Читать онлайн Чертовски богат, автора - Гулд Джудит, Раздел - Глава 38 в женской библиотеке Мир Женщины. Кроме возможности читать онлайн в библиотеке также можно скачать любовный роман - Чертовски богат - Гулд Джудит бесплатно.
Любовные романы и книги по Автору
А Б В Г Д Ж З И К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Э Ю Я
Любовные романы и книги по Темам

загрузка...
Поиск любовного романа

По названию По автору По названию и автору
Рейтинг: 9.79 (Голосов: 28)
Оцените роман:
баллов
Оставить комментарий

Правообладателям | Топ-100 любовных романов

Чертовски богат - Гулд Джудит - Читать любовный роман онлайн в женской библиотеке LadyLib.Net
Чертовски богат - Гулд Джудит - Скачать любовный роман в женской библиотеке LadyLib.Net

Гулд Джудит

Чертовски богат

Читать онлайн


Предыдущая страницаСледующая страница

Глава 38

– «Дом Периньон»! – воскликнула Кензи. – Мы что, грехи замаливаем?
Чарли подошел к зеркалу и, вытянув шею, поправил галстук.
– Вот так. Я классный малый, – удовлетворенно произнес он, разглядывая себя в зеркале.
– Ладно, Нарцисс, довольно охорашиваться. Займись лучше чем-нибудь полезным. Например, открой бутылку. А я пока принесу бокалы.
О Господи, устыдилась вдруг Кензи, ведь буквально те же слова она говорила, когда в последний раз виделась с Ханнесом!
Кензи прошла на кухню, ругая себя за чрезмерную чувствительность.
Когда у мужчины несколько подружек, это считается нормальным. И даже говорят: вот это парень! А когда у женщины несколько мужчин, ее называют шлюхой. А впрочем, подумала Кензи, какой смысл рассуждать о двойном стандарте? Все равно все останется, как было.
В кухню проскользнул Чарли – выбросить в мусорную корзину фольгу. Его внимание привлекла выглядывающая оттуда бутылка из-под дорогого шампанского.
– Ого! – Он нагнулся и извлек ее наружу. – Ты была права.
– Насчет чего?
– Насчет своего вкуса. Он действительно становится все изысканнее. Не дороговато ли для простой служащей?
– Эй, детектив Ферраро, – воинственно заговорила Кензи, – вы что, на задании? И мне самой придется открывать эту чертову бутылку?
– Спокойно, спокойно, – насмешливо улыбнулся Чарли, – чего это ты так разошлась?
– Слушай, ты разве видишь у меня на пальце обручальное кольцо? – Глаза Кензи опасно сузились.
– Да нет.
– Так какого же черта ты устраиваешь мне допрос? Занимайся лучше собственными делами!
Чарли бросил бутылку назад в корзинку для мусора.
– Да, этот малый явно знает, как обращаться с девчонками. Или, может, по-настоящему втюрился? Встречной-поперечной такое не приносят.
– О, Чарли, хватит, надоело, – устало сказала Кензи.
По-прежнему ухмыляясь, он вытащил пробку и, наполнив бокалы, чокнулся с Кензи:
– За нас! Я ведь тоже не какую-то дрянь принес. – Он высоко поднял бутылку «Дом Периньона».
– Чарли, а ты уверен, что в тебе нет ирландской крови?
– Абсолютно. Я – стопроцентный неаполитанец. А что?
– Просто у меня был один знакомый ирландец. Хвастун невозможный.
Кензи двинулась в гостиную. Чарли последовал за ней.
– Ну что, приготовишь свой знаменитый ризотто? – спросил он.
– Непременно. Но сначала дай допить. – Кензи уселась на диван. – А уж потом займемся стряпней.
– Разумно. – Чарли устроился рядом.
В замке заскрипел ключ. Оба удивленно уставились на дверь.
– Ждешь кого-нибудь? – спокойно спросил Чарли.
– Да нет.
– Может, это твоя соседка?
– Я же тебе говорила, она только завтра вернется.
– Хозяин? Управляющий?
– Ни у того, ни у другого нет ключей.
Раздался щелчок.
– У кого-то, стало быть, есть. Ну что ж, если ты никого не ждешь, если соседка за городом, а у приличных людей нет ключей от квартиры, то, выходит, это грабитель?
– Тогда его ждет неприятный сюрприз, – улыбнулась Кензи. Хорошо все-таки иметь знакомого – полицейского.
Второй щелчок. Чарли отставил бокал, поднялся и медленно пошел к двери. Оглянувшись на Кензи, он прижал палец к губам.
Последовали еще три щелчка, и дверь распахнулась.
– Не двигаться! – заорал Чарли, сжимая пистолет в руке.
Кензи вскочила на ноги.
– Зандра!
Это действительно была ее соседка. Швырнув чемодан на пол и ни на кого не обращая внимания, Зандра захлопнула входную дверь и стремительно прошла к себе в комнату. По щекам у нее струились слезы.
– Это еще как понять? – Чарли сунул пистолет за пояс и с упреком посмотрел на Кензи. – По-моему, ты сама мне говорила...
– Да замолчи ты! Похоже, что-то стряслось. Видишь, в каком она состоянии?
Кензи постучала и вошла к Зандре. Прошло какое-то время. Чарли допил шампанское. Открылась дверь, и Кензи вернулась в гостиную.
– Ну, что там?
– Бедняга совершенно не в себе. Знаешь что, Чарли...
– Нет, нет! – Он поднял руки и замотал головой. – Даже и слушать не желаю.
– Помолчи. За мной не заржавеет, слово даю. – Кензи легонько подтолкнула его к двери. – Ей плохо. По-настоящему плохо, и нельзя оставлять ее одну. Ну, уйдешь ты наконец? У нас сегодня девичник.
– Выходит, ризотто откладывается? – вздохнул он.
– Ничего не поделаешь. – Кензи открыла шкаф и бросила ему пальто.
– На улицу выставляешь?
– Не мели чепухи. И не топчись в коридоре, двигай. Я же ясно сказала – билет действителен на следующее представление.
– И ризотто будет?
– Да.
– Только про грибы не забудь.
– Не забуду, не забуду. Пока!
И она буквально вытолкала его на лестницу.


