Читать онлайн Рапсодия, автора - Гулд Джудит, Раздел - Глава 34 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Рапсодия - Гулд Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 2.14 (Голосов: 2711)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Рапсодия - Гулд Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Рапсодия - Гулд Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гулд Джудит

Рапсодия

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 34

Свечи. Множество свечей из пчелиного воска. По всей квартире расставлены канделябры, размещены продуманно, тщательно, наполняя все комнаты старомодно-изысканным светом, создающим атмосферу загадочности, романтичности. Меняющийся, словно в причудливом танце, свет от колеблющихся фитилей падает на старинное серебро, российский хрусталь и китайский фарфор. И цветы. Масса цветов. Английские розы всех сортов и оттенков в серебряных чашах, расставленных по всему огромному обеденному столу. Небольшие букеты так же продуманно, как и свечи, размещены по всей комнате, наполняя воздух сладким и возбуждающим ароматом.
Вера ке пожалела времени и сил, чтобы сделать этот вечер запоминающимся для всех. Соня и Дмитрий официально оставили работу в школе «Джуллиард», и Вера решила торжественно отметить это событие. Миша предложил повести всех в какой-нибудь дорогой ресторан — «Ле Бернардин», «Ла Шантерелл», — куда они пожелают, однако Вера настояла на семейном обеде в домашней обстановке. Сопя и Дмитрий не могли не оценить внимательность невестки, хотя и просили ее не очень хлопотать. Они знали, сколько у нее других забот. Однако Вера верила в то, что никто на свете, даже ее богатейшие клиенты из аукционного дома, не сможет устроить более прекрасный вечер для ее любимых свекрови и свекра.
Соне уже исполнилось семьдесят, Дмитрию — семьдесят два. Они решили, что их карьера подошла к концу, хотя и не собирались окончательно оставлять работу, решив обучать талантливых студентов на дому. Для них и это означало большую перемену в жизни. Вера это понимала, как видела она и то, что они начинают постепенно сдавать, хотя на здоровье ни тот, ни другая пока не жаловались. Походка стала тяжелее, поубавилось той неиссякаемой энергии, которая помогла им достигнуть таких высот в жизни.
Вера незаметно заглянула в гостиную и не смогла сдержать улыбку. Ей очень нравилось наблюдать, как Миша общается с родителями. Особенно когда он в хорошем настроении. Сегодня он, кажется, на вершине своих возможностей — ее прежний Миша, веселый, оживленный, доброжелательный… любящий. Один вид того, как они втроем общаются, согревает душу. Можно только надеяться, что и между ними тремя — Мишей, ею и Ники — сохранятся такие же отношения. Именно в такие вот моменты сознаешь все значение семьи, все ее безграничные возможности. Душевное тепло и любовь… О, если бы всегда было так, как сегодня! Если бы этот вечер никогда не кончился!..
Однако Вера уже знала, что это пустые мечты. Сегодняшний вечер — лишь счастливое исключение. Мишино оживление неизбежно пройдет. Он снова станет далеким, отчужденным, а они с Ники окажутся словно вычеркнутыми из его жизни. Соня с Дмитрием почувствуют то же отчуждение, правда, на расстоянии. Миша не заглядывает к ним по нескольку недель. Он снова уйдет в свой собственный мир, куда им нет доступа. В том своем мире он не одинок, в отличие от нее, Веры. В этом она не сомневалась.
— Вера, какой прекрасный вечер!
Сзади подошел Манни. Лицо его раскраснелось от выпитого вина. Губы искривлены в улыбке. «Скорее, это можно назвать злорадной усмешкой», — подумала Вера. А может быть, ей это только кажется?
— Благодарю, Манни. Я очень рада, что тебе понравилось. И что вы пришли вместе с Сашей. Он так давно работает с тобой. Мне показалось, что сегодня мы с ним ближе познакомились.
— Ему все очень понравилось. Еда просто исключительная. Не могу поверить, что ты приготовила все сама, а не заказала где-нибудь.
