Читать онлайн Грехи Книга 1, автора - Гулд Джудит, Раздел - Глава 7 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грехи Книга 1 - Гулд Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грехи Книга 1 - Гулд Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грехи Книга 1 - Гулд Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гулд Джудит

Грехи Книга 1

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 7

Было уже совсем темно, когда они нашли укрытие для ночлега. Причем совершенно случайно. Они отмахали по дороге в Шартр уже более трех километров, как вдруг впереди засветились желтые огни машины.
– Скорее в канаву! – закричал Эдмонд.
Они спрыгнули в канаву и – о чудо! – прямо перед собой увидели большую трубу, соединявшую канавы по обе стороны дороги. Отличное укрытие! Вода на дне трубы уже давно превратилась в лед, и хотя здесь было очень холодно, они чувствовали себя в полной безопасности.
После того как машина проехала, они принялись обустраивать свое укрытие: наломали голых веток, застелили лед и улеглись.
Элен почти не спала: в эту ночь Мари беспрестанно плакала. Только с рассветом она заснула, а когда проснулась, дрожа от холода, обнаружила, что Эдмонда рядом нет.
Брат вернулся через час. Он совершил набег на один из домов в соседней деревне и принес бутылку молока, маленькие головки сыра, две тощие колбаски и немного сахара в керамической вазочке. Еще он стащил бутылку коньяка. Напиток был горьким и обжигал горло, но вскоре каждый из них почувствовал, как по всему телу разливается приятное тепло.
Поев, они двинулись дальше на юго-восток через бескрайние голые поля, через лес и подлесок. Днем пошел дождь вперемежку со снегом. Он застал их, когда дети пробирались через чащу леса. Окоченев от холода, вымокнув до нитки, они наконец укрылись в заброшенной избушке дровосека. Эдмонд раздул огонь, но сырые дрова горели плохо, и вскоре глаза детей заслезились от едкого дыма. Зато им было тепло.
Воспользовавшись ненастной погодой, они перестирали все пеленки Мари. В эту ночь она крепко спала.
А Катрин с Элен все-таки простудились: они то и дело чихали и кашляли.
Через два дня погода улучшилась. Дети вышли на улицу и с изумлением огляделись по сторонам. Стало холоднее, но воздух был чистым и прозрачным, а все вокруг покрывал толстый ковер сверкающего снега.
– Как красиво! – воскликнула Элен.
– Да, очень, – согласился Эдмонд, но тут же обратился к Катрин: – У нас остался сахар?
– Очень мало.
– Смешай остатки сахара с водой и напои малышку, потом одень ее потеплее. Мы скоро двинемся в путь.
Катрин покорно кивнула и пошла в избушку будить Мари. Через минуту она в ужасе выскочила на улицу.
– Мари! – взволнованно проговорила Катрин. – Она вся горит. Кажется, у нее лихорадка.
Оттолкнув Катрин, Эдмонд вбежал в дом. Склонившись над Мари, он потрогал ее лоб рукой.
– Ты права, – сказал он с мрачным видом. – Похоже, она заболела.
– Что же нам делать? – испуганно спросила Элен.
– Как что? Искать врача, – ответил брат.
– Никакой врач сюда не пойдет, – заметила Катрин.
– Значит, к нему пойдем мы, – спокойно ответил Эдмонд.
Катрин тряхнула его за руку.
– Но ведь слишком холодно! – закричала она. – Ее опасно выносить на улицу!
Эдмонд снял с себя пальто и бережно укутал в него Мари.
– Ты что, с ума сошел? – возмутилась Катрин. – Ты же промерзнешь до костей! – Она в отчаянии всплеснула руками, но вскоре забегала по избушке, собирая вещи.
Уже застегивая пальто, Элен спросила Эдмонда:
– Разве врачу не надо платить?
Эдмонд кивнул и похлопал себя по нагрудному карману.
