Читать онлайн До конца времен, автора - Гулд Джудит, Раздел - Глава 1 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - До конца времен - Гулд Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.27 (Голосов: 22)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

До конца времен - Гулд Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
До конца времен - Гулд Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гулд Джудит

До конца времен

Читать онлайн

Аннотация

Леони Коринт покинула нью – йоркское высшее общество после тягостного, унизительного развода с мужем – и поселилась в живописной сельской глуши. Она была твердо уверена, что больше никогда не доверится ни одному мужчине. Однако все изменила совершенно невероятная встреча с обаятельным архитектором Сэмом Николсоном, человеком, который ворвался в ее жизнь словно буря. Казалось бы, Леони наконец улыбнулось счастье, – но между влюбленными вдруг выросла непреодолимая преграда…


Следующая страница

Глава 1

Сегодня Леони Мэри Коринт, которая обычно уделяла хотя бы немного внимания знакам ограничения скорости и предупредительным знакам, явно недоставало привычной собранности, сосредоточенности, пожалуй, даже прагматичности – словом, она была непохожа сама на себя. Но из кассетника лился голос Альберты Хантер, и, вслушиваясь в текст песни «Всегда», Леони качала головой и хмурилась. Если верить певице, любовь вечна. Очень может быть, размышляла Леони, для Альберты Хантер, поэта, композитора, но только не для Леони Коринт. Прежние представления о любви теперь казались ей неудачной шуткой. Она любила, потеряла любовь и больше не собиралась повторять свою ошибку.
А еще ее отвлекала роскошная весенняя погода, недавно установившаяся в долине реки Гудзон. По лазурному небу величаво плыли белоснежные пухлые ватные комья облаков. Неужели и небо над Манхэттеном может быть таким прекрасным, а воздух таким свежим и чистым? Неужели свет, тот самый свет, который так нравится художникам, способен так же озарять каньоны нью-йоркских улиц? Вряд ли. Разумеется, Манхэттен по-своему очарователен, но чтобы до такой степени!.. Леони предстал совершенно незнакомый мир земных услад, переполненный небесными оттенками, запахами и зрелищами.
На скорости по меньшей мере пятьдесят миль в час Леони резко свернула с Таконик-Стейт-паркуэй на дорогу, ведущую к Чатему, радуясь чудесному весеннему дню, безупречным интонациям, фразировке и чарующе-изысканному голосу Альберты Хантер, а также собственному неслыханному везению. Появление прямо перед ней темно-зеленого «рейнджровера», заслонившего весь обзор, застало Леони врасплох.
Боже!
С быстротой, достойной Ричарда Петти, Леони, ахнув, ударила по завизжавшим тормозам, резко выкрутила руль вправо и до боли стиснула зубы, почувствовав, что машину заносит. Она вцепилась в руль, словно надеясь одной силой воли остановить свой древний микроавтобус «вольво» за миг до столкновения.
Увы!
«Вольво» с глухим стуком врезался в «рейнджровер», и Леони с ужасом увидела, как последний бросило вперед, прежде чем он замер на месте. Справившись с минутным параличом, Леони наконец отпустила руль и шумно вздохнула.
«Господи, только не это! – отчаянно молила она. – Что же будет дальше? Я ведь опоздаю, опоздаю!»
Водитель «рейнджровера» распахнул дверцу. Леони в ужасе раскрыла глаза, увидев, как быстро и решительно он обошел вокруг машины. Хмурое лицо незнакомца не предвещало ничего хорошего.
Остановившись между двумя машинами, он подбоченился и принялся оценивать ущерб, не скрывая ярости.
«Хорошо еще, что он не похож на вооруженного дубиной неандертальца – тот бы наверняка свернул мне шею», – подумала Леони. Глубоко вздохнув, она распрямила дрожащие плечи и открыла дверцу, чувствуя, как сердце уходит в пятки. «А вот и я, – мысленно прокомментировала она. – Ягненок на заклание». Она отстегнула ремень безопасности, выскользнула из машины на тротуар и тряхнула головой, отбрасывая за спину волну густых каштановых волос.
Тем временем незнакомец уже успел присесть на корточки спиной к Леони. Он сосредоточенно ощупывал забрызганный грязью бампер своего «рейнджровера», и не думая оглядываться. Даже если он почувствовал приближение Леони, то не подал и виду. Наконец Леони откашлялась и шагнула вперед, подстегиваемая нервным возбуждением.
