Читать онлайн До конца времен, автора - Гулд Джудит, Раздел - Глава 3 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - До конца времен - Гулд Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.27 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

До конца времен - Гулд Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
До конца времен - Гулд Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гулд Джудит

До конца времен

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 3

Леони застыла как вкопанная.
Она остановилась в тени на пороге гостиной, наблюдая, как Мосси и Николсон беседуют, не замечая ее. Мосси курила, поглядывая в сторону окна, выходящего на лужайку.
Но рядом с Николсоном Мосси казалась всего-навсего бесплотным призраком – фантомом, материализовавшимся из воздуха лишь на краткий миг.
Почти вопреки собственной воле Леони пристально посмотрела на Сэма Николсона и поняла, что пропала.
По ее мнению, на свете существовали не только мужчины, излучающие власть благодаря своему состоянию и положению, но и те, которые притягивали окружающих достоинствами своей внешности. Сэм Николсон принадлежал сразу к двум категориям.
Его окружала аура мужской силы, подчеркивающей явную физическую красоту, которая никого не оставила бы равнодушным. Он занял бы соответствующее место среди богов Олимпа, решила Леони.
А еще она заподозрила, что Николсон – натура сложная, возможно, порочная, но уж никак не покладистая. Его нелегко раскусить, а тем более полюбить. Тем не менее ее влекло к Николсону, как ни к одному мужчине в мире.
«Вот он, магнетизм личности», – догадалась Леони.
Ростом этот сорокалетний красавец был по меньшей мере шесть футов и три дюйма; несмотря на крепкое сложение и саженные плечи, он казался очень гибким. Леони представила себе широкую грудь, скрывающуюся под темно-коричневой кожаной курткой, и мощный торс, переходящий в тонкую талию и узкие бедра. Свои по-мальчишески густые вьющиеся волосы он стриг не слишком коротко. В светло-русых прядях поблескивали белые и серебристые нити.
Он наверняка удостоился поцелуя самого Аполлона, заключила Леони.
Ей удалось разглядеть под загаром поперечный шрам на носу Николсона, чуть повыше горбинки. Неужели он был сломан? В аварии или в драке? Картину довершали красиво очерченный рот и крепкий волевой подбородок.
Длинные сильные ноги в облегающих синих джинсах твердо стояли на земле и были обуты в поношенные рабочие ботинки.
Леони не сталкивалась с такой грубоватой мужской красотой даже в элитных кулуарах власти манхэттенской Уолл-стрит. Она внушала Леони почтительный трепет – до тех пор, пока Николсон не обернулся и она не заметила в его изумительных бирюзовых глазах слегка затравленное выражение.
Кто посмел обидеть этого Адониса? Неужели судьба обделила его, мужчину, так щедро одаренного природой? Отчего в этих блестящих глазах поселилась грусть?
Леони вновь ощутила дрожь. Ей вовсе не хотелось думать о том, что с ней происходит, почему ей вдруг захотелось поближе познакомиться с этим человеком, заставить его открыться ей. И победить свои небеспочвенные страхи.
Даже легкая улыбка, которой Николсон поприветствовал вошедшую Леони, не прогнала печаль из его глаз.
– А, это вы, – произнес он бархатистым голосом, который обещал и предостерегал. Голосом, при звуках которого Леони словно пронзил электрический разряд.
«О Господи! – мысленно воззвала она. – Как ему удается держаться так непринужденно, расслабленно и при этом не терять бдительности?.. Да что это со мной?»
– Леони! – воскликнула Мосси. – Знаешь, Сэм в курсе истории этого дома. Непременно попроси рассказать ее нам.
– Правда? – отозвалась Леони самым приветливым и небрежным тоном, на который только была способна, и быстро прошлась по комнате. – Прошу вас, расскажите! Мне не терпится узнать о своем новом приобретении.
– Признаться, об этом доме мне почти нечего рассказывать, – объяснил Сэм, глядя ей в глаза. – Зато я знаю, как появились восьмиугольные строения в этих местах.
Леони поспешила перейти к делу – ей настоятельно требовалось переключить свое внимание с Сэма Николсона на что-нибудь другое.
– Почему бы нам сначала не осмотреть дом, а потом уже провести урок истории? – спросила она. – Вы согласны?
– Разумеется, – откликнулся Сэм, взглянув на часы. – Давайте приступим к осмотру – у меня мало времени.
– С чего начнем? – спросила Леони. – С верхнего этажа или нижнего? А может, первым делом осмотрим дом снаружи?
– Предлагаю начать с подвала, двинуться снизу вверх, а потом выйти в сад. – Сэм был сама деловитость.
– Логично, – заметила Леони. – Лестница, ведущая в подвал, находится в кухне. Идите за мной. – И она повернулась к Мосси: – А ты, Мосс?
– Если вы не против, я побуду здесь, – заявила Мосси. – Этот дом я осматривала столько раз, что знаю в лицо каждую здешнюю мышь.
Рассмеявшись, Сэм и Леони направились в кухню.
Щелкнув выключателем на верхней площадке лестницы, Леони стала осторожно спускаться по крутым ступенькам.
– Дом донельзя запущен, – извинилась она. – Настоящая декорация к триллеру!
На нижней ступеньке она потянулась ко второму выключателю.
– Но с другой стороны, в подвале сухо. Мосси осматривала его сразу после дождей и нигде не обнаружила подтеков.
