Читать онлайн До конца времен, автора - Гулд Джудит, Раздел - Глава 8 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - До конца времен - Гулд Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.27 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

До конца времен - Гулд Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
До конца времен - Гулд Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гулд Джудит

До конца времен

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 8

Комнату затопило сияние раннего июньского утра, за окном нестройный птичий хор исполнял обыденную симфонию. Но Леони крепко спала. По утрам было еще свежо, однако к полудню солнце накаляло воздух до тридцати шести градусов. Пронзительная голубизна безоблачного неба резала глаз. В долине реки Гудзон наступило лето.
Услышав громогласный звонок будильника, Леони перевернулась на бок и протянула руку к тумбочке, жмурясь от яркого света.
Черт, где же он? Пальцы натыкались на книги, журналы, стакан с водой, платок, баночки с кремами и лосьонами… наконец-то! Вот он, нарушитель спокойствия! Леони решительно нажала кнопку, и оглушительный звон, от которого раскалывалась голова, умолк.
– Слава Богу! – простонала Леони и зевнула. Она медленно открыла глаза, потерла их ладонями и постепенно приняла полусидячее положение, оперевшись на подушки. С ее губ вновь сорвался стон. Леони потянулась, разминая затекшие ноги, плечи и спину.
Все ее тело нестерпимо ныло – от макушки до кончиков пальцев ног. Каждая мышца и клеточка бунтовала против непосильного труда.
«Я – комок боли, – размышляла Леони. – С головы до пят. Даже ногти ноют. Даже волосы! Работа в саду меня добьет», – пришла она к неутешительному выводу.
Но несмотря ни на что, за последние несколько недель она достигла заметного прогресса, а спать стала так крепко, как никогда в жизни. К примеру, вчера вечером после продолжительного купания и обильного ужина (сыр чеддер, омлет и тосты с маслом) она свернулась клубком в постели, ухитрилась прочесть полстранички мистического романа, начатого на прошлой неделе, и сладко заснула с книгой в руках при включенной лампе. Такими темпами ей не дочитать роман и к концу лета. Но каким бы изнурительным ни был физический труд, здоровый сон восстанавливал силы – правда, не прогонял боль.
Еще раз потянувшись, Леони взглянула на будильник. Тридцать пять минут шестого! «Немедленно вставать! – пронеслось у нее в голове. – Пора приступать к работе!» Отбросив одеяло, она спрыгнула с постели, попав точно в шлепанцы – резиновые, легкие, практичные, – и устремилась прямиком в ванную.
Торопливо плеснув в лицо холодной водой, она досуха вытерлась полотенцем, старательно почистила зубы и причесалась. Затем, оглядев себя в зеркало, Леони потянулась к косметичке, решив наложить на скулы немного румян, а на губы – тонкий слой помады, но неожиданно передумала.
«Зачем? – обратилась она к своему отражению. – Ради чего? Все равно пот смоет косметику через полчаса».
Внезапно перед мысленным взором Леони возникло загорелое и мужественное лицо Сэма Николсона, и она вновь схватилась за косметичку, но прежде, чем успела расстегнуть ее, вдруг решила: безупречному мистеру Николсону давно пора увидеть ее в натуральном виде. Так сказать, без прикрас. При нынешних обстоятельствах тщательный макияж отнимал у Леони слишком много драгоценного времени и сил.
Бросив косметичку на полочку под зеркалом, она вернулась в гостиную, через голову стащила ночную рубашку, облачилась в лифчик, трусики, футболку с длинными рукавами и старые заляпанные шорты цвета хаки. Вся одежда была аккуратно свернута и уложена в чемодан, стоящий возле кушетки. Леони проверила, закрыт ли чемодан – не хватало еще, чтобы одежда запылилась, – и накрыла кушетку покрывалом, создавая видимость опрятности. Покончив с несложной уборкой, она прикрыла постель большим куском прозрачной пленки. Вот так! По крайней мере теперь на постельное белье осядет меньше опилок, цементной пыли и прочего мусора, на который так щедр старый дом.
Пройдя на кухню, Леони смолола кофе и засыпала его в кофеварку. Пока закипала вода, Леони достала из шкафа две кружки и пачку заменителя сахара, а из холодильника – пакет сливок. Включив приемник, она тотчас попала на волну радиостанции Олбани.
