся, и от ужаса у нее едва не остановилось сердце: господи, она чуть не проболталась, что знает Лоудена!.
— Что ты имеешь в виду? — спросил Итан, пристально глядя ей в глаза.
— Вы же сами мне рассказывали, какой Лоуден безжалостный и честолюбивый человек, — находчиво сымпровизировала Кэти, решив больше не брать в рот ни капли пунша, который, похоже, действовал на нее расслабляюще, понижал самоконтроль, развязывал язык; еще одна обмолвка могла стоить ей жизни. — К тому же Лоуден пэр, а я немало их повидала и знаю, что они все похожи, как близнецы: жестокие скупцы, бездушные мужья безмозглых жен. Леди Лоуден — прекрасное тому подтверждение.
— В самом деле?
— Единственное, что по-настоящему заботит эту женщину, — продолжила разоблачительную речь Кэти, — ее собачка и ее положение в обществе; любимые занятия леди Лоуден — игра в пикет и сплетни, а самое большое ее желание — купить как можно больше платьев, причем ее не волнует, что многие из них она никогда не сможет надеть! Вы видели драгоценности, которыми она украшена, как рождественская елка? — спросила она с мечтательным вздохом. — На деньги, вырученные от продажи одного лишь ожерелья виконтессы, я могла бы жить, как герцогиня, года два, не меньше!
— Если ты задумала их украсть, сейчас же выброси это из головы! — негромко, но жестко проговорил Итан. — Если тебя арестуют за кражу драгоценностей столь важной особы, даже у меня не хватит денег и влияния, чтобы спасти тебя от виселицы!
— Что вы, меня ни за что не поймают! Я могу снять ожерелье и покинуть Бостон прежде, чем эта клуша сообразит, что ее обокрали.
— Я запрещаю тебе даже думать об этом, Кэти! Расскажи лучше, что ты узнала от виконтессы о ее муже.
— Ничего важного, — честно ответила девушка. Ей не пришлось лгать, хотя она была к этому готова. — Виконтесса уверена, что ее муж, как официально объявлено, приехал сюда для обеспечения связи между губернатором и английским правительством. Похоже, больше она ничего не знает. Послушайте, а может быть, Лоуден действительно прибыл для обеспечения связи?
— Нет, это невозможно! — покачал головой Итан. — Человек с его амбициями никогда бы не приехал в такую даль на должность, явно не соответствующую его высокому положению. Он темнит, скрывает свою истинную цель. Надеюсь, нам помогут бумаги, которые Холбрук прячет у себя в столе. Когда мы ими займемся?
— Нам надо задержаться до тех пор, пока не разойдутся остальные гости.
— Это дурной тон, милая, но, раз надо, значит, надо!
— Как только мы остаемся с хозяином один на один, уговорите его перейти в кабинет, чтобы выпить на дорожку по стаканчику портвейна. Скажите, что вам очень нравится уютная обстановка кабинета, или что-нибудь еще в том же роде, но мы должны оказаться там.
— Хорошо, а что мы будем делать дальше? — Итан не мог совладать со своим любопытством.
— Вы дождетесь, когда Холбрук, отпив из стакана, поставит его на стол, и как-нибудь отвлечете его внимание, остальное — мое дело.
Большая часть гостей сэра Уильяма покинула гостеприимных хозяев далеко за полночь, и около половины второго Итан с Кэти были приглашены в кабинет на стаканчик портвейна — Итан добился этого на удивление легко: он просто попросил Холбрука показать им перед уходом коллекцию эротических рисунков, которой похотливый хозяин очень гордился.