– Вся техника находится в подвале? – осведомился Сэм.
– Насколько мне известно – да, – ответила Леони, смахивая с лица паутину. – Здесь есть агрегат нефтяного отопления, водонагревательная установка, бак для воды, а также стиральная машина и сушилка. И тому подобные роскошные механизмы.
Он засмеялся, оглядывая подвал, залитый призрачным, неровным светом лампочек.
– У вас есть копия плана дома и коммуникаций? – спросил он.
– Нет. – Леони пожала плечами. – Я не взяла ее, уверенная, что все оборудование придется менять.
– Так зачем выкладывать целое состояние тому, кто подтвердит, что оборудование давно пришло в негодность?
Леони вновь увидела блеск ровного ряда жемчужных зубов.
– Вот именно, – кивнула она, отбрасывая со лба каштановую прядь. – Насколько я могу судить, всю эту технику уже не починишь.
– Справедливое замечание, – откликнулся Сэм, расхаживая по подвалу.
Он остановился у громадной старой печки и присел, внимательно разглядывая ее, затем принялся изучать трубы. Вскоре он перешел к осмотру водонагревателя, бака и старинного распределительного щита. И наконец, рассмотрел каменную кладку и толстые балки перекрытия.
Сэм неторопливо ходил, смотрел, прикасался, словно лаская массивные, обтесанные вручную деревянные балки.
– Таких теперь не делают, – заметил он.
– А это хорошо или плохо? – полушутя спросила Леони.
– Просто великолепно, – серьезно отозвался он.
– Они довольно живописны, правда? – Леони легко провела ладонью по одной из балок и похлопала по ней.
Сэм обернулся.
– Вы правы, – подтвердил он. – Именно по этой причине я часто берусь перестраивать старые дома. Некоторые балки способны придать комнате ни с чем не сравнимое своеобразие.
Леони обрадовалась, услышав одобрение в голосе Сэма и убедившись, что он умеет видеть красоту даже такой простой вещи, как старые перекрытия. Возможно, он сам настоящий раритет: мужчина, наделенный воображением. Не говоря уже о великолепной фигуре.
А Сэм тем временем продолжал осматривать подвал, изредка кивая, иногда задавая Леони вопросы. Казалось, он всецело поглощен своим делом. Наконец он обернулся.
– Теперь давайте поднимемся наверх, – предложил он. – Здесь я уже осмотрел все, что хотел.
Выражение его лица осталось непроницаемым. Леони так и не поняла, обрадовало его увиденное или разочаровало.
– Конечно, – отозвалась она и направилась к лестнице.
– Я сам погашу внизу свет, – пообещал Сэм, – а вы поднимайтесь.
Он галантно дождался, когда Леони преодолеет несколько ступенек, а затем последовал за ней, безуспешно стараясь оторвать взгляд от изящных форм, которые угадывались под дорогой одеждой.
«Роскошная упаковка», – мелькнуло у него в голове.
Он восхищался гибкими, плавными движениями Леони, быстро взбирающейся по крутым ступенькам, несмотря на высокие каблуки. Ее энергичная походка была под стать характеру. Сэм понимал, что лишь сильной духом женщине по плечу взяться за такой проект. Должно быть, Леони – дерзкая и отчаянная особа. И несмотря на утонченный облик и изысканную одежду, она вовсе не производила впечатление белоручки.
Это понравилось Сэму.
На верхней площадке лестницы Леони обернулась.
– Может быть, теперь осмотрим кухню?
– Безусловно, – ответил Сэм, выключая свет и закрывая за собой дверь в подвал.
– Знаете… – сказала Леони и замолчала, чтобы подтянуться на руках и сесть на кухонный стол. Слегка нахмурившись, она обвела взглядом кухню, носившую следы неудачных попыток модернизации. – Мы еще не успели обсудить общий план реконструкции – такой, каким я вижу его. Пожалуй, пора начать.
– Отличная мысль, – подтвердил Сэм, глядя на нее. – Давайте обсудим ваши планы немедленно, пока мы не осмотрели весь дом. Признаться, я не представляю, что вы намерены предпринять. – Его лицо осталось невозмутимым. – Видите ли, даже слово «ремонт» каждый понимает по-своему. Для одних ремонт – это полная перепланировка, а для других – только оклейка стен новыми обоями.
Леони рассмеялась.
– Ну, поскольку мы не в Саутгемптоне и не в Беверли-Хиллз, заниматься перепланировкой я не собираюсь.
– Рад слышать, – отозвался Сэм. – Иначе вы оказали бы истории архитектуры медвежью услугу.
– Но, к сожалению, – продолжала Леони, – одной заменой обоев нам не обойтись. Взгляните-ка сюда, – она спрыгнула со стола, – на этот пол. На омерзительный, ужасный, грязный линолеум!
– По-моему, под этими обрывками, – Сэм приподнял носком ботинка оторвавшийся кусок линолеума, – скрываются сосновые доски.
– Вы угадали, – радостно улыбнулась Леони.
– А еще мне кажется, их можно отчистить так, что они будут выглядеть на миллион долларов. – «Как вы», – мысленно добавил он. Помолчав минуту, он сказал: – Разумеется, если это входит в ваши планы.