– О нет! – застонала Леони вслух. – Фрэнки, дорогой, для твоих душевных песен еще слишком рано. Нет, пойми меня правильно, они мне нравятся, но только после обеда.
И она торопливо закрутила ручку настройки. «Голубые глаза» смолкли, стрелка остановилась на отметке 89,1 FM – классической радиостанции. Моцарт. Вот и прекрасно – сравнительно негромкая, успокаивающая фортепианная музыка. В самый раз для раннего утра.
Леони отрезала два ломтя хлеба, сунула их в тостер, вынула из холодильника маргарин и принялась рыться среди банок с джемами. Консервированный имбирь. Не пойдет. Джем из крыжовника. Нет. Черная смородина. Тоже нет. А, вот оно! Густое апельсиновое повидло «Севилья». То, что надо.
Кофе закипел. Леони наполнила кружку, добавила заменитель сахара и сливки, намазала тост маргарином и повидлом и, прихватив тарелку и кружку, направилась к задней двери дома. По пути она сняла с вешалки фланелевую рубашку и старую соломенную шляпу, сменила резиновые шлепанцы на сабо с деревянной подошвой и двинулась к бельведеру.
Еще две недели назад она перенесла в бельведер маленький металлический садовый столик и пару стульев и теперь расположилась за столом, чтобы позавтракать кофе и тостом под аккомпанемент птичьего хора. Прежде эта какофония неизменно будила ее чуть свет, но с недавних пор Леони перестала замечать ее.
Поеживаясь от утренней прохлады, она набросила на плечи рубашку, зная, что ее вскоре придется снять, когда утренний туман медленно рассеется под лучами солнца.
Запивая тост горячим кофе, Леони блуждала взглядом по дому и саду, подножиям Беркширских гор, берегам реки и вершинам гор Катскилл. В такие мгновения, созерцая утреннюю красоту и безмятежность долины, Леони убеждалась, что не ошиблась с покупкой дома. Но в течение суматошных дней и вечеров выпадали минуты, когда она сомневалась в правильности своего выбора. Однако стоило ей устроиться за столом в бельведере, и это волшебное место напоминало о конечной цели, убеждало Леони, что она поступила мудро и практично, а может, даже приняла гениальное решение.
Быстро расправившись с тостом и кофе, она вскочила, нахлобучила соломенную шляпу и устремилась к флигелю, где хранила садовую тележку, нагруженную инструментами. Тележка представляла собой старинную громоздкую конструкцию с большими колесами и погнувшимися спицами. Леони натянула садовые перчатки, лежащие сверху в ведре с мелкими инструментами. Эти длинные лайковые перчатки надежно защищали от колючек, но за пару недель успели прийти в состояние почти полной негодности.
Пора запланировать очередную поездку за покупками, вздохнула Леони. Сад грозил нанести существенный урон ее финансам.
Взявшись обеими руками за ручку тележки и толкая ее перед собой, Леони направилась к клумбе, по пути полюбовавшись плодами своих трудов: она уже успела подстричь розовые кусты возле бельведера и глицинию у беседки.
Привести в порядок кусты около бельведера оказалось несложно: понадобилось лишь обрезать и увезти гору сухих веток и вырванных с корнем сорняков. Пока бельведер имел не слишком приглядный вид, но Леони знала, что вскоре мать-природа позаботится об остальном. Довольная своей работой, Леони представила себе, как будет выглядеть бельведер в окружении цветущих кустов. Вскоре можно приступить к ремонту и покраске самого бельведера, при этом розы не пострадают.
А вот беседка изрядно потрепала ей нервы и отняла много сил. Леони пришлось спиливать гигантские вьющиеся плети и садовыми ножницами подрезать бурно разросшуюся глицинию. Зато теперь глициния наверняка расцветет – если не в этом году, то в следующем.
Остановившись перед клумбой, Леони прикинула предстоящий объем работ. Бесконечная подрезка. Внесение удобрений и мульчирование. Опрыскивание и… «Когда же это кончится?» – мысленно взмолилась Леони.
Она начала с прополки, потому что сорняки так заполонили клумбы, что кусты роз среди них стали неразличимы. Дорожки между клумбами тоже заросли. Леони понадобилось целых два дня, чтобы с корнем вырвать сорняки.