Кэти, повидавшая немало грязных картинок, отлично представляла себе, насколько коллекция Холбрука далека от искусства, поэтому неодобрительно покосилась на Итана, считая, что он мог бы найти более безобидный предлог. К счастью, ее мука длилась недолго: едва они, наполнив стаканы вином, приступили к просмотру коллекции и довольный Холбрук начал отпускать вульгарные комментарии, как Итан привлек его внимание к одному особенно непристойному рисунку, выполненному карандашом и пером. Холбрук поставил стакан и повернулся к Кэти спиной, девушка же, за которой исподтишка наблюдал ее сообщник, в мгновение ока вытащила из своего тайника синий пузырек, открыла его и вылила содержимое в портвейн хозяина, а потом так же быстро спрятала пузырек за подвязку.
Холбрук обернулся, отпил вина и вернулся к своей любимой коллекции. Через пять минут он обмяк и сполз с дивана, с глухим стуком ударившись о пол головой.
— Какое счастье, что ты на моей стороне, — пробормотал Итан, не веря своим глазам: его приятель заснул как убитый.
— Рада это слышать, — буркнула Кэти. Она с деловым видом уселась за стол Холбрука и вытащила из-под платья кожаный мешочек. — Заприте дверь, чтобы сюда не вошел кто-нибудь из слуг.
Итан беспрекословно повиновался, потом вернулся к столу и стал наблюдать за своей сообщницей. Внимательно осмотрев замки на ящиках стола, Кэти открыла кожаный мешочек, в котором оказалось с полдюжины кармашков с миниатюрными металлическими отмычками, и выбрала одну из них.
— Слушай, а что было в пузырьке? — спросил Итан.
— «Святая вода»!
— Шутишь! — не поверил он.
— Вы не поняли, это не настоящая святая вода, просто мы, воры, называем так одну жидкость, которая помогает нам в работе, — объяснила Кэти. — Нескольких капель достаточно, чтобы человек крепко заснул, а у спящего, как известно, легче забрать кошелек, часы и драгоценности. Очень полезная штука, эта «святая вода», мы с Мэг частенько пускали ее в ход!
Изумленный Итан только покачал головой. Между тем Кэти вставила отмычку в замочную скважину верхнего ящика и начала осторожно поворачивать свой инструмент то в одну, то в другую сторону.
— Должен признаться, ты самая удивительная женщина из всех, кого я знаю, — сказал Итан. — Я не перестаю удивляться глубине твоих познаний во всем, что касается мошенничества, воровства и разного рода афер!
— Надо понимать, что это комплимент? — проговорила девушка, сосредоточенно продолжая работу.
Через несколько минут раздался тихий щелчок, замок открылся, и Кэти вставила отмычку в замок второго ящика, а когда и он был открыт, взялась за третий.
— Итак, — заметил Итан, наблюдая за ней, — слуги будут думать, что их хозяин напился до потери сознания, и ни одна живая душа на свете не догадается, что мы просмотрели его бумаги?
— Совершенно верно! — ответила Кэти, и в ту же минуту ее умелые руки открыли последний замок. Она поднялась из-за стола. — Готово! Мы можем рыться в столе Холбрука сколько душе угодно, он не проснется. Перед уходом мы скажем дворецкому, чтобы сэра Уильяма, который перебрал портвейна и отключился, отнесли в постель. Утром он проснется с раскалывающейся от боли головой, ничего не помня о своих ночных приключениях.
— Потрясающе! — ухмыльнулся Итан и уселся за стол.
Кэти наклонилась к его уху и прошептала:
— Ну что, у меня действительно «изворотливый ум»?
— Да, ты очень хитрая и ловкая! — с искренним восхищением подтвердил Итан, открывая первый ящик. — Я и в самом деле рад, что ты на моей стороне.
«Рано радуешься, голубчик!» — подумала Кэти и удовлетворенно вздохнула.
Итан же вытащил пачку бумаг, бегло просмотрел, положил на место и открыл второй ящик. Порывшись в нем несколько минут, он тихонько присвистнул и вытащил из вороха бумаг большой конверт.
— Кэти, посмотри, что я нашел! — позвал он. — Полное досье Лоудена, которое Холбруку прислал губернатор. Хорошо, что мой приятель уже его прочел, не то мне пришлось бы сломать печать.
