Читать онлайн Грехи Книга 1, автора - Гулд Джудит, Раздел - Глава 12 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грехи Книга 1 - Гулд Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грехи Книга 1 - Гулд Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грехи Книга 1 - Гулд Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гулд Джудит

Грехи Книга 1

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 12

Они покинули шумный ресторан и вышли на залитую лунным светом ночную улицу. После душного, пропитанного табачным дымом подвала воздух казался особенно чистым и свежим.
Юбер помог ей сесть в машину, закрыл дверцу и сел за руль. Она прижалась лбом к стеклу, и ее лицо при лунном свете казалось сказочно бледным. Внезапно он наклонился и, притянув ее к себе, стал целовать долго, жадно… Она крепко обвила его шею руками.
– Куда мы поедем? – еле слышно спросила она, когда он включил зажигание.
– Лучше всего в гостиницу.
– Только не в гостиницу, Юбер, – возразила она, дотрагиваясь до его руки. – Нельзя ли чего-нибудь поромантичнее?
Он быстро сориентировался и, включив передние фары, тронул машину с места.
– Я знаю, куда мы поедем, – решительно произнес он.
– Куда?
– Сама увидишь.
Меньше чем через полчаса они подъехали к замку Лестало-де-Леже. Издалека он казался мрачной громадой, но тут, словно по заказу, из-за туч появилась луна и осветила своим волшебным светом крепкие средневековые башни и более вычурные пристройки эпохи Ренессанса. Вода в крепостном рве казалась расплавленным серебром. У Элен захватило дух.
– Ну как, романтично? – поинтересовался Юбер.
– Да, – кивнула Элен. – Очень красиво.
Юбер осторожно вел машину через лабиринты дорог в виноградниках Лестало. Время от времени холмы или поворот дороги заслоняли от них замок, но когда он возникал снова, то выглядел еще более величественным и неприступным.
Наконец они остановились. Обняв Элен за талию, Юбер повел ее к каменному мосту, который давно заменил собой подъемный мост через ров.
– А что, если нас кто-нибудь увидит? – прошептала Элен, взглянув на него краешком глаза.
Он только рассмеялся:
– Не волнуйся. Я как-никак де Леже, а не вор какой-нибудь. Слуг у нас здесь совсем мало, их почти нет, да и кроме того, они привыкли, что я приезжаю сюда, когда мне заблагорассудится.
Элен словно к месту приросла.
– С женщинами?! – «Что за глупый вопрос! – тут же досадливо поморщилась она. – Конечно же, с женщинами.. Как мадам Дюпре обозвала его? Бабник». Словно пелена спала с глаз Элен, и, прежде чем Юбер успел что-либо ответить, она с достоинством распрямилась. – Отвези меня обратно, Юбер. Вернемся в Отеклок.
Обратно они ехали в полном молчании. Юбер злился и что есть силы давил на акселератор. Элен Же боялась просить его ехать медленнее. Побледнев, она молча смотрела на мелькавшие за окном темные виноградники. «Мы непременно разобьемся, – стучало у нее в висках. – Он убьет нас обоих».
Когда Юбер остановился у мраморной лестницы, Элен в нерешительности замерла. Ей хотелось как-то сгладить неловкость, попросить, чтобы он не сердился, но, увы, атмосфера была слишком накалена. На сей раз он даже не помог ей выбраться из машины. Включив зажигание, юноша стремительно развернул машину и помчался по тополиной аллее. Элен оставалось только гадать куда. Обратно в Сен-Медар? К «Гастону»? Или к какой-нибудь женщине, которая примет его с распростертыми объятиями? Элен быстро обогнула здание и вошла через черный ход.
Она была сердита на Юбера, и чем больше о нем думала, тем сильнее ее разбирала злость. Он нарочно накачал ее шампанским, зная, по всей вероятности, что в состоянии легкого опьянения она утратит контроль над собой. Мало этого, он еще пытался уложить ее в постель!
Но еще больше она злилась на себя: надо было лучше думать, прежде чем лететь к нему по первому зову!
Она больше не виделась с Юбером. А он не искал с ней встречи. Было ясно, что их дружбе пришел конец. Во всяком случае, у них почти не было возможности столкнуться друг с другом: он жил в парадной части дворца, а она на служебной половине. Большую часть дня Элен проводила в своей комнате или сидя за работой. В те редкие часы, когда она выходила на прогулку, рядом с ней всегда была мадам Дюпре. Элен так и не рассказала ей, что произошло, а мадам была достаточно тактична, чтобы не расспрашивать.
