Читать онлайн Двойной шантаж, автора - Гурк Лаура Ли, Раздел - 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Двойной шантаж - Гурк Лаура Ли бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 8.56 (Голосов: 9)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Двойной шантаж - Гурк Лаура Ли - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Двойной шантаж - Гурк Лаура Ли - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гурк Лаура Ли

Двойной шантаж

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

12

Когда Кэти вошла в «Лондонскую книжную лавку», там было полно народу. Покупатели бродили между стеллажами, уставленными книгами, телескопами, коллекциями самых разнообразных предметов, рассматривали развешанные по стенам географические карты или болтали, попивая из дымящихся чашек кофе из цикория.
Мистер Генри Нокс оказался пухлым розовощеким молодым человеком. Должно быть, его предупредили о приходе Кэти, потому что едва она переступила порог лавки, как он суетливо поспешил ей навстречу сквозь толпу посетителей.
— А вот и вы, миссис Армстронг! — воскликнул он, словно они были давно и хорошо знакомы. — Рад, очень рад увидеть вас снова! Вы пришли за своей книгой?
— Да, — ответила Кэти, с ходу включаясь в игру.
— Отлично! Я уже приготовил ее для вас, сейчас схожу принесу, а вы, пожалуйста, пока побродите по лавке, здесь много любопытного!
Бросив на нее многозначительный взгляд, Нокс скрылся в глубине магазина и вскоре вернулся с пакетом, завернутым в плотную коричневую бумагу и запечатанным сургучом. Кэти, отлично понимавшая, что в пакете отнюдь не сонеты Шекспира, а какие-нибудь тайные бумаги, только разочарованно вздохнула: заглянуть внутрь, не нарушив печати, было невозможно.
— Прикажете записать книгу на ваш счет? — спросил Нокс, услужливо кланяясь.
— Конечно, — ответила Кэти и взяла пакет.
На улице ее встретил пронзительный холодный ветер, какой нередко дует в Бостоне ранней весной, и девушка, зажав сверток под мышкой, спрятала руки в карманы. Наткнувшись одной рукой на пушистый теплый комочек, она уже не заплакала, а улыбнулась — что за славный подарок, куда до него бриллиантам и золотым побрякушкам!
По описанию Итана она легко нашла кофейню. Он уже ждал ее за столом в уголке, а за соседними столами сидели несколько дам и джентльменов, с которыми она познакомилась накануне, на вечеринке в его доме. Среди них был и досточтимый сэр Уильям Холбрук, который не преминул развязно подмигнуть Кэти.
— Дорогая миссис Армстронг, рад вас видеть в нашем тесном кругу! — воскликнул он, окидывая ее похотливым взглядом. — Ой, что это торчит у вас из кармана?
Кэти, которая села на предложенный Итаном стул, опустила глаза на карман плаща — из него высунулся котенок, который сонно таращился на Холбрука.
— Это маленькая кошечка, дорогой сэр, — ответила девушка, — которую мне подарил Итан.
Взглянув на ее покровителя, Холбрук осуждающе покачал головой:
— Разве это дело, старина? Ты должен дарить своей… гм… подруге подарки подороже!
Неприличный намек на отношения Кэти и Итана был весьма прозрачен, но девушка предпочла его проигнорировать. Вытащив из кармана котенка, она подняла его на ладони так, чтобы его видели все, и негромко сказала:
— Я предпочитаю это милое создание. Ну, разве моя кошечка не прелесть? По-моему, такой подарок намного лучше всех бриллиантов на свете!
— Вы очень необычная женщина, миссис Армстронг! — покачал головой Арнольд Травертайн. — Я еще не встречал дам, которые бы предпочитали бриллиантам обычную кошку!
— Ваши простые вкусы, наверное, не слишком обременительны для кошелька, верно, Хардинг? — хохотнул Холбрук, как всегда, очень довольный собой, хотя его почти никто не поддержал — только две дамы ехидно хихикнули, остальные же лишь смущенно потупили глаза. — Я ужасно рад, что вы составили нам компанию, моя дорогая леди!
— Боюсь, что не могу сказать того же о себе, сэр Уильям! — ответила Кэти, деликатно прикрыв рукой зевок. — Но что делать! Едва пробило полдень, и ходить по магазинам еще слишком рано!
