Читать онлайн Грехи Книга 1, автора - Гулд Джудит, Раздел - Глава 6 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Грехи Книга 1 - Гулд Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.4 (Голосов: 5)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Грехи Книга 1 - Гулд Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Грехи Книга 1 - Гулд Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гулд Джудит

Грехи Книга 1

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 6

Прошло уже несколько дней, как они покинули Париж. Эдмонд нанял велотаксиста, чтобы он вывез их из города, но опасность все еще не миновала.
Сейчас дети пробирались грязными тропинками, протоптанными через поля. Так им удавалось не только избегать потока немецких машин, но и обходить расположенные вдоль дорог деревни.
Подошла очередь Эдмонда нести Мари, и он, перекинув сестренку через плечо, что-то тихо напевал, чтобы ее развлечь.
Внезапно Элен остановилась.
– Мне надо! – заявила она твердо.
– Хорошо, – кивнул Эдмонд, – отдохнем минут пять, и снова в путь.
– Слава Богу, – обрадовалась Катрин. – А то у меня уже ноги отваливаются.
Засунув руки в карманы пальто, Элен смотрела на бесконечные заснеженные поля и далекие деревни. Где-то впереди, у самого горизонта, виднелись два одинаковых шпиля.
– Эй… там что-то виднеется, – сказала она.
Эдмонд присмотрелся.
– Похоже на церковь или на что-то в этом роде, – хмыкнул он.
– Это, наверное, Шартр, – оживилась Катрин. – Мишель говорила, что из Абли виден собор, а мы только что миновали Абли.
Эдмонд задумчиво кивнул:
– Пожалуй что так. Насколько я знаю, здесь нет другого собора.
– Надеюсь, что до Сен-Назера не так далеко, как до Шартра, – буркнула Элен. – Я просто не выдержу.
Эдмонд слабо улыбнулся сестре. Внезапно ее осенило:
– А может, нам добраться туда поездом?
– Не получится. Нужен специальный пропуск и деньги на билет. Ни того ни другого у нас нет, я все отдал велотаксисту.
– А как же мамино кольцо? – вспомнила Элен. – Разве мы не можем расплатиться им?
– Мне бы не хотелось его трогать, – похлопал себя по карману Эдмонд. – Это единственная вещь, которая у нас осталась от мамы. Это как… фамильная реликвия.
– А ты не мог бы украсть еще денег? – простодушно спросила сестра.
– Запомни, Элен, – рассудительно произнес брат. – Воровство есть воровство, и не имеет значения, по какой причине ты это делаешь. Это плохо, и ничто не может оправдать твой поступок.
– Но если это плохо, то почему… – начала было Элен, схватив брата за руку.
Потому что у меня не было выбора, – ответил он. – Помнишь, мама сказала, что Господь простит нам все, что бы мы ни сделали. И все равно это не оправдывает меня. Что плохо, то плохо. А в общем, пять минут прошли! – хлопнул в ладони Эдмонд. – Пора двигаться дальше.
– Уже? – простонала Катрин.
– Уже! – твердо ответил Эдмонд. – Нам еще идти и идти.
Не прошли они и десяти метров, как Катрин пронзительно вскрикнула. Вздрогнув, Эдмонд и Элен резко обернулись. Сестра, скорчившись от боли, растирала левую лодыжку. Эдмонд передал Мари Элен и легонько похлопал Катрин по спине.
– В чем дело? – с тревогой спросил он.
– Моя нога, – простонала девушка. – Я подвернула ногу на этих колдобинах.
Эдмонд встал на колени и осторожно пощупал ее ногу, затем взял сестру под мышки и выпрямил ее.
– Как, идти сможешь? – спросил он.
Сделав несколько осторожных шажков, Катрин кивнула.
Эдмонд задумчиво оглядел поля, остановил свой взгляд на видневшейся вдали дороге.
– Нам надо выйти на дорогу, – сказал он наконец. – Тебе будет гораздо легче идти.
– На дорогу? – удивилась Катрин. – Но это же опасно!
