Читать онлайн Чертовски богат, автора - Гулд Джудит, Раздел - Глава 43 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Чертовски богат - Гулд Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.79 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Чертовски богат - Гулд Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Чертовски богат - Гулд Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гулд Джудит

Чертовски богат

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 43

– Бедняжка, гордая старомодная дурочка! – приговаривала Кензи.
Растянувшись перед горящим камином на старом турецком ковре, они с Зандрой потягивали кампари и шампанское.
– Что Рудольф скрывается от кредиторов, ты говорила, а вот о том, что за ним гоняются настоящие бандиты, умолчала.
Зандра задумчиво повертела в пальцах бокал.
– Видишь ли, есть вещи, о которых и в одиночку-то думать трудно. А если кому сказать, то еще хуже. Потому что, когда рассказываешь, словно все видишь наяву. Да и кому это интересно, у всех своих проблем хватает.
Кензи порывисто наклонилась и взяла Зандру за руку.
– Глупышка! Уж я как-нибудь постаралась бы помочь.
Зандра вздохнула и посмотрела на подругу. В глазах у нее стояли слезы.
– Ну как же ты не понимаешь? Ничего бы ты не сделала. Ни-че-го. Ты замечательная. Ты чудо. Ты мой единственный настоящий друг. Но тут такое дело... Поверь, так лучше. Мне лучше. Стоило бы проговориться, и я вообще бы места себе не находила.
– Как подумаешь, сколько на тебя свалилось за это время... – Кензи грустно покачала головой. – Брачный заговор...
– ...которым я обязана двум почтенным особам.
– Брат...
– ...чтобы ему пусто было!
– Визит к Карлу Хайнцу...
– ...все на продажу.
– И на все про все одна ночь с воскресенья на понедельник. Поневоле задумаешься, что ждет тебя во вторник.
– А он уже наступил, – заметила Зандра. – Который сейчас час? Половина третьего утра.
– Ничего себе, – угрюмо присвистнула Кензи. – Да, когда радости нет, время летит быстро.
Она вернулась из Детройта три с половиной часа назад и, добравшись до дому к двенадцати, собиралась немедленно рухнуть в постель. Но вид Зандры, лежащей на оттоманке подле горящего камина в позе плакальщицы с картины какого-нибудь прерафаэлита, заставил ее изменить планы.
Звонок в ближайший винный магазин – он уже закрывался, и только обещание двойной, тройной, какой угодно оплаты возымело действие – обернулся первой помощью в виде трех охлажденных бутылок шампанского и литровой бутылки «кампари».
– Право, Кензи, – слабо выговорила Зандра, – к чему выбрасывать деньги на ветер?
– Ну, это я уж как-нибудь сама решу, ладно?
– Да мне сейчас ни кусок, ни глоток в горло не полезет. И настроение вряд ли улучшится. Слишком уж круто все повернулось. Так что, если я тебе не совсем безразлична, отправляйся спать и оставь меня одну.
– Не раньше, чем ты примешь дозу успокоительного из рук доктора Тернер, – решительно заявила Кензи и, подбросив в камин несколько чурбаков, участливо посмотрела на подругу. Бедняга. И как бы там ни было, одно ясно – бросать ее сейчас нельзя. Беду лучше переживать вдвоем. И выпить как следует тоже явно не помешает. Это – как доводить воду до кипения, в процессе убиваются всяческие микробы, таящие в себе немалую угрозу для здоровья, а то и жизни.
– По маленькой, – пропела Кензи, – всего по глоточку.
За первым глотком, естественно, последовал второй, потом третий, и вот уже язык у Зандры развязался, и микробы исчезли.
– Ну что ж, вот теперь все ясно, – констатировала Кензи, в очередной раз наполняя бокалы. – Остается забыть худшее и подумать о лучшем. В конце концов, у каждой медали две стороны.
– О лучшем? А что тут может быть лучшего? – подозрительно посмотрела на нее Зандра.
– Ну как что? Принц.
– Хайнц? – Зандра подперла подбородок ладонью и задумчиво поскребла ногтями щеку.
– А кто же еще? И не надо так на меня смотреть. Можно подумать, что таких, как он, на каждом углу пруд пруди.
– Ну да, особенно если не рвешься замуж. – Зандра сделала большой глоток, и ее передернуло. – Эй, с каких это пор мы пьем кампари неразбавленным?
– А чем плохо? Впрочем, можно и так. – Кензи подлила ей немного шампанского.
– Так на чем мы остановились?
– На другой стороне медали.
– Да, да. Неудивительно, что мы топчемся на месте.