– Мне очень жаль, – сбивчиво пробормотала она. – Надеюсь, с вами все в порядке?
Ответом ей стало ледяное молчание.
Леони слегка пританцовывала на месте, борясь с тревогой.
– Большая вмятина?
Опять молчание, действующее на нервы.
«Господи, да что это с ним?»
– Я очень спешу, – продолжала Леони, – на чрезвычайно важную встречу. Я… даже не заметила вас…
Незнакомец выпрямился и принялся разглядывать перед «вольво». Он по-прежнему не обращал на Леони ни малейшего внимания, не удостаивал ее ни словом, ни взглядом – требовательная и властная Леони Коринт впервые столкнулась с подобным отношением к себе.
Леони Коринт ростом пять футов десять дюймов, с подтянутым, ухоженным телом и густыми каштановыми волосами, в которых мелькали почти бордовые и рыжие пряди, не привыкла к пренебрежению со стороны мужчин. Совсем напротив.
Знакомые считали, что Леони наделена удивительной, хотя и своеобразной красотой. Даже женщинам приходилось признать, что мать-природа одарила Леони редкостной внешностью, приковывающей взгляды.
Мало кто из мужчин мог заглянуть в бездонные глубины ее непроницаемо-черных глаз, напоминающих отполированный обсидиан и резко контрастирующих с фарфоровой, безупречной кожей, нежной и свежей, как у новорожденного младенца, и остаться равнодушным. Полные губы Леони, казалось, вели обособленную жизнь, но неизменно таили обещание; прямой нос свидетельствовал о породе и утонченности. Изысканные очертания лица и фигуры выглядели творением Микеланджело, наделившего Леони высокими, чуть выдающимися скулами, длинными ногами и стройным телом.
Она блистала не броской красотой и пышными формами, а элегантными, интригующими и манящими пропорциями.
Но самое главное – Леони обладала магнетизмом. Своими манерами, уверенностью и чувством собственного достоинства она неизменно привлекала к себе взгляды, сама того не желая.
Однако на сей раз она осталась незамеченной, и это смутило ее.
«Ладно, сейчас не время разыгрывать скромницу, – решила Леони. – Пора сматываться отсюда».
С этой мыслью она подошла поближе и склонилась над плечом незнакомца, чтобы самой выяснить, каков нанесенный ущерб. Кошмар! Обе машины были такими побитыми, помятыми и заляпанными весенней грязью, что Леони так и не удалось разглядеть следы столкновения. Впрочем, одной вмятиной больше, одной меньше – какая разница? Судьба собственного ветхого «вольво» ее не волновала. А «рейнджровер» выглядел так, словно на нем несколько раз пересекли вдоль и поперек пустыню Калахари.
– Послушайте, – вновь заговорила Леони, не скрывая раздражения и нетерпеливо постукивая носком туфельки об асфальт, – давайте просто обменяемся именами, адресами и всем, что понадобится страховой компании. – Она взглянула на золотые часы от Картье. Проклятие! – Я и вправду очень…
Мужчина вдруг поднял голову и уставился на нее, одним оценивающим взглядом окинув ее с головы до ног. Внезапно его лицо смягчилось, морщины озабоченности – а может, гнева? – разгладились, белые зубы сверкнули в улыбке. За несколько мгновений он, видимо, успел оценить все достоинства Леони и принял некое решение, словно член жюри на конкурсе красоты – или на выставке собак.
Он медленно выпрямился во весь рост – ну и верзила! – не сводя глаз с Леони. Теперь его лицо светилось нескрываемым удовольствием, руки он засунул в задние карманы. Через минуту, которая показалась Леони вечностью, незнакомец пожал плечами.
– У меня нет претензий, – произнес он с едва уловимой иронией в голосе. – По-моему, ни одна машина не пострадала.
Леони захлестнула волна облегчения. «Слава Богу! – мысленно воскликнула она. – Он не намерен скандалить».
– Вот и хорошо, – благодарно подытожила она. – Не хватало мне еще одной головной боли! Ну, вы понимаете…
– Забудьте о том, что случилось, – посоветовал незнакомец. – И в страховую компанию сообщать незачем.
Леони приставила ладонь козырьком ко лбу, загораживаясь от солнца, и впервые за время разговора присмотрелась к незнакомцу. И остолбенела. Да, ее, Леони Коринт, искушенную и неглупую светскую особу, ошеломила пронзительная голубизна – или зелень? – глаз собеседника. Под его пристальным, немигающим взглядом Леони неожиданно смутилась и отвернулась.