– Такова моя задумка, – подтвердила Леони. – Я хочу придать этой кухне деревенский вид, но оснастить ее самой современной техникой. Правда, здесь есть один очень важный нюанс. По возможности я хочу сохранить старые материалы и элементы отделки – например, вот эти шкафы. Мне нравится форма, резьба и застекленные дверцы. Как по-вашему, они достойны реставрации? – Она вопросительно взглянула на Сэма.
– Это обойдется недешево, – предупредил Сэм, – однако овчинка стоит выделки. Я согласен взяться за эту работу. Дверцы можно снять, отполировать или покрасить – как пожелаете. А если какие-нибудь детали потребуется заменить, мы просто изготовим новые, точь-в-точь такие же, как прежние. Это не проблема. – Снова замолчав, он окинул Леони критическим взглядом. – Кажется, теперь я догадываюсь, откуда вы родом.
Леони смущенно улыбнулась.
– Видите ли, мне не всегда удается облекать свои мысли в слова так, чтобы меня поняли. Иногда мне кажется, что окружающие… настроены на другую волну.
– Но на сей раз ваши объяснения были абсолютно ясными, – возразил Сэм.
– Спасибо. – Леони почувствовала, что краснеет, и застенчиво отвернулась. – Видите этот ужасный низкий потолок? – Она подняла руку. – Его надо убрать. Не знаю, что скрывается за ним, но оставить его в таком виде немыслимо.
– Вероятно, за ним находятся массивные старые перекрытия – тот, кто пытался придать кухне современный вид, решил спрятать их. А вы хотите, чтобы балки оставались на виду?
– Вот именно! – горячо подтвердила Леони.
Обсудив ремонт кухни, они перешли в столовую и библиотеку, воодушевленно обмениваясь идеями и замыслами. Выяснилось, что у них одинаковые представления о том, каким должен быть дом. А может, подумала Леони с несвойственным ей цинизмом, Сэм просто ловкач, который точно знает, где и как вставить нужное слово.
Но почему-то ей захотелось опровергнуть собственное предположение. К ремонту дома Сэм отнесся с огромным энтузиазмом и без стеснения высказывал свое мнение по любому вопросу. Вряд ли можно так ловко притворяться. «И потом, зачем ему это надо?» – спросила себя Леони.
– Итак, – наконец произнесла она, – мы осмотрели весь нижний этаж, кроме гостиной. Зайдем в нее, а потом поднимемся на второй этаж.
Сэм кивнул и последовал за ней в гостиную, где расположилась Мосси. Вытянувшись на кушетке, она лениво листала итальянский «Вог», окутанная неизменными клубами сигаретного дыма, который сопровождал ее повсюду.
– Как видите, – заявила Мосси, – я решила развлечься с помощью журнала. Хотя бы взглянуть на роскошные вещи, которых я никогда не смогу себе позволить! – Она посмотрела на вошедших поверх круглых очков в стиле Бенджамина Франклина. – Но судя по виду моделей, для них подобная одежда – тоже непозволительная роскошь, – продолжала она. – Они выглядят так, словно тратят все заработанные потом и кровью доллары на героин.
Леони и Сэм засмеялись.
– Не обращай на нас внимания, Мосси, – попросила Леони. – Отдыхай, а мы скоро покончим с осмотром.
– Можете не торопиться, – откликнулась Мосси. – Я только начала придумывать себе новый ансамбль.
Леони и Сэм обменялись чуть насмешливыми взглядами, а затем Леони вернулась к делу.
– Здесь, как и повсюду на нижнем этаже, меня особенно беспокоит паркет. – Она указала на пол, выложенный зигзагообразной мозаикой дощечек, в которой там и сям зияли выбоины. – Как вы думаете, его можно восстановить? Или лучше сразу отказаться от этой затеи?
– Конечно, восстановить! – уверенным тоном заявил Сэм. – Надеюсь, вы последуете моему совету. – Присев, он взял выпавшую из гнезда выщербленную дощечку и внимательно осмотрел ее. – Я знаю несколько мастерских, где изготовят недостающие доски, – продолжал он, выпрямившись и показывая дощечку Леони. – А еще я знаю опытных паркетчиков, которые смогут полностью отреставрировать пол. Это несложное, но утомительное и трудоемкое занятие.
– Отлично! – возликовала Леони. – Только бы удалось восстановить его! – Отойдя к стене, она провела ладонью по потрескавшейся штукатурке. – А что вы скажете насчет стен?
– Если у вас найдутся деньги, то у меня – рабочие, – усмехнулся Сэм.
– Еще лучше, – прокомментировала Леони.
Они осмотрели камины, каминные полки, окна, плинтусы и напоследок заглянули в крохотную туалетную комнату.
Попутно они обсуждали со всеми подробностями план реставрации ветхого особняка. По элегантной, но обветшалой и скрипучей лестнице они поднялись на второй этаж.
Обернувшись к Сэму, Леони произнесла:
– Следы былого великолепия остались лишь внизу, а верхний этаж окончательно запущен. Прежние хозяева заделали здесь камины – видите остатки облупившейся штукатурки? Не сохранились даже плинтусы.
Сэм переходил из одной комнаты в другую, быстро осматривая их, постукивая по стенам и по полу. Наконец он заговорил:
– Знаете, не так страшен черт, как его малюют. Восстановить камины, штукатурку и лепнину не так уж сложно – конечно, если вы этого хотите.
– Разумеется! Я хочу, чтобы дом стал таким, как в старину, вплоть до лепнины и плинтусов.