– Вовсе нет. Подумать только, что ожидает тебя впереди – драгоценный младенец с титулом его высочества.
– Лучше не напоминай, – простонала Зандра.
– О чем? О материнстве?
– Хватит!
– Да разве это не здорово?
– Ничуть. Тошнота по утрам. Пятна на коже.
– И то, и другое проходит.
– Подгузники. Бутылочки-скляночки, газы в кишечнике... укропная вода... плач...
– О Господи, Зандра, да у тебя же будет целый штат нянек, все это их забота.
– Ну да, конечно. – Зандра сразу оживилась.
– И еще. Пока все мы, несчастные девушки, рыщем в поисках мужа, у тебя уже все в порядке. И даже пальцем не пришлось пошевелить! Представляешь себе, как позеленеют от зависти завсегдатаи нашего клуба в туалете!
– Дуры безмозглые, – презрительно скривилась Зандра.
– Дуры – не дуры, однако признай, что жених тебе достался классный!
– Н-да, – мечтательно протянула Зандра, – может, ты и права. Кстати, коль скоро уж мы об этом заговорили, я рассчитываю на тебя.
– Естественно. Всегда к твоим услугам.
– Отлично. Стало быть, согласна быть посаженой матерью на свадьбе?
– А как же Дина? – удивленно посмотрела на нее Кензи.
– А что Дина?
– Она не обидится?
– Ну и черт с ней, пусть обижается. Пусть будет подружкой невесты. Кстати, и Бекки тоже.
Впервые за все последнее время Зандра усмехнулась.
– И вот еще что. Заставлю-ка я всех их одеться во что-нибудь непотребное. Лимонный цвет подойдет? Или оранжевый. Как думаешь, что хуже?
– Ты что, с ума сошла? – с ужасом спросила Кензи.
– А что? Они это вполне заслужили.
– Да, но не получится ли так, что Рождество обернется сущим наказанием?
– Ты на каком свете живешь, дорогая? Рождество – это и есть наказание, любой скажет. То же самое и со свадьбами.
– Да брось ты, Зандра, не будь такой занудой. Свадьба – это всегда забавно. – Она посмотрела на подругу и мечтательно вздохнула. – Принцесса! Натуральная принцесса! Фон унд цу Энгельвейзен.
– К черту! – отмахнулась Зандра.
– Ну, что еще?
– Да так, кое-что пришло в голову. Вместе со свадьбами и рождениями приходят... похороны.
– Какое, ради всего святого, похороны имеют отношение к свадьбам?
– У Энгельвейзенов все связано, дорогая. Все!
– Например?
– Например, один и тот же человек может быть похоронен в трех разных местах.
– В трех... местах? Ничего не понимаю. Может, просветишь?
– С удовольствием. Допустим, набальзамированное тело усопшего помещают в специальную гробницу в крипте Аугсбургского собора.
– Ну и что?
– А его сердце запечатывают в сосуд с каким-нибудь раствором и хоронят под полом часовни в замке Энгельвейзенов.
– Ты вроде говорила о трех местах.
– Я к тому и веду. Печень... или мочевой пузырь, или что там – селезенку, аппендикс? – всего и не упомнишь – предают погребению в какой-нибудь заброшенной церквушке в Баварии. И представляешь себе, туда тянутся паломники, ибо считается, что церквушка становится святым местом. Дикое суеверие! – Зандру передернуло.
– Да ладно тебе, ты еще совсем молодая. До смерти далеко. Вся жизнь впереди.
– Жизнь? Не смеши меня, Кензи, у фон унд цу Энгельвейзенов не бывает жизни.
– Да? А что же взамен?
– Долг, дорогая. Фон унд цу Энгельвейзены живут исключительно ради долга.


Бекки, удобно устроившись на мягчайшем диване, набитом гусиным пухом, и обложившись бархатными подушками, сказала:
– Вы первая, кому я это говорю, дорогая. Мы сегодня завтракали с Хайнцем.
Дело происходило на следующий день, пополудни. Подруги сидели в Кожаном салоне квартиры Бекки на Пятой авеню. Тисненые кожаные панели из Кордовы, которые и дали название салону, напоминали скорее исключительной красоты гобелены.
– Да? – Дина едва не уронила от возбуждения чашку с яблочным чаем. – Ну же, говорите! Что там?
– Все сладилось! – На лице Бекки появилась Леонардова улыбка. – Они с Зандрой обручились.
– Быть того не может! – Дина поставила чашку на поднос. – Неужели правда?
– Чистая правда, – кивнула Бекки и отхлебнула чаю.
– Когда же это случилось?
– По словам Хайнца, вчера. Насколько я понимаю, Зандра сама к нему пришла.