– Нам придется расстаться с маминым кольцом, ничего не поделаешь. Мама бы меня поняла.
Элен согласно кивнула.
Как оказалось, врачи в деревнях были большой редкостью. После нескольких часов поиска Эдмонду наконец удалось одного отыскать. Оставив у него Мари, он поспешил за околицу, туда, где его ждали Катрин и Элен. На нем снова было его теплое пальто.
– Пошли скорее, – махнул рукой он. – В доме доктора чисто и тепло. По. крайней мере согреетесь.
– Ты считаешь, ему можно доверять? – с недоверием спросила Катрин.
– У нас все равно нет выбора. Я оставил там Мари.
Вслед за Эдмондом сестры двинулись по хрустящему белому снегу. У последнего в деревне дома он открыл ворота, ведущие в маленький дворик, и они ступили на крыльцо. Им открыла полная женщина средних лет.
– Проходите, – приветливо пригласила она. – Доктор как раз занимается вашей маленькой сестренкой.
Они проследовали за ней по темному коридору на кухню. Дети тотчас потянулись к печи, чтобы согреться.
– Вы, должно быть, сильно проголодались, – сказала женщина, указав на стол. – Я приготовила вам горячий завтрак.
– А как же Мари… – начал Эдмонд.
– С девочкой все в порядке, – услышали они за спиной мужской голос. Дети дружно обернулись. Пожилой, убеленный сединами доктор снял очки в серебряной оправе и добавил: – Она спит наверху.
– Что-нибудь серьезное? – взволнованно спросил Эдмонд.
Доктор внимательно посмотрел на него.
– Думаю, все обойдется. Для нее сейчас главное – избегать переохлаждения. Жар наверняка скоро спадет, но вам нельзя выносить ее на улицу несколько дней.
– Несколько дней! – воскликнул Эдмонд. – Мы не можем оставаться здесь так долго, доктор.
Врач нахмурился.
– Вы явно нездешние, – сказал он, – иначе я бы вас знал. Наверное, вы идете издалека. Послушайте, расскажите мне все как есть.
Поколебавшись с минуту, Эдмонд кивнул. Они все уселись за столом перед дымящимися кружками с какао, и мальчик рассказал доктору, что с ними случилось, начав с того самого момента, когда боши стали ломиться в их дом…
Через четыре дня Мари поправилась, и они решили продолжить путешествие. Простуда у Элен прошла, прошел и ларингит у Катрин.
Уткнувшись лицом в мягкую, необъятных размеров грудь домоправительницы доктора, Элен крепко обняла ее и расплакалась.
Эдмонд отвел врача в сторонку.
– Вы столько для нас сделали, – сказал он и вытащил из кармана мамино кольцо. – Это все, что у нас есть, возьмите.
– Я ничего с вас не возьму, – сказал врач. – Я выполнял свой долг – врача и француза.
– Спасибо вам за все – и за одежду тоже, – вздохнул мальчик.
Домоправительница вытерла навернувшиеся на глаза слезы, крепко обняла Эдмонда, сняла с шеи серебряную цепочку с ладанкой и торжественно повесила ее ему на шею.
– Тебе наше благословение, – сказала она. – Мы будем молиться за вас. – И, протянув плетеную корзину с провизией, добавила: – Это вам в дорогу.
Встав на цыпочки, мальчик поцеловал ее в щеку. Внезапно на улице раздался звон бубенцов.
– Ой, что это? – закричала Элен, бросаясь к окну. Глаза ее расширились от восторга: большие сани, запряженные парой гнедых, скрипя полозьями по снегу, подъехали к дому.
А, Клод Сорель приехал, – протянул доктор. – В прошлом году я спас жизнь его жене. Ему нечем было мне заплатить, поэтому он в счет долга делает для меня кое-какую работу. Сейчас я с ним договорюсь, и сегодня вы переночуете у него на ферме, а завтра он отвезет вас в Шатодэн. Останется еще шестьдесят километров, и вы достигнете Луары. Оттуда, следуя по реке на запад, доберетесь до моря, где и расположен Сен-Назер.