Задумавшись, Леони вновь обошла все комнаты. Сэм молча следовал за ней. Вдруг Леони остановилась.
– По-моему, самая сложная задача – устроить на верхнем этаже ванные комнаты, не нарушив архитектурной целостности дома. – Она обернулась к Сэму. – Вот в этом мне не обойтись без помощи, – продолжала она. – Но я полагаюсь на вашу смекалку и опыт.
– Да, придется поломать голову, – признал Сэм, – но я уверен, мы справимся.
– Если у меня найдутся деньги, да? – с усмешкой уточнила Леони.
– Само собой. – Сэм пожал плечами и улыбнулся.
Леони вновь заметила, что эта улыбка не отразилась в прекрасных бирюзовых глазах.
Неожиданно ее снова охватило смущение, хотя во время делового разговора она чувствовала себя непринужденно. Привычная ирония не изменила ей, однако не избавила от волнения.
«Не забывай о деле», – приказала Леони себе, вспомнив любимую поговорку матери: «Лень – мать всех пороков», и поспешно произнесла:
– Может быть, теперь осмотрим чердак и купол?
– Безусловно, – кивнул Сэм. – Надо выяснить, в каком состоянии находится крыша.
Леони повела его к узкой лесенке, выходящей на чердак. Сэм следовал за ней по пятам, не сводя глаз со стройной фигурки и длинных ног, пружинисто шагающих по крутым ступенькам.
Внезапно он понял, что надо удирать отсюда, но желание остаться возобладало над здравым смыслом. Сэму вовсе не хотелось уезжать.
Открыв дверь на верхней площадке лестницы, Леони вошла в чердачное помещение и быстро щелкнула выключателем.
Остановившийся рядом с ней Сэм присвистнул, подбоченился и огляделся.
– Впервые очутившись здесь, я была потрясена. А вы? – с легкой усмешкой спросила Леони, заранее зная ответ.
– О Господи… – с благоговейным трепетом отозвался Сэм, – это прекрасный сон, который стал явью. Подумать только!..
Он обвел взглядом огромное пустое восьмигранное помещение с восемью круглыми окнами – по одному на каждой грани. Посредине маленькая лестница без перил вела к куполу. Крышу поддерживали громадные, обтесанные вручную балки – такие же, как в подвале.
– А теперь смотрите, – объявила Леони, выключила свет и внимательно посмотрела на Сэма, стараясь предугадать его реакцию.
Вечерний свет лился в комнату со всех сторон – сквозь стеклянный купол, сквозь круглые окна. Он был рассеянным, неярким, но невыразимо прекрасным. Казалось, комната купается в неземном сиянии.
– Подождите, пока не включайте свет, – попросил Сэм и начал переходить от окна к окну, выглядывая в каждое. Описав по комнате круг, он поднялся к самому куполу, спустился и встал рядом с Леони.
Она вопросительно взглянула на него.
– Что вы намерены устроить здесь? – поинтересовался он.
– Еще не знаю, – отозвалась она. – Насколько мне известно, большинство семей превратили бы это помещение в людскую или детскую, чтобы дети не путались под ногами.
– Вы правы, – со смехом подтвердил Сэм.
– Но по-моему, из этой комнаты получится превосходная спальня. Вообразите: открытые взгляду балки, скошенные потолки… Тут поместятся две ванные комнаты и даже маленький бар, чтобы не пришлось среди ночи бегать в кухню и обратно. – На минуту Леони задумалась, а затем добавила: – Эта комната могла бы стать райским уголком, святилищем вдали от остального дома и всего мира. Как славно было бы медитировать здесь, наслаждаться одиночеством или любимым делом… – Она подняла голову. – Ну, что скажете?
– Превосходная мысль, – согласился Сэм. – Эта комната – целый мир, совершенно иной мир. В зависимости от освещения она будет меняться круглые сутки. Хотя комната находится под крышей дома, в ней чувствуешь себя ближе к природе – к солнцу и луне, звездам и облакам, закату и рассвету. И потом, отсюда открывается прекрасный вид на реку и горы. – Он обернулся. – Вы правы: это святилище, убежище, где можно побыть в одиночестве или… кто знает? – Он улыбнулся, и Леони ответила ему улыбкой. – А вот с куполом придется повозиться, – продолжал Сэм. – Стекла потрескались, рамы покосились, видны протечки. Вот почему стены в нижней спальне отсырели! Вода натекла отсюда.
– Видимо, да, – кивнула Леони, – и тем не менее мне хотелось бы сохранить купол. Конечно, проще было бы разрушить его и заделать дыру в крыше, но я не хочу. И еще мне жаль заменять старинное рифленое стекло новым. Правда, другого выхода у нас нет.
– Надо подумать, – заметил Сэм. – Пожалуй, мы сумеем подобрать такое же стекло.
– Надеюсь.
– Это место почему-то напомнило мне церковную колокольню, – произнес Сэм. – Грешно разрушать такую красоту. В каком-то смысле эта комната – сердце и душа дома.
Леони просияла, преисполнившись благодарностью к Сэму. Он серьезно отнесся к ее планам, и это придало ей уверенности в собственных силах. Кроме того, энтузиазм Сэма был заразительным. Он воодушевил Леони, заставил взглянуть на происходящее другими глазами. Ей было отрадно сознавать, что бок о бок с ней будет работать человек, способный разделить горечь маленьких поражений и радость удач.