— Вы меня удивляете! — продолжал упражняться в остроумии Холбрук. — Я думал, все женщины обожают делать покупки и каждую свободную минутку отдают своему любимому занятию, — тут он метнул многозначительный взгляд в сторону Итана, — тем более когда тратят чужие денежки!
— А где ваша жена, сэр Уильям? — с преувеличенной любезностью спросила Кэти, уставшая от его недостойных выпадов. — Мы с ней еще не познакомились, а жаль!
Теперь даже Холбрук при всей своей недалекости понял, что зашел слишком далеко. Он прекратил иронизировать над положением Кэти, и разговор перешел на другие предметы, в которых он ничего не понимал, — на музыку и искусство. Примерно через полчаса Итан поднялся.
— Пожалуй, нам с миссис Армстронг пора — она хочет обойти по крайней мере четыре магазина.
Попрощавшись, они вышли из кофейни. Оказавшись на улице, Кэти, которой светские разговоры быстро наскучили, вздохнула с облегчением.
— Я вижу, ты взяла у Нокса пакет. Будь добра, не потеряй его!
— А почему он для вас так важен? Признайтесь, там какие-нибудь секретные документы?
— Уверяю тебя, ничего подобного! В пакете действительно только сборник сочинений Шекспира.
— Бьюсь об заклад, что это не так! Я настолько уверена в этом, что даже чуть не заглянула внутрь!
— Даже если бы заглянула, все равно ничего интересного не нашла бы. Уверяю тебя, содержимое пакета тебе ни о чем не скажет!
— Не понимаю!
— А тебе и не нужно ничего понимать.
— Мне кажется, вы напрасно скрытничаете! — нахмурилась Кэти. — Ведь мы делаем одно дело!
— Ну, поскольку тебе придется взять на себя заботу об этой книге на несколько дней, — ответил Итан, пожимая плечами, — и зная твое неуемное любопытство, я думаю, ты досконально изучишь в ней каждую букву.
— Что значит «взять на себя заботу о книге»? — с недоумением спросила Кэти.
— Видишь ли, в Кембридже живет один большой почитатель творчества Шекспира. Ты должна будешь отвезти книгу туда и встретиться с этим человеком в гостинице «Синий кабан». Его зовут Джозеф Брамли.
— А кто он такой?
— Так, обыкновенный горожанин.
— Как и лидер вигов Поль Ревир, — заметила Кэти. — Что, вы и его назовете «обыкновенным горожанином»?
— И буду прав, потому что власти, похоже, не придают особого значения его деятельности, иначе его давно бы уже арестовали!
Кэти вспомнила, что Лоуден и Итан рассказывали ей о щепетильности губернатора Гейджа, и уточнила:
— У них нет против него улик?
— Именно так!
— А как насчет вас? — тихо спросила она, заглядывал ему в глаза. — Долго вы сможете вести двойную жизнь прежде, чем вас разоблачат?
— Не знаю… так долго, как только смогу! — твердо ответил Итан.
Его бескомпромиссный тон снова напомнил ей, каким решительным и безжалостным может быть этот человек. И все же именно он подарил ей котенка, зная, что она боится мышей…
Он заботится о ней! Кэти и не подозревала, что Итан Хардинг способен на такое, и внезапно ей стало жаль, что она плохо его знает да и вряд ли когда-нибудь узнает лучше. Вот только почему ее это так волнует?
Каждый раз, когда Итан думал, что уже изучил характер Кэти досконально, она преподносила ему сюрприз. Он считал ее типичной уличной девчонкой — циничной, лишенной сентиментальности, жесткой, в общем, человеком, все силы которого направлены на то, чтобы выжить в суровых условиях. И, конечно, Итан никогда бы не поверил, что она способна среди бела дня на людной улице расплакаться из-за, котенка, если бы не видел этого собственными глазами. Ее поведение было выше его понимания, ведь Кэти принадлежала к тем людям, которые стараются скрывать свои чувства от посторонних, может быть, потому, что боятся потерять свой защитный панцирь, стать уязвимыми для окружающих, — Итан знал об этом по себе, ведь он боялся того же, хотя и по другой причине.