— Она из воска? Тогда ее легко снять, не ломая.
— Правда? Потом покажешь, как это делается, а сейчас я займусь досье.
Кэти заглянула ему через плечо, тоже собираясь почитать интересный документ, но скрытный Итан нахмурился и повернулся так, чтобы ей ничего не было видно.
— Не могла бы ты посидеть пока там? — махнул он рукой в сторону дивана. — Я управлюсь за несколько минут.
— Неужели вы думаете, что я позволю вам читать это одному? — возмутилась девушка. — Я проделала для вас всю работу, а вы лишаете меня возможности удовлетворить свое любопытство? Так не пойдет.
Он продолжал загораживать бумаги, и Кэти ринулась в атаку:
— Если вы не позволите мне прочесть досье, я не запру ящики, и утром Холбрук поймет, что вы шарили у него в столе!
— Что мы шарили, — поправил ее Итан и сдался: — Так и быть, читай!
Он отодвинулся, и они вместе начали просматривать досье. Через несколько минут, наткнувшись на документ, посвященный истинной задаче виконта Лоудена в Бостоне, они поняли, что рисковали не зря.
Закончив чтение, Итан положил досье обратно в ящик и уступил Кэти место за столом, чтобы она могла его запереть.
— Вот, значит, для чего приехал Лоуден, — прошептала Кэти, мастерски разыгрывая удивление. — Он должен вербовать шпионов, чтобы найти улики против «Сынов свободы»!
— Очень разумный шаг со стороны правительства, — кивнул Итан. — Министр Норт уже много месяцев пытается заставить губернатора Гейджа предпринять против повстанцев активные шаги, но тот отказывается, ссылаясь именно на отсутствие улик.
— Зачем же им понадобились улики? Не проще ли Норту просто приказать губернатору арестовать лидеров вигов? — спросила Кэти, ловко запирая ящики. — Разве он не всесильный главный министр?
— Так-то оно так, но ему необходима поддержка парламента, чтобы заставить Гейджа действовать, а он не смог ее получить. Вот Норт и послал Лоудена добывать доказательства, чтобы добиться своего не мытьем, так катаньем. И если…
Внезапно кто-то затряс дверную ручку и из коридора донесся голос дворецкого:
— Сэр Уильям, вы здесь? Это я, Робертс. Откройте, сэр Уильям! Почему вы заперлись? Мистер Хардинг и миссис Армстронг уже ушли?
Молниеносно выскочив из-за стола, Кэти спрятала кожаный мешочек с отмычками в свой тайник и сделала Итану знак отпереть дверь.
Когда дворецкий Робертс вошел, он увидел, как миссис Армстронг, склонившись над распростертым на полу хозяином, озабоченно похлопывает его по щекам.
— Бедный, бедный сэр Уильям! — вздохнула она, распрямляясь. — Итан, дорогой, боюсь, он слишком много выпил! Ах, вот и вы, Робертс! Слава богу, что вы догадались прийти! Мы уже собирались за вами кого-нибудь послать!
Подойдя к ней, дворецкий посмотрел на хозяина и покачал головой:
— Обычно он не хмелеет от портвейна так сильно, мадам! Честно говоря, я не понимаю, что произошло. А почему была заперта дверь, сэр? — спросил он, повернувшись к Итану.
Тот нахмурился и с крайне озадаченным видом ответил:
— Она вовсе не была заперта, Робертс! Замок, случайно, не заедает?
— Да, сэр, такое случается! Позвольте, я провожу вас, а потом вернусь и уложу в постель сэра Уильяма.
— Нет-нет, — торопливо сказала Кэти, — не тратьте на нас время, лучше сразу займитесь сэром Уильямом!
— Как вам будет угодно, мадам! Счастливого пути!
Итан и Кэти поспешно ретировались из особняка Холбрука, сели в карету и несколько минут проехали в чинном молчании, но потом переглянулись и прыснули со смеху. Как всегда после удачно проведенной аферы, Кэти почувствовала необыкновенный душевный подъем. Глядя на Итана, она поняла, что он ощущает то же самое.