Внезапно она прервала поток размышлений, мгновенно захлопнув воображаемую дверь перед уже выстроившимися цепочкой мыслями.
«Боже, о чем я только думаю? Неужто я спятила? Этот человек еще даже не дал согласия работать со мной! А если его услуги мне не по карману?»
И потом, несмотря на сходство мнений и взаимопонимание, откуда ей знать, каково работать вместе с Сэмом? «Не делай поспешных выводов! – посоветовала Леони себе. – Вдруг работа превратится в сущий ад?»
По правде говоря, она почти ничего не знала про Сэма Николсона. И тем не менее ее не покидало чувство, будто они давно знакомы, а встреча предначертана судьбой.
Сэм взглянул на часы.
– Уже поздно, – деловито заметил он, – мне пора домой. Может быть, перед отъездом осмотрим дом снаружи?
– Хорошо, – согласилась Леони, – но если вы спешите, это можно сделать в другой раз.
– Лучше сейчас, – возразил Сэм. – Мне бы хотелось составить общее представление о доме.
– Ну, если так, тогда идем, – ответила Леони, начиная спускаться по лестнице.
Сэм смотрел ей вслед, жалея, что нельзя задержаться под куполом подольше. Только вдвоем… Но зачем? Вздохнув, Сэм нехотя последовал за хозяйкой дома.
– Пожалуй, лестницу надо заменить – слишком уж она узкая, – сказала Леони.
– Это не проблема, – откликнулся Сэм.
Заглянув в гостиную, они увидели, что Мосси по-прежнему возлежит, растянувшись на кушетке, листая «Вог» и затягиваясь сигаретой. Сэма и Леони Мосси не удостоила даже взглядом.
Леони первой спустилась с крыльца.
– Я попытаюсь живописать то, каким вижу дом и сад, – пообещала она и первым делом повела Сэма к старому каретнику. – Тут надо устроить гараж, а над ним – жилье для прислуги или комнаты для гостей, – начала она. – Во флигеле – студию или рабочие кабинеты. – И наконец она торопливо обошла сад. – Когда-то он был ухоженным и прекрасным. Он так же очарователен, как дом, только слишком уж запущен. Здесь потребуется основательная уборка, замена сухих кустов и деревьев. Да и ограду придется подправить. – Она взглянула на Сэма. – А может, и восстановить. Но насколько мне известно, за такую работу вы не беретесь…
– За ремонт беседки и бельведера охотно возьмусь, – возразил Сэм.
На минуту задумавшись, Леони кивнула.
– Это было бы неплохо, но сначала я должна узнать, в какую сумму обойдется ремонт.
– Разумеется, – ответил Сэм и огляделся. – Я проезжал мимо тысячу раз, – задумчиво заговорил он, – и ни разу не обратил внимания на этот сад. Его не видно с дороги. – Он направился к беседке с дорическими колоннами, увитой плетями глицинии без единого цветка. Леони шагала следом. – Она могла бы стать прелестным уголком.
– Да, – подтвердила Леони. – Я намерена безжалостно подрезать глицинию, и тогда на следующий год она зацветет.
– Вы думаете?
– Надеюсь, – поправила Леони. – В саду у моей подруги, живущей в Саутгемптоне, тоже растет глициния. Два года назад подруга чуть не убила меня за то, что я подрезала плети, а теперь благодарит – каждый год они сплошь покрываются цветами.
Она указала на квадратный цветник, через который были проложены заросшие дорожки из голубовато-серого камня. В центре цветника был воздвигнут бассейн для птиц с безнадежно потрескавшейся чашей.
– Цветник засажен в основном розами, – объяснила Леони. – Придется дождаться, когда они расцветут, чтобы определить, какой это сорт. Должно быть, старинный и морозоустойчивый, иначе они бы не пережили столько зим.
Сэм кивнул.
– Вы правы. У нас в саду есть розы, но и с ними хлопот не оберешься.
– В любом случае, – продолжала Леони, – они требуют тщательного ухода, как и цветы вокруг бельведера.
Они направились к решетчатому бельведеру – причудливому, некогда белому сооружению, откуда открывался вид на реку. Подобно беседке, бельведер был увит вьющимися растениями, а именно розами, которые еще не расцвели.
– Их тоже придется подрезать, – объяснила Леони, – чтобы покрасить бельведер. Но розам это пойдет только на пользу. – Она обернулась к Сэму. – Я не прочь устроить плавательный бассейн между бельведером и беседкой, – сообщила она. – А вы что об этом думаете?
– По-моему, более удобного места для бассейна не найти, – откликнулся Сэм.
– По правде говоря, я предпочла бы не плавательный, а, скорее, декоративный бассейн, – пояснила Леони. – Шириной восемнадцать футов и длиной около тридцати шести – совсем небольшой. Без трамплинов и навесных лестниц. Хватит и ступенек возле мелкого края бассейна. А еще я бы облицевала его черным камнем или плиткой.
– Черным? – изумился Сэм.
– Вот именно, – подтвердила Леони. – Может показаться, что такая «черная лагуна» будет выглядеть мрачновато. Но это не так: я видела подобный бассейн и сочла его на редкость живописным. Темное дно обладает отражающим эффектом. И кроме того, в таком бассейне можно купаться.
– Мне остается лишь положиться на ваш вкус, – с усмешкой заметил Сэм.