Обычно Леони не лезла за словом в карман, но в эту минуту вдруг утратила дар речи и покраснела. К счастью, ей удалось вовремя вспомнить о неотложных делах и овладеть собой.
– Весьма признательна, – пробормотала она. – Еще раз спасибо. А теперь… мне пора.
Он снова улыбнулся:
– Да, нам обоим пора в путь, – однако не двинулся с места и не отвел взгляд.
После минутного замешательства Леони заставила себя повернуться и направиться к открытой дверце «вольво». Не оглядываясь, она растерянно помахала незнакомцу в тщетной попытке скрыть смущение.
Скользнув на сиденье, она захлопнула дверцу, пристегнулась и завела машину. Из динамиков рванулся голос Альберты Хантер, и Леони поспешила убавить громкость. «Я вела себя как дура». Переключившись на задний ход, она отъехала на несколько футов, остановилась и начала объезжать «рейнджровер».
Незнакомец стаял, слегка расставив ноги и скрестив руки на груди. На его лице играла улыбка – или усмешка? Наконец он повернулся и неторопливо зашагал к «рейнджроверу».
Отъехав от места столкновения, Леони притормозила у знака и свернула направо, направляясь на запад.
«Надеюсь, это не предзнаменование», – мысленно произнесла она.
Но, поразмыслив о случившемся, Леони пришла к выводу: если это и в самом деле знак свыше, то добрый. В конце концов, незнакомец не стал предъявлять претензии. А ведь он имел право устроить скандал, верно? Верно. Стало быть, ей определенно повезло.
Ей не только посчастливилось – она отвлеклась от тягостных мыслей. И даже если ее взвинтил инцидент и взволновал таинственный незнакомец, не в ее правилах допускать, чтобы такой пустяк испортил ей чудесный весенний день. Ну уж нет! Надо поскорее выкинуть из головы досадный случай. И этого незнакомца. Его в первую очередь. Особенно глаза хищника.
«Не хватало еще, чтобы такой роскошный день пропал понапрасну!» – возмутилась Леони.
Протянув руку, она прибавила громкость кассетника и начала подпевать ему, безбожно фальшивя. Немного погодя Леони была вынуждена признать, что слушать свое пение – занятие не из приятных. Зато теперь она старалась не превышать скорость.
Придорожные пейзажи вскоре вновь завладели ее вниманием. Леони оглядывалась по сторонам, замечая первые признаки пробуждения земли после долгого зимнего сна. Дорогу окаймляли величественные хвойные деревья, темная зелень которых приятно контрастировала с приглушенными пастельными тонами лиственных – клена и березы, бука и дуба, ясеня и вишни, осины и тополя. Первые распустившиеся листья играли всеми оттенками зеленого цвета, благодаря живительные лучи солнца.
Вокруг разливался такой прекрасный и редкостный свет, такое золотисто-розовое сияние, что Леони уже не удивлялась тому, что в этих местах возникла целая школа живописи с собственным неподражаемым стилем.
В этом сиянии купались сады любовно ухоженных ферм, рассыпанных по долине. Леони упивалась пестротой тюльпанов, нарциссов и гиацинтов, ее завораживала девственная вуаль листвы спиреи и сирени. Она не могла дождаться, когда наполнит все вазы в доме пышными сиреневыми гроздьями. Пожалуй, сирень удачно дополнят ее любимые бледно-розовые пионы. Ей нравились все без исключения сорта пионов и сирени. Хотя окна старенького верного «вольво» были закрыты, Леони показалось, что воздух напоен сладким, неземным, но чувственным… нет, скорее, сладострастным ароматом, от которого у нее закружилась голова.
Она опустила стекло со своей стороны и полной грудью вдохнула пьянящий, прохладный весенний воздух. Блаженство! Несказанное блаженство!
Леони задумалась о загадочной долине, которую обнаружила случайно и в которую влюбилась с первого взгляда. Она слышала о горах Беркшир, расположенных на востоке долины, и о горах Катскилл на другом берегу реки, к западу, но о самой долине почти ничего не знала. А попав сюда, убедилась, что этот райский уголок существует вне времени. С тех пор Леони называла долину «землей обетованной».