Клод Сорель остановился у самого дома и, посмотрев на детей пронизывающим взглядом своих глубоко сидящих глаз, буркнул:
– Вот мы и приехали.
Ребятишки молча последовали за ним. Дом был большим и мрачным – серое безобразное пятно на фоне сказочного ландшафта. Грубо сработанный и даже где-то привлекательный в своем запустении, он заметно покосился, и со всех четырех сторон его украшали деревянные подпорки. Пробитые в толстых стенах маленькие квадратные оконца делали его похожим на неприступную крепость. На каждом окне были ветхие ставни. Единственным признаком жизни служила одинокая труба: из нее тянулась тоненькая струйка дыма.
В темной прихожей потолки были такими низкими, что Сорелю пришлось пригнуться. Миновав еще одну дверь, они оказались на кухне. Как и прихожая, она была слабо освещена. Пол, сколоченный из грубых досок, побелел от бесконечного скобления. Стены кухни украшали рога и пыльные оленьи головы; их стеклянные глаза злобно блестели отраженным светом.
– Эй, женщина! – грубо крикнул Сорель.
Шаркающей походкой в комнату вошла жена.
– Что? – спросила она каким-то сдавленным голосом. Оказалось, губы ее распухли от побоев.
Элен во все глаза смотрела на хозяйку. Она была гораздо ниже своего мужа, с поникшими плечами, потухшим взглядом. Всем своим обликом она напоминала затравленного зверя.
– Ты что, не видишь, что у нас гости, бездельница? – рявкнул Сорель. – Что ты стоишь как дура? Быстрей принеси им что-нибудь поесть, а потом уложи спать!
– Хорошо, Клод, – послушно проговорила она.
Женщина, взглянув на детей, кивнула на грубо сколоченный стол. Только сейчас Элен заметила, что женщина очень молода. Такая молодая и уже такая опустошенная!
Сорель что-то буркнул себе под нос, напился сидру и, отбросив стул, поднялся.
– Я вернусь поздно, – бросил он грубо. – Смотри, чтобы они рано легли спать.
– Куда ты? – испуганно спросила женщина.
– В деревню.
Комкая в руках фартук, женщина посмотрела на мужа.
– Клод, пожалуйста, не надо… – проговорила она умоляюще. – Ты только вчера ходил туда и вернулся…
– Молчи, женщина! – Он сунул ей под нос свой тяжелый кулак. – Хочешь еще раз получить в зубы?
– Нет, Клод, – покорно ответила она и, отвернувшись к плите, замолчала.
– Не нравятся мне эти люди, – поморщилась Катрин.
В ответ Эдмонд молча кивнул. Он сидел на продавленном матрасе и качал Мари. Та заливалась смехом от восторга, а вокруг них стояло густое облако пыли. Казалось бы, в постели под пуховыми, правда изъеденными молью, одеялами им должно было быть тепло, но комната, освещенная единственной масляной лампой, не отапливалась.
– Фермер – жуткий человек, – неожиданно добавил Эдмонд. – Его жена, может, и не такая уж плохая женщина, просто она его очень боится. Видели ее распухшее лицо? Он, должно быть, часто ее бьет.
– И что у доктора с ними общего? – заметила Катрин, вскинув голову. – Неужели он ничего не видит?
– Может, он просто жалеет его жену? А возможно, и сам фермер с ним ведет себя совсем по-другому, – задумчиво проговорил брат. – Вон как он дружелюбно улыбался врачу, когда влезал в сани.
– Сплошное притворство, – хмыкнула Катрин.