– Да ну? – Дина задумалась. Бекки продолжала что-то говорить, но слова словно проплывали мимо, не задерживаясь в сознании. Она была оскорблена в своих лучших чувствах, и ничего другого для нее сейчас просто не существовало.
«Как же так, – повторяла про себя Дина, – я столько для нее сделала, а она даже позвонить мне не догадалась! Ладно, допустим, не хотела говорить заранее, но потом-то можно было? От третьих лиц приходится узнавать. Какое унижение!»
Тут до нее донесся голос Бекки:
– Вам плохо?
Дина взяла себя в руки и с трудом улыбнулась:
– Нет, нет, что вы, все в порядке.
– Насколько я понимаю, с Зандрой вы еще не говорили?
– Пока нет.
– Н-да. Надеюсь, она не дуется на вас из-за нашей маленькой интриги?
– Не думаю, – сказала Дина с уверенностью, каковой отнюдь не испытывала. – Наверное, на днях объявится... – Дина обхватила чашку дрожащими ладонями и отпила немного. – И все равно не понимаю. Ведь еще недавно Зандра и слушать не желала об этом замужестве. Что же изменилось?
– Понятия не имею, – пожала плечами Беки. – Тем не менее это факт. Уже рассылаются приглашения.
– И когда же свадьба?
– Через полтора месяца.
– Полтора месяца...
– Ясно, ясно, срок немалый, а время – деньги. Увы, это тоже в традициях рода Энгельвейзенов. Она уходит корнями в историю, когда письма путешествовали месяцами, а до телефона с факсом было еще несколько столетий.
– Я все думаю, стоит ли самой позвонить Зандре, когда вернусь домой, – задумчиво сказала Дина.
– А что, хорошая идея, – величественно кивнула Бекки. – Скорее всего она попросит вас быть посаженой матерью на свадьбе.
У Дины разом поднялось настроение. Первоначальный шок явно прошел.
– Знаете, о чем я думаю, милочка?
– Да?
– Вы с Зандрой лучшие подруги, а мы крепко дружим с Хайнцем. Так почему бы нам всем четверым не познакомиться поближе?
– Что вы имеете в виду? – робко спросила Дина.
– Да всего лишь небольшой интимный ужин в честь помолвки.
– Прекрасная идея! Я все организую! – радостно закудахтала Дина. От ее недавних мрачных мыслей не осталось и следа.


Мраморный пол картинной галереи в замке Энгельвейзен, на острове того же имени, располагающемся на озере Энгельвейзен – втором по величине в Баварии, – холодно блестел, точь-в-точь как лед, сковавший поверхность озера.
Через большие двухсветные окна, расположенные на равном расстоянии друг от друга по всей стене длиной в сто девяносто футов, в галерею проникал слепящий солнечный свет; на противоположной стене были развешаны картины старых мастеров – Беллини и Боттичелли, Рубенс и Рембрандт, Тициан и Тинторетто – и это была еще только верхушка айсберга тех сокровищ, которыми владели поколения Энгельвейзенов.
А с потолка высотой в двадцать шесть футов, расписанного целых двести лет назад, свисали тридцать хрустальных люстр.
Это было помещение для нирваны, ублаготворения и раздумий.
Впрочем, в данный момент принцесса Софья не была склонна ни к одному из этих состояний. Мажордом только что вручил ей депешу из Нью-Йорка. Внутри бандероли, посланной экспресс-почтой, оказались два запечатанных конверта поменьше.
Распечатав один, Софья стремительно вскочила и принялась возбужденно, так что даже полы платья, обшитого страусовым пухом, взлетали, расхаживать по галерее.
– Проклятие! – завизжала она, яростно размахивая приглашениями. – Да не сиди же ты как истукан, Эрвин! Сделай что-нибудь! Или пусть наследство уплывает из рук?
– А что я могу сделать? – захныкал ее муж граф Эрвин, расположившийся в огромном, величиной с трон, кресле времен Людовика ХIV. – Ты лучше моего знаешь правила наследования.
– Мозгляк! – заорала Софья так пронзительно, что четверо спаниелей повскакали со своих мест и, прижав уши, вылетели из комнаты. – И надо же было выйти за такого!
Софья круто развернулась на месте. Глаза у нее яростно сверкали.
– Трус! Недоносок!