– Прекрасно, – подхватила Леони. – Поверьте мне, это и вправду красиво. – Она огляделась. – Все эти заросли выглядят очень романтично, – заявила она, – но боюсь, они грозят заполонить весь участок.
Сэм улыбнулся:
– Да, эта буйная растительность напоминает джунгли.
– Хотелось бы знать, что за люди жили здесь? – задумчиво проговорила Леони. – Почему так запустили дом и сад? Продажей этого дома занималась компания по недвижимости. Мне сказали, что владельцы поместья не оставили наследников.
– Оно принадлежало сестрам Уайли, Грейс и Элеоноре, – объяснил Сэм. – Обе уже давно скончались. Ни та, ни другая ни разу не была замужем.
– Интересно почему? – спросила Леони.
– Понятия не имею, – отозвался Сэм. – Обе считались признанными красавицами своего времени, бурных двадцатых годов. Одна из них увлекалась живописью, писала в основном пейзажи и иногда портреты, притом неплохо. А другая любила работать в саду.
– Должно быть, цветник – ее рук дело, – предположила Леони.
– Вероятно, да. Их отец был политиком, кажется, даже министром внутренних дел. Он слыл весьма влиятельной особой. Но это было давным-давно.
– Это он выстроил дом?
– Нет, его отец – дед Грейс и Элеоноры, – поправил Сэм. – Дом построили еще в сороковых годах девятнадцатого века. Его первый владелец был врачом и помещиком, а еще ему принадлежало несколько местных банков. Он был безумно богат, но после его смерти сын постепенно распродал земли – он не увлекался фермерством.
– А дочери? – осведомилась Леони. – О них вам что-нибудь известно?
– Грейс и Элеонора были весьма эксцентричными натурами, чтобы не сказать большего, – охотно ответил Сэм. – Я не встречал людей, которые были бы близко знакомы с ними. За долгие годы никто ни разу не видел сестер за пределами этого поместья.
– Вы шутите? – изумилась Леони.
Сэм покачал головой.
– Как же они жили? Две пожилые женщины, одни-одинешеньки в огромном доме…
– У них был старый слуга – кажется, его звали Пит Бланшар, – объяснил Сэм. – Всю свою жизнь он проработал в этом поместье. Судя по всему, он был ровесником сестер. Пит делал покупки, занимался мелким ремонтом, словом, выполнял всю домашнюю работу. Но стоило кому-нибудь спросить Пита про сестер, он словно терял дар речи. Молчал как рыба.
– Как странно… – пробормотала Леони.
– И вправду странно, – согласился Сэм. – Сестры вели жизнь настоящих отшельниц. Помню, однажды, много лет назад, я проезжал мимо поместья, – продолжал он. – Это было весной, уже в сумерках. Накрапывал дождь. Наверное, женщина, которую я видел, была Элеонорой – к тому времени Грейс уже умерла. Я видел, как она бродит по саду среди кустов – тогда они были гораздо гуще, – не обращая внимания на дождь. По-моему, она направлялась к тому месту, где мы сейчас находимся, к бельведеру.
По спине Леони побежали мурашки. Что за чертовщина…
– Она была одета в длинную ночную рубашку, – рассказывал Сэм, – белую, кружевную. Ветер развевал ее подол. Длинные белоснежные волосы Элеоноры, собранные в хвост на макушке, растрепались и окутали ее, точно плащ.
– Какое жуткое и фантастическое зрелище! – заметила Леони.
– Верно, – согласился Сэм. – Больше я ее никогда не видел. Но тот случай врезался в мою память. Я уже хотел было остановиться и спросить, не нужна ли ей помощь, но вовремя вспомнил рассказы о том, что сестры неизменно захлопывали дверь перед носом незваных гостей, и потому поехал своей дорогой.
– Интересно, куда она держала путь? – задумчиво выговорила Леони. – И почему вышла в сад в одной рубашке, да еще в дождь?
– Не знаю. – Сэм пожал плечами. – По-моему, здесь кроется какая-то тайна. Тайна, которую нам никогда не удастся разгадать.
– Что же стало со слугой? – допытывалась Леони.
– С Питом Бланшаром? После смерти Элеоноры Пит исчез.
– Исчез? – переспросила Леони.
– Да, – кивнул Сэм. – Пита считали увальнем и тугодумом, но мне в это не верится. Так или иначе, он просто исчез с лица земли.
– Боже милостивый! – ахнула Леони. – Как в Стране Чудес – «все чудесатее и чудесатее»!
Сэм опять кивнул.
– Элеонора завещала поместье и все свое состояние – а она была довольно богата – Обществу спасения. Вот и все, что мне известно о хозяевах дома, – заключил он.
Леони усмехнулась.
– Этого более чем достаточно, – заявила она, – чтобы напугать кого угодно. Надеюсь, здешние призраки настроены дружелюбно.
Сэм улыбнулся:
– Вам они не причинят вреда.
Леони слегка покраснела.
– Ой ли? – возразила она. – Что, если они сочтут меня непрошеной гостьей?
– Они обрадуются, – заверил ее Сэм, – тому, что за реставрацию дома взялась такая молодая и энергичная женщина. Они наверняка оценят ваши старания, несмотря на то что сами чуть не превратили дом в руины.