Она полюбила здешние пологие, округлые холмы и рассыпанные по ним старые дома – реликвии более благодатной и менее суматошной эпохи. Простые, незатейливые фермерские дома чередовались с величественными особняками в георгианском и северном, колониальном и античном стилях, стилях времен королевы Анны и викторианской эпохи, а также с образцами готики и прикладного искусства – словом, здесь были представлены все этапы истории американской архитектуры. Именно архитектура привела сюда Леони, по крайней мере поначалу.
Странно, размышляла Леони, странно потому, что ее страсть к старым домам и их архитектуре завела ее в почти незнакомое место.
Леони принадлежала мастерская, которая занималась архитектурной реконструкцией и располагалась в нью-йоркском районе Сохо. В умелых руках Леони это заведение, получившее название «Архитектурные элементы», процветало. Пополняя ассортимент своих товаров, Леони регулярно прочесывала окрестности Нью-Йорка, главным образом Новую Англию и территорию штата Нью-Йорк, скупала все, что ей нравилось, и в результате дело было поставлено на широкую ногу, а заведение привлекало многочисленных состоятельных клиентов. Бизнес оказался феноменально успешным. Именно во время таких поездок Леони впервые очутилась в долине реки Гудзон – несмотря на близость к городу, во всех остальных отношениях это место отстояло от мегаполиса на десятки световых лет. Здесь Леони обнаружила богатое месторождение архитектурных артефактов и уже несколько лет успешно разрабатывала его.
Но еще совсем недавно она и представить себе не могла, что поселится тут, вернее, покинет Нью-Йорк. Однако тогда она и не подозревала, какие поразительные перемены в жизни принесет ей распад брака.
Со своим мужем, Генри Уилсоном Рейнолдсом, Леони прожила пятнадцать лет, пока брак, который она считала заключенным на небесах, не превратился в… может быть, в ад? Нет, вряд ли. Разве что считать слово «ад» синонимом небытия. Брак Леони просто перестал существовать. Несмотря на совместную жизнь, Леони и муж с каждым днем отдалялись друг от друга, постепенно становясь совершенно чужими людьми, и как бы Леони ни старалась, ей не удавалось преодолеть разделяющую их пропасть. Вернее, Хэнк Рейнолдс не позволял ей сделать это.
Если отчуждение мужа опечалило Леони, то его холодность и бессердечие забили последний гвоздь в крышку гроба их брака. Леони начала чувствовать себя жертвой одной из финансовых махинаций Хэнка или не более чем элементом декора – в тех случаях, когда ее присутствие рядом с мужем требовалось по протоколу.
Развод стал отнюдь не полюбовной сделкой; Леони ничуть не страдала, расставшись с Хэнком Рейнолдсом. Совсем напротив! Однако иногда она опасалась, что будет скучать по городу и своей мастерской. Принадлежа к редкой, почти исчезающей популяции коренных жителей Нью-Йорка, Леони привыкла считать город своим домом. Духом этого города она была пропитана до мозга костей, его бетон и стекло придавали ей уверенность в себе – во всяком случае, раньше ей так казалось. Но после битвы за расторжение брака Леони нуждалась в перемене обстановки.
Порой она и сама не понимала, чего хочет, и даже сомневалась в своей интуиции, которой прежде безоговорочно доверяла. Да и кто бы не усомнился в собственной проницательности, обнаружив, что стал супругом настоящего чудовища?
Тем не менее Леони Коринт наслаждалась вновь обретенной независимостью, и хотя знала, что ей предстоит немало одиноких ночей – а разве рядом с Хэнком она была избавлена от одиночества? – она твердо решила, что не собирается жертвовать свободой ради того, чтобы обрести компанию. Впервые за много лет ею овладели стремление к самостоятельности и нежелание принадлежать кому бы то ни было. Особенно мужчине.
Ее использовали, одурачили и унизили мужчины в лице Хэнка Рейнолдса, и Леони не знала, сможет ли она когда-нибудь доверять им.
А еще она категорически отказывалась быть жертвой. Только не это, благодарю покорно! Ей предстояло начать новую жизнь на новом месте. Леони намеревалась выстроить себе будущее, а не тосковать о невозвратном. Конечно, раз и навсегда забыть о прошлом ей не удастся, но нельзя допустить, чтобы это прошлое отравляло ее дальнейшую жизнь. Она приняла решение наслаждаться каждой минутой настоящего, спокойно оглядываться на прошлое и с надеждой смотреть в будущее.