«Но розы непременно вознаградят меня за труды, как и вьющиеся растения возле бельведера, – думала Леони. – Благодаря ухоженному саду стоимость дома значительно возрастет».
Взяв ножницы, она принялась подрезать кусты на одной из квадратных клумб, старательно, но безуспешно пытаясь уберечься от шипов. Вскоре ее руки украсились свежими царапинами, однако работа близилась к концу. Разорвав пластиковый пакет с удобрением, Леони стала посыпать ими землю вокруг кустов. Забавно: эта отвратительная зловонная сухая смесь вызовет к жизни благоуханные бутоны!
Ее мысли прервал хруст гравия: по подъездной аллее катился «рейнджровер». Сэм всегда первым приезжал на объект и покидал его последним, а иногда даже задерживался, чтобы выпить с Леони чашку кофе и обсудить очередную проблему.
Оперевшись на лопату, Леони наблюдала, как Сэм выбирается из машины и идет к каретнику. Там он устроил импровизированную штаб-квартиру; на огромных листах фанеры, установленных на козлах, разложил планы и схемы. Большинство материалов тоже хранилось в каретнике и во флигеле. Время от времени Сэм проводил тщательную инвентаризацию.
– Сэм! – окликнула его Леони.
Он остановился у каретника, стараясь отыскать Леони взглядом. Наконец Сэм разглядел ее возле клумбы, и его губы тронула легкая улыбка.
– Привет! – откликнулся он и направился к клумбе.
– Если хочешь кофе, он на кухонном столе, – сообщила Леони.
– Отлично. А ты составишь мне компанию?
– С удовольствием. – Леони сдвинула на затылок соломенную шляпу. – Выпьем кофе в бельведере, ладно?
– Сейчас принесу, – пообещал Сэм.
Леони прислонила лопату к тележке, стащила садовые перчатки и похлопала ими по ноге, отряхивая землю. Устроившись в беседке, она сняла фланелевую рубашку, шляпу и тряхнула головой. Время близилось всего лишь к семи часам утра, а ее тело уже стало липким от пота. Леони пожалела, что работает не в шортах, а в длинных брюках – впрочем, будь ее ноги голыми, среди розовых кустов они сплошь покрылись бы царапинами за каких-нибудь полчаса.
В эту минуту к столу подошел Сэм с двумя кружками. Поблагодарив, Леони забрала у него одну из них. Сэм окинул ее любопытным взглядом.
– Судя по твоему виду, ты вкалываешь уже не первый час, – заметил он и добавил: – Как обычно.
– Да, – кивнула Леони. – Мне хотелось успеть как можно больше, пока еще не так жарко и нет мошкары. Я надеялась покончить с самым трудным делом из сегодняшнего списка.
– За последние несколько недель сад совершенно преобразился.
– Что же в этом странного? – усмехнулась Леони.
– Пожалуй, ничего, – рассудил Сэм. – Признаться, я не думал, что ты так рьяно возьмешься за дело.
Отставив кружку, Леони удивленно посмотрела на него:
– Это еще почему?
Некоторое время Сэм обдумывал ответ.
– Откровенно говоря, мне и в голову не приходило, что состоятельная белоручка-горожанка будет ползать по саду, рассыпая удобрения. Я думал, для грязной работы ты кого-нибудь наймешь.
Леони улыбнулась.
– Знаешь, поначалу я и вправду хотела кого-нибудь нанять, но потом поняла, что эта работа мне по душе. – Она отпила кофе. – И кроме того, так мне удастся сэкономить с десяток баксов и привести сад в такой вид, какой нужен мне. Кстати, мое, как ты выразился, «состояние» – из тех, что мгновенно иссякают, если швырять его налево и направо.
Сэм озадаченно нахмурился.
– Я не хотел обидеть тебя, – пробормотал он, – просто мне казалось…
Леони вскинула руку.
– Ничего страшного не произошло, Сэм, – заявила она. – Забудем об этом. Я вовсе не богатая разведенная особа, за какую меня все принимают. А теперь давай посмотрим, каковы наши успехи, – предложила она, испытывая мучительную неловкость от разговора о своем финансовом положении. Эту запретную тему она могла обсуждать только с Мосси. Хотя Леони очень нравился Сэм Николсон – обаятельный архитектор, их отношения еще оставались сугубо официальными.