– С твоим растяжением связок тебе не пройти по этим ухабам. И потом я сомневаюсь, что кто-нибудь нас здесь ищет. Не могут же боши из-за нас прочесать всю Францию. Не такие уж мы важные птицы.
Катрин согласно кивнула: пожалуй, в словах брата был здравый смысл.
Даже несмотря на то что сейчас под ногами у них был асфальт, двигались они еле-еле. Катрин заметно хромала; правда, она ни разу не попросила о передышке, и то хорошо. Ведь им пора подыскивать место для ночлега.
Спустя какое-то время вдали вдруг послышалось урчание мотора.
Элен вопросительно взглянула на Эдмонда и кивнула на придорожную канаву:
– Может, нам…
– Не стоит. Но на всякий случай ваши имена – Сара и Дени, а мое – Жак. Мы живем в Абли и идем в Шартр навещать заболевшую бабушку. Поняли?
Сестры дружно кивнули.
Меньше чем через минуту со стороны Абли к ним приблизилась большая черная машина. Пухлый розовощекий бош в полевой форме, опустив боковое стекло, поманил их пальцем.
Элен вопросительно посмотрела на Эдмонда. Он кивнул, и они все направились к машине.
– Куда путь держите? – поинтересовался шофер на весьма приличном французском.
– Наша бабушка заболела, – печально склонила голову Катрин. – Вот идем ее навещать.
Рот шофера растянулся в улыбке, когда он задержал свой взгляд на девушке.
– Где она живет? – спросил он.
– В Шартре, – махнула рукой в сторону видневшихся вдали шпилей Катрин.
– С такой вывихнутой ногой, – он лукаво подмигнул, – вам придется долго добираться до Шартра. – Внезапно его улыбка стала шире. – Знаете что? Я вас туда подвезу. – Бош наклонился к противоположной дверце и распахнул ее. – Залезай, – сказал он.
Это был скорее приказ, чем приглашение. Катрин не сдвинулась с места.
– А как же мой брат и сестры? – спросила она.
– Пусть сядут сзади.
Элен снова вопросительно посмотрела на Эдмонда. Он задумчиво кивнул и взялся за ручку задней дверцы.
Элен с интересом рассматривала салон. Для нее все было внове: никогда раньше она не ездила в машине. От мягких и упругих сидений приятно пахло кожей, блестел щиток полированного дерева…
Немец плавно тронул машину и вновь с интересом взглянул на Катрин. Та не скрывала своего отвращения к бошу: уперевшись лбом в стекло, она смотрела на проплывавший за окном безжизненный пейзаж.
– Как тебя зовут? – наконец нарушил он тишину.
– Сара, – тихо ответила Катрин, даже не взглянув на него.
– А меня Курт, – сказал он. – Я родом из Рейнланда. Там есть такой город – Коблец. А ты где живешь?
– В Абли.
Терзаемая любопытством, Элен тем. временем потрогала лежавший рядом сверток: бумага зашуршала.
– Что здесь? – громко спросила она.
Шофер посмотрел на Элен через зеркало заднего вида.
– Газеты. Я каждый день езжу в Париж и забираю газеты для генштаба в Шартре.
Элен быстро отдернула руку, словно в газетах притаилась змея. Это движение не осталось незамеченным.
– Можете посмотреть, – предложил бош. – Времени полно – до Шартра больше двадцати километров.
– Нет, спасибо, – вежливо отказалась Элен.
Немец сделал вид, что не слышит, и, пошарив рядом с собой на сиденье и взяв сложенную газету, через плечо протянул ее девочке.
– Возьми, у меня есть свой экземпляр.
Элен ничего не оставалось делать, как, буркнув себе под нос «спасибо», взять протянутую газету. Она тут же передала ее Эдмонду. Брат нехотя развернул и вдруг, резко положив ее на колени, озабоченно уставился в окно.
Пораженная его реакцией, Элен решила выяснить, что его так смутило. В глаза ей бросился заголовок: «Горе матери». Далее мелким шрифтом было напечатано: «По всей стране объявлен розыск похищенных детей. Награда составляет миллион франков». Ниже, под расплывшимся фото толстой женщины, которую Элен никогда в своей жизни не видела, были помещены три карандашных рисунка.