Сбрасывая скорость перед предупреждающим знаком, Леони презрительно фыркнула: клубы бывших жен созданы не для нее. Ни за какие коврижки! Пусть другие женщины продолжают отождествлять себя с мужчинами, с которыми некогда состояли в браке и спали, а она найдет себе занятие поинтереснее. Попасть в эту ловушку слишком легко, как в Нью-Йорке, так и в другом городе. Подобная участь постигла многих ее подруг.
Ей быстро опротивела роль лишней гостьи на приемах, как будто без нее в светском обществе Нью-Йорка мало обольстительных разведенок с повадками изголодавшихся пираний! Леони вовсе не собиралась пополнять армию этих жадных, несчастных, мстительных и стервозных особ. Ей претило называть и считать себя «бывшей миссис Генри Рейнолдс» – настолько претило, что она обратилась в суд, стремясь вернуть себе девичью фамилию. «Я – Леони Коринт, – напомнила она себе. – Просто-напросто Леони Коринт».
Невесело рассмеявшись, она хлопнула ладонью по рулю. «Что я наделала? – уже в тысячный раз спросила она себя. – Скоро наступит миг расплаты, биологические часы неуклонно отсчитывают время, точно бомба с часовым механизмом. Ни мужа, ни детей, ни перспектив, как сказали бы некоторые. А я перебралась в эту прекрасную, но совершенно чужую мне долину. Бедняжка Леони Коринт, счастливая обладательница ветхого дома, на который не позарился ни один покупатель в здравом уме и твердой памяти, и одной-единственной подруги! И все.
Неужели я спятила? Определенно нет. Может, я просто немного напугана? Чертовски верно!»
Предстоящая жизнь и вправду пугала Леони, особенно после развода, от которого она до сих пор не оправилась. Боязнь одиночества, финансовых трудностей, чужого городка, незнакомых людей – эти страхи с завидным постоянством посещали ее. Но Леони каждый раз напоминала себе, что ее манит новая жизнь, возможность начать все сначала. Она мечтала сбросить оковы прошлого, как змея сбрасывает прошлогоднюю кожу, и устремиться к пугающему, но прекрасному неизведанному.
Привычный Нью-Йорк стал ассоциироваться у Леони с чередой неудач, а напоминания о былом супружеском счастье были слишком частыми и хлесткими, как пощечины. Раны еще не затянулись и ныли чересчур сильно, чтобы терпеть унижения и побои, на которые так щедр большой город.
Потому-то Леони и обратилась за утешением к сочным розовым, оранжевым, лиловым и золотистым оттенкам вечернего неба, приближаясь к живописной деревушке Киндерхук. Постепенно игра света и красок успокоила ее и придала уверенности.
Да, она приняла верное решение. Мудрое, правильное и самое главное – практичное решение. А без практичности на этом жизненном этапе ей не обойтись.
Она пережила развод, не утратив присутствия духа, но ее финансовое положение оставляло желать лучшего. Благодаря власти, деньгам, высокопоставленным и влиятельным друзьям, а также весомой угрозе в адрес лучшего друга Леони, Бобби Чандлера, Хэнк ухитрился отобрать у нее буквально все имущество, нажитое за пятнадцать лет совместной жизни.
Двухэтажная квартира на Парк-авеню, находящиеся в ней предметы искусства и антиквариат достались Хэнку. Громадный саутгемптонский особняк в колониальном стиле с роскошной мебелью тоже отошел к нему. Он стал обладателем объемистого пакета акций и облигаций. А еще – двух машин: «бентли-турбо» и кабриолета «ягуар».
Подобный сценарий раздела имущества был редким явлением. Леони знала женщин, получивших при разводе десятки миллионов долларов. Но Хэнк Рейнолдс преуспел в том, в чем потерпели фиаско менее удачливые, или, вернее, более благородные мужчины.
Леони пришлось расстаться и со своей мастерской в Сохо. Выставленная на рынок недвижимости, она вскоре была продана за внушительную сумму, оставалось лишь подписать последние бумаги и навсегда распрощаться с Хэнком. Леони достался солидный банковский счет мастерской и старый микроавтобус «вольво», за рулем которого она сидела в эту минуту. К счастью, на складе у нее хранились мебель и разнообразные украшения для дома, те самые, которые за годы ее супружества были заменены более изысканными и роскошными вещами. Некогда Леони собиралась выставить эту мебель на аукцион «Кристи», но теперь радовалась, что так и не улучила минуты заняться подготовкой к аукциону. Старой мебели с избытком хватит, чтобы обставить недавно купленный дом в долине.