– Удачная мысль, – заметил Сэм, отставляя кружку. – Вчера вечером мы толком ничего не успели. Надо поспешить, пока не приехали рабочие. – В глубине души Сэм был разочарован: по какой-то причине Леони старательно держала дистанцию.
Они прошли к южной стене дома, где холмы свежей земли и щебня отмечали место установки нового резервуара для воды и трубопровода.
– Если бы они сразу заровняли землю и убрали за собой мусор, – удрученно начала Леони, – я посеяла бы здесь траву, и к осени она могла бы уже вырасти…
– Дело в том, – объяснил Сэм, – что тебе так или иначе пришлось бы ждать, когда земля осядет. А если бы ты поторопилась с травой, затем понадобилось бы выравнивать участок и сеять ее заново. И труд, и семена пропали бы зря.
– Ладно, так уж и быть, подожду, – со вздохом смирения откликнулась Леони. – Просто эти кучи земли меня раздражают, – объяснила она.
– Ждать осталось недолго, – утешил ее Сэм. – Поначалу любая строительная площадка выглядит как Армагеддон, а потом в один прекрасный день все вдруг становится на свои места.
Леони окинула дом взглядом. Сгнившие доски обшивки уже были заменены новыми, как и все деревянные детали отделки. Ставни сняли с окон и отправили в починку. Кровля была частично разобрана. Сегодня предстояло разобрать ее полностью: Сэм решил заменить старый шифер новым. Леони выбрала шифер темно-зеленого, почти черного цвета – в тон краске для ставней. В этом оттенке присутствовал синеватый и черный отлив. Большинство застекленных дверей и окон предстояло починить, а некоторые рамы заменить полностью, поэтому сейчас на фасаде дома там и тут зияли пустые оконные и дверные проемы.
– Дом похож на старое лоскутное одеяло, – заметила Леони.
– Точно, – рассмеялся Сэм, – или на сумку из разных лоскутков.
Леони указала на громадный мусорный контейнер, занявший центр лужайки.
– Как быстро он наполняется! – посетовала она. – Уму непостижимо, сколько в этом доме мусора!
– Да, – кивнул Сэм, – но его осталось наполнить и опустошить всего пару раз. Перепланировка в основном завершена.
Они подошли к еще одной куче щебня и земли – в том месте, где проложили новые электрические, телефонные и телевизионные кабели. Этот уродливый бугор тоже предстояло терпеть до конца лета. Возле боковой стены дома был воздвигнут монументальный новый распределительный щит со всеми современными приспособлениями и новым электрическим счетчиком.
– Еще одно бельмо на глазу, – усмехнулся Сэм.
– Ничего, привыкну, – отозвалась Леони.
К дому уже начинали съезжаться рабочие, под шинами хрустел гравий. Заметив Леони и Сэма, члены бригады громко здоровались, махали руками или сигналили. Леони уже успела убедиться, что бригаду составляют на редкость сговорчивые и дружелюбные люди. Все они глубоко уважали Сэма.
Поначалу Леони изумил дух товарищества, царящий в бригаде, но вскоре она поняла, что это в основном заслуга Сэма. Ему удавалось каким-то чудом оставаться своим среди рабочих, воздерживаться от начальственных или покровительственных замашек. Но еще больше удивило Леони другое обстоятельство: когда кому-нибудь требовалась помощь, когда в бригаде недоставало рабочих рук, когда стопорилась работа, Сэм Николсон без колебаний приходил на выручку, помогал разрешить затруднения или тотчас брался за дело.
За последние несколько недель Леони не раз видела его руки перепачканными. Сэм не принадлежал к числу кабинетных архитекторов, которые появляются на строительной площадке лишь изредка, чтобы проверить, как продвигается работа, или раскритиковать ее. По необходимости Сэм и критиковал, и составлял указания, но за их исполнением он следил лично, общался с рабочими, таскал, копал, пилил, заколачивал – словом, не чурался никакого дела.
Неудивительно, что от Сэма Леони ждала совсем иного поведения. Имея за плечами опыт ремонта дома в Саутгемптоне, она ожидала встретить знаменитого архитектора, оценивающего свой труд в целое состояние. В конце концов, Сэм женат на местной богатой наследнице, живет в огромном поместье с собственной конюшней, окончил Йель. Узнав обо всем этом, Леони рассудила, что Сэм окажется замкнутым, даже высокомерным снобом, чурающимся грязной повседневной работы. Обнаружив, что Сэм не боится испачкать руки и не проявляет ни тени снобизма, Леони искренне обрадовалась. Судя по всему, Сэм не считал физический труд недостойным члена Лиги плюща.
