Читать онлайн Грехи Книга 1, автора - Гулд Джудит, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грехи Книга 1 - Гулд Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грехи Книга 1 - Гулд Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грехи Книга 1 - Гулд Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гулд Джудит

Грехи Книга 1

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

«Жано-билдинг» располагался на углу Пятой авеню и Двенадцатой улицы. В окружении старых солидных построек, он смотрелся как ослепительный бриллиант. Для проектирования этого девятнадцатиэтажного здания Элен наняла Кенина Роша, Джона Динкелу и членов Академии художеств.
И она получила именно то, что хотела. Башня с угловыми зеркальными стенами стала прообразом «Юнайтед-Нейшн Плаза-отель», завоевавшего впоследствии ряд премий. При утреннем освещении «Жано-билдинг» смотрелся как холодный застывший айсберг, днем его стены отражали интенсивное движение и жизнь улицы, а ночами он как бы сиял мириадами свечей. Но наиболее впечатляющим он был на закате: умирающее солнце, отражаясь в зеркальных стенах, делало его похожим на пламя.
В половине десятого, когда Элен взялась за ручку своего белого «роллс-ройс-силва-клауд» с нью-йоркским номерным знаком «ЭЖИИ», фасад здания отливал серебром. Прохожие стали с интересом оборачиваться. Впрочем, где бы Элен ни появилась, ее всегда замечали. Это объяснялось как положением в обществе, так и ее необычной красотой.
По слухам, ей было под тридцать, на самом же деле Жано исполнилось тридцать восемь, и она владела контрольным пакетом акций «Элен Жано интернэшнл инк.», своей издательской империи. Стройная, ростом около метра шестидесяти, она всегда держалась с королевской грацией. Тонкие черты ее овального лица были такими же изящными, как и у дрезденских фарфоровых статуэток, а глаза поражали необыкновенным фиалковым цветом. Впрочем, фиолетовый нередко сменялся цветом дымчатого аметиста, а порой, вспыхнув, радужка сияла словно россыпь сапфиров. Роскошные черные волосы только подчеркивали ее изящный профиль, полные чувственные губы и фарфоровой белизны зубки.
Она зябко поежилась и подняла воротник своей норковой шубки, скользнув взглядом по Пятой авеню. В конце авеню в лучах солнца сияла рождественская елка.
«Счастливое Рождество», – подумала она, печально качая головой. Печальный праздник, который становится еще печальнее, когда все вокруг веселятся.
«У меня тоже когда-то была чудесная семья…»
Ее внезапно зазнобило.
– Мадам, – послышалось рядом. Воспоминания вмиг оборвались. Шофер по-прежнему держал дверцу открытой, она все еще не вышла из машины.
– Прости, Джимми, – "гортанно проговорила она и быстро шагнула на тротуар.
– Подать машину на ленч, мадам? – спросил шофер, закрыв дверцу.
– Нет. Будь в половине седьмого, – ответила она, подумав.
– Хорошо, мадам. Что-нибудь еще? Элен покачала головой.
– Спасибо, Джимми. Забрось домой багаж. Ничего не изменилось за неделю ее отсутствия. В этом районе мало что меняется, исключение составляет только «Жано-билдинг». На Пятой авеню стояло массивное серое здание штаб-квартиры Форбса, такое же основательное и несокрушимое, как и сам финансовый воротила.
Что ж, ее империя – мир моды, а Форбс правит экономикой. Ее имя ассоциируется с высокой модой, так же как и имя Ферчилд, чье безобразное, смахивающее на фабрику здание стоит по соседству. Впрочем, Фэрчилд, издатель журнала «Вуменс веар дейли», ей отнюдь не конкурент, как не может быть конкурентом Конде Наст журналу «Вог» или Херст – «Харперс Базар».
Улыбнувшись и застучав каблучками по асфальту, Элен двинулась к зданию. Нью-йоркская индустрия моды с ее вопиющим снобизмом никогда не переставала удивлять Элен: им всегда хотелось ни в чем не отставать от шикарной Аппер-ист-сайд. И где теперь Конде Наст? Где все эти модные агентства? Да, она им веем показала! Только благодаря ей мода как бизнес вернулась в деловую часть города.