В его представлении Кэти могла использовать слезы, чтобы манипулировать мужчинами, но он понимал, что сегодня был другой случай. Она плакала совершенно искренно, но почему? О, он бы дорого дал, чтобы заглянуть в ее душу, узнать, о чем она думала в этот момент! Увы, спросить прямо он не мог: она наверняка не захотела бы сказать правду. Скорее всего, она просто попросила бы оставить ее в покое.
Они провели остаток дня, прогуливаясь по городу, разглядывая прохожих и витрины, попивая горячий кофе в кондитерской возле Мельничного пруда, на льду которого с визгом и хохотом катались на коньках ребятишки. Кэти как будто забыла о котенке, и Итану показалось неловко возвращаться к этой теме. Однако вечером, когда они вернулись домой, такая возможность представилась.
Дворецкий приветствовал их с обычной невозмутимостью, которая не изменила ему и тогда, когда Кэти вытащила из кармана рыжего котенка. Не выказав никакого удивления, Стивене взял у хозяйки и Итана плащи и посоветовал пройти в гостиную, чтобы согреться после прогулки у растопленного камина.
Они с радостью последовали его совету.
— Стивене меня поражает, — со смехом заметила Кэти, опускаясь на колени перед камином с котенком в руках. — Наверное, достань я из кармана голову Иоанна Крестителя, дворецкий и глазом бы не моргнул!
Поцеловав котенка между ушками, она осторожно поставила его на коврик перед камином и несколько мгновений любовалась им с умильной улыбкой. Наблюдавший за ней Итан был поражен ее радостью не меньше, чем слезами.
— Похоже, мой подарок пришелся тебе по душе, — сказал он. — Кстати, ты уже подумала, как назовешь свою кошку?
— Да, — кивнула она. — Я назову ее Мэг.
— Почему вдруг Мэг? Странная кличка для кошки!
— Видите ли, у меня была подруга, которую звали Мэг. По крайней мере… — Замолчав, Кэти надолго задумалась и, когда он уже решил, что она хочет прекратить разговор, добавила негромко: — По крайней мере, Мэг — единственная, кого я могла бы так назвать…
Она подняла на него глаза, и по ее лицу пробежала тень — раскаяния, сожаления, скорби? — этого Итан не знал.
— Вам можно позавидовать, — продолжала Кэти. — У вас столько близких, верных друзей! Вы удивительно везучий человек. Цените их дружбу, это большая редкость!
Он принялся было уверять ее, что всегда ценил преданность своих друзей, но внезапно понял, что это не так, что он воспринимал их дружбу как должное. Уверенный, что Дэвид, Молли, Джошуа и Адам пойдут за ним в огонь и в воду, он уже давно считал это само собой разумеющимся. Нет, Кэти права, завоевать их дружбу — большая удача, ему действительно очень повезло.
— Спасибо, что напомнила, — серьезно сказал Итан. — Иногда в повседневной суматохе об этом как-то забываешь, а зря…
Он хотел расспросить ее о Мэг, но Кэти опередила его.
— А вам спасибо за чудесный подарок! — улыбнулась она, и омрачавшая ее прелестное личико тень исчезла. — Меня тронуло ваше внимание, однако это довольно необычно — дарить любовнице котенка, не так ли?
— Что же здесь необычного? — спросил Итан, опускаясь рядом с ней на колени. — Наверное, ты просто не привыкла получать подарки, тем более от мужчин, или из опыта своей матушки знаешь, что мужчины редко делают подарки, не требуя ничего взамен? Или, может быть, тебя удивило, что я о тебе забочусь?
— Откровенно говоря, правильно и первое, и второе, и третье ваше предположение, но особенно третье! — призналась она, открыто, почти дерзко глядя ему в глаза. — Да, еще никогда ни один мужчина не делал мне подарков, по крайней мере, таких, которые бы я приняла, и уж точно таких, которые были бы мне по-настоящему дороги. Мужчины никогда не проявляли обо мне заботу, никогда!
Словно испугавшись своей откровенности, девушка вдруг осеклась и повернулась к котенку, из-за которого и завязался этот странный разговор. Малыш свернулся в клубочек и мирно спал возле хозяйки.
— Какая крошка! — озабоченно вздохнула Кэти. — Боюсь, моей Мэг придется плохо, если мыши и крысы вздумают вернуться!