– Хочешь осмотреть дом внутри? – спросил Сэм.
– Да, если мы никому не помешаем, – кивнула Леони.
– Пока еще нет.
Они поднялись на террасу, где потрескавшиеся каменные плиты пола уже были заменены новыми. В кухне Сэм остановился и огляделся.
– Кажется, ты собираешься в Саутгемптон? – осведомился он.
– Да. А в чем дело?
– За время твоего отъезда мы привели бы в порядок кухню, чтобы по приезде ты могла пользоваться ею. Так когда ты уезжаешь?
– Недели через три-четыре, – нерешительно ответила Леони. – Точно не знаю.
– Извести меня заранее, ладно? – попросил Сэм.
– Разумеется, – отозвалась Леони. – По-моему, это идеальный выход.
– Сначала мы снимем настенные шкафы и линолеум, – объяснил Сэм, – но плита и холодильник останутся в твоем распоряжении. Раковиной мы займемся в последнюю очередь. Не возражаешь?
– Прекрасно! – кивнула Леони.
Дом начинал оживать: слышались голоса рабочих, скрежет пил, визг дрелей, стук молотков. Эта какофония казалась Леони волшебной музыкой.
– А ты вчера поднималась наверх? – спросил Сэм.
– Нет, – пристыженно призналась Леони. – Только обратила внимание, как много мусора вынесли оттуда. Вчера я так устала, что у меня не хватило сил подняться по лестнице.
Сэм улыбнулся.
– Тогда давай поднимемся сейчас, – предложил он.
Он пропустил Леони к изогнутой лестнице, ведущей на второй этаж, а затем – к ступенькам, взбегающим на чердак. Ступеньки и коридор уже не казались такими узкими и темными, как прежде.
Шагнув на чердак, Леони застыла в изумлении. Стенные и потолочные панели уже были установлены; все воздуховоды, провода и трубы заняли свои места. Рабочие успели возвести стену, отгораживающую ванную, осталось лишь оштукатурить ее. Комната постепенно приобретала вид большой спальни, какой представляла ее себе Леони.
– Что скажешь? – с улыбкой поинтересовался Сэм.
– Что скажу? – переспросила Леони, обернувшись и заглянув в его бирюзовые глаза. – Сэм, ты же знаешь – это бесподобно. О такой красоте можно лишь мечтать.
– Еще бы! – с гордостью отозвался Сэм и вдруг помрачнел. – Меня тревожит только одно…
– Что именно?
– Купол. Надо решить, как быть со стеклами, прежде чем мы начнем менять сгнившие рамы. А у меня душа не лежит вставлять в них новое стекло вместо старинного.
Леони вздохнула:
– Другого выхода у нас нет. Хорошо еще, что нам удалось сохранить большую часть деревянной отделки. Мне и самой нравится это рифленое стекло. Жаль, что теперь такого не найти.
– Я что-нибудь придумаю, – пообещал Сэм. – А пока надо закончить ремонт спальни, чтобы у тебя появился свой угол, подальше от шума и пыли. Скоро ты сможешь перебраться сюда, – он улыбнулся, – и тогда наконец отоспишься.
Леони рассмеялась.
– Заснуть спокойно я смогу лишь после того, как закончится ремонт, но все равно спасибо за заботу. И потом, от работы в саду меня никто не избавит. После того как бассейн смонтируют, я займусь ландшафтом.
– Сама? Без посторонней помощи?
– Сама, – подтвердила Леони.
– Ты удивительный человек, – восхитился Сэм. – Впервые вижу, чтобы женщина уходила в работу с головой, целыми днями ползала на четвереньках, карабкалась по лестницам… Неужели ты ничего не боишься?
Слегка покраснев от комплимента, Леони задумалась и вздохнула:
– Если бы!.. На самом деле я многого боюсь.
Сэм с любопытством наблюдал за ней.
– Если не секрет, чего же?
Леони немного помолчала.
– Пожалуй, неизвестности. А еще… впасть в зависимость.
На лице Сэма отразилось удивление, а затем сочувствие.
– Кажется, я понимаю тебя, – произнес он.