Сердце оборвалось. Это были рисунки Жизель: она их сразу узнала. Девушка на одном из них была вылитая Катрин.
По телу Элен пробежал озноб. Все понятно: объявили розыск пропавших детей, боши решили завоевать популярность у французов. Если бы они написали, что разыскивают малолетних убийц, те в одну ночь стали бы национальными героями. Любой встретившийся француз с открытым сердцем оказал бы им помощь. Но все было представлено так, что они якобы похищены и их безутешная «мать» с нетерпением ждет их возвращения. Ясно, что романтически настроенные французы сделают все от них зависящее, чтобы вернуть детей «матери». Элен ни капли не сомневалась, что любой земляк после встречи с ними очертя голову помчится в ближайший полицейский участок.
И откуда только берутся такие «матери»? Скорее всего она служит в гестапо.
Выходит, теперь им надо бояться не только бошей – любой француз стал сейчас их потенциальным врагом.
Эдмонд наконец отвернулся от окна, сложил газету и невозмутимым голосом произнес:
– Посмотри-ка, Сара. Здесь есть кое-что интересное.
Катрин не сразу сообразила, что брат обращается к ней, а Эдмонд исподтишка уже показывал ей рисунки.
Выражение ее лица не изменилось, только мертвенная бледность покрыла его. Она снова уставилась в окно.
На дороге почти не было движения. Они проехали мимо взвода немцев, маршировавших в сторону Шартра. Их вид только усилил ужас Элен. Она не переставая думала о том, что будет, если шофер их узнает. Ясно одно: он не моргнув глазом сдаст их в полицию. Возможно, уже сейчас он едет не в Шартр, а в ближайший полицейский участок. Или того хуже – в штаб-квартиру гестапо.
Немец в очередной раз бросил взгляд на Катрин и нахмурился.
– Слушай, – обронил он задумчиво, – мне почему-то знакомо твое лицо. У меня такое чувство, будто я встречал тебя раньше.
– Чепуха, – тотчас отозвалась Катрин.
– Да нет, я в этом уверен. Может, в Абли? Я часто через него проезжаю.
– Ну конечно! – воскликнула девушка. – Теперь и я припоминаю. Я тоже вас раньше видела.
Немец вдруг резко нажал на тормоз. Машина остановилась.
– Ах ты Господи! – воскликнул он, перегнулся через спинку сиденья и взял газету с коленей Эдмонда. Пристально вглядевшись в рисунки на первой странице, бош помахал газетой у нее перед носом: – Вы… вы же похищенные дети! Те, которых ищет вся страна!
Внезапно Катрин захохотала. Этот смех Элен часто слышала дома, когда сестра практиковалась перед зеркалом. Похоже, ее уроки по актерскому мастерству сейчас сослужат им службу.
– И что смешного? – удивился шофер.
Катрин сделала вид, что задыхается от смеха.
– Да как вы не понимаете? – спросила она, едва дыша. – Нас никто не похитил. Мы сами убежали из дому!
– Но… почему? – удивился шофер.
Лицо Катрин сделалось злым.
– Потому что наша мать – чудовище! – яростно выкрикнула она. – Нам пришлось убежать от нее, потому что она нас все время била и мы ходили в синяках!
– Тогда почему вы идете в Шартр?
Катрин набрала в легкие побольше воздуха:
– Там живет мой приятель Ив. Это единственное место, куда мы можем пойти.
– Да… но газеты, – недоуменно заморгал немец. – Там пишут, что вас похитили. Газеты не могут врать.
Катрин горько рассмеялась.
– Вы так считаете? – спросила она, заглядывая шоферу в глаза.
– Да, но зачем им врать?
– Все очень просто: наша мать – женщина умная. Она посчитала, что люди обязательно сообщат о встрече с нами, если будут знать, что нас похитили.
Немец недоверчиво хмыкнул:
– Как же тогда ей удалось организовать эту публикацию?