— Вообще-то, это грызуны должны бояться кошек, а не наоборот! — усмехнулся Итан. — Но твои страхи напрасны: крошка Мэг быстро подрастет и задаст жару мерзким тварям! Я тебе уже говорил, что ее мамаша — гроза всех окрестных грызунов. Моя кухарка утверждает, что мыши и носа не кажут к нам в кухню и кладовую с тех пор, как появилась Либби.
— Ее зовут Либби? Сокращение от «Элизабет», полагаю?
— Мои друзья-тори тоже так подумали бы, и ошиблись бы: «Либби» — это сокращение от «Либерти»
type="note" l:href="#FbAutId_13">[13]
.
— Вы даже кошке даете кличку с политическим значением! — расхохоталась Кэти. — Но чему тут удивляться!
— А что значит кличка, которую выбрала ты? «Мэг» — это сокращение от «Маргарет», полагаю? Так звали твою подругу?
Улыбка исчезла с лица Кэти.
— Думаю, да, но точно не знаю, — ответила она со вздохом.
— Вот как? Но кто была эта Мэг и как вы с ней познакомились?
— Мы познакомились, когда нам обеим было по одиннадцать лет. Я как раз убежала из приюта и уже вторую ночь проводила под открытым небом — в грязном переулке в Восточном Лондоне. Мне было так холодно и страшно и так хотелось есть, что я заплакала. И тогда из темноты кто-то таким же тонким детским голосом посоветовал мне заткнуться и не мешать другим спать.
— Это и была Мэг?
— Да. На следующее утро она разбудила меня пинком в бок и протянула ломоть горячего, только что из печи, хлеба.
— Ворованного, конечно! — усмехнулся Итан.
— Конечно! — ответила Кэти и недоуменно покачала головой: — Я до сих пор не могу понять, почему Мэг решила мне помочь, но она это сделала. Она научила меня воровать с крестьянских подвод на рынке, чтобы не умереть с голоду, показала, как почти без риска быть пойманной вытаскивать кошельки из карманов и ридикюлей, и рассказала, где продавать добычу, чтобы не прогадать в цене. Она взяла меня в напарницы, и мы примерно восемь лет мошенничали и воровали вместе, это намного безопаснее, чем работать в одиночку.
Кэти посмотрела на Итана своими большими голубыми глазами, слегка затуманившимися от печальных воспоминаний.
— Мэг, по сути, спасла мне жизнь, — сказала она. — Если бы не ее помощь и заступничество, я бы умерла от холода и голода или стала проституткой, что даже хуже смерти.
— И все же, по твоим словам, ты только могла бы назвать ее своей подругой… Почему? Разве вы не были настоящими друзьями?
— Нет, что вы! — покачала головой девушка. — Наши отношения совсем не были похожи на вашу дружбу, скажем, с Джошуа. Когда живешь на улице, на уме только одно — выжить, чего бы это ни стоило. Если бы Мэг пришлось выбирать, умереть самой или остаться в живых, пожертвовав мной, она бы не моргнув глазом выбрала второе, ведь своя рубашка всегда ближе к телу. Вот из-за этого там, на улице, нет места настоящей дружбе.
— Да… трудно тебе пришлось…
— Человек ко всему привыкает, — сухо ответила Кэти и поджала губы.
— А как ты попала в Америку?
— Мы с Мэг попались на краже кошелька у одного щеголя из Вест-Энда, который оказался графом и вообще большой шишкой. Воровство само по себе считается серьезным преступлением, да еще нас угораздило обчистить карманы такой важной птицы, — можете себе представить, какой поднялся шум! Меня приговорили к тюремному заключению и ссылке в заокеанские колонии, а вот Мэг не повезло…
— Что с ней случилось?
Кэти помрачнела и отвернулась.
— Ее повесили на площади перед Нью-гейтской тюрьмой… — тихо проговорила она. — И меня повесили бы рядом, если бы не судья — ему понравилась моя хорошенькая мордашка, и он меня пожалел. Но в назидание меня заставили смотреть на казнь, чтобы это зрелище стало мне уроком на всю жизнь… — У нее перехватило горло, Кэти на мгновение запнулась, потом попросила: — Бога ради, давайте поговорим о чем-нибудь другом! Или еще лучше — сыграем в шахматы! Кажется, на одном из столиков есть шахматная доска.
Она поднялась с колен и направилась на другой конец гостиной к маленькому столику, на котором чьей-то заботливой рукой уже были расставлены шахматные фигуры.