– Как бы там ни было, – оживленно перебила Леони, чтобы сменить тему, – спальня уже сейчас выглядит потрясающе. А теперь мне пора в сад – боюсь, змеи уже соскучились.
Сэм весело рассмеялся.
– А я пойду в каретник и займусь своим делом.
Леони первой спустилась с чердака. Во дворе они с Сэмом расстались.
– До встречи, – произнес Сэм.
Минуту он смотрел вслед Леони, а затем направился к каретнику, размышляя о женщине, которая с каждым днем все больше завладевала его помыслами и сердцем. Сэм полагал, что Леони очень богата – иначе и быть не могло, ведь она приходилась женой самому Генри Рейнолдсу! Поначалу Сэм думал, что Леони хочет сэкономить на ремонте дома по одной-единственной причине: чтобы поскорее выставить его на продажу. Таким поверхностным ремонтом в собственном доме она вряд ли удовлетворилась бы. А еще Сэм считал, что Леони, как истинная столичная штучка, уверена, что картофельные чипсы растут на грядках, и способна выращивать их до умопомрачения. С такими горожанками Сэму уже доводилось сталкиваться. Они торговались не по необходимости, а из любви к самому процессу торговли. Сэм был изумлен, узнав, что Леони действительно вынуждена экономить.
В каретнике он включил свет, снял кожаную куртку, повесил ее на гвоздь и снова задумался о Леони. Раньше Леони Коринт казалась ему упорной и неустрашимой, а сегодня он вдруг обнаружил, что она уязвима. Ее опасения совершенно реальны. «Пожалуй, никакая она не суперженщина», – решил Сэм. Тем лучше: значит, она вполне досягаема. Почему-то опасения и уязвимость Леони сделали ее еще более желанной в глазах Сэма.
Он знал, что Леони до сих пор не оправилась после развода – должно быть, именно этим и объяснялись ее замкнутость и отчужденность. Возможно, она постепенно оттает.
Сэм вновь задался тем же вопросом: кто эта женщина, к которой его так неудержимо влечет, особенно теперь?


Леони долго вскапывала землю. Затем наступил черед подрезки и прополки. Но несмотря на все старания, ей никак не удавалось отогнать мысли о Сэме Николсоне. За последние недели они стали для нее привычными, однако после утреннего разговора котел ее эмоций забурлил с новой силой. Физическое влечение к Сэму Леони испытывала с самой первой встречи. Да и кто на ее месте остался бы равнодушным?
Со временем страсть усилилась и вместе с тем перешла в совершенно иную плоскость. Сэм нравился Леони, очень нравился. Леони уважала его. Но дело было не только в уважении. Леони видела, что, невзирая на богатство и положение, Сэм по-прежнему остается рубахой-парнем, которому чуждо высокомерие. Он не был недоступным – это Леони знала наверняка – и казался вовсе не небожителем, а простым смертным.
Постепенно Леони начинала видеть в нем нечто большее, нежели обладателя приятной наружности.
«Вот именно, – мысленно подтвердила она. – В такого мужчину не мудрено влюбиться. Лично для меня это сущий пустяк».
«Хватит заниматься самообманом, Леони, – прервала она себя. – Ты давно и безнадежно влюблена в него».


Рабочие уже разъехались по домам, когда Леони заметила, что «рейнджровер» Сэма по-прежнему стоит во дворе. Сняв соломенную шляпу, Леони вытащила из кармана платок и вытерла мокрые от пота лицо и шею.
– Фф-у-у! – шумно вздохнула она. – Пожалуй, и мой рабочий день уже кончился. – Но тут она вспомнила про бассейн для птиц и поправилась: – Почти кончился.
Сунув платок обратно в карман и нахлобучив шляпу, она подошла к своему «вольво», открыла багажник и обвела тоскливым взглядом тяжелый цементный бассейн.
– Детка, пощади! – взмолилась она, обращаясь к самой себе. – Что ты затеяла?
Наклонившись, она взялась за края бассейна и попыталась вытащить его из багажника. С третьей попытки ей удалось приподнять цементную чашу, перевалить ее через борт багажника и уронить на землю. Затем наступила очередь массивного пьедестала. Леони подкатила поближе к себе громоздкую штуковину и выволокла ее из багажника. Пьедестал с гулким стуком упал рядом с бассейном.