Вот уже год как она встречается с одним высокопоставленным немцем. Он по уши влюблен в нее, и она крутит им, как захочет. – Катрин помахала газетой. – Ему ничего не стоит организовать подобную публикацию.
– Звучит неубедительно, – покачал головой бош. – В любом случае, несмотря на то что мне не хочется этого делать, я буду вынужден сдать вас властям. Это мой долг солдата.
– Я понимаю, – отозвалась Катрин и потупила взгляд. – Я уже слишком взрослая, чтобы позволять матери вмешиваться в мою жизнь, – прошептала она. – Я уже выросла, а она этого не замечает. Мои желания ее совсем не интересуют.
Шофер явно заинтересовался.
– Желания? – спросил он. – Какие желания?
Элен заметила, как заблестели его глаза.
– Как вы не понимаете? – удивилась Катрин-, пожимая плечами. – Быть женщиной и не сметь делать то, что тебе хочется…
Шофер резко выпрямился.
– Разве у тебя нет дружков? Ну, дружков, которые могли бы…
– Вы хотите сказать – кроме Ива? – Катрин покачала головой и тяжело вздохнула: – Пожалуй, нет. Вы понимаете, те мужчины, которых я встречала, – вовсе не мужчины. Они все боятся моей матери. Только Ив имеет мужество противостоять ей. – Катрин помолчала и игриво посмотрела на шофера: – Вот вы бы испугались ее?
– Я… вряд ли, – пробормотал он смущенно.
Катрин улыбнулась и, протянув руку, осторожно дотронулась до его ширинки.
– Нет, – вздрогнул немец, – не стоит. Я обязан доставить вас в полицейский участок. Не будем больше терять время.
Катрин снова улыбнулась и начала расстегивать пальто. Затем, схватив шофера за руку, положила ее себе на грудь.
– Я не ребенок, – проговорила она, – я женщина.
Шофер нервно отдернул руку и включил мотор.
Он ехал, едва разбирая дорогу.
– Я вас возбудила? – спросила Катрин.
– Да, – хрипло ответил он.
Катрин снова положила ему руку на ширинку.
– Ого! – с восхищением заметила она. – Какой большой!
– Больше, чем у твоего приятеля?
– Гораздо больше.
– Тогда почему бы тебе не расстегнуть мне ширинку и не приласкать его? – Шофер явно гордился собой.
– Нет, для этого он слишком большой, – ответила Катрин. – Я хочу почувствовать его в себе.
Машина вильнула.
Катрин быстро оглядела простиравшийся за окном пейзаж: справа виднелась рощица вечнозеленых деревьев.
– Знаешь что? – прищурилась она. – Видишь те деревья впереди? Мы бы могли заехать туда на несколько минут. Никто и не заметит, если ты подальше поставишь свою машину.
Шофер явно колебался:
– Меня могут послать на Восточный фронт, если кто-нибудь увидит.
– Брось, никто ничего не увидит, даже не волнуйся. Неужели ты боишься этих маленьких чудовищ, которые сидят сзади?
Элен невольно обиделась. По ее мнению, Катрин зашла слишком далеко: обозвать их чудовищами!
– Поехали, мы управимся быстро, – настаивала Катрин. – Успеешь еще сдать нас в полицию. Удовлетвори сначала меня как женщину.
Бош просиял. Машина замедлила ход и свернула на грязную дорогу, которая вела к рощице. Под сенью деревьев было темно, свет сюда не проникал.
Проехав еще метров десять, они оказались на вырубке. Спиленные дрова были сложены аккуратными штабелями. Меж прямыми стволами сосен проглядывала дорога, однако их самих не было видно.
Бош выключил мотор.
– Ты не хочешь отослать детей погулять? – спросил он.
– Слишком холодно, – покачала головой Катрин, – и кроме того, они не увидят ничего нового. Они уже ко всему привыкли.
– Как скажешь. – Шофер приподнялся и расстегнул ширинку.