— Неужели ты умеешь играть в шахматы? — удивился последовавший за ней Итан.
— Да! Мама научила меня, потому что, по ее мнению, любовницы богатых джентльменов должны владеть этим искусством наряду с рисованием, вышивкой и игрой на фортепьяно.
Итан вздрогнул, как от удара, и спросил:
— Что ты имеешь в виду? Можно подумать, твоя мать хотела, чтобы ты пошла по ее стопам!
— Думаю, она допускала такую возможность, в будущем, разумеется, — сказала Кэти, пожав плечами, словно ее совершенно не трогала подобная перспектива. — Вот на этот случай мама и обучила меня всему, что знала сама: английской грамоте, французскому языку, хорошим манерам, игре в шахматы и карты. Она была строгой учительницей и муштровала меня так, как не каждый офицер гоняет на плацу своих солдат!
— То есть ты прошла настоящую школу куртизанки?
— По сути дела, да. Моя несчастная мать не без оснований опасалась, что я не смогу удачно выйти замуж, и пыталась хоть как-то обеспечить мое будущее.
— Но ты была совсем ребенком! — воскликнул Итан. Он отнюдь не был сентиментальным человеком, но мысль о том, что мать могла готовить свою маленькую дочь к незавидной участи содержанки, потрясла его до глубины души. — Господи, это ужасно!
Девушка снова равнодушно пожала плечами.
— Попробуйте встать на ее место, — сказала она. — У нас не было ни денег, ни положения, ни связей, а я еще и незаконнорожденная. Что еще могла сделать для меня моя бедная мама?
Итану припомнилось мнение Кэти о значении связей и денег в жизни человека, высказанное однажды утром на кухне у Молли, и он предпочел сменить тему.
— Давай-ка лучше сыграем! — предложил он, усаживаясь за столик.
— Имейте в виду, что играю я неважно, — предупредила девушка, усаживаясь напротив. — Отчасти из-за нехватки практики, отчасти из-за того, что мама и сама не очень хорошо играла.
— Еще бы! — пробормотал он. — Разве содержанке под силу стать искусной шахматисткой? Ведь она уже в силу своего положения просто обязана всегда проигрывать своему любовнику, не так ли?
— Надеюсь, вы не имеете в виду меня? — исподлобья взглянула на него Кэти. — Я не собираюсь вам проигрывать, несмотря на то что вы сказали сегодня Холб-руку. Да я и не обязана, потому что я ваша любовница только на словах.
«Будь ты моей любовницей не на словах, а на деле, мы бы только и делали, что любили друг друга, а о шахматах ты бы и думать забыла!» — подумал Итан, а вслух сказал:
— Уверяю тебя, милая, будь ты и впрямь моей любовницей, я не стал бы тешить свое самолюбие мнимыми победами в наших шахматных турнирах!
Глядя на освещенное мягким светом лампы лицо Кэти, он представил себе плотские радости, которые могла бы дать ему эта любовная связь, и снова ощутил горячую волну желания.
За три недели, прошедшие с того февральского дня, когда Итан впервые увидел ее на Норт-сквер, Кэти удивительно похорошела. Благодаря полноценному питанию она немножко пополнела, и хотя все еще оставалась слишком худой, однако самые явственные следы перенесенных лишений исчезли: фигура чуть округлилась, черты лица заметно смягчились, сделав ее красоту еще совершенней. Но Кэти влекла его не только красотой, его удивлял и завораживал ее противоречивый, непредсказуемый характер.
Прекрасная, как ангел, она была способна безбожно врать; проявляя чудеса изобретательности, воровала кошельки, но отказалась от драгоценностей, которые он мог бы ей купить; воспитанная улицей, она умела быть жестокой, но вдруг заплакала от умиления при виде котенка, — словом, она была соткана из противоречий, и он находил ее от этого еще более пленительной.
Кэти сделала ход слоном и посмотрела на Итана, только сейчас заметив, что он смотрит не на доску, а на нее. Должно быть, она догадалась по его лицу, о чем он думал, потому что вдруг зарделась и торопливо заговорила, пытаясь перевести разговор на другую тему:
— Что это все я рассказываю о себе? Не пора ли и вам поделиться со мной своими секретами?
— А что бы ты хотела узнать?