Приближался день бала. У Элен давно уже пропало желание принимать участие в торжестве, ей даже не хотелось оставаться в доме: бал лишь послужит болезненным напоминанием о том вечере.
За день до бала мадам Дюпре попросила сообщить графине, что ее гардероб готов. Та обещала появиться через полчаса.
– Она сразу перемеряет все наряды, – сказала мадам Дюпре. – Будем надеяться, что ей все понравится.
– Я неважно себя чувствую, – отозвалась Элен. – Можно я пойду к себе?
– Сядь. – Мадам, нахмурившись, указала на стул. – Я не знаю, что там случилось между вами с Юбером де Леже, – начала она сердито, – но полагаю, графиня здесь совершенно ни при чем. – В глазах мадам Дюпре читался вопрос.
– Конечно, – кивнула Элен.
– В таком случае ты обязана присутствовать при примерке. В конце концов, ты много работала над ее гардеробом и отвечаешь за успех или неудачу. Как бы графиня ни оценила нашу работу, тебе надлежит знать ее оценку.
– Но я действительно неважно себя чувствую.
– Не нахожу, – возразила мадам Дюпре. – И я настаиваю, чтобы ты осталась.
Элен угрюмо кивнула.
Графиня оказалась на редкость пунктуальной: ровно через полчаса раздался стук, лакей распахнул дверь и отступил в сторону. Тщательно уложенные серебристые волосы графини сверкали точно так же, как и серебряные нити ее летящего восточного наряда.
Мадам Дюпре бросила на Элен быстрый взгляд, и обе присели в реверансе. Графиня прошла за трехстворчатую ширму, и мадам Дюпре начала примерку.
Первым она принесла графине дубликат бледно-желтого костюма Шанель. За ним последовали два подобных наряда: один бледно-голубой, а второй из твида. Затем наступила очередь платья от Шиапарелли изумительного красного цвета и двух платьев от Балансиаги – белого и черного. А вот наконец и Живанши: два костюма и одно платье – цвета умопомрачительные!
Каждая вещь сидела на графине безупречно. Глаза мадам Дюпре блестели от удовольствия. Даже профессионалу нелегко будет отличить копию от оригинала.
Графиня долго вертелась перед трехстворчатым зеркалом, придирчиво рассматривая себя со всех сторон. Примерив последнее платье, она одобрительно кивнула:
– Все сшито великолепно, мадам.
– Я очень рада, графиня, – скромно отозвалась та. Взгляд темных глаз графини остановился на Элен.
– Я надеялась чаще вас видеть, мадемуазель, – проговорила она с упреком.
– Да, графиня, – покраснела девушка, – я тоже на это надеялась.
– Помнится, мой сын приглашал вас на бал. Вы придете завтра?
Мадам Дюпре бросила быстрый взгляд на Элен: это что еще за новости? Глаза девушки ничего не выражали, только их фиалковая голубизна сменилась цветом дымчатого аметиста.
– К сожалению, я не могу принять ваше любезное приглашение, – ответила Элен. – Надеюсь, вы меня простите.
Мадам Дюпре так и ахнула, а графиня застыла в немом изумлении.
– Но это невозможно! – воскликнула она. – Мой сын очень расстроится, если вы не придете. Он просил меня лично передать вам, что завтра в восемь вечера будет ждать вас в Круглом зале.
Сердце Элен подпрыгнуло от радости. Неужели Юбер действительно хочет ее видеть? Неужели больше не сердится? Голова у нее пошла кругом. Но она все равно не может пойти на бал – ей просто нечего надеть. Надо найти любой предлог, чтобы отказаться.
– Мне очень жаль, – произнесла Элен. – Я думаю, что он… я… – Она растерянно посмотрела на мадам Дюпре, но та только покачала головой.
Грациозно протянув руку, графиня взяла Элен за подбородок и взглянула ей в глаза.
– Вы либо слишком глупы, либо слишком умны, мадемуазель, – сказала она, – но мой сын просто потрясен вашим поведением.
– Очень жаль.