Стеклянные двери «Жано-билдинг» автоматически раздвинулись, и Элен вошла в роскошный вестибюль. Кивнув секретарше, она направилась к своему личному лифту. Это был ее мир, мир, который она создала и в котором царствовала. По делам спешили ее служащие, из-за дверей доносились бесконечные телефонные трели и приглушенные голоса – ее мир жил полной жизнью.
Она посмотрела на одну из стен вестибюля: надпись «ЭЖИИ» и расшифровка – «Элен Жано Интернэшнл инкорпорейтед» – на месте. Смотреть на эти буквы при входе стало для нее своего рода ритуалом – видимо, чтобы увериться, что она не грезит.
Администрация располагалась на девятнадцатом этаже. В роскошно обставленной приемной каждый доллар становился осязаемым. Звукопоглощающие пол и потолок, дорогие замшевые диваны, расставленные так, чтобы создать отдельные места для переговоров; медные столики перед ними, на которых лежали полные наборы последних модных журналов «Жано». Все они были без обложек. Сами же обложки были развешены по стенам. Освещенные невидимым светом, они ровной линией висели на уровне глаз, словно маленькие киноэкраны. Не нарушая порядка, их можно было менять каждый месяц по мере выхода в свет всех двенадцати журналов.
Элен оглядела их придирчивым глазом. Она видела каждую из них сотни раз, сама выбирала формат и цвет, помогала изготовить их макет и, однако, каждый раз, глядя на них, испытывала ни с чем не сравнимую материнскую гордость. Для каждой из них она сама подбирала название, а потому была также и их крестной матерью.
Девушка за секретарским столом посмотрела на нее с нескрываемым удивлением.
– Мисс Жано, – залепетала она, – мы… мы не ждали вас так скоро. Думали, вы приедете ближе к вечеру…
Элен расстегнула норковое манто.
– Я решила вернуться пораньше, Мэгги. Мэгги осторожно огляделась по сторонам и снизила голос до шепота:
– Граф де Леже уже здесь. Пришел двадцать минут назад. Он как будто знал, что вы приедете утром.
Элен на секунду замерла. Юбер де Леже? А ведь она никому не сообщала, что вернется раньше. Значит, в Париже кто-то наблюдает за ее квартирой на острове Сен-Луи. Кто-то шпионит за ней. Что ж, рано или поздно такое должно было случиться.
– Он пока один? – спросила Элен.
Мэгги кивнула:
– Пока – да, но я слышала, что сегодня днем собирается весь Совет директоров.
В этом не было ничего удивительного: еще месяц назад она сама назначила это совещание. Для посвященных это была пустая формальность. Для тех же, кто об этом не знал… К горлу Элен подступил комок.
– Да, скоро они все соберутся, – сказала она охрипшим голосом.
– С вами все в порядке, мисс Жано? – встревожилась Мэгги.
Пытаясь изобразить на лице улыбку, Элен кивнула. Зазвонил телефон, и секретарь сняла трубку. До Элен долетели обрывки разговора:
– Да… Она уже здесь… Только вошла…
Элен устремилась в свой кабинет, стараясь не прислушиваться к словам. Голова ее была занята другим.
– Мисс Жано!
Элен оглянулась: ее догонял Альберт Лурье, ответственный секретарь. В руке он держал сложенную газету.
– Привет, Альберт. Что за спешка?
– Слава Богу, что мне удалось вас догнать, – сказал он взволнованно. – У меня есть кое-какие новости, и мне кажется, вам следует немедленно ознакомиться с ними.
Альберт кивнул в сторону маленького зала для совещаний.
Они прошли в отделанное ореховыми панелями помещение, сели в удобные кожаные кресла.
– Так в чем дело? – спросила Элен. – Это что – вопрос жизни или смерти?
– Именно. – Альберт с мрачным видом протянул ей газету. – Сегодняшняя «Уолл-стрит джорнэл». Вы читали?
– Еще не успела.
Альберт молча указал пальцем на статью. Заголовок гласил: «Компания „Жано пабликейшнз“ накануне краха». Во рту у Элен все пересохло, едва она пробежала подзаголовок: «Издательский гигант испытывает серьезные затруднения». Затаив дыхание, она принялась читать.