— Мне любопытно, почему человек, воевавший когда-то за короля, вдруг превратился в его ярого противника.
— Ярого? — удивился он. — Ты считаешь меня ярым противником короля?
— Ну конечно, это же очевидно! Как будто вы сами не знаете! Но почему вы столь радикально изменили свои взгляды?
Собираясь с мыслями, он довольно долго молчал, устремив взгляд на шахматные фигурки, потом хмыкнул и снова посмотрел на Кэти.
— Если я скажу, что из-за отца, который был самым преданным тори во владениях короля, ты мне поверишь? — спросил он.
— Вы его ненавидели?
— Нет, я его любил!
— Тогда я ничего не понимаю!
— Видишь ли, — сказал Итан, катая между пальцами одну из выигранных у Кэти фигур, — мой отец был очень простодушным, открытым человеком. Он верил, что король — наш покровитель и защитник и что сомневаться в правильности его решениях великий грех. Я тоже верил в это, потому что верил он, ведь он был моим отцом!
— А что потом?
— Потом вышел Закон о гербовом сборе
type="note" l:href="#FbAutId_14">[14]
, и в Бостоне вспыхнули волнения. Как-то на улице, увидев, что несколько английских солдат набросились на одного протестовавшего бостонца, мой отец попытался остановить избиение, и они его застрелили… — Итан перестал теребить шахматную фигурку и уставился на доску. — Кажется, сейчас твой ход.
— Неужели? — удивилась Кэти. Захваченная рассказом Итана, она совсем потеряла интерес к игре и не обдумала следующий ход, поэтому, не глядя, двинула вбок ладью.
Итан тотчас сделал ход конем, взял ладью и объявил:
— Шах и мат!
Она охнула и стала смотреть на доску, пытаясь понять свою ошибку. После нескольких минут размышления Кэти откинулась на спинку стула и проговорила со смехом:
— Господи, какая я невнимательная! Теперь-то я вижу, на чем строилась ваша стратегия! — Она посмотрела на часы, украшавшие каминную полку, и добавила: — Я для вас слишком слабый противник: вы разгромили меня меньше чем за два часа!
— Не будь к себе слишком сурова, милая. Ты играла неплохо, но я — довольно сильный шахматист, регулярно играю в шахматы с самого детства, а эта игра требует не только способностей, но и опыта. Короче, тебе нужно немножко попрактиковаться. Для этого прекрасно подойдет Дороти — играй с ней, когда у нее выдастся свободная минутка, конечно.
Но его предложение не вызвало у Кэти никакого энтузиазма.
— Дороти меня невзлюбила, — сказала она.
— Просто она тебе не доверяет, это совсем другое дело.
— Может быть, но мне от этого не легче. У меня нет никакого желания играть с ней шахматы.
— Пойми, Дороти по-своему пытается защитить меня от шпионов тори, — рассмеялся Итан и уточнил: — Но я, разумеется, не рассказывал ей о том, что и ты пыталась примерить на себя роль шпионки, пока не получила от меня более выгодное предложение.
Подперев подбородок ладонью, Кэти посмотрела ему прямо в глаза.
— Надеюсь, вы понимаете, что она в вас безумно влюблена? — спросила она.
— Вот и Молли так говорит…
— Это действительно так. Думаю, Дороти помогает вигам только из любви к вам, а на независимость колоний, идеалы свободы и вообще на политику ей наплевать!
— Господи, ну почему вы, женщины, всюду ищете какие-то романтические причины? — вздохнул Итан. — Разве Дороти не может быть таким же борцом за дело нашей независимости, как и ее брат?
— Чушь! — скорчив гримаску, сказала Кэти. — Если женщины что-то делают, то не ради каких-то абстрактных идеалов, а ради мужчины, которого любят. Поверьте, Дороти стала помогать вигам только из любви к вам.
— Может быть, ты и права! — махнул рукой Итан. — Но возьмем твой случай — ты помогаешь революции не ради идеалов, не ради мужчины, а ради себя!
Кэти резко выпрямилась.
— А что тут такого? — холодно спросила она, сузив глаза. — Я же говорила вам, что для меня главное — выжить. И еще я хочу стать свободным человеком!
— Но почему тебе так важно получить свободу?
— Рабство, которое я испытала на собственной шкуре, отвратительно, невыносимо!