– Принцесса, натуральная принцесса... прямо как из сказки...
Кензи мечтательно вздохнула. К этому времени она уже приканчивала третий бокал водки со льдом. Вообще-то водка – не ее напиток, но что же поделаешь, если с шампанским они уже давно справились.
– ...вроде Ди, или Каролины, или Стефани, – продолжала она. – Да, Зандра, надо отдать тебе должное, ты знаешь, как оглоушить бедную девушку. Подумать только, моя лучшая подруга чуть не стала принцессой!
– Знаешь что, – фыркнула Зандра, – если тебя чуть было не спарили с лягушонком, который называет себя принцем, а вместо подружек на свадьбе – две ведьмы, это оглоушивает еще сильнее. Надо же быть такой дурой! Доверилась старой приятельнице – и что же? Оказывается, все это время она плела у меня за спиной целую интригу...
– Да не переживай ты так!
Кензи налила по пятой.
– Такое со всеми случается. Людям свойственно ошибаться, – философски заметила она.
– Да, но я-то хороша, угодила в ловушку с открытыми глазами...
– Ну успокойся же...
Кензи подняла руку ладонью кверху, уподобившись уличному регулировщику.
– Не терзай себя. Что случилось, то случилось. Плюнь ты на всю эту историю, вот тебе добрый совет.
– Легко сказать – плюнь! Ладно, черт с ними, с Диной и Бекки. Но как мог так поступить со мной кровный родственник, которого я чуть ли не с пеленок знаю?
– Не терзай себя, – повторила Кензи, – лучше выпей.
Но Зандра словно ее не слышала.
– Да, это самое гнусное, – продолжала она. – Правда, мы давно не виделись, и все равно Карл Хайнц всегда оставался самым любимым из родственников. Теперь-то все, конечно, изменилось.
– Это понятно, – сочувственно сказала Кензи. – Я тоже от него такого не ожидала. Сам принц Карл Хайнц... такой красавец... такой богач... Прямо-таки его королевское высочество...
– Просто «его высочество», – поправила подругу Зандра. – Его королевское высочество – это принц Чарлз. А Карл Хайнц – вроде Ренье, князя Монако, – его высочество.
– Высочество, – мечтательно повторила Кензи. – Красиво звучит.
– Тебе так не показалось бы, если бы пришлось выйти за этого шакала, – угрюмо сказала Зандра.
– Замки в Баварии... – тянула свое Кензи. – Охотничьи домики в Швабии...
– Толстые стены... сырые погреба... допотопная мебель, – мрачно подхватила Зандра, – бесконечные анфилады комнат...
– Тициан... Тинторетто... – снова вступила Кензи, – земляные валы... пивоварни... древние имена... голубая кровь...
– Инцест... Эти жуткие уши без мочек...
– Личные самолеты... вертолеты... целый штат слуг...
– Довольно! – раздраженно прикрикнула на нее Зандра.
– Ч-что? – пробормотала Кензи, с трудом возращаясь к действительности.
– Довольно, говорю, что-то слишком тебя занесло. Можно подумать, что тебе нравится этот тип!
– Что-что? Вот черт. – Кензи заставила себя встряхнуться. – Не обращай внимания, это не я, это господин Смирнов выступает. Сорок градусов.
– В таком случае пусть эти сорок градусов заткнутся, иначе я рассержусь, а это может тебе не понравиться.
– Рассердишься? На меня? – захихикала Кензи.
– На тебя и, между прочим, ничего смешного в этом нет. Крутой нрав Хобург-Уилленлоу вошел в легенду, так что лучше тебе не будить зверя.
– Ты хочешь сказать, что его унаследовала...
– Вот именно, вместе с габсбургскими скулами и энгельвейзеновскими ушами, – подтвердила Зандра.
– А еще что?
– А еще Альбрехт фон Хобург-Уилленлоу лет сто назад в приступе гнева отхватил себе кончик носа. Или это был его брат Лукас? Что-то у меня все в голове смешалось.
– Ни-и-и-чего себе! – завороженно прошептала Кензи, в очередной раз прикладываясь к рюмке.
Зандра отодвинула недопитый бокал и шумно вздохнула.
– В общем, доложу тебе, невелика радость принадлежать к семье с такой длинной и запутанной историей. И ведь всех надо помнить, кто, с кем и по какой линии связан. С ума можно сойти!
Ее глаза внезапно расширились.
– Вот черт!
– Что такое?
– Только сейчас вспомнила! Я унаследовала не только нрав Хобург-Уилленлоу!
– А что еще? – со страхом спросила Кензи. – Гемофилию?
– Хуже, – буркнула Зандра. – Неумение пить. Это от Ядвиги Саксонской.
– Не болтай глупостей! Ты всего на рюмку от меня отстала...
– И еще, – задумчиво продолжала Зандра.
– Да?
– Бедная Ядвига слишком доверяла мужчинам. Наверное, и это у меня от нее.