Услышав хруст гравия под тяжелыми ботинками, Леони обернулась. У нее за спиной стоял Сэм.
– Чем это ты занимаешься? – полюбопытствовал он.
– Хочу установить бассейн для птиц, даже если он меня доконает, – сообщила Леони.
– Дай-ка я помогу, – предложил Сэм.
– Не надо, – отказалась Леони. – Ты же не обязан помогать мне. И потом, уже поздно.
Сэм смерил ее невозмутимым взглядом:
– Леони, я не кусаюсь.
– Знаю, – с запинкой ответила она. – Но я справлюсь сама. – Наклонившись, она попыталась приподнять бассейн.
– Нет, так дело не пойдет. – Сэм проворно нагнулся и подхватил пьедестал, коснувшись при этом рук Леони.
Леони смутилась и отдернула руки. Прикосновение пронзило ее, как электрический разряд, и наполнило трепетом. Под взглядом Сэма Леони покраснела.
– Извини, – со смущенной улыбкой пробормотал он. Без труда подняв тяжелый пьедестал, Сэм отнес его в центр клумбы и водрузил на место. Леони шла следом.
– Сюда? – спросил Сэм, обернувшись.
– Да, да, – торопливо отозвалась она. – Замечательно!
Старый потрескавшийся пьедестал Леони убрала еще вчера. Сэм поправил цементный куб, выровнял его, принес от машины чашу и взгромоздил ее на постамент.
Леони отступила на несколько шагов и окинула бассейн критическим взглядом с разных сторон.
– Кажется, стоит прямо, – заключила она.
– Да, – подтвердил Сэм. – Хорошо, что по размеру он точь-в-точь как прежний.
– Вот если бы еще он и выглядел старинным! – сокрушенно воскликнула Леони. – Впрочем, это поправимо, были бы стенки сырыми, и вскоре они обрастут мхом. А постамент быстро обовьет плющ. – Леони перевела взгляд на Сэма. – Как думаешь, так будет лучше?
– По-моему, да.
– Спасибо за помощь, – поблагодарила Леони, подбирая с земли осколки старого бассейна.
– Осторожно! – вскрикнул Сэм. – Змея! Около правой ноги!
Леони вздрогнула и уставилась на свою правую ступню.
– Где?.. Она неядовитая. И потом, змеям ведь тоже надо чем-то питаться, верно?
Сэм рассмеялся. Змея юркнула в кусты.
– А я думал, с тобой точно будет истерика.
– Со мной? – возмущенно переспросила Леони. – Никогда! Эти змейки мне даже нравятся. К счастью, большие и опасные мне здесь еще не попадались. Кстати, моя первая заповедь садовода касается змей.
– Что за первая заповедь садовода? – заинтересовался Сэм.
– «Не смотри на змей», – объяснила Леони. – Или смотри не слишком пристально – не важно, подрезаешь ты кусты, рыхлишь землю или копаешь. Просто не замечай их, и все. Потому что иначе у тебя пропадет всякое желание заниматься садоводством.
Сэм улыбнулся.
– Замечательная заповедь.
– Но с другой стороны, – продолжала Леони, – моя вторая заповедь гласит: «Будь осторожна, особенно возле кустов или в густой траве, иначе подцепишь тяпкой или граблями змею».
– По-моему, верно и то, и другое, – рассудил Сэм. – Как же быть? Что выбрать?
– Если бы знать! – вздохнула Леони. – Это чем-то похоже на жизнь, правда? Когда кажется, что все продумано и рассчитано, и вдруг – гром среди ясного неба! – Она рассмеялась. – Сдается мне, на каждое правило приходится исключение.
– Точно, – кивнул Сэм.
Внезапно Леони смутилась и засуетилась.
– Мне давно пора собрать садовые инструменты, – пробормотала она, – а тебе – отправиться домой.
– Давай я помогу, – предложил Сэм. – Я не спешу.
Леони открыла рот, чтобы возразить, но не издала ни звука. С какой стати? Она валилась с ног от усталости. Если Сэм вызвался помочь – пусть помогает.
Они вдвоем собрали садовые инструменты и сложили их в тележку; Сэм стряхнул с перчаток Леони прилипшую землю.
– Постой! – внезапно встрепенулась она. – Дай-ка мне на минутку вон те ножницы.
Сэм протянул ей ножницы.