— Замок часом не заедает, Робертс? — произнесла она, пародируя Итана в разговоре с дворецким, и захохотала. — О, Итан, из вас мог бы выйти превосходный аферист!
— Наверное, особенно с такой опытной наставницей, как ты! Кстати, ты успела запереть стол до того, как появился Робертс?
— Конечно!
— Очень хорошо.
— «Очень хорошо»?! — с притворным возмущением передразнила Кэти и, схватив его за полы плаща, притянула к себе. — Всего лишь «очень хорошо» за то, что я усыпила вашего приятеля, ловко вскрыла его стол, помогла в поисках нужного документа и искусно замела следы? Я заслуживаю высшей похвалы, мистер Хардинг, а не какого-то там «очень хорошо», потому что проявила недюжинную сноровку, редкостную изобретательность, отчаянную смелость, даже, не побоюсь этого слова, дерзкую отвагу, короче говоря, я была великолепна!
Она притянула его еще ближе, так что почувствовала на своих губах тепло его дыхания, и потребовала:
— Сейчас же скажите, что я была великолепна!
— Ты была великолепна…
Его губы стремительно прижались к ее, не дав ответить, и безграничное ликование, которое охватило было Кэти, сменилось таким мощным, первозданным, неодолимым желанием, что все мысли о маленькой победе, только что одержанной над Итаном, вылетели у нее из головы.
Под его натиском ее губы раскрылись, и между ними скользнул его неистово-нежный язык. Обхватив рукой ее голову, Итан опустил Кэти на сиденье и прижался к ней всем телом. Девушка только ахнула, не отрывая губ от его рта.
Он тотчас отодвинулся и заглянул ей в лицо, давая возможность сказать «нет!», но Кэти хотела только одного — чтобы его поцелуй длился вечно. Не говоря ни слова, она сорвала с Итана треуголку и парик, швырнула их на пол кареты, потом нашарила косичку и распустила — его длинные черные волосы рассыпались по плечам, девушка ухватилась за густые пряди и притянула его к себе.
— Не останавливайся, милый, пожалуйста! — взмолилась она. — Не сейчас…
Итан снова приник к ее губам и стал торопливо развязывать тесемки плаща, потом наклонился и принялся целовать обнажившуюся шею Кэти. Его ладони скользнули вниз, накрыв холмики ее грудей, и она даже сквозь платье ощутила жар его тела.
Он начал гладить и покрывать поцелуями ее лицо, нежную шею, голые плечи, полуобнаженную грудь, вздымавшуюся над низким декольте, и Кэти, застонав от сладостной истомы, затрепетала в его объятиях.
Внезапно карета остановилась. Итан поднял голову и, пробормотав крепкое словцо из лексикона Джона Смита, совсем не подобавшее светскому льву Хардингу, сел. Похоже, они уже приехали к дому Кэти. Распахнув дверцу, он спрыгнул на мостовую и помог выйти своей спутнице. Едва ее ноги коснулись земли, как он увлек ее к дверям дома, бросив кучеру:
— Жди здесь, я немного задержусь!
В этот краткий миг в Кэти заговорил здравый смысл. Она, конечно, понимала, к чему вел дело Итан, и внутренний голос напомнил ей, что надо соблюдать осторожность, если она не хочет повторить судьбу своей матери. Даже если Итан никогда не узнает о ее договоре с Лоу-деном, и война, о приближении которой он твердит, никогда не начнется, все равно, ничего хорошего от связи с ним ждать не приходится: такие, как Итан, не женятся на девушках вроде Кэти. В лучшем случае этих девушек берут в содержанки. Неужели пример матери ничему не научил непутевую дочь?
Едва переступив порог, Итан захлопнул дверь и притянул девушку к себе. Кэти отвернулась, не давая ему себя поцеловать. Она чувствовала, что этому надо положить конец, пока не случилось того, о чем она потом горько пожалеет, пока их фарс не стал реальностью.