По нашим прогнозам, сегодня состоится формальное и в то же время незапланированное совещание Совета директоров «Элен Жано интернэшнл инк.». Надежный источник, пожелав остаться неизвестным, сообщил нам, что это совещание выявит те на первый взгляд, казалось бы, незаметные силы, которые борются за контрольный пакет акций в «ЭЖИИ». Ни для кого не секрет, что мисс Жано затянула с выплатой займа и что ее новый журнал «Ты!», предназначенный для работающих женщин, потерпел коммерческую неудачу; убытки исчисляются миллионами. Обозреватели издательской индустрии на Уолл-стрит предполагают, что эта борьба может серьезно подорвать финансовое положение «ЭЖИИ», стоимость акций которой уже пошла на убыль.
Основной движущей силой этого издательского гиганта всегда была легендарная француженка Элен Жано, которая в 1957 году в Париже дала жизнь журналу «Ле Мод» и создала на его основе всемирно известный издательский конгломерат, способный определять основные тенденции моды и формировать общественные вкусы.
Два года назад мисс Жано использовала под значительный заем часть своих личных акций в «ЭЖИИ» с целью финансирования «Жано пабликейшнз», самостоятельной корпоративной организации, управляемой исключительно мисс Жано. Как стало известно, срок займа истекает. Если мисс Жано не выполнит свои обязательства, огромный пакет акций с правом голоса станет собственностью «Манхэттен-банка», который, в свою очередь, распорядится им по своему усмотрению. Это приведет к тому, что у мисс Жано, основательницы и президента «ЭЖИИ», останется незначительная часть акций и она утратит свое влияние на издательскую политику корпорации…
Элен резко отбросила газету в сторону. Она отлично понимала, что означает эта статья: кто-то из членов Совета директоров намеренно передал материал прессе, с тем чтобы подорвать ее авторитет и ослабить связи с банками. Кроме того, действуя подобным образом, кто-то, желая повлиять на издательскую политику, предал гласности ее упорное нежелание сделать компанию доступной для других акционеров. И как они не понимают, что, согласившись на это, она выиграет больше других?! Но сама мысль о неизвестных инвесторах компании, которую она с таким трудом создавала и защищала всеми мыслимыми и немыслимыми способами, приводила ее в ужас, даже несмотря на то что доходы компании значительно бы выросли. Дело в том, что в погоне за прибылью, вне всякого сомнения, ухудшилось бы качество изданий, а этого Элен не переживет. В конце концов, разве не ее компания является авторитетным законодателем моды? Нет, лучше уж остаться с горсткой акционеров, чем изменить стиль работы! Альберт Нервно заерзал в кресле.
– Мне… мне очень неприятно, мисс Жано, – произнес он запинаясь. – Но я подумал, что вам необходимо ознакомиться с этой статьей. – Он бессильно развел руками.
– Спасибо, Альберт, – кивнула Элен. – Я ценю вашу заботу, поверьте.
Она поднялась, похлопала Альберта по плечу и медленно двинулась к своему кабинету. «Меня предали, – с горечью думала она. – И уже не в первый раз. Единственное, что не меняется, – это горечь поражения».
Конечно, у «ЭЖИИ» есть проблемы. Но выплескивать их на страницы «Уолл-стрит джорнэл»?! Кто это мог сделать? Де Леже? Не исключено. Однако полной уверенности нет: другие ничуть не лучше.
Ясно одно – материал на страницах «Уолл-стрит джорнэл» не просто предупредительный удар, это открытое объявление войны. Что ж, кто-то из директоров, а то и все они, вместе взятые, давно нацеливались на контроль над «Элен Жано интернэшнл инк.». Они лелеяли эту мечту годами, и вовсе не потому, что опасались за свои деньги или беспокоились за правильное направление журналов или их издание. Нет, это не так. Просто все они настолько ненавидели ее, что решили отобрать то единственное, что она любила и о чем пеклась больше всего на свете, – ее корпорацию.
Элен свернула налево и остановилась перед тиковой дверью в конце коридора. На уровне глаз золотыми буквами было выведено: «Президент».