– Может быть, – кивнула Леони. Близость Сэма и его лестные отзывы вновь привели в смущение. Она посмотрела за реку, на запад, и увидела, что громадный огненный диск солнца уже завис над самыми вершинами гор Катскилл. Несмотря на всю красоту этого зрелища, оно напомнило Леони, что Сэму Николсону пора в путь.
– Уже поздно, – произнесла она, – а вы спешите. Не буду больше вас задерживать.
– Вы правы. Попрощаюсь с Мосси и двинусь в дорогу, – ответил Сэм.
Мосси они нашли в гостиной на прежнем месте.
– Ну, что скажете? – осведомилась Мосси, глядя на Сэма в упор. – Как по-вашему, стоит ли пытаться привести эту развалину в божеский вид? Вы готовы взяться за такую работу?
Выслушав пулеметную очередь вопросов, Сэм улыбнулся.
– Несомненно, дом следует отреставрировать, – серьезно ответил он. – Работа обещает быть трудной, но интересной, к тому же игра стоит свеч. – Сделав паузу, он обернулся к Леони: – Пока я не знаю, возьмусь ли за нее, но такие задачи мне по душе.
– Рада слышать, – официальным тоном откликнулась Леони. – Обдумывая мое предложение, не забывайте о двух вещах.
Сэм выжидательно молчал.
– Я хочу добиться максимального эффекта с минимальными затратами. Вы понимаете, что я имею в виду?
– Кажется, да.
– У меня большие планы, – пояснила Леони, – и ограниченные средства.
Сэм рассмеялся:
– Это я понял сразу же. – Он задумался. – В таком случае возможны три варианта… – Леони внимательно слушала. – Первый из них – привести дом в идеальное состояние. Обычно это обходится очень дорого, а в нашем случае – вдвое дороже.
– Пожалуй, я не стану стремиться к идеалу, – полушутя откликнулась Леони.
– Второй – придать дому и саду приемлемый вид. Затрат при этом потребуется гораздо меньше, а результат будет неплохим. – Он многозначительно взглянул на Леони. – И третий вариант – кое-что подправить, подкрасить, а в целом оставить все как было. Последний я предпочел бы отбросить сразу. Думаю, и вы тоже.
– У меня нет ни малейшего желания довольствоваться косметическим ремонтом, – вызывающе заявила Леони. – Даже если в будущем мне придется продать этот дом, я хочу отреставрировать его так, словно собираюсь жить здесь сама. Следовательно, он должен выглядеть как можно лучше. Я хочу вернуть поместью былую красу и величие. Оно заслуживает этого.
– Я не хотел обидеть вас, – поспешил заверить Сэм. – Просто сейчас на каждом шагу попадаются архитекторы и подрядчики, которые соглашаются работать за символическую плату. Их работу не назовешь иначе, как халтурой, – добавил он. – На первый взгляд все выглядит вполне благопристойно, но вскоре результаты спешки и чрезмерной экономии становятся очевидными.
– Нет, я не стану пользоваться дешевыми и некачественными материалами, – сообщила Леони. – И все-таки мне придется часто идти на компромисс и помнить, что лучшее – враг хорошего. Вас устраивает такой подход?
– Вполне.
– Бог ты мой! – вдруг вмешалась Мосси. – Уже совсем стемнело!
– О, простите, что задержала вас! – воскликнула Леони, поворачиваясь к Сэму. – Давайте попрощаемся, вы не торопясь обдумаете мое предложение, а потом позвоните мне, ладно?
– Годится, – ответил Сэм.
– У вас есть мой номер телефона?
– Да, я узнал его от Мосси.
– Отлично, – заключила Леони. – Я провожу вас.
– Я был рад повидаться с тобой, Мосси, – произнес Сэм, протягивая Мосси руку. – И спасибо за рекомендацию.
– Я тоже была рада встрече, – откликнулась Мосси, отвечая на рукопожатие. – Будь осторожен в пути!
– Постараюсь, – улыбнулся Сэм.
Он направился к двери, Леони последовала за ним. Неожиданно он обернулся.
– Было приятно познакомиться с вами, Леони, – сказал он. – Возможно, нам все-таки удастся поработать вместе.
– Надеюсь, – кивнула она.
Его рукопожатие было крепким, дружеским и продолжительным, словно ему не хотелось отпускать ладонь Леони.
Подняв голову, Леони столкнулась с испытующим взглядом Сэма. Его бирюзовые глаза смотрели внимательно и почти требовательно. Внезапно Леони почувствовала себя обнаженной и беспомощной, уязвимой и растерянной. По телу прошла дрожь, ноги вдруг подкосились.
Леони поспешила взять себя в руки. «Это же нелепо! – мысленно уверяла она. – Как глупо я, должно быть, выгляжу! Наверное, он просто смеется надо мной!»
Но лукавство, которое она прежде видела в глазах Сэма, исчезло без следа. И вновь Леони отчетливо осознала, что она пропала.
Наконец Сэм нарушил молчание.
– Спокойной ночи, – произнес он чуть слышно, развернулся и быстро ушел, не добавив ни слова и не оглянувшись напоследок.
Леони заперла за ним дверь и устало прислонилась к ней. Глубоко и размеренно дыша, она прислушивалась к шуму двигателя «рейнджровера» и хрусту гравия. Когда все звуки за дверью затихли, она постояла в прихожей еще минуту, поправила прическу и вернулась в гостиную.