Граф Эрвин Йоханнес Эммануэль фон дер Гримкау вздрогнул, съежился, стараясь сделаться как можно незаметнее. Его жена была на треть принцессой, на треть несчастной жертвой и на треть фурией. Характер у нее был необузданный, и граф давно находился у жены под каблуком. Дело было вовсе не в красоте, ибо это была холодная красота геометрической фигуры – казалось, Софья состояла из острых углов и ровных блестящих, с зазубринами, поверхностей. Со своими землями, замками, деньгами, властью, голубой кровью, она была на сто процентов Энгельвейзен, и в сравнении с ней граф и сам происходивший из родовитой семьи чувствовал себя едва ли не ничтожеством, тем более что жена постоянно давала ему почувствовать разделяющую их пропасть.
Все принадлежало ей, во всем она была на первом месте, включая такую всепоглощающую жадность, собственнический инстинкт и зависть, что каждое утро она просыпалась с одной лишь мыслью – как бы заполучить побольше. Если у кого-нибудь было то, чего у нее не было, она глаз не могла сомкнуть, пока не придумает, как бы устранить эту несправедливость.
А как правило, спала принцесса Софья хорошо.
Ибо умела сметать все, что становилось на ее пути. А если не получалось с одного удара, вела по всем правилам осаду – и чаще всего праздновала победу.
Эта женщина представляла собой чистейшее воплощение Лукреции Борджиа. Уж кому-кому, а Эрвину это было хорошо известно. Слишком хорошо. Сколько он от нее настрадался за все годы совместной жизни – не дай Бог никому.
Вот и теперь Софья на глазах доводила себя до состояния кипящей ярости. Эрвин же сидел, испуганно подрагивая, в своем троноподобном кресле. Ничего худшего, нежели известие о женитьбе Карла Хайнца, и представить себе невозможно. Сейчас начнется, в страхе думал Эрвин. Хоть бы убежать куда, а всего лучше забраться в космический корабль – и к звездам...
– Эрвин, – проскрежетала Софья, и граф виновато поднял голову. – Нам остается только одно. – Софья помолчала и сурово посмотрела на мужа. – Или, вернее, тебе остается только одно.
– Мне? – пискнул он.
– Да-да, тебе. Ты что, не любишь наших детей?
– Ну разумеется, люблю, – жалко пробормотал он.
Это была ложь – он их ненавидел, так похожих во всем на мать.
– Стало быть, ты хочешь, чтобы все у них было, не так ли? – продолжала Софья. – Компании. Замки. Власть, которую дает имя Энгельвейзенов. В общем, все, что принадлежит им по праву?
– Я... я не совсем тебя понимаю. – Граф нервно заерзал в кресле.
– А мне кажется, прекрасно понимаешь, – строго посмотрела на него Софья.
Тут она ошиблась – он действительно ничего не понимал. Его ум просто не знал окольных путей.
– Отец! – выдохнула Софья и быстро огляделась по сторонам, желая убедиться, что никто ее не слышит. – Неужели и до сих пор не ясно? Он ведь держится только на системах жизнеобеспечения.
Эрвин поперхнулся и испуганно захлопал глазами. Кадык у него заходил вверх-вниз.
– Если до того, как отец умрет, у Карла Хайнца и этой сучки родится сын, наши дети останутся нищими. Слышишь? Нищими!
Софья помолчала и заговорила еще тверже и решительнее:
– Так что надо действовать. Будь же ты хоть раз в жизни мужчиной!
Эрвин почувствовал, что задыхается.
– Но чего... чего ты от меня хочешь? Что я могу сделать?
– Пойти в клинику и отключить все эти чертовы аппараты – вот и все.
У Эрвина глаза округлились, челюсть отвисла, в горле пересохло. Он не мог выдавить из себя ни звука.
– Хоть раз, один-единственный раз в жизни сделай что-нибудь для семьи! Для детей. Неужели я прошу невозможного?
– А п-почему... – граф с трудом обрел дар речи, – почему бы тебе самой не сделать это?
– Об этом я не раз думала, поверь. – Вокруг рта у Софьи залегли глубокие складки. – Но до сегодняшнего дня не было нужды. Хайнц всегда был убежденным холостяком. Кто бы мог подумать, что он затосковал по домашнему очагу? Но раз уж так случилось, – Софья яростно отшвырнула конверт с приглашениями на свадьбу, – все меняется. Ну так как, сделаешь?
– Но... почему я? – пролепетал Эрвин. – Почему не ты? В конце концов, это твой отец!
Софья посмотрела на мужа с такой яростью, что он съежился и стал совсем незаметным. Но вдруг она глубоко вздохнула, и на лице у нее появилось несвойственное ей выражение доброй задумчивости.
– Так в этом и дело, – прошептала она и нервно прошлась по комнате. – В том и дело, что он мне отец. Я люблю его и просто не могу...
– И я т-тоже, – заикаясь, проговорил Эрвин.