Элен почувствовала на своей руке руку Эдмонда, но взгляд его оставался бесстрастным. Он жестом приказал ей снять веревку с пакета, лежавшего рядом.
– Он даже больше, чем я думала, – услышали они голос Катрин. – Такой огромный!
Элен распутала бечевку и передала ее Эдмонду. Намотав концы на руки, Эдмонд натянул ее. Сначала Элен подумала, что брат собирается с ней поиграть, но внезапно ее осенило, что он задумал и почему Катрин заманила боша в безлюдное место. Затаив дыхание, она ждала.
– Сначала возьми в рот, – приказал шофер. – Он станет еще тверже.
Эдмонд с криком бросился вперед. Он набросил веревку на горло шофера и стал его душить.
Бош вмиг побагровел. Он задыхался, но тем не менее сумел дрожащими пальцами ухватиться за веревку. Катрин в страхе забилась в угол, потом кое-как овладела собой и стала что-то искать под сиденьем. Вытащив оттуда тяжелый электрический фонарь, она стала бить им боша по голове, но его ничто не брало. Поднатужившись, он разорвал веревку и, придя в себя, вцепился в горло Катрин.
Ни минуты не раздумывая, Эдмонд выскочил из машины, схватил ближайшее полено и, подбежав к дверце водителя, распахнул ее.
Катрин уже задыхалась; не в силах справиться с сильным бошем, она судорожно извивалась на сиденье.
Эдмонд изо всех сил саданул боша поленом по затылку. Зарычав, тот обернулся, но Катрин не выпустил.
Элен в отчаянии посмотрела вокруг. Ее взгляд упал на металлический лом, лежавший у штабеля. Девочка попыталась поднять его, но он оказался очень тяжелым. Схватив Эдмонда за рукав, она закричала:
– Возьми эту штуку! Да бери ж ты скорей!
Отбросив полено, Эдмонд обеими руками схватил лом и воткнул его прямо в живот бошу.
Немец закричал. Его руки разжались и выпустили Катрин. Он с ужасом посмотрел на свой разорванный живот, откуда уже струилась кровь.
И как раз в это время со стороны дороги донесся звук шагов марширующих солдат. Сердце Элен учащенно забилось: взвод, который они обогнали на машине, приближался к ним.
Бош, должно быть, тоже услышал шаги и, собравшись с силами, попытался крикнуть. Катрин тотчас зажала ему рот и, несмотря на то что он начал кусаться, ни на секунду не отняла рук.
Элен посмотрела в сторону дороги: сквозь стволы деревьев она увидела шагавший взвод. Теперь бош пытался дотянуться до руля, чтобы подать сигнал.
Заметив это, Катрин тотчас схватила его за руку, но немец с отчаянием раненого зверя повторил попытку.
Тогда Эдмонд, грубо схватив шофера за волосы, выволок его голову из машины и стал хлопать по ней дверцей. Лицо боша исказилось от боли, изо рта вырвался предсмертный стон. На пятый раз череп немца треснул, он как-то весь обмяк и затих.
Взвод прошел мимо, дорога опять опустела.
Эдмонд обессиленно рухнул на землю. Рядом с ним, свисая из кабины, качалась голова боша. На заднем сиденье заплакала Мари. Все это время она крепко спала.
Катрин с трудом выбралась из машины, обошла вокруг. Увидев голову боша, она отвернулась, и ее вырвало.
– Газеты… – еле слышно прошептал Эдмонд. Он все еще никак не мог отдышаться. – Надо… унести их… куда-нибудь подальше. Сжечь их… или закопать. Нельзя, чтобы они попали в Шартр.
Катрин безучастно кивнула и опустилась на землю рядом с братом.
Они отдыхали минут пятнадцать. Потом отнесли сверток с газетами метров на пятьдесят от машины и сожгли его, забросав обгоревшую бумагу опилками и ветками.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Грехи Книга 1 - Гулд Джудит



Замечательная книга.Не пустышка.читала в запой.Хороший писатель.
Грехи Книга 1 - Гулд ДжудитОльга
14.09.2013, 9.37








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100