Мосси приподнялась на кушетке, на ее лице возникло понимающее и сочувственное выражение. Сбив пепел с сигареты, она окинула Леони взглядом и высказалась:
– Слава Создателю! Иди сюда, посиди рядом со скучной и унылой старушкой Мосси. – Она похлопала по сиденью рядом с собой. – Вымоталась?
Леони медленно подошла и села подле нее.
– Вымоталась? – удивленно переспросила она. – Вовсе нет. С чего ты взяла, Мосси?
– Леони, не пытайся одурачить старую мудрую подругу! С тех пор как Сэм Николсон шагнул через порог, воздух в доме потрескивал от чувственного напряжения! Между вами ощущалась такая вибрация, что я едва уцелела!
– Не болтай чепухи, Мосси, – чересчур поспешно отозвалась Леони.
Ее вызывающий тон слегка задел Мосси. Она выразительно приподняла бровь.
– Ого! Нервничаешь? Прости, дорогая. Я не хотела тебя обидеть.
– Я и не обиделась. – Леони сидела неподвижно с непривычно отрешенным видом. Это стало последней каплей, подстрекнувшей Мосси к действию.
Мосси устремила на подругу насмешливо-нежный взгляд, помолчала минуту и накрыла рукой ладонь Леони.
– Послушай, дорогая, – мягко произнесла она. – Ты же знаешь – мне, опытной драматической актрисе, иногда бывает трудно сдержаться.
Леони невольно расхохоталась.
– О, Мосси, ты неподражаема! – воскликнула она, обнимая подругу.
Высвободившись из объятий, Мосси потянулась за новой сигаретой к пачке, упавшей на пол.
– И все-таки признайся: Николсон на редкость сексуальная особь мужского пола, – заявила она, вновь возвращаясь к прежнему разговору.
– Да, – согласилась Леони, – это уж точно. И кроме того, он очень милый человек.
– Хм… – Мосси прикурила сигарету и выпустила дым в сторону. – Очень милый? Пожалуй.
– Знаешь, – продолжала Леони, – он сразу понял, что я задумала. И поддержал все мои предложения.
– Да неужели? – протянула Мосси.
– А еще выяснилось, что мы с ним настроены на одну и ту же волну, – добавила Леони.
– Вот как?
– И к тому же… – Леони вдруг осеклась, почувствовав сарказм в голосе Мосси. Обернувшись, она заметила на лице подруги лукавую улыбку. – Ах ты, противная девчонка! Негодница! Вредина! Ты…
– Стерва, дорогая, – подсказала Мосси. – Повторяю: стерва. Так будет короче. Не стесняйся, мне не привыкать. – Она глубоко затянулась и продолжила: – Но по-моему, тебе не терпится сообщить, что мистер Сэм Николсон как нельзя лучше подходит для этой работы… и не только для нее. Похоже, мы столкнулись с типичным примером страсти с первого взгляда!
– Ты неисправима! – сквозь стон рассмеялась Леони.
– Да, и я права! – торжествующе заключила Мосси. – Точнее, мы имеем дело сразу с двумя пациентами: с тобой и мистером Николсоном. Тяжелый случай. Странно, что ему вообще удалось уехать отсюда.
– С чего ты взяла? – удивилась Леони. – Он не оказывал мне никаких знаков внимания.
– Черт, ну как можно быть такой наивной! – возмутилась Мосси. – У бедняги чуть не лопнули штаны!
– О Господи! – Леони слегка хлопнула подругу по руке. – Прекрати немедленно!
– Да ведь это правда, – не унималась Мосси. – Он еле сдерживался. И если мои глаза меня не обманули, ты тоже с трудом справлялась с возбуждением. Но разумеется, ты вела себя, как подобает леди.
Возбуждение! Какое нелепое слово! Леони усмехнулась. Если бы только Мосси знала, что она ощутила на самом деле! Впрочем, описать свои чувства Леони не могла. С таким явлением она столкнулась впервые.
– Ну что же, – наконец заговорила Леони, – надеюсь, он возьмется за работу и тщательно составит смету. Эта задача ему по плечу.
– Не сомневайся! – заверила ее Мосси. – Николсон – идеальный мужчина. – Она задумалась. – Бедняга, сейчас он едет к домашнему кресту, – добавила она.
– К домашнему очагу, – поправила Леони.
– Нет, дорогая, к кресту, – возразила Мосси.
– Что ты имеешь в виду? – изумилась Леони.
– Не спрашивай, – мрачно отозвалась ее подруга. – Об этом тебе лучше не знать.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману До конца времен - Гулд Джудит



Интересный сюжет, но плохо прописаны постельные сцены: никакой страсти, опять это "орудие любви..."
До конца времен - Гулд ДжудитЮлия
22.06.2013, 0.07





Очень понравился роман,герои положительные. Есть непонятные моменты, но в целом всё хорошо.
До конца времен - Гулд Джудитлиса
6.05.2014, 10.05





Интересный роман. Без соплей. Советую
До конца времен - Гулд Джудитиришка
19.06.2014, 17.33





Сказочно.. Мило.. Приятно... Лично мне все понравилось. Я вот в отличие от Юлии не люблю бурных описаний постЭльных сцен, так как в любовных романах жду именно хэппи энда и красивых историй, а не эротики. Так что мне всего хватило. 10/10. Рекомендую
До конца времен - Гулд ДжудитВарёна
5.11.2015, 21.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100