Софья круто остановилась и сурово посмотрела на него.
– Тебе он совершенно чужой.
– Не в этом дело. Я просто не способен на такое. Умоляю, давай не будем об этом.
Софья брезгливо посмотрела на мужа.
– Слизняк! Ничтожество! Но не думай, что на этом все закончено, – угрожающе добавила она. – Еще поговорим.
Софья отвернулась от мужа и вскрыла второй конверт. Ну, какой там еще сюрприз ей уготован?
Едва прочитав несколько строк, она испустила пронзительный крик.
У Эрвина кровь в жилах застыла.
Софья смяла листок и швырнула его на пол.
– Убью! – заорала она. – Попомни мое слово, Эрвин, вот этими самыми руками я задушу своего гнусного братца!
Эрвин прекрасно понимал, что все это чистый театр. В присутствии брата Софья почему-то всегда становилась кроткой, как овечка. Может, потому, что по собственному опыту знала: уж кого-кого, а Карла Хайнца ей не запугать.
– Подлец! – скрежетала зубами она. – Дрянь! Это же надо, такое унижение! Да как он смеет?
– А ч-что... что такое?
– Что такое? – яростно выдохнула Софья. – А то, что нам предлагается съехать! Он пишет, что намерен воспользоваться своими правами первенца! Что собирается сделать этот замок своей главной резиденцией!
Эрвину не было нужды притворяться потрясенным, ибо он и впрямь был потрясен, хоть и по иной причине, нежели его жена.
В глазах Софьи замок Энгельвейзен всегда был чем-то вроде витрины. Это была ее гордость, ее радость, и хоть жили они здесь исключительно благодаря доброте Карла Хайнца, она давно привыкла считать его своим.
А для Эрвина же этот замок хоть в какой-то степени означал свободу и независимость. Огромные размеры и охотничьи угодья позволяли ему скрываться от Софьи.
О том, чтобы жить где-то еще, граф и помыслить не мог.
– Ты хоть понимаешь, что это означает? – запричитала Софья. – Да очнись же ты, Эрвин! Понимаешь? Нам придется переехать в Швайнгау.
У Эрвина голова кругом пошла. Замок Швайнгау, отходивший по традиции старшей из дочерей в роду Энгельвейзенов, представлял собой на редкость тоскливое место на берегу одного из баварских озер. Замок был совсем небольшой, так что от Софьи там ему не уйти.
Пока эти мысли вихрем проносились в сознании Эрвина, Софья отвернулась и, прижав ладони к вискам, отошла к окну, откуда открывался вид на замерзшее озеро на фоне отдаленных альпийских вершин – вид, к которому она так привыкла.
Сжав губы, Эрвин исподтишка бросил взгляд на ближайшую дверь.
«Вот он, мой шанс», – подумал он и, сдерживая дыхание, на цыпочках двинулся к выходу.
Голос Софьи остановил его на полпути.
– Э-э-э-рвин! – проворковала она с теми эротическими модуляциями, от которых у него всегда волосы на голове вставали дыбом.
Эрвин медленно повернулся и испуганно посмотрел на жену. Все внутри его дрожало. Он слишком хорошо знал, что сейчас последует – на него обрушится вся ярость и все раздрызганные чувства жены.
Она уже не спеша направлялась к нему, расстегивая по дороге платье.
Эрвин подался назад.
– Не надо, Софья, прошу тебя, – взмолился он. – Мне будет больно.
– Больно! – презрительно рассмеялась она и подошла вплотную к мужу. – С чего это ты взял, что я собираюсь сделать тебе больно, ты, жалкий, трусливый мышонок? Да ты даже не заслуживаешь того, чтобы сделать тебе больно!
Софья передернула плечами, и ее платье розоватым невесомым облаком скользнуло на мраморный пол.
Обнаженной Софья выглядела еще более решительной и неустрашимой, чем в одежде. Настоящая Валькирия, в который раз подумал Эрвин.
Он нервно глотнул, и его кадык запрыгал с удвоенной скоростью.
Софья с силой ударила мужа по щекам.
– Теперь нам остается лишь молиться, чтобы эта мерзкая свадьба не состоялась!




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Чертовски богат - Гулд Джудит



детектив, интрига, любовь все впечатляетrnудовольствие получила несомненно
Чертовски богат - Гулд Джудитарина
25.02.2012, 21.13





Действительно захватывающий роман, до последних страниц держит в напряжении и сложно предугадать чем закончится. Ну и конечно ЛЮБОВЬ! rnЧитать стоит!
Чертовски богат - Гулд ДжудитЛили
28.02.2012, 12.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100