Балансируя на цыпочках, Элен посмотрела в крошечное окно. Она видела только пустынные, покрытые снегом поля и беспроглядную темень внизу. Там, где-то в темноте, находилась деревня, в которой жил добрый доктор… А еще дальше, где-то на юге, течет Луара. Только бы добраться до ее устья, а там и Сен-Назер, где живет их тетя Жанин, вместе с которой они будут ждать, когда бошей выгонят из Франции и мама с папой вернутся за ними, чтобы увезти обратно в Париж.
Внезапно послышался слабый звон бубенцов. Элен с любопытством наблюдала, как сани приближались к дому. На этот раз фермер даже не привязал лошадей. Спотыкаясь и шатаясь из стороны в сторону, он побрел к дому. Внизу с оглушительным звуком что-то упало.
Катрин подпрыгнула.
– Что это?
– Фермер вернулся, – ответила Элен, отворачиваясь от окна. – Наверное, обо что-то споткнулся. Видимо, напился.
– Будем надеяться, что к утру он протрезвеет и отвезет нас в Шатодэн, – мрачно заметил Эдмонд. Склонив голову набок, он прислушался.
Фермер тяжело поднимался по расшатанным ступеням. Затем хлопнула дверь.
До детей донесся его грубый голос:
– Женщина, ты уже спишь?
Потом послышались какая-то возня и громкий звук выдвигаемых ящиков.
Наконец сквозь шум до них донесся истеричный голос хозяйки:
– Клод, не делай этого!
Дверь с шумом распахнулась, и в коридоре снова послышались тяжелые шаги.
– Убери руки! – рявкнул фермер, и до детей донесся звонкий шлепок пощечины. – Дура! – заорал фермер. – Ты что, хочешь, чтобы мы до конца своих дней жили в бедности?
– Нет, конечно, „– рыдая, ответила жена, – но мне не нужны и эти добытые кровью деньги!
– Заткнись, сука!
Наступило короткое затишье, после чего хозяин подошел к двери комнаты, где были дети. Элен затаила дыхание и испуганно вздрогнула, услышав, как в замке повернулся ключ. Ручка несколько раз дернулась: фермер проверил, закрыта ли дверь.
И вдруг Элен поняла, что случилось ужасное: они стали пленниками.
– Ну вот они и попались, – довольно произнес фермер. – Я их запер, теперь им не убежать. Поднимайся, женщина! – тотчас скомандовал он. – Иди приоденься. Надо, чтобы ты выглядела прилично, когда приедут немцы. – Он помолчал и с восторгом добавил: – Ты только вообрази – полтора миллиона франков! Я, Клод Сорель,– миллионер!
Элен даже подпрыгнула от изумления: награда за их поимку снова подскочила!
– Но ведь ты даже не знаешь, они ли это, – плача, возразила хозяйка.
Клод Сорель громко рассмеялся:
– Я видел в таверне газету с их портретами. Ясно как Божий день, что это они. Особенно похожа старшая девчонка. Послушай тебя и останься дома, никогда бы не узнал о вознаграждении. Вот так и решается судьба – быть в нужном месте в нужный час. Хорошо еще, что там оказался жандарм и разрешил мне воспользоваться его телефоном.
– И кому же ты звонил? – едва слышно спросила женщина.
– В гестапо, конечно. Позвони я в полевую жандармерию, на расследование этого дела уйдет несколько дней, а я хочу получить вознаграждение как можно скорее. Уж мне ли не знать, что такое бумажная волокита!
Жена Сореля горько зарыдала:
– Как ты мог? Мы же французы! Ведь доктор наш друг! Он нам доверился! Мы перед ним в долгу!
– Это ты у него в долгу. А как еще мы можем получить полтора миллиона франков? Уж не у доктора ли? Его наши дела не касаются. Перестань рыдать! Ненавижу, когда ты вся красная и опухшая!
Элен с надеждой прислушалась к их удалявшимся шагам: ей казалось, что женщина сумеет стащить у мужа ключ и выпустить их.
Эдмонд тем временем решительно встал с постели.