— Стараюсь. Хочешь что-нибудь еще?
— Нет-нет. Я просто… поднялся наверх, в туалет. Мы уже скоро уходим.
— Так рано?
— Да. Завтра нам рано вставать.
— Не уходите еще минутку. Я тут кое-что закончу, и мы с вами попрощаемся как полагается.
— Хорошо. Да… Вера…
Она вопросительно подняла на него глаза:
— Что?
— Наверное… наверное, не стоит тебя об этом просить, но… может быть, ты попробуешь уговорить Мишу поехать в турне в Россию…
— Он ведь уже сказал «нет». В который раз. Я знаю, Саша уже говорил с ним об этом сегодня вечером.
— Да-да, я в курсе. Но попробуй уговорить его подумать о будущем. Эта возможность всегда открыта для него. Это ведь просто золотая жила.
Вера взглянула на него с любопытством. Почему это он именно сейчас решил привлечь ее в сообщницы?
— Я понимаю, что это такое, Манни, и я считаю, что Мише давно пора покончить со старыми обидами. Но он никак не хочет туда ехать.
— Да, но…
— Послушай, Манни, я честно попробую с ним еще раз поговорить. Но предупреждаю: я уже пробовала не раз, поэтому не знаю, что получится.
— Спасибо, Вера.
Манни повернулся, прошел через столовую к ярко освещенной гостиной.
Вера достала серебряную коробочку, начала выкладывать на стол свечи. Как странно… по мере того как Миша все больше отдаляется от семьи — от матери с отцом, от них с Ники, — он как будто все теснее сближается с Манни. Они стали практически неразлучны. Он почти все время проводит у них с Сашей. Или куда-нибудь ходит вместе с ними.
Сегодня вечером ей не очень хотелось видеть здесь этих двоих, но Миша настоял. Потом она и сама решила, что так будет лучше. Вспомнилась старая поговорка: «Старайся держать врагов у себя на глазах».
В общем-то причина их теперешней близости более-менее ясна. На самом деле все очень просто. Миша нашел в них сообщников. Сообщников в предстоящей битве за то, чтобы расстаться с женой и сыном. Потому что Манни ее терпеть не может. Она легко может представить себе, о чем они говорят. Миша изливает ему душу, Манни внимательно слушает, утешает, говорит, что все в порядке, что это не его вина, что он должен следовать велениям своих чувств, потому что он, Миша, артист.
Какая же все это чепуха! Артист или шахтер — не имеет никакого значения. Измена есть измена. Если ты забросил своего ребенка, кем бы ты ни был, это не имеет значения.
Она отступила назад, взглянула на свое отражение в большом венецианском зеркале над буфетом. Сегодня она надела длинное облегающее платье от Дольче-и-Габбана, с искусно расписанными по плечам красными, желтыми, белыми и пурпурными цветами, спускающимися по всей длине. Очень красивое платье… Но может быть, это все-таки не самый удачный выбор?
Неожиданно для самой себя она решила, что больше не будет играть в эту игру. Ее внешность не имеет никакого значения в изменении чувств мужа по отношению к ней. И хватит мучиться каждый раз по поводу очередного платья или цвета губной помады. Хватит надеяться на то, что удастся вернуть его расположение с помощью удачно выбранного туалета.
Она выпрямилась, расправила плечи, грациозно прошла в гостиную. С удивлением обнаружила, что все уже собираются уходить.
— А, вот и ты! — воскликнула Соня. — Я подумала, не проснулся ли Ники. Как он, в порядке?
— Да, он крепко спит. А вы что, уже уходите?
— Уже поздно, — ответил Дмитрий. — Манни и Саша предложили подвезти нас до дома, вот мы и решили воспользоваться этой возможностью.
— Прекрасный вечер, Вера, — неожиданно произнес Саша. Его светлые волосы сияли в пламени свечей, глаза смотрели необыкновенно искренне.
Манни поцеловал ее в щеку.
— Обязательно приходите еще. Вы оба, — пригласила Вера.