Она решительно взялась за ручку и открыла дверь. Ее встретил громкий стук машинки: секретарша Джулия бойко расправлялась с пачкой писем, скопившихся за каникулы. Джулию как в здании, так и за его пределами прозвали Сфинксом. Ее преданность Элен и умение защищать от непрошеных посетителей стали легендой.
Обернувшись на звук открывшейся двери, Сфинкс удивленно воскликнула:
– О, мисс Жано!
– Доброе утро, Джулия, – улыбнулась Элен.
– Вы так внезапно вернулись! Нас даже никто не предупредил, что самолет…
– Да, да, – отмахнулась Жано. – Я хотела остаться незамеченной и потому наняла «леар». – Она помолчала и сокрушенно добавила: – Однако меня опередили. Говорят, граф уже здесь.
– Он у вас. – И она тут же приложила ухо к селектору, стоявшему на столе.
Элен сразу все поняла и прислушалась: из селектора доносилось сильное сопение. Юбер де Леже подслушивал!
Элен хмыкнула: неудивительно. Она прекрасно знала Юбера. Хитрый и наглый, он мог кого угодно заставить плясать под свою дудку. Ни Сфинкс, ни даже отряд вооруженных охранников не сумел бы помешать ему проникнуть к ней в кабинет. Элен пожала плечами.
– Для меня есть что-нибудь?
– Вот, – ответила Джулия, протягивая ей пачку розовых листочков-памяток. – Еще звонил ваш брат. Сказал, что должен увидеться с вами до начала заседания Совета директоров. Что-то очень важное.
Элен кивнула. Главное сейчас – отделаться от графа.
Прежде чем открыть дверь своего кабинета, она закрыла глаза и попыталась сосредоточиться.
Ее кабинет располагался в угловой части здания и состоял из четырех комнат: приемной, маленькой кухни, спальни и ванной. Все офисы и коридоры «Жано-билдинг» были декорированы дорогой дизайнерской фирмой, а кабинетом занималась она сама.
В большой приемной две наружные стены от пола до потолка были стеклянными. Одна стена смотрела на «Форбс-билдинг», другая – на Пятую авеню, которая просматривалась вплоть до арки, ведущей к входу в Вашингтон-сквер и напоминающей Элен о Триумфальной арке ее любимого Парижа.
Своей отделкой – стены нейтрального белого цвета, пол застлан бежевым шерстяным ковром – ее кабинет сильно смахивал на любой другой офис Нью-Йорка. Во всем остальном, впрочем, Элен положилась на свой собственный вкус, стиль и воспоминания, создав роскошное и в то же время очень комфортабельное помещение.
Она сама подбирала старинные образцы французской мебели и лично руководила ее реставрацией. В любое время года независимо от ее присутствия на столе всегда стояли свежие цветы.
Граф, по всей видимости, чувствовал себя в ее святая святых как дома. Он спокойно сидел за ее рабочим столом времен короля Людовика XV. Ваза с цветами была отодвинута в сторону, а на столешнице красного дерева покоились его ноги. В одной руке де Леже держал бокал «Наполеона», в другой – дорогую сигарету.
Выпустив к потолку кольцо дыма, Юбер удивленно посмотрел на Элен.
– Моя прекрасная Элен! – воскликнул он по-французски. – Входи, я не кусаюсь. А если бы даже и кусался, то в данный момент не страдаю от бешенства. – Он разразился раскатистым смехом.
Элен спокойно закрыла за собой дверь и окинула его проницательным взглядом. «Господи, – с отвращением подумала она, – как можно так напиваться в половине десятого утра?»
– Могу я предложить моей прекрасной Элен выпить? – спросил граф, глядя на нее с усмешкой. – В баре есть отличные напитки.
– Благодарю, нет, – холодно ответила Элен.
Похоже, он обиделся. Неужели это тот самый человек, которого она знала с ранней юности? Неужели это тот самый Юбер де Леже, который так страстно добивался ее руки? Нижняя челюсть его давно отвисла.
волосы поседели, а когда-то умные глаза остекленели от беспробудного пьянства.