– Нам надо выбираться отсюда.
Катрин кивнула.
– Но как? – Она посмотрела на Элен: – Окно открывается?
– Да, но оно очень маленькое. Сюда даже Мари не пролезет.
Брат взял лампу и обошел комнату, освещая темные углы, прощупывая стены, в задумчивости глядя на потолок и пол, но никакой потайной двери, никакого входа на чердак или дыры за выцветшими обоями он так и не обнаружил. Единственным спасением была входная дверь.
– Ну что? – Катрин неотступно следила за Эдмондом своими огромными карими глазами.
– У нас нет другого выхода, кроме как устроить пожар, – покачал головой брат. – Только так мы сможем выбраться отсюда.
Брови Катрин изогнулись от удивления. Эдмонд посмотрел на нее и тяжело вздохнул:
– Придется поджечь эту комнату.
Катрин все еще непонимающе смотрела на него.
– Не стоит раздумывать, – произнес Эдмонд. Он щелкнул пальцами и добавил: – Помогите-ка мне лучше подтащить к окну эти матрасы.
Набитые конским волосом матрасы, жесткие и тяжелые, были наконец свалены в кучу, и Эдмонд проверил, чтобы они не упали, когда начнут гореть. Затем решительно вытер о брюки грязные руки. Катрин взяла на руки Мари и, поцеловав ее в лобик, заботливо укрыла одеялом.
– А сейчас отойдите к двери и не двигайтесь, – приказал брат и накинул одеяло на сестер. – Так вы будете защищены от жара.
Подняв лампу над головой, Эдмонд бросил ее в противоположную стену. Стекло разбилось, керосин вытек на сложенные у окна матрасы. И в тот же момент к потолку взвилось яркое пламя.
Дети инстинктивно затопали ногами и стали колотить в дверь кулаками.
– Пожар! – что есть силы закричала Элен. В ее голосе был неподдельный испуг. – Пожар!
Глаза Катрин расширились от ужаса.
– Помогите! – закричала она, охваченная животным страхом. – Пожар!
В мгновение ока вся комната наполнилась дымом. Зловоние от горевших матрасов и перьев было невыносимым, к горлу подступила тошнота. Дети стали задыхаться. Глаза их ело, они еще сильнее забарабанили в дверь и закричали еще громче:
– Горим! Помогите! Помогите!
В коридоре послышались быстрые шаги. Фермер бежал, изрыгая проклятия.
– Дым! – закричала женщина. – Клод, сделай что-нибудь! Наш дом сгорит!
Дети услышали, как повернулся в замке ключ, дверь распахнулась, и в комнату ворвался свежий воздух.
Задыхаясь и кашляя, дети выскочили в коридор. Оттолкнув их, Клод Сорель ворвался в горящий ад. Сорвав с себя пиджак, он стал сбивать пламя. Но обои на всех стенах были охвачены пламенем, языки его уже подбирались к двери. Шум и треск стоял невообразимый.
Дети, едва не падая, бросились к лестнице. Сзади что-то с ужасающим треском рухнуло вниз. Оглянувшись, Элен увидела, что с потолка обвалилась горящая балка. Хозяйка закричала и отпрянула. Еще несколько мгновений – и коридор тоже будет охвачен пламенем, а за ним и лестница.
Через минуту ребятишки выскочили на улицу. Еще никогда прежде холодный воздух не казался им таким свежим и вкусным. Элен вдохнула полной грудью и отерла испарину.
Какое-то время они как завороженные глядели на дом. Крошечное слуховое окошко на фронтоне вспыхнуло, и внезапно огромный язык пламени взметнулся высоко к черному небу, лизнул бледную луну и осветил ночь дождем искр. Все вокруг затрепетало и ожило: и дом, и амбар, и снег.
– Бежим! – крикнул вдруг Эдмонд, прыгая через сугроб.
– Подожди! – Элен указала на сани.