– Кажется, там осталось несколько сухих веток, – объяснила Леони, – я их чуть было не пропустила. – Подойдя к злополучным розовым кустам, Леони принялась обрезать ветки.
Сэм разыскал вторую пару ножниц и последовал ее примеру.
– Сэм, это совсем не обязательно, – заявила Леони. – Прошу, поезжай домой. Я же знаю, тебе пора.
– Повторяю, я не спешу.
Через полчаса с сухими ветками было покончено, и напарники тихо загордились собой. Сэм помог Леони собрать инструменты, отнял у нее неповоротливую садовую тележку и повез к флигелю, куда Леони ставила ее на ночь.
– Хочешь выпить? – спросила Леони.
– С удовольствием, – откликнулся Сэм.
Леони принесла бутылку и два стакана. Они с Сэмом устроились в бельведере, потягивая вино и любуясь вершинами гор Катскилл, виднеющихся за рекой.
– Похоже, ты здесь уже освоилась, – заметил Сэм. – Тебе хотелось бы жить здесь?
– Конечно, – без колебаний отозвалась Леони и задумалась. – Не знаю, что будет дальше, но пока мне тут хорошо. И потом, город никуда не денется. Захочу – вернусь обратно.
– Ты скучаешь по городу? – осведомился Сэм. – Тебе его недостает?
– Трудно сказать, – ответила Леони. – Иногда я скучаю по друзьям и знакомым местам. Но стоит заняться делом – и тоска проходит.
– И со мной так бывает, – кивнул Сэм.
Леони вновь заметила у него в глазах затравленное выражение.
– Но ты ведь живешь здесь постоянно. Здесь твоя работа, семья и так далее…
– Только работа, – поправил Сэм. – Детей у нас нет, а что касается моей жены… у нас с ней разные интересы.
– Ясно, – пробормотала Леони. Господи, каким же одиноким казался ей Сэм в эту минуту, каким потерянным и несчастным! Должно быть, насчет неудачного брака Мосси была права. Леони изнывала от желания взять Сэма за руку, утешить его… «Прекрати! – остановила она себя. – Не нарывайся на неприятности!»
На лице Сэма вдруг вспыхнула улыбка.
– Ну, если моя помощь больше не требуется, поеду-ка я домой.
– Тебя никто не гонит, – напомнила Леони, – громадное спасибо за поддержку.
– Не за что. А если понадобится что-нибудь еще, позови меня или бригадира Скипа – кто-нибудь из нас всегда на месте. – Но Сэм знал, что Леони вовек не попросит помощи – слишком уж она горда и независима. И это ему нравилось.
– Хорошо. – Леони была искренне благодарна за предложение.
Она проводила Сэма до машины и помахала ему рукой на прощание.
Жаль, что он уехал так поспешно. Леони с удовольствием продолжила бы разговор. Ей нравились мягкие манеры и обстоятельность Сэма. «Ему вовсе незачем разыгрывать мачо, – думала она. – Незачем доказывать свою силу и самоутверждаться. И он не мешает мне быть самой собой».
Пожалуй, впервые в жизни Леони встретился мужчина, который не пытался подчинить ее себе, и это качество Сэма она сочла особенно ценным. Затем она вспомнила, как соприкоснулись их руки, и вновь почувствовала трепет. «И это тоже было неплохо. Да, мне определенно понравилось его прикосновение».




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману До конца времен - Гулд Джудит



Интересный сюжет, но плохо прописаны постельные сцены: никакой страсти, опять это "орудие любви..."
До конца времен - Гулд ДжудитЮлия
22.06.2013, 0.07





Очень понравился роман,герои положительные. Есть непонятные моменты, но в целом всё хорошо.
До конца времен - Гулд Джудитлиса
6.05.2014, 10.05





Интересный роман. Без соплей. Советую
До конца времен - Гулд Джудитиришка
19.06.2014, 17.33





Сказочно.. Мило.. Приятно... Лично мне все понравилось. Я вот в отличие от Юлии не люблю бурных описаний постЭльных сцен, так как в любовных романах жду именно хэппи энда и красивых историй, а не эротики. Так что мне всего хватило. 10/10. Рекомендую
До конца времен - Гулд ДжудитВарёна
5.11.2015, 21.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100