– Слушай, Зандра, одно гнилое яблоко еще не означает, что всю корзину надо выбрасывать.
– Тебе легко говорить. – Зандра на секунду замолчала. – Да! Наверное, надо мне примириться с собственными недостатками и вообще забыть про мужчин. Как думаешь?
– Думаю, – захохотала Кензи, – что лесбиянка из тебя не получится.
– Да я не о том, – нетерпеливо прервала ее Зандра. – У меня совсем другое на уме. Скажем, монастырь.
– Ты – монашенка?!
– Ну и что? У матери Терезы появится еще одна преданная сестра. Буду одевать нищих, кормить калек, ухаживать за прокаженными.
– Ты что – всерьез? – У Кензи от ужаса округлились глаза.
– А почему бы и нет? Признай, что эта благородная, чистая работа вполне подходит девушке с голубой кровью.
– Только не тебе!
– Пожалуй, подземелья Калькутты действительно не для меня. В таком случае, – вздохнула Зандра, – мне некуда податься.
– Вот и прекрасно, – с облегчением сказала Кензи. – Пей. В конце концов, жизнь со всеми ее радостями и печалями не такая уж плохая штука. Да и мужчины, пусть и подлецы, конечно, но все же лучшее создание Бога. По крайней мере пока им не найдется замены.
– Да что-то не предвидится.
– Вот именно. Так что радуйся тому, что есть! Ты на редкость красива. Язык хорошо подвешен. Соблазнительна. Молода...
– В следующем месяце мне двадцать девять. И часы тикают.
– Ну и что? Карл Хайнц не единственный холостяк на свете. Только свистни.
Кензи сдвинула брови и неожиданно посерьезнела.
– Слушай, Зандра, не мне, конечно, тебя учить. Представляешь себе – два романа одновременно, и оба с легавыми.
– Ах ты, негодница, – погрозила ей пальцем Зандра, – стыдись!
– Нечего смеяться, – поерзала на месте Кензи. – Все знают, что полицейские-напарники ближе друг другу, чем муж и жена. Думаешь, мне легко?
– Может, и не легко, но хотя бы весело. Разве не так?
– Положим, но что, если Чарли с Ханнесом хвастают друг перед другом своими любовными подвигами?
– Да вряд ли, не может быть!
– Как сказать. – Кензи допила рюмку и критически осмотрела бутылку. Водки осталось на донышке. – Когда дело доходит до баб, – заявила она, выливая остатки, – легавые хуже мальчишек-школьников.
– А может, – икнула Зандра, – выберешь кого-нибудь одного?
– В том-то и дело. Никак не могу решиться. Когда я с Чарли, он мне кажется лучшим парнем на свете. А когда с Ханнесом, лучший – он.
– Но ведь не только внешность и секс имеют значение. То есть, может, у кого-то из них есть в характере то, что ты не переносишь?
– У Чарли точно есть. Он настоящий эгоист. И шовинист тоже.
– Так брось его!
– Видит Бог, я пыталась. Но стоит мне увидеть его, как... О черт! Ну почему жизнь такая запутанная штука?
– Это ты меня спрашиваешь?
– Ой, прости. Совершенно забыла. Это опять господин Смирнов виноват.
– Кстати, о господине Смирнове, – слабо выговорила Зандра, – по-моему, я изрядно перебрала.
И Зандра с немалым усилием и величайшей осторожностью поднялась на ноги.
Это было ошибкой. Когда она приняла вертикальное положение, комната закружилась у нее перед глазами. Пытаясь удержать равновесие, Зандра нелепо замахала руками.
– Эй, Кензи, это что – вращающаяся комната? Вроде ресторанов на крыше, которые так любят туристы?
– Боюсь, что нет.
– Вот и мне так кажется. Проклятие! Нельзя так надираться.
Вытянув руки и напряженно сдвинув брови, Зандра попыталась двинуться вперед.
– Давай помогу, – вскочила Кензи.
Но и под ее ногами пол ходил ходуном, хотя это была не палуба корабля.
– Ого-го, господин Смирнов и на меня действует.
Она с трудом подошла к Зандре и обхватила ее обеими руками за шею.
– Ты чистый ангел, дорогая, – заплетающимся языком пробормотала Зандра. – А уж барменша из тебя вообще лучше не бывает. Не знаю что и делать – целовать тебя или проклинать.
Кензи, чувствовавшая себя поувереннее, взяла инициативу в свои руки. Тем не менее впечатление было такое, будто поводырем слепого выступает слепой. Или, для точности, пьяный ведет пьяного.
Доковыляв до комнаты Зандры, Кензи открыла дверь и втащила туда подругу.
Вовремя, надо сказать.
Руки у Зандры ослабели, и она плюхнулась на спину. К счастью, прямо на кровать.
Кензи даже не пыталась ее раздеть. Она с трудом доползла до своей комнаты и сразу погрузилась в забытье.