— Здесь так красиво, что не хочется уходить! — воскликнула Соня. — Это незабываемый вечер, дорогая. И еда, и цветы — все просто чудесно!
— Спасибо, Соня. Я знала, для кого стараюсь.
Они обменялись поцелуями. Дмитрий крепко обнял сноху:
— Мы любим тебя как родную.
— И я вас тоже.
— А ты самый счастливый человек на земле, — многозначительно произнесла Соня, обращаясь к сыну. — Самый счастливый человек на земле, не забывай об этом.
— Д-да… наверное.
Он пошел провожать гостей к выходу. Соня на секунду задержалась. Взяла Веру за руку.
— Терпение, моя дорогая, — шепнула она. — Главное — терпение.
Вера молча кивнула.
— И обязательно позвони мне, если что-нибудь понадобится. Слышишь?
— Спасибо. Но я думаю, все будет в порядке.
Все стихло. Свечи погашены. Музыка выключена. Служанка Анна закончила убирать в квартире. Миша раздевался в спальне, размышляя о прошедшем вечере. Он ожидал его без особой радости, однако теплая, домашняя и в то же время изысканная атмосфера захватила и его. Он искренне, без всякого усилия участвовал в общей беседе, наслаждался восхитительными блюдами, приготовленными Верой, отличными винами. И тем не менее глубоко внутри он ощущал грызущую пустоту, которую не могла заполнить ни любящая жена, ни заботливые родители, ни обожающие его друзья. Такое ощущение возникало у него в последнее время не раз — чувство одиночества среди любящих и заботливых людей. А после сегодняшнего торжества он почему-то ощущал особенную тяжесть на сердце.
С тяжелым вздохом Миша аккуратно повесил брюки в шкаф. Может быть, эта тяжесть на сердце возникла от сознания того, что таким семейным вечерам скоро вообще придет конец? По крайней мере здесь, в этой прекрасной и любимой квартире, с этими людьми. Он, конечно же, будет с ними видеться, но все будет совсем по-другому.
Он планировал сегодня же поговорить обо всем с Верой. Еще и теперь не поздно это сделать. Однако праздничный обед сильно осложнил его задачу. Этот вечер словно высветил ярким светом то, с чем он, Миша, собирается порвать. С огромной частью своей жизни. Он вдруг осознал, что его отношения с Сириной, при всей их свежести, страстности, интимности, далеко не всегда просты и приятны. Сирина во многом все еще загадка для него. Хорошо ли он ее знает, в сотый раз задал он себе вопрос.
Миша надел халат, прошел в ванную. Чистил зубы, глядя на свое отражение в зеркале. Но видел там совсем другое — немыслимо прекрасное создание, по которому он сейчас так отчаянно тосковал. Господи, как она прекрасна! Как он ее хочет! И все же… Имеет ли какой-то смысл то, что он сейчас собирается сделать? Хочет ли он этого на самом деле?
Мысли перенеслись к Ники. Как он радовался сегодня, что обедал со взрослыми и так поздно засиделся в обществе бабушки и дедушки! Перед глазами встало розовощекое лицо сынишки с его иссиня-черными волосами и восторженно блестящими глазами. В ушах зазвучал его заразительный смех.
Сирина сказала, что хочет иметь ребенка, хочет иметь семью. Но так ли это на самом деле? Знает ли она сама, чего хочет? Да, она точно знает, чего хочет достичь в своей карьере. И это у нее на первом месте. Всегда было на первом месте. Изменится ли это когда-нибудь?..
Миша вышел из ванной, вернулся в спальню, вытянулся на кровати. Потянулся к столику у кровати, взял маленький бокал арманьяка, сделал глоток. Он поклялся самому себе, что поговорит с Верой, чего бы это ни стоило. Однако сейчас сама мысль об этом наполнила его болью и ужасом. Арманьяк вместо того, чтобы успокоить, только обжег горло.