— Что ты имеешь в виду? — спросил он, пристально глядя ей в глаза.
— Я… я… — Она хотела что-то сказать, но запнулась и потупилась. — Я его терпеть не могу!
— Но откуда у тебя такая ненависть к рабству? — настаивал Итан. — Расскажи!
— Боже милостивый, зачем вы спрашиваете? — пробормотала Кэти с досадой. — Разве это имеет значение?
— Не знаю, почему, — честно ответил Итан, — но мне важно знать. Кэти, расскажи, что с тобой случилось в Виргинии.
Она замерла на мгновение, словно раздумывая, что делать, потом наклонилась вперед и, глядя ему в глаза, кокетливо спросила со своей пленительной улыбкой:
— Неужели я так много для вас значу, Итан?
— Не увиливай от ответа, милая, — потребовал он, не поддаваясь на ее хитрость. — Рассказывай!
Уловка не удалась, и девушка, вздохнув то ли с раздражением, то ли устало — Итан не разобрал, — сдалась.
— Понимаете, увидев его, я сразу, в первую же секунду поняла, что он за человек… — начала она, и Итан сообразил, что речь идет об Уиллоуби. — В порту нас, ссыльных заключенных, выстроили в ряд, и он шел вдоль этого ряда, отбирая тех, кто ему понравился. Судя по одежде, походке, манере цедить слова сквозь зубы, он был важной персоной. Передо мной он остановился, и едва я заглянула ему в глаза, как сразу все поняла.
— Что «все»?
— Что он меня выкупит, и почему он это сделает. В первый же момент и я, и он знали, что произойдет, хотя не произнесли ни слова.
Разумеется, Итан тоже отлично знал, что случается в некоторых поместьях: в колониях ходили слухи, что помещики, выкупая у правительства сосланных преступниц, делают их своими наложницами. Он поежился, представив себе, как похотливо заблестели глаза Уиллоуби при виде красавицы Кэти.
— Капитан назвал мою цену, — продолжала девушка бесстрастно, словно речь шла о покупке яиц на рынке. — Женщины-заключенные стоят дешево, но за меня этот работорговец получил целых пять фунтов — он знал, что Уиллоуби нужна именно такая, как я, и понял по его глазам, что покупатель выложит любую сумму…
Внезапная догадка заставила Итана вздрогнуть от отвращения.
— Потому что Уиллоуби искал невинную девушку? — спросил он тихо. — Ты это имеешь в виду?
— Да, именно это.
Ее сухие глаза потемнели и стали бездонными, но голос оставался безучастным, как будто речь шла не о ней, а о ком-то другом, бесконечно от нее далеком, и эта безучастность подействовала на Итана сильнее, чем слезы, — у него сжалось сердце от сострадания.
— Я думала, что моя судьба решится в тот же день, но ошиблась. Господи, как ужасно я ошиблась!
Голос Кэти оборвался, ее душили слезы, но она, прикрыв на мгновение глаза, сглотнула подкативший к горлу комок и продолжала:
— Я недооценила жестокость Уиллоуби. Он целых шесть недель держал меня в мучительном ожидании, ничего не предпринимая, только время от времени окидывая таким взглядом, после которого мне хотелось забраться в горячую ванну и тереть, тереть себя мочалкой с мылом… А потом он взял другую девушку и наглядно показал мне, что меня ждет, заставив меня смотреть… Боже мой, я понятия не имела, что он собирается делать, пока это не произошло!
Ее огромные голубые глаза стали тусклыми, безжизненными, как два мертвых озера. Итану захотелось крикнуть: «Хватит, не рассказывай больше!», обнять ее, прижать к груди и баюкать, как дитя, но было поздно — Кэти уже не могла остановиться.
— Я даже не могла себе представить, что с женщиной можно сделать такое, а ведь я жила на улице, общалась с проститутками. Мне довелось повидать немало мерзостей на своем веку, но ничего отвратительнее того, что сделал Уиллоуби с моей подругой по несчастью, я не видела. Это был настоящий кошмар. Бедняжка не выдержала, умерла.
Ее глаза наполнились слезами, она смотрела на Итана, но явно не видела его, заново переживая былой ужас и горюя по погибшей товарке. Внезапно ее плечи затряслись, она всхлипнула и закрыла лицо руками.