Не надо жалеть. Скорее всего вы первая женщина, которая осмелилась ему отказать. – В глазах графини читалось восхищение. – Он был уязвлен, но, как ни странно, уважает вас за это. И я тоже. – Графиня улыбнулась. – Так вы будете в Круглом зале завтра в восемь?
– Сожалею, графиня. – Элен беспомощно развела руками. – Для меня это такая неожиданность. Я не предполагала, что буду приглашена, поэтому не приготовила… – девушка опустила глаза, – …что надеть.
Графиня на минуту задумалась, потом посмотрела на мадам Дюпре.
– Вы не могли бы что-нибудь сшить для нее, мадам?
– Конечно, графиня. Все дело за тканью.
– Разве у нас там ничего не осталось? – Графиня указала рукой на шкаф.
– Да, графиня, но в основном это белый шелк.
– Берите сколько потребуется, только сшейте что-нибудь очень красивое. Разумеется, ваш труд будет дополнительно оплачен.
– Да, графиня. – Внезапно мадам Дюпре осенило: – Знаю, что прошу слишком много, графиня, но в оранжерее…
– Да? – Женщина вопросительно взглянула на портниху.
– Хорошо бы украсить платье живыми цветами. Могу я попросить садовника нарезать мне цветов?
– Живые цветы на платье? – удивилась графиня. – Весьма эксцентрично, но я целиком доверяюсь вашему вкусу. Пусть принесет.
Графиня направилась к двери, а мадам Дюпре с Элен присели в почтительном реверансе. У самой двери графиня оглянулась:
– Так, значит, завтра ровно в восемь в Круглом зале.
Дверь за ней закрылась.
. Элен со стоном опустилась на стул и обхватила голову руками.
– Что мне теперь делать? – Она чуть не плакала.
– Не горюй, – весело отозвалась мадам Дюпре. – Я сошью тебе такое платье, что все ахнут. – Ее глаза горели от возбуждения; всплеснув руками, она приказала: – Быстрее раздевайся, я сниму с тебя мерку. У нас совсем нет времени!
Мадам Дюпре не завтракала и не обедала. Казалось, терпению ее не будет конца. Она точно знала, чего хочет, к какому эффекту стремилась, каким Получится платье, сколько ткани пойдет на него. Она работала без выкройки, с такой скоростью и уверенностью, каких Элен прежде никогда не видывала. Мадам Дюпре словно сбросила с себя оковы, создавая платье, которое будет по-настоящему оригинальным, завораживающим. Без всяких заимствований от Живанши, Балансиаги, Одиль Жоли или Диора. Проходили часы, и платье постепенно принимало нужные очертания. Элен уже видела, что у него квадратный низкий вырез и широкая пышная юбка. Платье без рукавов, лишь узкие бретельки на плечах.
Время от времени мадам Дюпре прикладывала к Элен кусочки ткани и скрепляла их булавками. Затем отступала назад и, нахмурившись, критически оглядывала свою работу, убирая в одном месте, мелом намечая линию в другом. Потом все детали платья вновь раскладывались на столе.
Элен была поражена. Мадам Дюпре шила платье вручную! Казалось, руками она работает быстрее, чем на машинке.
В полночь глаза Элен стали слипаться. Она уснула прямо на стуле, вытянув вперед ноги и сложив руки на коленях. Голова ее свесилась набок, черные волосы картинно рассыпались. «Так спят только в молодости», – подумала мадам Дюпре. Что ж, такой сон восстанавливает силы.
На рассвете мадам Дюпре все еще работала. Как ни странно, она совсем не чувствовала усталости.
А вот и Элен проснулась. Она заморгала, шумно зевнула и руками протерла глаза. Сквозь большие окна в комнату лился яркий солнечный свет.
– Неужели уже утро? – удивленно взглянула она на мадам Дюпре.
– Да, и какое чудесное! – ответила та улыбаясь.
Элен чуть не вскрикнула от восторга, увидев лежащее на столе платье. Солнечный свет, подчеркивая его белизну, шел, казалось, изнутри, отбрасывая на нее свое сияние. Элен даже зажмурилась.
– Какая красота! – выдохнула она.
Мадам Дюпре лукаво улыбнулась:
– Ну, до этого еще далеко. Выспалась? Элен кивнула:
– Вполне. Но ведь вы даже глаз не сомкнули!