Время совсем неподходящее для такого разговора. Как раз перед праздниками. Хуже не придумаешь. Конечно, Вера с Ники не останутся на праздник одни. Есть его и ее родители. А он… конечно, будет с Сириной… или нет? Сейчас ему пришло в голову, что она даже не упомянула о приближающемся празднике. Говорила только о том, как они встретятся где-нибудь на Дальнем Востоке, когда он будет там выступать. Она твердо намерена ехать в Камбоджу, делать снимки. А его поездка должна состояться где-то между Днем благодарения и Рождеством, так что в этот период они что-нибудь придумают. Но на Рождество-то она обязательно вернется?
Вера вошла в спальню. Он поднял глаза. Она сегодня выглядела чудесно в своем новом платье. И сейчас, в кремовом шелковом пеньюаре с кружевной отделкой, смотрится не хуже. Светлые волосы рассыпались по плечам. Ясные голубые глаза смотрят серьезно и открыто.
— Где ты была так долго?
— Заглянула к Ники. Мне показалось, что он кашляет. Наверное, просто послышалось.
— Смотри не избалуй его.
Слишком уж много времени она проводит с Ники, подумал он.
— Вряд ли его этим избалуешь. Иногда мне просто нравится смотреть на него спящего.
Внезапно Миша почувствовал сильнейшее раздражение против Веры, сознавая в то же время, что это совершенно несправедливо. Она такая преданная жена и мать, что на ее фоне его собственное поведение выглядит еще более отвратительным.
Вера сняла пеньюар, повесила на спинку кресла, сбросила тапочки. Повернулась к Мише:
— А ты почему не раздеваешься?
— Сейчас.
Он сделал еще глоток бренди.
Вера легла под одеяло рядом с ним.
— Прекрасный получился вечер. Как тебе показалось? — попыталась она начать разговор.
— Да.
— Надеюсь, что званый обед на следующей неделе пройдет не хуже.
— На следующей неделе?
— Да. Неужели ты забыл, Миша?
— Забыл… о чем?
— Ты обещал мне, что будешь на званом обеде в честь Каприори-Фонтини. Ты же знаешь, как это важно для меня. Вера изо всех сил старалась говорить спокойно. Он промычал что-то нечленораздельное.
— Я пытаюсь получить их коллекцию для продажи в нашем аукционном доме. Если это удастся, мне хорошо заплатят.
— Ну, ты всегда прекрасно справляешься, не важно, со мной или без меня.
— Но… как же так?! Ты ведь обещал! Они большие любители классической музыки, и твоей в особенности. Я сказала им, что ты будешь на обеде, потому что в это время у тебя не будет гастролей. Ты ведь обещал мне!
— Знаешь… наверное, тебе лучше вообще на меня не рассчитывать. Твоя работа не имеет ко мне никакого отношения. — Он бросил на нее раздраженный взгляд. — Я вообще не понимаю, к чему все эти приемы и обеды и с какой стати нужно втягивать в это меня. Готов поспорить, у тебя уже все расписано до самого Нового года.
— В общем, да. Но этот обед — единственный, когда я рассчитывала на твое участие. Я специально назначила такое время, когда у тебя нет гастролей. Я же заранее тебя об этом спросила. Ты сказал, что определенно не поедешь в турне по России, и тогда я назначила прием для Каприори-Фонтини.
Вера вглядывалась в его лицо, ища хоть какой-нибудь реакции, однако он без всякого выражения смотрел перед собой, держа бокал в руке. Она попробовала изменить тактику. Попыталась спасти положение.
— Миша… Я понимаю, тебе сейчас нужно больше времени для себя… и я…
— Да брось ты это, Вера! Ты уже и так сделала достаточно для того, чтобы осложнить мою жизнь. Не думай, что можешь подчинить меня себе. И вообще, ни черта ты не понимаешь!
Вера почувствовала, как изнутри горячей волной поднимается гнев. Терпение ее кончилось. Этого она не заслужила.
— Почему ты так разговариваешь со мной? Как ты можешь так со мной обращаться! Я еще помню то время, когда ты приложил бы все усилия, чтобы попасть на званый обед с Каприори-Фонтини. Тогда ты гордился мной и с готовностью мне помогал. — Голос ее прервался. — Что произошло, Миша? Что с нами происходит?