— Кэти… — прошептал охваченный жалостью Итан.
Овладев собой, она опустила руки и закончила свой рассказ:
— В ту же ночь я взломала сейф Уиллоби и, забрав оттуда все деньги, бежала из его поместья, чтобы спасти свою жизнь.
— Значит, он не успел… — Итан не нашел в себе сил закончить эту фразу, но Кэти его поняла.
— Не успел, — проговорила она ровным голосом. — Я не дала ему шанса, удрав из Виргинии так далеко и так быстро, как только смогла. Но у меня кончились деньги, поэтому в Бостоне пришлось остановиться.
Итан с облегчением вздохнул. Но облегчение, которое он испытал, не уменьшило его гнева против мучителя Кэти, ему захотелось найти подонка Уиллоуби и пристрелить, как бешеную собаку. О, если бы можно было взять назад угрозу отослать Кэти в Виргинию, обнять бедняжку, защитить, чтобы она больше никогда не страдала! Видит бог, она очень нуждается в помощи…
— Почему ты не рассказала мне об этом раньше? — спросил он с горечью. — Если бы я знал…
Он поднял на нее глаза и осекся, потому что собственные слова показались ему верхом лицемерия — ведь он просто не хотел признаться самому себе, что и прежде догадывался о беде, случившейся с Кэти в Виргинии, видя, как отчаянно она старается избежать возвращения, как боится бывшего хозяина. Да, не заметить страх девушки было невозможно, но и отпустить ее Итан не мог. Закрыть глаза на страшную правду, чтобы использовать Кэти в своих интересах, оказалось проще всего, и сейчас его мучили угрызения совести.
— Что бы вы тогда сделали? — прервала его размышления девушка. — Вы поступили бы со мной иначе? Отпустили бы меня, зная, что я ни за что не соглашусь на вас работать, если мне не будет угрожать возвращение к Уиллоуби?
Она просто читала его мысли! Итан поднялся на ноги так резко, что его стул, опрокинувшись, упал на паркет с громким стуком, похожим на мушкетный выстрел.
— Уже поздно, — проговорил он, пряча глаза. — Мне пора…
Выйдя в вестибюль, он взял со стола сверток, принесенный из книжной лавки, заглянул в гостиную, бросив Кэти:
— Через день-другой я верну тебе книгу, чтобы ты отвезла ее в Кембридж! — И не дожидаясь ответа, быстрым шагом вышел на крыльцо, сбежал по ступеням вниз и сел в поджидавший его экипаж.
Всю дорогу до дома Итана не оставляли мысли о Кэти. Конечно, справедливо было бы освободить ее от всех обязательств, отпустить на все четыре стороны и закончить этот фарс, но риск был бы слишком велик! Итан не питал на ее счет никаких иллюзий, потому что Кэти согласилась помогать ему только из страха за себя. Но какие у нее были безжизненные глаза, когда она рассказывала о пережитом в Виргинии! Пройдет немало дней, прежде чем он сможет забыть этот мертвенный взгляд!
Размышляя о той злополучной ночи, когда он принял решение вовлечь Кэти в свои опасные дела, Итан почувствовал сомнение и вину. Вправе ли он длить страдания бедной девушки? Может быть, лучше отправить в Кембридж кого-то другого, а ее выкупить из рабства и отпустить?
Нет, она уже слишком много знает и наверняка без колебаний продаст всю информацию губернатору за кругленькую сумму, если перестанет бояться принудительного возвращения в Виргинию… Господи, что же делать? От его способности найти правильное решение, обеспечить безопасность зависит множество людей, и Итан всегда легко справлялся с этой ролью, но сейчас все обстояло иначе…
Он невесело улыбнулся: что-то уж слишком он стал мягкосердечным! Шпиону и революционеру, который ведет подрывную работу в стане противника, это совсем не к лицу…




Предыдущая страницаСледующая страница

Читать онлайн любовный роман - Двойной шантаж - Гурк Лаура Ли

Разделы:
12345678910111213141516171819202122

Ваши комментарии
к роману Двойной шантаж - Гурк Лаура Ли



Дурня.Сюжет вроде ничего,но читать нудненько.
Двойной шантаж - Гурк Лаура ЛиНаталка.
27.04.2014, 22.10








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100