Плотно сжав губы, Элен подошла к столу и выразительно посмотрела на его ботинки. Он даже глазом не моргнул. Тогда она в ярости сбросила его ноги со стола.
– Дорогая, это не очень вежливо с твоей стороны, – начал было он.
– Юбер, – грозно проговорила она, – ты слишком много себе позволяешь.
Юбер изумленно поднял брови, но Элен уже отвернулась, поставила на место вазу и скинула с себя норковое манто. Затем подошла к креслу, в котором развалясь сидел гость, и посмотрела на него в упор. Он, в свою очередь, глядел на нее с напускным недоумением.
– Юбер, может, тебе напомнить, что это мой кабинет?
Он словно бы встрепенулся и демонстративно хлопнул себя ладонью по лбу.
– Как я мог забыть! – воскликнул он с явной издевкой. – Конечно, он пока еще твой! – Он деланно нахмурился, отхлебнул коньяк и с расстановкой продолжил: – Будем откровенны. Действительно, офис пока еще твой и будет твоим по крайней мере до конца недели.
По крайней мере, – резко повторила она. – Мой дорогой Юбер, если ты решительно настроен составить мне компанию, то тебе придется пересесть вон в то кресло. – Элен указала на пустое кресло напротив.
Он нехотя поднялся, скривив губы в наглой усмешке. Изображая учтивость, сделал вид, что помогает ей сесть, затем плюхнулся в указанное кресло.
– Очаровательный кабинет… и такой прекрасный вид, – одобрительно произнес граф, – но мне кажется, обстановку здесь надо сменить. Уж слишком она женская, что ли… все эти французские штучки…
Элен принялась внимательно рассматривать свои руки. Ей лучше помолчать. Пусть себе болтает.
– Знаешь, – продолжал он, – возможно, уже в следующий понедельник я позвоню дизайнерам и попрошу их все здесь переделать. Пусть сделают этот кабинет более строгим, соответствующим мужскому вкусу.
Элен слушала его вполуха, соображая, как бы побыстрее от него отделаться и не дать ему возможности закатить сцену.
Затушив сигарету, Юбер тем временем потянулся к ее манто и пробежался пальцами по меху.
– Знаменитая черная лама? – спросил он.
– Да, – ответила Элен.
Юбер громко рассмеялся:
– Ну и ну! Любая в этом городе пойдет на преступление, лишь бы заиметь такое. Тебе же стоило только послужить моделью у Ричарда Аведона – и вот, пожалуйста! Итак, Элен Жано, у которой полным-полно всяких мехов, получает еще одну шубу, и причем бесплатно. Да к тому же становится ходячей моделью. Тебе ведь всегда хотелось иметь какой-нибудь титул, а, Элен?
– Вряд ли ты пришел сюда, чтобы поговорить о моей шубе, – сухо заметила Элен.
– Сказать по правде, не для этого. – Юбер вмиг посерьезнел.
– Тогда зачем же?
– Чтобы поговорить о наших общих делах и, конечно же, об Элен Жано. Женщина и бизнес.
Элен замерла, взгляд ее фиалковых глаз остановился на лице Юбера.
– Что ж, в таком случае нам просто нечего обсуждать.
– Нечего?
– Абсолютно. Тебе прекрасно известно, что сегодня Совет директоров, и если у тебя есть какие-то претензии ко мне или к моей издательской политике, давай обсудим их открыто на Совете.
– Открыто копаться в грязном белье? – спросил он, цокая языком. – Боже, какая смелость! Хотя ты всегда была смелой, Элен. Ты всегда добивалась того, чего хотела, и ни разу твое железное сердце не дрогнуло, а?
– Переходи, пожалуйста, к делу, Юбер.
Он неторопливо закурил.
– Именно. Видишь ли, я пришел предупредить тебя, чтобы ты подготовилась, прежде чем войти в зал заседаний.
– Подготовилась к чему?
– К поражению, моя дорогая.






Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грехи Книга 1 - Гулд Джудит



Замечательная книга.Не пустышка.читала в запой.Хороший писатель.
Грехи Книга 1 - Гулд ДжудитОльга
14.09.2013, 9.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100