Его глаза скользнули по ее лицу. Он моментально отвел взгляд. О Господи! Ну почему все так получилось?
— Я… я… не знаю. Я… просто…
Он скрипнул зубами. Сделал еще глоток арманьяка. Лицо его исказилось гримасой отчаяния. Вера никогда его таким не видела. Внезапно она поняла, что он хочет ей все рассказать, но не может решиться. Пытается найти слова, чтобы смягчить удар, и не может найти таких слов. Этим и объясняется все его сегодняшнее поведение. Миша тоже мучается. Борется с собой, разрывается между ней и… другой женщиной.
Она подняла на него глаза. Он неподвижным взглядом смотрел в бокал.
— У тебя связь с другой женщиной? — произнесла она очень тихо. — В этом все дело, да?
Миша дернулся, как от удара. Откуда она может это знать?.. Однако он не произнес ни слова. Не может он ей солгать. И правду сказать тоже не может.
— Я знаю, у тебя связь с другой женщиной. — Теперь Вера говорила едва слышным шепотом. — Я попытаюсь с этим смириться. Но ты должен мне помочь.
Неужели она в самом деле это знает? Откуда?
— С чего ты решила, что у меня другая женщина?
— Но это же очевидно. Ты меня больше не хочешь. Ты все меньше и меньше интересуешься Ники…
— Это неправда!
— Ты проводишь с ним все меньше времени, — поправилась она. — И все меньше бываешь дома. Надо быть круглой идиоткой, чтобы не понять, в чем тут дело.
Он опустил голову.
— Да… это верно.
— Расскажи мне все. По-моему, нам давно пора поговорить начистоту. Сделать что-нибудь с этим.
— Я… я не знаю, что сказать.
— Попробуй сказать правду. Мы ведь всегда с тобой всем делились.
Она смотрела на него с сочувствием. Вера всегда поддерживала его во всем. Где-то глубоко в душе он чувствовал — поддержит и на этот раз.
Он кивнул. На мгновение прикрыл глаза.
— Да, у меня есть другая женщина.
Вера внутри вся сжалась, как от страшного удара. Одно дело — обо всем догадывается, и совсем другое — услышать подтверждение от него самого. Ей стало физически плохо. Захотелось кричать, визжать от боли, захотелось наброситься на него с кулаками. Она сидела неподвижно, глубоко дыша, пытаясь взять себя в руки. Она не должна поддаваться эмоциям.
— Это серьезно?
Он смотрел в свой почти пустой бокал.
— Да… нет… не знаю. — Поднял на нее глаза. — Кажется… кажется, да.
Господи… Это, должно быть, действительно серьезно. Если бы речь шла о легкой интрижке, он бы так и сказал.
— И что ты собираешься делать? Ты уже что-нибудь решил?
— Нет. Я пока ничего не знаю.
— Надеюсь, ты это поймешь… скоро. Боюсь, что долго я так не выдержу.
— Я тоже! Не тебе одной плохо.
— Понимаю. Но ведь я в этом не виновата. Это твой выбор.
Неожиданно Миша соскочил с кровати. Начал нервно расхаживать по комнате. Чувство вины в конце концов обернулось яростью против нее.
— Не будь ты такой праведницей, Вера!
— Миша, я же только пытаюсь…
— Пытаешься заставить меня почувствовать себя еще хуже!
— Это неправда!
Он резко остановился. Сверкнул на нее яростным взглядом.
— Я хорошо тебя знаю. Ты вовсе не тот ангелочек, каким тебя все считают. Я-то хорошо знаю, что наша малютка Вера получала удовольствие на стороне с неким отвратительным Саймоном Хэмптоном. Так или нет?
— Миша… ты просто…
— Я просто что? Я просто реально смотрю на вещи. Я знаю, что ты путалась с другими до нашей свадьбы. Почем мне знать, что ты и сейчас с кем-нибудь не путаешься?