— Господи, Итан, что мы делаем? — пробормотала она, упираясь руками в его грудь. — Я думаю…
— Не надо, милая, — шепнул он, преодолевая ее сопротивление. — Сейчас думать не надо…
Он закрыл ей рот поцелуем, таким долгим и страстным, что мысли об осторожности, да и все другие мысли улетучились у нее из головы. Теперь для нее имело смысл только одно — быть рядом с ним. Завтра — хоть в могилу, но сегодняшнюю ночь она проведет с Итаном, любя его так, как только способна любить женщина.
Осыпая ее поцелуями, он начал расстегивать пуговицы на ее платье, и, когда добрался до последней, Кэти показалось, что она сорвалась с края земной тверди и стала погружаться в горячий океан — такой страстью пылали его губы, его руки, все его сильное тело. У нее закружилась голова, подогнулись ноги, и, чтобы не упасть, она уцепилась за лацканы его парадного камзола.
Через несколько минут, вновь обретя силы, Кэти поднялась на ноги и отстранилась от Итана, но совсем не потому, что в ней опять заговорил здравый смысл — она принялась стаскивать с Итана камзол, а потом, когда камзол упал на пол, начала расстегивать пуговицы на жилете. Итан стоял неподвижно, молча. Расстегивая дрожащими пальцами серебряные пуговки на его груди, она слышала его тяжелое дыхание, чувствовала, как гулко бьется его сердце. Закончив, девушка уже хотела снять с него жилет, но Итан, схватив ее за запястья, осторожно отвел от себя ее руки.
— Кэти… — пробормотал он, задыхаясь, — остановись…
Она помотала головой, не желая его слушать, ведь она уже сделала свой выбор и не собиралась отступать. Нет, жребий брошен! Если сейчас остановиться, то начнешь размышлять и, пожалуй, передумаешь, а этого ей никак не хотелось.
— Черт возьми, Итан Хардинг! — вырвалось у нее. — Вы считаете, что женщины не способны на решительные поступки?
— Ты не поняла меня, любовь моя! — сказал он со смехом. Итан отпустил ее запястья и легко подхватил девушку на руки. — Нам нужно перейти в какой-нибудь укромный уголок, не то, не дай бог, мы разбудим слуг и они спросонок примут нас за пробравшихся в дом воров!
— И они будут не так уж не правы, если вспомнить, что мы сделали у Холбрука! — хихикнула Кэти.
— Но мы ничего не украли у сэра Уильяма, — возразил Итан и кивнул на столик с изящным подсвечником: — Возьми-ка свечу и посвети мне!
Кэти послушалась, и Итан понес ее наверх, в спальню. Сгоравшей от нетерпения девушке эти несколько минут показались вечностью.
Наконец лестница осталась позади. Ударом ноги распахнув дверь спальни, Итан бережно опустил Кэти на пол, взял из ее руки подсвечник и подвел к кровати. Поставив подсвечник на ночной столик, он повернулся к девушке.
Даже в неровном, слабом свете единственной свечи в его глазах читалось такое неистовое желание, что Кэти невольно почувствовала гордость от осознания своей женской власти над этим сильным, умным, уверенным в себе человеком. Сегодня ночью Итан будет принадлежать ей, ей одной, как и она ему, — это чувство пьянило ее, как крепкое вино.
Встретившись глазами, они начали торопливо раздеваться, чтобы поскорее покончить с последней преградой, которая их разделяла.
С легким шуршанием к ее ногам упало шелковое платье, за ним последовал корсет и нижняя юбка, и наконец Кэти осталась в одной сорочке.
Итан со стуком сбросил туфли, потом нетерпеливо сорвал с себя жилет, стянул брюки, белье и выпрямился, нагой и прекрасный, как античная статуя, молочно белея в полумраке.
— Помнишь, как позавчера я застал тебя в ванной, и ты, вся мокрая, завернулась в полотенце? — внезапно нарушил он молчание. — Если бы ты знала, с каким трудом тогда я заставил себя уйти!