Откуда-то из неведомых глубин сна донесся телефонный звонок. Зандра застонала, перевернулась на другой бок и вдавилась поглубже в подушку.
Очнулась она оттого, что Кензи изо всех сил трясла ее за плечи.
– Эй, Спящая красавица! Просыпайся! Тебе звонят.
– Убирайся.
– Зандра! Зандра! Да проснись же ты, черт подери!
Кензи хлопнула в ладоши и направила луч карманного фонарика прямо в глаза Зандре.
– Вставай!
– Который час?
– Шесть утра. Возьми трубку. Это насчет твоего брата Рудольфа.
Рудольф! При звуке этого имени с Зандры весь сон слетел. Она широко открыла глаза и села на кровати, о чем сразу же и пожалела: голову пронзила острая боль.
Кензи швырнула ей отводную трубку.
Чувствуя, что голова раскалывается, Зандра прижала трубку к уху.
– Рудольф!
– Зандра? – Женский голос.
– Я. Кто говорит?
– Пенелопа Тротон. Помнишь? Мы как-то столкнулись в Нью-Йорке...
– А-а... Пенелопа. Привет. А Рудольф тут при чем? Ты его видела? Вы разговаривали? Ну, не молчи же!
– Я – нет. Но его видел Алекс.
– Какой Алекс?
– Алекс Тротон. Мой муж.
– Ну и?..
– Рудольф в больнице.
– В больнице?! – «О Боже, только не это, – взмолилась про себя Зандра. – Только не это!»
– Нет, он жив, успокойся. Но ему очень плохо. Если учесть, как его обработали, Алекс говорит, что он выжил чудом.
Зандра съежилась.
«Как его обработали... Чудо, что он остался жив... Очень плохо... обработали» – эти слова словно молотили по ее черепу.
«О Боже, – взмолилась Зандра, – сделай так, чтобы все кончилось хорошо!»
Три с половиной часа спустя Зандра со все еще раскалывающейся головой и бунтующим желудком уже летела над Атлантикой, направляясь в Лондон.




Предыдущая страницаСледующая страница

Ваши комментарии
к роману Чертовски богат - Гулд Джудит



детектив, интрига, любовь все впечатляетrnудовольствие получила несомненно
Чертовски богат - Гулд Джудитарина
25.02.2012, 21.13





Действительно захватывающий роман, до последних страниц держит в напряжении и сложно предугадать чем закончится. Ну и конечно ЛЮБОВЬ! rnЧитать стоит!
Чертовски богат - Гулд ДжудитЛили
28.02.2012, 12.33








Ваше имя


Комментарий


Введите сумму чисел с картинки


Разделы библиотеки

Разделы романа

Rambler's Top100