Вера остолбенела.
— Саймон Хэмптон мертв, — выговорила она сквозь стиснутые зубы. — Он мертв.
Миша удивленно уставился на нее:
— Мертв?!
Откуда она знает? Кто-нибудь из знакомых сказал? А может быть, прочитала в нью-йоркских газетах… Хотя вряд ли.
— Когда это произошло? Она не ответила.
— Когда?
— Перед нашей свадьбой.
— Что с ним произошло? — Он решил выяснить, что ей известно. Она не знала, что ему сказать.
— Что? — повторил он.
— Он упал с пирса на Гудзоне и утонул.
А об этом-то откуда ей знать? В газетах писали, что тело нашли недалеко от моста Верразано-Нэрроус. Его могло занести туда откуда угодно. Что происходит, черт возьми?..
— Откуда ты это знаешь?
Вера нервно крутила обручальное кольцо на пальце. Как объяснить? Что ему сказать?
— Он… я… я не помню.
— Ах вот как! Ты не помнишь! Вера молча отвела глаза.
— Ты заявляешь, что он упал с пирса. Но его нашли у моста Верразано-Нэрроус. Откуда тебе известно, где он утонул? — Он испытующе смотрел на ее растерянное лицо. — Почему бы тебе не рассказать мне всю правду. Вера? Ты все время лгала мне по поводу Саймона Хэмптона, так ведь? Попытайся же хоть сейчас сказать правду.
Вера молчала в мучительной растерянности. Господи, как получилось, что разговор свернул на эту тему?! Как она могла это допустить?!
— Давай-давай, выкладывай. Откуда ты знаешь, как он погиб, Саймон Хэмптон?
— Потому что я это видела своими глазами. Я там была. Миша остолбенело смотрел на нее.
— Ты… видела?! — Голова у него пошла кругом. — Но почему, Вера? Почему ты встречалась с Саймоном Хэмптоном накануне нашей свадьбы? Вы что, продолжали с ним встречаться?
— О Господи! Ты думаешь, это имело какое-то отношение к сексу?
— А что же я еще могу думать? Что вы с ним там делали? Вера долго молчала.
— Я пыталась помешать ему убить тебя.
— Убить меня?! Снова?!
Вера молча кивнула. По щекам ее потекли слезы. Сердце его рванулось к ней. Он сел рядом на кровать. Взял ее руку.
— Расскажи мне все. Пожалуйста.
Она начала рассказывать о том, что произошло пять лет назад, в тот страшный вечер, память о котором она надеялась навсегда похоронить.
Миша слушал не прерывая, не произнося ни слова, захваченный ее рассказом. Никто на свете, ни один человек не мог бы любить его так, как Вера. Настолько, чтобы принести подобную жертву.
Она замолчала. Подняла на него глаза, все еще полные слез. Он обнял ее, прижал к себе, погладил ее волосы. От этого простого жеста любви слезы потекли еще сильнее. Она больше не могла сдерживаться. Плакала, плакала, до тех пор, пока не выплакала, казалось, все слезы. Огромная тяжесть свалилась с души. Она освободилась от этой страшной тайны, которую несла в себе столько лет.
Нехотя высвободившись из его объятий, она потянулась к столику за бумажным носовым платком. Вытерла слезы, высморкалась. Посмотрела на Мишу:
— Во всем этом есть некая ирония судьбы.
— Что ты имеешь в виду?
— Мы все время хотели быть честными и открытыми друг с другом. И вот я наконец открыла тебе свою отвратительную тайну, именно в тот вечер, когда ты в конце концов решился рассказать мне о том, что у тебя связь с Сириной Гиббонс и что ты собираешься попросить у меня развод.
Миша вздрогнул. Лицо его побагровело. Как легко она произнесла это имя! Так, словно с самого начала обо всем знала. Наверняка знала! А он, глупец, надеялся, что от нее что-нибудь можно скрыть. Знала и не сказала ни единого слова! Он снова почувствовал необъяснимый гнев. И в то же время, подобно Вере, ощутил огромное облегчение от того, что и его тайна наконец-то вышла наружу. Больше можно не лгать, не изворачиваться. Его охватило радостное ощущение вновь обретенной свободы.