– Высплюсь, когда закончу работу. Давай-ка быстро примерим платье, и я буду шить дальше. Потом ты слегка позавтракаешь. Ленч, кстати, тоже должен быть легкий. Чем меньше у тебя в желудке, тем лучше, изящнее ты будешь выглядеть.
– Мне надо принять ванну, вымыть голову и что-нибудь сотворить с волосами…
– Ничего не надо творить, просто вымой голову, – отозвалась мадам Дюпре.
– Почему? – удивилась Элен.
– Увидишь сама. А сейчас – за дело!
Мадам Дюпре помогла ей надеть платье. Низко вырезанный лиф сидел безупречно, ее маленькие твердые груди немного приподнялись и казались более округлыми, чем были на самом деле. Элен не удержалась и подбежала к трехстворчатому зеркалу, чтобы хорошенько рассмотреть себя, а главное, широкую и пышную юбку – целый километр мягкого, струящегося, ниспадающего волнами шелка.
– Восхитительно! – воскликнула Элен и еще немного повертелась перед зеркалом. Внезапно глаза ее потускнели, сердце оборвалось: она увидела в зеркале свои туфли. Единственная ее пара, естественно, и не могла подойти к платью.
– Что случилось? – встревожилась мадам Дюпре, заметив ее отчаяние.
Элен молча приподняла юбку.
– Ах, это, – улыбнулась женщина. – Не волнуйся, все уже продумано. Я сошью тебе шелковые тапочки на мягкой кожаной подошве. Они, как балетные, будут завязываться вокруг щиколоток белыми шелковыми шнурками.
– Вы гений! – просияла Элен. В порыве чувств она крепко обняла мадам Дюпре.
– Осторожней! – притворно нахмурилась мадам. – Не помни платье! До бала осталось меньше десяти часов. – Она помогла Элен снять наряд. – Лучше поешь немного и прими ванну.
К четырем часам Элен закончила свой туалет. Она дважды приняла ванну, тщательно вымыла голову. Когда волосы высохли, она, по совету мадам Дюпре, обмотала их вокруг головы как можно плотнее и заколола шпильками.
Войдя в швейную комнату, она обомлела от восторга. Мадам Дюпре обрабатывала подрубочные швы, отчего платье становилось еще лучше. Видимо, портниха решила довести его до совершенства, желая сделать самым лучшим платьем предстоящего бала.
– Готово! – Мадам Дюпре облегченно вздохнула. – Давай примерим еще раз. Надо посмотреть, все ли я предусмотрела.
Элен с удовольствием надела платье. Глаза ее вмиг загорелись, дыхание участилось. Платье и в самом деле смотрелось очень эффектно.
– Оно еще лучше, чем те, что я видела в «Вог», – заметила Элен дрогнувшим от волнения голосом.
– Сидит великолепно, – откликнулась мадам Дюпре. – Слава Богу, не надо ничего переделывать. Теперь сними его и повесь на плечики. Я примусь за тапочки, а ты отправляйся к садовнику и попроси его от имени графини принести мне побольше качина метельчатого.
Элен нахмурилась. Интересно, для чего мадам Дюпре цветы?
В половине восьмого Элен начала одеваться. Мадам хлопотала вокруг, словно заправская наседка. Первыми были туфельки. Элен обвила щиколотки тесемками, завязала и прошлась по комнате. Впечатление было такое, словно она летела по воздуху, поскольку в них она двигалась невероятно грациозно. Настала очередь платья. Мадам Дюпре расправила все складки, а затем надела на голову Элен сшитый из того же шелка тюрбан. Тюрбан закрывал уши и красиво обрамлял лицо. В нем лоб девушки казался выше.
Теперь в ход пошли цветы. Мадам сделала букетик и приколола его к тюрбану сзади. Словно нимб воссиял над головой Элен. Боа, сделанное из тех же цветов, мадам Дюпре закрепила на плечах и лифе.
Элен чуть не задохнулась от восторга, когда увидела себя в зеркале. Поистине сказочный наряд! Похожие на кружево цветы смотрелись куда элегантнее, чем любые драгоценности.
Мадам Дюпре взглянула на часы. Без пяти восемь. Она так и сияла от счастья – впервые в жизни ей удалось создать что-то стоящее. Платье действительно было настоящим шедевром, ее воплощенной мечтой.