Леони глубоко вздохнула, пытаясь успокоиться. Благодаря банковскому счету мастерской ей наверняка удастся продержаться год, самое большее – два, да и то в режиме строгой экономии. И все-таки это лучше, чем ничего. Продажа мастерской позволит ей оплатить ремонт дома и еще кое-какие расходы.
Зная, что вскоре ее карманы опустеют, Леони разработала план, названный «планом финансового восстановления». Для его осуществления требовалось купить старинный дом, отремонтировать и отделать его, а затем выгодно продать, чтобы вложить полученную прибыль в новую недвижимость. Подобную процедуру предполагалось повторять до тех пор, пока… Что означает это «пока», Леони еще не знала. Ей было известно лишь то, что благодаря своему чувству меры, таланту декоратора и дизайнера ландшафтов, а также представлениям о том, каким должен быть настоящий дом, она вряд ли ошибется. Она возьмется за дело, которое не по плечу всем остальным, и заставит их заплатить назначенную цену.
У нее сохранился внушительный список бывших клиентов. Леони не сомневалась, что многие из них не упустят случая приобрести недвижимость, которую она отремонтировала и отделала, – ее вкусу и чувству стиля доверяли безоговорочно.
А еще она подумывала открыть новую мастерскую здесь, в долине – у себя дома или в Гудзоне. В крохотном городке Гудзоне насчитывалось не менее сорока антикварных магазинов, по выходным его наводняли любители древностей и покупатели со всего северо-востока страны. Это обстоятельство плюс бесценный список клиентов помогут мастерской не только выжить, но и стать довольно прибыльным предприятием.
Как бы там ни было, Леони собиралась действовать осторожно, не форсировать события и рассчитывать каждый свой шаг.
Она прибавила газу, торопясь к своему новому «дому, славному дому», пусть даже неопрятному и ветхому, и давней верной подруге Фионе Мосс. Милая Мосси! Мосси, обладательница язвительного остроумия, сокрушительной иронии, безошибочного чутья на любую добычу, а также сердца и души чистейшего золота. Именно Мосси, агент по продаже недвижимости, продала Леони этот дом – Хибару-на-Бугре, как они любовно прозвали его. Именно Мосси сейчас ждала там Леони в компании местного архитектора, который специализировался на реконструкции старинных зданий.
В том, что с предстоящей работой она справится успешно, Леони не сомневалась. Особенно с интерьером дома. Бог свидетель, у нее есть опыт. Правда, еще во время ремонта старого особняка в Саутгемптоне она обнаружила, что без помощи архитектора ей не обойтись.
Это открытие вызвало у Леони досаду, и все-таки урок пошел ей на пользу, позволив разобраться в своих достоинствах и недостатках. Кроме того, архитектор сэкономил ей не только время, но и деньги – если бы не он, она дорого заплатила бы за свои ошибки.
Однако теперь, предвидя очередную работу, Леони решила как можно меньше полагаться на чужую помощь. Успешное бегство от Хэнка Рейнолдса, а также из его окружения – Уолл-стрит, Парк-авеню и «Светский календарь» – лишь распалило в ней жажду самостоятельности, стремление следовать своей интуиции и полагаться исключительно на саму себя.
Леони вознамерилась доказать, что она сможет выжить в одиночку.
«И заняться домом, – мысленно добавила она. – Большинство бывших жен вряд ли выбрали бы такое времяпрепровождение. Но в моем случае все остальное противопоказано».
Леони даже не подозревала, что судьба уготовила ей совсем иное будущее.



загрузка...

Следующая страница

Ваши комментарии
к роману До конца времен - Гулд Джудит



Интересный сюжет, но плохо прописаны постельные сцены: никакой страсти, опять это "орудие любви..."
До конца времен - Гулд ДжудитЮлия
22.06.2013, 0.07





Очень понравился роман,герои положительные. Есть непонятные моменты, но в целом всё хорошо.
До конца времен - Гулд Джудитлиса
6.05.2014, 10.05





Интересный роман. Без соплей. Советую
До конца времен - Гулд Джудитиришка
19.06.2014, 17.33





Сказочно.. Мило.. Приятно... Лично мне все понравилось. Я вот в отличие от Юлии не люблю бурных описаний постЭльных сцен, так как в любовных романах жду именно хэппи энда и красивых историй, а не эротики. Так что мне всего хватило. 10/10. Рекомендую
До конца времен - Гулд ДжудитВарёна
5.11.2015, 21.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100