— Значит, ты обо всем знала… Вера только кивнула.
— И давно?
Она снова кивнула.
— Как ты узнала, что это она?
— Я ее заметила в Вене, в Хоффбурге, когда мы там были вместе. После этого все начало меняться. Догадаться об остальном не составило большого труда.
— И ни слова мне не сказала…
— Я… я надеялась на то, что в конце концов это себя изживет.
Он молча смотрел на нее. Голубые глаза распухли от слез, носик покраснел. Она его действительно любит, по-настоящему. Как никто другой. Что же ему теперь делать?.. Откровения сегодняшнего вечера никак не помогли ему разрешить неразрешимую дилемму. Не стоит себя обманывать. Его так же неукротимо тянет к Сирине. Она его словно околдовала. Что же делать?
— Я знаю, тебе нужно время, — услышал он мягкий голос Веры. — И я понимаю, что тебе тоже нелегко. Я попытаюсь приспособиться к этому, как смогу. Но я не хочу, чтобы страдал Ники. — Она подавила тяжелый вздох. — Хотя боюсь, что это неизбежно. Но я хочу, чтобы он пострадал как можно меньше. — Она встретила его взгляд. — Я дам тебе развод, если хочешь.
Она уловила растерянность в его глазах. Похоже, он сам до конца не уверен в том, чего хочет. Может быть, их брак еще можно спасти?
Миша потянулся к ней. Снова взял ее руку.
— Я сегодня собирался попросить у тебя развод. Но сейчас я не так уверен в том, что действительно хочу этого.
Вера свободной рукой откинула волосы с его лица:
— Посмотрим. Пусть пройдет еще немного времени.
Он инстинктивно притянул ее к себе. Сердце его переполнилось благодарностью к этой великодушной женщине. Он приподнял ей подбородок, начал покрывать поцелуями ее лоб, глаза, щеки, губы, сначала нежно, потом все более страстно. Ее знакомый нежный аромат постепенно разжег в нем желание.
Вера среагировала мгновенно. Она столько времени была этого лишена. Она истосковалась по нему. Наверное, глупо позволять ему… Но она хотела его еще сильнее, чем раньше, если такое возможно.
В один момент они сбросили с себя одежду. Знакомый акт любви сегодня ощущался гораздо острее благодаря долгой разлуке и открытиям этого вечера.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Рапсодия - Гулд Джудит



Очень хочу прочитать,но не получается скачать
Рапсодия - Гулд ДжудитКсения
15.07.2011, 14.43





Хоть и не было комментариев , захотелось прочитать.И знаете,получила огромнейшее удовольствие.Этот роман не похож на остальные.Читаешь на одном дыхании.Нельзя сказать ,что с ГГ кто-то хорош,а кто-то нет.Без одной из гг сюжет был бы уже не тот.А так -не добавить ,не отнять.Читайте-не пожалеете!!!
Рапсодия - Гулд ДжудитСветлана
3.03.2016, 13.29





Откликнулась на комментарий Светланы,удивилась, -"Почему 2700 голосов,а отзыв всего один?"Действительно, на обычный любовный роман не похож, скорее психологическая драма!! Как будто "Преступление и наказание"Достоевского в упрощенной форме прочитала...Теперь понимаю,почему нет комментариев-хорошее не пишут,плохое рука не поднимается написать!!Роман не читается на одном дыхании!!!Интерес у меня появился лишь на 25 главе))С кем же останится гл.герой??rnННо с рейтингом 2 не согласна-7,5 за серьезность.Дамы,девочки,леди и просто красавицы НЕ РЕКОМЕНДУЮ читать,отвлечься от забот повседневных не удасться, только заморочитесь!!!
Рапсодия - Гулд ДжудитТ.Ж.
5.03.2016, 22.31








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100