– Смотришься великолепно! – с гордостью проговорила мадам Дюпре.
Элен даже прослезилась.
– Не знаю, смогу ли я вас когда-нибудь отблагодарить, – прошептала она.
– Сейчас же перестань плакать! – возмутилась мадам Дюпре. – Хочешь, чтобы у тебя веки опухли?
Элен послушно вытерла глаза.
В это время раздался стук в дверь и в комнату вошел лакей в красной атласной ливрее. Пора было спускаться вниз.
Гости уже съезжались. Где-то в глубине дворца слышались слабые звуки оркестра. Элен старалась держаться как можно непринужденнее и элегантно приподняла юбку, чтобы случайно не наступить на подол.
Внизу, у лестницы, уже толпились гости: мужчины в смокингах ручной работы, женщины в красивых вечерних туалетах и дорогих украшениях. В глазах Элен отразился блеск бриллиантовых подвесок, сверкание изумрудных ожерелий, кровавые вспышки рубинов, холодный лунный свет сапфиров. И тут лица присутствующих вытянулись – все увидели ее.
Пропуская Элен, гости расступились, и лакей провел ее в Круглый зал. В дверях, приветствуя приглашенных, стояли граф и графиня. В дальнем конце зала Элен увидела Юбера. Он нетерпеливо ходил взад-вперед, поглядывая на свои золотые карманные часы. Юноша великолепно смотрелся в черном смокинге и белой шелковой рубашке с бабочкой.
Внезапно все разговоры смолкли: гости во все глаза смотрели на Элен.
На какое-то мгновение она смешалась, но, быстро взяв себя в руки, присела в почтительном реверансе. Юбер тотчас подскочил к ней и взял под руку. Графиня посмотрела на нее с улыбкой.
– Удивительно, – проговорила она. – Мадам Дюпре – просто гений! Передайте ей это от моего имени.
– Спасибо, графиня. Я непременно передам.
И граф улыбнулся Элен; его голубые глаза смотрели на нее с неподдельным интересом. Юбер же, отведя ее в сторону, подозвал слугу с серебряным подносом в руках, на котором стояли бокалы с шампанским. Элен не спеша пригубила, решив, что за весь вечер выпьет не больше двух бокалов. Ее поведение должно быть безукоризненным.
– Кто это? – спросила какая-то девушка в платье от Диора персикового цвета у своей собеседницы.
– Не знаю, дорогая, но я обязательно выясню, где она достала такое платье.
– Полный фурор! – улыбнулся Юбер. – Я даже не представлял, что ты такая красивая. Может быть, пройдем в бальный зал?
Элен кивнула, и он взял ее под руку.
Девушка с восхищением смотрела вокруг. Через весь зал тянулись столы, покрытые льняными скатертями, на которых стояли всевозможные закуски: нежно-розовые «деревья» из лангустов, серебряные бочонки с улитками, блюда с моллюсками, мидиями, гребешками и омарами; на «подушках» из черной икры лежали фаршированные перепелиные яйца. Все это изобилие было искусно расположено вокруг герба де Леже – сверкающей ледяной скульптуры льва и саламандры, поддерживающих щит.
Но каково же было удивление Элен, когда они вошли в бальный зал. В жизни она не видела такого великолепия: зал был огромным, с колоннами и высоким, с охотничьей символикой, потолком. Повсюду стояли кадки с пальмами. Спрятанные в листве горшки с орхидеями создавали впечатление, что цветы растут прямо на пальмах. С потолка свисала огромная хрустальная люстра, отбрасывающая на стены волшебный свет множества белых свечей. В дальнем конце зала, на маленькой эстраде, оркестр играл вальсы.
– Разреши пригласить тебя на танец. – Юбер учтиво склонил голову.
Элен на мгновение растерялась: время для танцев еще не пришло, никто не танцевал. И все же, кивнув, она передала свой бокал с шампанским проходившему мимо лакею и отдалась на волю Юбера. Они молча скользили по залу. Платье ее шуршало и вздымалось, словно белое, облако, а цветы качина напоминали сотни снежинок, застывших у нее над головой.
После этого вальса заиграли другой, затем еще и еще. К ним присоединились еще несколько пар, и теперь все вокруг скользили по полу с грациозностью лебедей. Элен потеряла счет времени.