Дети бросились к саням, но в этот момент с треском обрушилась крыша. Лошади, испуганно заржав, встали на дыбы и унеслись в ночь. Эдмонд только махнул рукой.
И снова дети побрели по полю. При этом на снегу оставались четкие следы.
Эдмонд несколько раз в надежде смотрел на небо, но снегопада ничто не предвещало. Элен, не удержавшись, оглянулась. Огонь уже полностью охватил дом, и две маленькие фигурки, озаренные пламенем, беспомощно метались рядом. Но времени для жалости не было: на дороге внезапно засверкали желтые огни мотоциклов.
Боши быстро приближались.
На этот раз с ними были собаки. Дети постоянно слышали их лай.
Легкие Элен разрывались от бега, но она и не думала останавливаться. Стоило ей только оглянуться, как взгляд ее натыкался на зловещий свет прожекторов.
Они бежали наугад, прорываясь сквозь замерзшие кусты, спотыкаясь на мерзлой почве, минуя голые сады и огороды. К тому же темень и снег предательски подсовывали им уйму препятствий в виде кочек, пней, поваленных деревьев.
Только у какой-то замерзшей речушки с двумя длинными бревнами в качестве моста Эдмонд разрешил им остановиться и перевести дыхание. Заплакала Мари, но им нечем было успокоить ее: бутылка коньяку с корзиной провизии осталась в горящем доме. Дети как зачарованные смотрели на пожар. Внезапно зарево стало еще ярче.
– Должно быть, загорелся амбар, – произнес Эдмонд. – Занялся от дома.
Катрин сплюнула в снег.
– Так им и надо.
– Слушайте, – вдруг встрепенулся брат, – у меня идея! Нам надо разделиться.
– Разделиться? – удивилась Катрин. – Но…
– Никаких «но»! – оборвал он резко. – Придется, тем более что с ними собаки. И кроме того, двое не вызовут подозрений – они ведь разыскивают четверых детей.
Элен охватила дрожь.
– Мне не нравится эта затея, – возразила она. – Нам надо держаться вместе.
– Нет! – отрезал Эдмонд и тяжело вздохнул. – Катрин, ты возьмешь с собой Мари. Перейдешь речку, а мы с Элен разберем настил. И тогда собаки потеряют твой след. Мы же двинемся вдоль речки на юг и отвлечем их от тебя.
– Нет! – словно что-то предчувствуя, закричала Элен. – Я не хочу разделяться!
– Замолчи! – прикрикнул брат и вопросительно посмотрел на Катрин.
Та побледнела и печально кивнула:
– Я позабочусь о Мари.
– И о себе тоже, – отозвался мальчик. »– Встретимся у тети Жанин.
Прощаясь, они поцеловали друг друга. Катрин прижалась к Эдмонду, и взгляды их встретились.
Внезапно брат, вытащив руку из кармана, передал что-то старшей сестре.
– Мамино кольцо, – прошептал он. – Тебе оно нужнее, чем нам.
Катрин кивнула. Со слезами на глазах и крепко прижимая к себе сестренку, она осторожно перебралась через речку. И уже стоя на другом берегу, проследила, как Эдмонд с Элен растащили настил и брат сломанной веткой разровнял снег.
Теперь невозможно определить, что здесь было раньше. Следы, ведущие вдоль речушки, должны будут сбить преследователей с толку, а к этому времени Катрин с Мари уже будут в безопасности. Надежда, конечно, слабая, но все-таки есть.
Элен всхлипнула и утерла слезы рукой. Сестра, словно Мадонна с младенцем, все еще стояла у нее перед глазами. Увидятся ли они когда-нибудь снова?




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грехи Книга 1 - Гулд Джудит



Замечательная книга.Не пустышка.читала в запой.Хороший писатель.
Грехи Книга 1 - Гулд ДжудитОльга
14.09.2013, 9.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100