— Почему же ты не остался? — спросила Кэти, затаив дыхание.
— Сам не знаю… но хватит слов… — Он притянул ее к себе и нежно поцеловал в густые золотистые завитки на затылке, чувствуя, что вот-вот взорвется от возбуждения. Прочь последние сомнения, теперь уже ничто и никто не в силах его остановить, и даже целая армия короля Георга не помешает ему овладеть этой женщиной!
Он потянул вверх подол сорочки, и Кэти подняла руки, помогая ему снять свой последний покров. Бросив его на пол, Итан хотел было обнять ее, но она неожиданно отодвинулась и быстрым взглядом окинула его тело. Это было так на нее похоже, что Итан улыбнулся: даже сгорая от страсти, Кэти оставалась самой собой.
Но как она хороша! Обвив одной рукой ее тонкую талию, другой Итан провел по ее гибкому телу и накрыл прелестную, как у нимфы, грудь. Она закрыла глаза и приникла к нему. Итан восхищенно улыбнулся — как много наслаждений обещает это юное восхитительное создание!
Он начал ласкать рукой атласную кожу ее груди, а губами — плечо, и почувствовал, как ее тело затрепетало, а сосок под его ладонью напрягся и затвердел. Тогда Итан стал поглаживать его двумя пальцами, одновременно покрывая поцелуями ее плечо, шею, ухо, потом сжал губами ушную мочку, и Кэти низко, утробно застонала.
Этот полный желания стон заставил его содрогнуться от страсти. Обхватив Кэти за плечи, Итан медленно, покачиваясь, словно в каком-то странном эротическом танце, двинулся вместе с ней к кровати, лег и притянул к себе девушку.
Кэти перекатилась на спину, утонув в пуховой перине, и закрыла глаза — она вся, без остатка, принадлежала сейчас ему. Итан придвинулся к ней еще теснее, и она почувствовала на своем бедре его напряженную плоть.
Протянув руку, он нежно погладил ее по щеке, шее, ключице, потом коснулся ее сосков и неожиданно замер, как будто испугавшись собственной смелости.
«Ну же, Итан, продолжай! — трепеща, подумала Кэти. — Господи, почему он остановился?»
Она посмотрела на него и с изумлением увидела, что его взгляд прикован к ее лицу, а не к обнаженному телу, словно он дожидается, когда она откроет глаза. Похоже, так оно и было.
— Знаешь, любимая, — взволнованно прошептал Итан, — я много раз воображал в мечтах этот момент, но я и представить себе не мог, что ты так прекрасна!
Она улыбнулась в ответ, погладила его по щеке, потом запустила пальцы в длинные черные волосы и, притянув к себе, приникла к его губам. Кэти никогда не подозревала, что в ней могло таиться столько страсти, столько нежности.
Его рука, скользнув по ее груди, задержалась на гладком животе, опустилась на бедра, раздвинула ноги и проникла в сокровенную глубину. Он тут же закрыл рот Кэти поцелуем, иначе бы она вскрикнула — по ее телу будто разлился огонь.
Пальцы Итана ласкали ее лоно, и от их обжигающей нежности с губ Кэти сорвался протяжный стон. Она почувствовала, что внутри ее поднимается, крепнет волна нового, острого, ни с чем не сравнимого наслаждения.
— Итан, — пробормотала она. — Что это, Итан…
Ей показалось, что она сейчас расплавится, как кусочек воска. Словно издалека, она услышала свой собственный голос, без конца повторявший имя Итана. «Зачем я это делаю?» — удивилась Кэти, но остановиться уже не смогла. С каждым движением его пальцев огонь в ее лоне разгорался все сильнее, наполняя все ее существо блаженством, какого она до сих пор никогда не испытывала. Она еще трепетала от этого необыкновенного ощущения, когда Итан убрал руку и навалился на Кэти, вдавив ее в перину. Она ахнула от удивления и боли, почувствовав в себе его тугую безжалостную плоть. Он, конечно, знал, что причиняет ей боль, но не остановил вторжения, только еще сильнее сжал Кэти в объятиях, нежно целуя ее в шею и что-то ласково бормоча. Прикосновение его губ и невнятный шепот странным образом подействовали на нее умиротворяюще, постепенно резкая боль внизу живота начала стихать, и Кэти снова ощутила, как по ее телу толчками разливается жар возбуждения. Подчиняясь неодолимому желанию, она сжала Итана бедрами.