– Я хочу отдохнуть, – сказала она наконец.
Юбер взял ее под руку и отвел в сторону. В бальном зале как раз появились граф и графиня, и граф наклоном головы приветствовал Юбера и улыбнулся Элен. Почувствовав на себе проницательный взгляд голубых глаз графа, Элен покраснела.
– Не откажите мне в удовольствии потанцевать с вами, – сказал он.
Его рука легла ей на талию, и Элен охватило странное волнение. Ее ощущения от прикосновения Юбера в ресторане «У Гастона» не шли ни в какое сравнение с той мощной волной, что прокатилась по ее телу, когда она оказалась в объятиях графа.
– Вы великолепно выглядите, – проговорил граф, кружа ее в вальсе. – Разрешите сделать вам комплимент по поводу платья.
– Спасибо, – смущенно ответила Элен. – Очень мило с вашей стороны.
– Белое идет вам больше, чем черное, – заметил граф. – Мой вам совет – всегда носите только белое.
Сердце Элен затрепетало, и она с изумлением посмотрела на графа. Неужели он запомнил, в чем она обедала три недели назад? Ведь они не обмолвились ни словом, он даже ни разу не взглянул на нее.
Когда музыка стихла, граф проводил ее обратно к Юберу. Графиня приветливо ей улыбнулась, и только тут Элен заметила, что на ней нет никаких украшений, кроме золотых серег в ушах, очень больших и, судя по всему, старинных. На них были выбиты рельефы льва и саламандры, поддерживающих щит.
– Моя дорогая графиня! – раздался сзади вкрадчивый женский голос.
Все обернулись.
– Как чудесно, что вы выбрались к нам, баронесса! – воскликнула графиня. – А я было засомневалась, удастся ли вам посетить нас.
Баронесса залилась резким неприятным смехом:
– К сожалению, я, как всегда, опоздала.
Элен посмотрела на баронессу: женщина лет тридцати пяти, рыжеволосая, тощая, с пронзительным взглядом. На ней было ярко-красное платье от Балэна и кроваво-красные рубины на шее. Ее сопровождал седовласый старец параличного вида с одной стороны, красивая молодая женщина в зеленом – с другой. Держалась она с холодной самоуверенностью; на ней были изумрудное ожерелье и такие же серьги в ушах.
«Скорее всего рыжеволосая женщина не кто иная, как баронесса де Савоньер, – решила Элен. – А неприступная красавица – наверняка Мирей. Неужели это те самые женщины, о которых баронесса сплетничала за обедом?»
Графиня, улыбаясь, представила им Элен. Это и в самом деле были баронесса де Савоньер со стариком бароном и пресловутая Мирей.
Мирей, коснувшись руки Юбера, с упреком сказала:
– Я не видела тебя целую вечность!
Юбер явно чувствовал себя неловко.
– К сожалению, все это время я был очень занят, – отозвался он, – и прошу извинить меня за невнимание.
Глаза баронессы вспыхнули, и на лице появилась этакая акулья улыбка.
– Ты не хочешь пригласить меня на танец? – поинтересовалась она.
Молодой де Леже был полностью приперт к стене.
– Я отлучусь на несколько минут, – обронил он Элен. – Пожалуйста, извините.
Элен с интересом наблюдала, как он, деловито взяв Мирей под руку, повел ее танцевать.
– Вам не кажется, что они очаровательная пара? – явно обрадовалась баронесса.
Графиня молча кивнула, ловко сменила тему разговора и вовлекла в него Элен. После танца Юбер подвел к ним Мирей.
– В чем дело? – несколько язвительно спросила баронесса. – Всего один танец? Только не говори мне, что ты заскучал. – Она бросила на Юбера неодобрительный взгляд. Юноша вежливо улыбнулся и указал ей на Элен:
– Я пригласил на бал мадемуазель Жано и считаю своей обязанностью уделять ей максимум внимания. – И прежде чем баронесса успела ответить, предложил руку Элен.
– Кто она? – сердито спросила баронесса, наблюдая за тем, как они вальсируют.
– Друг нашей семьи, – неопределенно ответила графиня. – Очень милая девушка.