— Не делай этого, Кэти! — простонал он, обдавая жарким дыханием ее шею. — Еще слишком рано…
Но тело Кэти подчинялось сейчас каким-то своим, таинственным законам. Ни сама Кэти, ни Итан не имели над ним власти. Всей грудью вдохнув воздух, она начала ритмично двигаться.
— Нет, Кэти, не надо! — снова взмолился Итан, но она и не подумала останавливаться, и тогда он, глухо застонав, стал двигаться в такт с нею. Она уткнулась лицом в его плечо и обхватила руками широкую мускулистую спину, одновременно то напрягаясь, то расслабляясь в такт с его толчками.
Внутри Кэти опять разлился огонь, который с каждым движением Итана разгорался все сильнее, все жарче, пока вдруг не рассыпался фейерверком искр, наполнивших ее тело райским блаженством. Она содрогнулась, вскрикнула, ее лоно сомкнулось вокруг его плоти, и Кэти приподняла бедра, словно для того, чтобы дать ему возможность насладиться сладким мигом любви так же остро, как она сама.
Итан как будто ждал этого. Издав громкий стон, он содрогнулся в любовном экстазе, и Кэти почувствовала последний мощный толчок, после которого ее возлюбленный затих.
Ее руки без устали ласкали его спину, и напряжение понемногу его покидало. Наконец, не выпуская Кэти из объятий, Итан перекатился на бок и прижался к ней, шепча нежные слова. Она же не могла пошевелиться, охваченная сладостной истомой. Через несколько минут Кэти услышала его ровное дыхание — он заснул. Выскользнув из его объятий, она задула свечу, натянула смятое и отброшенное в ноги покрывало и снова прильнула к Итану. Не просыпаясь, он обнял ее одной рукой, как будто хотел защитить от невидимого врага.
У нее возникло ощущение полной безопасности, немало ее удивившее. Подумать только, Итан только что лишил ее невинности, а она, Кэти, рядом с ним уверена в своей защищенности, как никогда!
Впрочем, в глубине души Кэти понимала, что эта уверенность — иллюзия, от которой скоро не останется и следа. Разве она сможет вечно скрывать от Итана правду о себе? Когда-нибудь все откроется, он поймет, до какой степени его возлюбленная лжива и продажна, и будет от души ее презирать. «Господи, хорошо бы к тому времени уехать из Бостона!» — в отчаянии подумала Кэти и постаралась выкинуть дурные мысли из головы. Ее счастье призрачно и скоротечно, стоит ли его портить размышлениями о грядущих бедах?
Положив голову Итану на грудь, она почувствовала под щекой что-то круглое и твердое — это был медальон «Сынов свободы». Кэти закрыла глаза, стараясь забыть и о Лоудене, и о его задании, и вообще обо всем на свете, кроме того, что несколько минут назад произошло между ней и Итаном.
«Что бы ни случилось завтра, сейчас он мой! — подумала она, прислушиваясь к сильным, гулким ударам его сердца. — Буду жить сегодняшним днем!»




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Двойной шантаж - Гурк Лаура Ли

Разделы:
12345678910111213141516171819202122

Ваши комментарии
к роману Двойной шантаж - Гурк Лаура Ли



Дурня.Сюжет вроде ничего,но читать нудненько.
Двойной шантаж - Гурк Лаура ЛиНаталка.
27.04.2014, 22.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100