– Да… – небрежно бросила де Савоньер, оглядывая зал. – Пойдем, Мирей. Я вижу там Ротшильдов… – Она указала тонким пальцем на группу людей в глубине зала. Ротшильды, увидев их приближение, сразу принялись танцевать и, вальсируя, удалились в противоположном направлении.
– Какая мерзкая женщина, – заметил граф, когда баронесса ушла. – Не могу понять, почему ты всегда приглашаешь ее?
– Исключительно для того, чтобы придать вечеру пикантность, – лукаво улыбнулась графиня. – Люди любят, когда их держат в напряжении, а у баронессы это выходит так естественно.
Графиня с удовлетворением оглядела танцующих. Бал, несомненно, удался. Ее взгляд упал на Элен.
– Юбер и эта девочка хорошо смотрятся, ты не находишь?
– Несомненно. Она очень красива и прекрасно танцует.
Да, – вздохнула графиня. – Жаль, что у нее нет титула. – Она посмотрела на мужа: – Ну так что, Филипп? Может быть, ты пригласишь на танец меня?
– Конечно. – Граф оторвал взгляд от танцующей пары и, галантно отвесив поклон, повел графиню в вальсе. Графу все время попадались на глаза танцующие Юбер и Элен. «Девочка просто сногсшибательная, – подумал он, почувствовав внезапное желание. – И держится хорошо, и танцует как ангел. С такой женщиной чувствуешь себя мужчиной!»
В час ночи Элен собралась уходить. Юбер остановил ее:
– Куда ты?
– Наверх. Завтра у нас долгое путешествие, мне надо отдохнуть.
– Значит, все-таки уезжаешь, – протянул он разочарованно. – Но неужели тебе не хочется остаться?
– Хотелось бы, но увы… И потом, мне надо очень многое успеть.
– Что, например?
Элен не ответила. Как ей объяснить ему, что она мечтает о создании журнала? Разве он поймет? Для него жизнь – это блестящие балы, красивые женщины, сладкий виноград.
– Мне надо идти, Юбер, – твердо сказала она. – Извини.
– Мне казалось, ты меня любишь, – сердито отозвался он.
Элен задумчиво смотрела на танцующих. Она видела, как на патрицианских шеях женщин сверкали драгоценности, видела их манеру держаться, стиль общения и самонадеянность, которые достигаются только благодаря благородному происхождению. Именно такая женщина и нужна Юберу. Такая же элегантная, культурная, уверенная в себе. Та, что умеет поддержать разговор, знает, какие вина подавать к обеду, каких людей приглашать на вечер, чтобы он имел успех.
– И мне так казалось, – тихо проговорила Элен. – Выходит, я еще не созрела для любви. И я тебе не подхожу.
Юбер в отчаянии схватил ее за руку.
– Мы можем пожениться! – воскликнул он. – Я будущий граф, и ты станешь графиней. Пока живы родители, мы будем жить в замке Лестало, а потом переедем сюда. – Он еще крепче сжал ее руку. – Со временем ты меня полюбишь.
– Из этого ничего не выйдет, – вымолвила наконец Элен с печальной улыбкой. – Мне очень жаль.
Она вернулась на служебную половину, и звуки бала для нее смолкли. Мадам Дюпре уже спала.
Элен осторожно сняла тюрбан, платье повесила на плечики. Утром она снимет с них цветы и тщательно уложит. Бал для Золушки длился недолго: всего пять чудесных, пьянящих часов. Сейчас она снова швея.
Усевшись на край кровати, она развязала и сняла туфельки. Теперь у нее было время подумать над предложением молодого де Леже. По ее мнению, для счастливого брака нужны любовь и согласие семьи. Судя по всему, она недостаточно любят Юбера, чтобы стать его женой, да и тот вряд ли любит ее всем сердцем. Что же касается семьи, граф с графиней скорее всего не одобрят брак между своим наследником и швеей. Конечно, ни в чем нельзя быть уверенной, но все-таки… Резко встав с кровати, Элен подошла к круглому оконцу и раздвинула занавески. В свете газовых фонарей к мраморной лестнице один за другим подъезжали лимузины: гости разъезжались по домам. Бал был окончен. И в первую очередь для нее.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грехи Книга 1 - Гулд Джудит



Замечательная книга.Не пустышка.читала в запой.Хороший писатель.
Грехи Книга 1 - Гулд ДжудитОльга
14.09.2013, 9.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100